Драмы больше нет: Абхаздрам готов принять Молодежный театр

1304
Сария Кварацхелия
На шестой день публичного протеста Молодежного театра у здания Абхаздрама стороны перешли к переговорам. О том, что обсуждал коллектив Абхазского драматического театра и какой компромисс возможен, читайте в материале Sputnik.

Сария Кварацхелия, Sputnik

Абхазский и Молодежный театры, кажется, пришли к компромиссу. Пока нет официального документа, сложно говорить об этом с полной уверенностью, но на шестой день "уличного" протеста "Молодежки" прошли переговоры генерального директора Абхазского театра с актерами Молодежного.

Труппа Абхаздрама собралась во вторник 20 ноября, чтобы обсудить возможное решение внутри. Гендиректор Нодар Чанба огласил компромиссный вариант.

"Это тоже наши дети, им надо помочь. Как вы смотрите на то, если они будут занимать на нашей сцене два понедельника и две среды? Всего получается четыре раза в месяц. Не помешает ли это нашей работе?" – обратился он к актерам и техническому персоналу.

Технари Абхаздрама сообщили, что уступать сцену по средам неудобно. Для этого придется, если спектакль со сложными декорациями и светом, работать по ночам.

Актеры же не против того, чтобы Молодежный театр выступал в Абхаздраме в указанные дни. После долгих уговоров технического персонала весь коллектив Абхазского драмтеатра пошел "Молодежке" навстречу.

Теперь будет составлен контракт с учетом новых театральных дней – понедельника и среды.

Хотя в соцопросе Sputnik Абхазия большинство читателей театральным днем выбрали пятницу. За четверг же проголосовали 17 %. Понедельник же расположился на третьей строке голосования.

Коротко говоря, вечером 20 ноября Молодежный театр завершил акцию протеста.

Но как же все начиналось? 

Театр одного протеста

В четверг 15 ноября актеры "Молодежки" пришли к Абхазскому театру, чтобы поставить вечером спектакль "Требуется лжец", но так и остались на улице. В этот день сам Абхаздрам планировал дать свою постановку "Пешком". Делить сцену никто не собирался. Так Молодежный театр решил начать свой бессрочный протест, который к вечеру набрал обороты. Кто-то "сверху" пообещал "Молодежке", что в конфликтной ситуации ни одна труппа в этот четверг не выйдет на сцену. Но Абхаздрам не отменил "Пешком". Театр ждал зрителя и открыл двери главного входа. 

"Молодежка", которая за всем этим наблюдала с улицы, в очередной раз возмутилась, и самые бойкие прорвались через главный вход в фойе.

"Потише, пожалуйста, через 10 минут у нас начнется спектакль, а вы отпугиваете зрителей", – попыталась вмешаться администратор, но ее не слышали.

Правоохранители, которые весь день следили за порядком на театральной площади, наконец нашли себе применение. Главную дверь в театр заблокировали. С теми же, кто все-таки оказался внутри, начались переговоры.

Зрители, которые все же пришли на представление Абхазского театра, невзирая на протесты Молодежного, смогли попасть в здание через служебный вход. Вскоре прозвенел третий звонок, немного отрезвивший и успокоивший протестующих.

Зрители прошли в зал, а вместе с ними и некоторые блюстители порядка. Миссию переговорщика взял на себя заместитель министра культуры Беслан Гурджуа, который тщетно пытался объяснить "Молодежке", что вопрос совместного пользования сцены решила правительственная комиссия, и другого исхода быть не может.

Другие актеры и их группа поддержки ждали на улице. Прошло полчаса. Час. Полтора. "Пешком" шел и шел. А результата у переговоров не было.

И вот уже последний эпизод спектакля. Из зала доносится стих "Пилигримы" Бродского в исполнении Бенара Кове.

"...И, значит, остались только иллюзия и дорога"…

Эмоции нарастают не только на сцене, но и на улице. "Молодежка" снова пытается войти в театр. Снова безуспешно. Милиция реагирует. Зрители расходятся. Главная дверь запирается на ключ. В фойе остаются только администратор и билетерша.

Еще минута, и в вестибюле появляются правоохранители. Но не те, что на улице, а те, что полтора часа наслаждались "Пешком".

Первым появляется силовик Хаджарат, который расплывается в улыбке, словно ребенок, которому впервые в жизни дали попробовать шоколад.

"И почему этому спектаклю хотели сегодня помешать? – недоумевает Хаджарат. – Как я понял, вся сцена происходила на перроне, да? Сцен было несколько. Из одной плавно в другую переходили. Мне понравился спектакль. Если честно, я впервые в театре".

На театральной площади людей прибавилось. На ступеньки вышел Аляс Авидзба (актер Молодежного театра – прим.) и обратился к народу с просьбой поддержать артистов "Молодежки".

На следующий день, 16 ноября,  "представления" двух театров продолжились уже на площадках СМИ. Гендиректор Абхаздрама Нодар Чанба и представители "Молодежки" дали пресс-конференции, на которых рассказали журналистам о сути конфликта и возможном исходе.

Протест продолжился 17 и 18 ноября.  Правда, пикетирование приобрело немного странную, скрытую форму. Субботние и воскресные свадьбы с традиционными фотоссесиями у Абхазского драмтеатра периодически "выдавливали" протестующих с площади. Да и скверная погода как-то не способствовала протесту. Активисты предпочитали пережидать ненастье в припаркованных неподалеку машинах.

История конфликта

Отношения "Молодежки" с Абхазским драмтеатром начались в 2014 году. Тогда же творческому коллективу присвоили статус государственного. Но одно не было решено до конца – вопрос со сценой. Государство стало оплачивать аренду помещения в культурном центре "Абаза", где и раньше выступали актеры Молодежного.

В "Абазе" репетировали, выступали же на сцене Абхаздрама. По четвергам, абсолютно бесплатно. По устной договоренности. Так было четыре года. Вопрос юридически оформленного договора, как утверждают актеры "Молодежки", периодически всплывал, но не получал правового решения не по их вине. Да и коллективу было, впрочем, вполне комфортно – выступали в "театральный день" – четверг. Денег за аренду, понятное дело, не платили. 

Летом 2018 года сменилось руководство Абхазского театра. И устной договоренности уже стало мало. Новый гендиректор Нодар Чанба решил юридически закрепить отношения с другим театром. Договор повлек за собой вопросы арендной платы и дней пользования сценой. 

Когда два театра не смогли договориться, проблему стала решать правительственная комиссия. Вердикт: ежемесячная аренда 100 тысяч рублей (кстати говоря, платит государство) и сцена по понедельникам.

Такое решение вполне устроило Абхаздрам, а вот "Молодежку" - нет. Договор не подписали. Артисты Молодежного посчитали понедельник нетеатральным днем, переживая, что останутся без зрителя. 

Почему именно Абхазский театр?

Если смотреть с юридической точки зрения, у Молодежного театра на сцену Абхазского театра были точно такие же права, как на РУСДРАМ, филармонию и любую другую культурную площадку Абхазии. То есть никаких.

Но именно на Абхаздрам "Молодежка" претендует только лишь потому, что с момента присвоения театру статуса "Государственного" по устной договоренности они здесь проводили свои спектакли.

Возникает и другой вопрос, почему Молодежный театр не выступает в культурном центре "Абаза", за аренду которого государство платит из республиканского бюджета.

Актеры говорят, что репетиции там можно проводить, но для полноценного спектакля, в котором задействованы 20-25 человек, сцена вовсе непригодна – негде развернуться.

Действительно, сцена в "Абазе" занимает площадь четыре на четыре. Расширять же ее и переделывать культурный центр под современный театр, не получится. Помещение принадлежит частному лицу.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

1304
Загрузка...