В Шотландии ждут "удобного момента, чтобы отделиться от Великобритании"

73
В Шотландии снова громко заговорили об отделении от Великобритании.

Собственно, там никогда не прекращали говорить об этом, но по мере развития политического кризиса, связанного с Брекситом, эти разговоры опять переходят в практическую плоскость — лидеры региона внесли в повестку дня вопрос повторного референдума о независимости.

Возможно ли это в ближайшее время и хочет ли того шотландский народ, разбирается Владимир Корнилов в колонке для РИА Новости.

Страсти вокруг референдума 2014 года у всех еще в памяти. Когда Лондон соглашался на данную идею, все были уверены в ее нереализуемости. Скажем, в декабре 2013 года разрыв между сторонниками и противниками отделения Шотландии превышал 20% — в пользу противников отделения, разумеется.

Именно исходя из успокаивающих элиту опросов, Лондон отнесся к тому референдуму довольно снисходительно. Однако буквально за пару недель до даты референдума (18 сентября 2014 года) опросы начали показывать ошеломляющие для англичан результаты. Количество сторонников за и против фактически выровнялось, а согласно некоторым опросам, сторонников отделения Шотландии даже было больше.

Тогда в Лондоне началась натуральная паника. Запустили массовую кампанию агитации среди шотландцев. Лидеры всех основных партий Британии объединись, свято пообещав северным собратьям значительные преференции, включая финансовые (что, кстати, не было выполнено и о чем нынешние власти не очень любят вспоминать). Ценой значительных усилий в последние дни перед голосованием британским властям удалось склонить чашу весов на свою сторону: 55% шотландцев отказались от идеи выходить из Соединенного Королевства.

Этот референдум тем не менее был удачно использован местными сепаратистами — Шотландской национальной партией (Scottish National Party, или SNP). На общенациональных парламентских выборах они впервые в истории выиграли почти во всех избирательных округах, получив 56 кресел в парламенте Британии из 59 возможных (для сравнения: за 40 предыдущих лет они никогда не получали более шести депутатских мест).

В общем-то, лидеры шотландских националистов своей технологической цели достигли, извлекли из референдума все, что хотели, и на том успокоились. Казалось, на этом история о независимости Шотландии надолго завершилась. Тогдашний премьер-министр Британии Дэвид Кэмерон заявил, что подобный референдум может проводиться лишь раз в поколение, а возможно, и за все время. И несколько раз затем повторил, что такой вопрос, если и будет обсуждаться, то точно не при нем. Он, правда, тогда еще не знал, что сам вскоре станет жертвой назначенного им же референдума по Брекситу.

Брексит изменил если не все, то многое. Буквально сразу по итогам референдума все опросы показали резкий скачок сепаратистских настроений в Шотландии — количество сторонников выхода из Соединенного Королевства впервые после 2015 года превысило число их оппонентов. Однако это был короткий всплеск эмоций, через пару месяцев настроения шотландцев снова вернулись к прежним позициям, а к досрочным парламентским выборам 2017 года некоторые опросы показали превышение противников отделения на 20%. И, кстати, результаты SNP на тех выборах оказались не столь триумфальными, как за два года до этого, — они получили уже 35 мандатов вместо 56.

Но идея о том, что в случае реального выхода Британии из Евросоюза нужно будет ставить жесткий вопрос об отделении Шотландии, продолжала обсуждаться в обществе. Обосновывалось это тем, что на референдуме 2016 года подавляющее большинство шотландцев проголосовало против выхода из Евросоюза.

Там, кстати, была любопытная история. На референдуме по Брекситу 62% жителей региона проголосовали против выхода из ЕС. Однако большинство опросов и до и после референдума показывали, что "еврофилов" в Шотландии гораздо больше. Причина: в ходе кампании по Брекситу многие сторонники SNP, включая и "еврофилов", неожиданно выступили с призывом голосовать за выход Британии из ЕС. Именно с тем, чтобы способствовать затем росту сепаратистских настроений в самой Шотландии.
Так, один из авторитетнейших деятелей шотландского движения за независимость Гордон Уилсон (с 1979 по 1990 год он был бессменным лидером SNP) заявил агентству Reuters, что многие шотландские националисты, являясь сторонниками ЕС, готовы были голосовать на референдуме за выход из Евросоюза. Он объяснил это как раз тем, что в таком случае у Шотландии будет больше шансов обрести независимость. Опрос компании TNS, обнародованный за девять дней до голосования, даже продемонстрировал, что 51% избирателей SNP намеревались выступить за выход из ЕС.

Вот теперь шотландские националисты и пользуются откровенным политическим хаосом, царящим в Британии вокруг Брексита. Лидер SNP Никола Старджен на прошлой неделе, сразу после провального для Терезы Мэй голосования в Вестминстере, заявила, что ее партия готовит второй референдум о независимости Шотландии. Мало кто сомневается, что об этом объявят сразу после того, как окончательно определится судьба Брексита.

И на этот раз у шотландских сепаратистов есть шансы осуществить свою мечту.

Мы пока не можем сказать, как качнулась стрелка общественных настроений сразу после провала плана Брексита от Мэй, — видимо, и Старджен ждет результатов свежих опросов. Однако самый последний опрос среди шотландцев, проведенный в декабре, зафиксировал рост сепаратистских настроений: разница между противниками и сторонниками отделения Шотландии сократилось до шести процентов (45% — за, 51% — против). При этом 59% шотландцев (из числа определившихся) заявили тогда, что они предпочитают независимость региона от Великобритании в случае, если Лондон провалит переговоры и доведет дело до выхода страны из Евросоюза "без сделки".

Не приходится сомневаться в том, что по мере развития политического кризиса в Лондоне будет подогреваться рост сепаратистских настроений в Шотландии. Однако пока лидеры сепаратистов выжидают удобного момента. "Мы должны проводить второй референдум, когда мы сможем его выиграть", — поясняет один из ветеранов и лидеров SNP, депутат британского парламента Пит Уишарт. И Лондон сейчас своими каждодневными кризисами активно приближает этот момент.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

73
Теги:
Brexit, Владимир Корнилов
По теме
В Британии не исключили проведения нового референдума по Brexit
Страны Евросоюза одобрили соглашение по Brexit
Жаров: идея Brexit - это результат популизма

Чей голос в России имеет значение?

45
Народ поддержал поправки к Конституции. Вы согласны с этой фразой? В ближайшие дни мы услышим крики: нет, не поддержал, я был против, и вообще — итоги сфальсифицированы, явка нарисована, тех, кто голосовал за, обманули, не объяснили им настоящего смысла поправок!

 

Но "народ поддержал поправки к Конституции" — это не оценочное суждение, а факт, можно даже сказать, исторический факт, пишет колумнист РИА Новости Петр Акопов. Неоспоримое большинство проголосовало за при очень высокой явке (около двух третей) — это более чем убедительное одобрение поправок абсолютным большинством наших граждан. Что на это можно возразить?

Только то, что народ не тот. Ну и еще: мое мнение важнее, мой голос весит больше, мое представление о том, что такое хорошо и что такое плохо для России, правильное. Одним словом — я умнее, я лучше.

К сожалению, именно это, по сути, мы слышим от тех, кто объявляет как само голосование, так и его итоги незаконными, антинародными и так далее.

Не от всех, конечно, — против проголосовали достаточно многие, и все они, хоть они и в меньшинстве, — наши граждане, которым никто не отказывает ни в патриотизме, ни в честности, ни в праве на свое мнение.

© Sputnik / Александр Кряжев

Но радикальное меньшинство из них говорит как раз о том, что только его голос имеет значение, что большинство — это быдло, тупые и зомбированные властью люди, обманутые и несчастные, которые стали игрушкой в руках диктатора.

Не понимая, что как раз такое отношение к народу и есть самая настоящая диктатура — диктатура меньшинства, которое считает себя вправе указывать народу, что хорошо, а что плохо, как он должен себя вести и кому доверять. Народ подтвердил свое доверие Путину и предложенным им поправкам в Основной закон, а еще и той поправке, что позволяет ему снова избираться президентом. Противники Путина высказались против поправок практически исключительно по одной простой причине: потому что им категорически не нравится президент. Что здесь непонятного и недемократичного?

Более того, в той же Москве возможность интернет-голосования привела к мобилизации оппозиционно настроенной части общества: иначе многие из них просто не пришли бы на участки для голосования.

В результате столица, по предварительным данным, показала едва ли не самый высокий процент голосования против поправок — это ли не демократия? Неважно, что на протестное голосование части москвичей из остальной России смотрят с удивлением: почему в самом богатом городе страны столько людей ненавидят власть как таковую?

Неважно — президента, мэра, чиновников. И ладно бы их ненавидели очень бедные или сильно идейные — нет, это ненависть куда чаще исходит от сытой и считающей себя элитой публики.

И хотя Москва — не Россия, но и в Москве большинство поддержало поправки. Притом что сами по себе поправки идеологически близки не просто абсолютному, а тотальному большинству наших граждан — их социальная, патриотическая, нравственная составляющие отвечают взглядам русского народа и, по сути, не допускают никакого двойного толкования или успешной агитации против. Только поправка о возможности для Владимира Путина снова избираться позволяла играть на страхах части народа, например пугать молодежь "застоем".

И она же позволяла мобилизовать весь антипутинский электорат — от коммунистов до либералов-западников. Причем первых, левых, на порядок больше, чем вторых. Тех, кто считает, что "Путин — слуга олигархов" (ну и что, что он их разогнал), куда больше чем тех, кто хотел бы вернуть время правления "лучших людей". Но и при мобилизации всех противников Путина получился абсолютный проигрыш.

Притом что Путин не хотел устраивать из голосования референдум о доверии к себе — это его противники сделали ставку на это. И тем самым — по итогам голосования — лишь укрепили позиции президента.

Народ поддерживает Путина. Это тоже не оценочное суждение: люди хотят, чтобы он руководил страной и после 2024 года. Вам не нравится Путин, вы считаете, что нужен новый человек во главе страны? Прекрасно, но с вами не согласно большинство вашего же народа (если, конечно, вы считаете его своим). Переубедите их — не получилось сейчас, сделайте это на выборах 2024 года, нанесите поражение Путину через четыре года. Но нет: вместо этого нам будут говорить, что народ дурак, ничего он не знает и не решает — и вообще у него нет своего мнения, ему лишь бы за власть.

Но мы прекрасно помним, как народ относился к власти в 90-е годы, да и к голосованию за Конституцию, которую принимали после расстрела парламента. Единственным доводом голосовать за нее у народа тогда было желание забыть ужас нависавшей гражданской войны, вылившейся в антиконституционный переворот и кровавые события в столице.

И тогдашние 58 процентов за (при явке в 55) не были голосами за Ельцина — это были голоса за окончание двоевластия и смуты.

Истинный рейтинг Ельцина был тогда в разы ниже, а его переизбрание в 1996-м стало возможно только благодаря манипуляциям и фальсификациям. К которым в открытую прибегали как раз те, кто сегодня кричит о диктатуре и перевороте.

Так что народ ничего не забыл, но многому научился. И не позволит манипулировать собой и своим мнением никаким самозваным защитникам его интересов — ни внешним, ни внутренним. Русский народ сказал свое слово — слушайте его, а если несогласны, то просто смиритесь с волей большинства.

Ведь демократия — это власть большинства? Или узурпировавшего право говорить от лица всех агрессивного меньшинства, отказывающего большинству даже в праве выражать свое мнение? На второй вариант русские не подписывались и никогда больше не согласятся — пускай сейчас американцы с ним разбираются.

45

Россия голосует за свое будущее

74
(обновлено 08:35 01.07.2020)
Сегодня — 1 июля 2020 года — основной и финальный день голосования по поправкам к Конституции.

Ключевой мыслью вчерашнего обращения Владимира Путина к гражданам России стал его призыв ко всем избирателям "сказать свое слово", пишет Ирина Алкснис для РИА Новости. 

И хотя до окончательных результатов еще надо дожить, известные промежуточные итоги идущего плебисцита не менее интересны и значимы.

Уже сейчас можно с уверенностью говорить как минимум о двух моментах, у которых есть все шансы серьезно повлиять на российскую избирательную систему в целом. Речь об электронном и многодневном голосовании — обе экспериментальные инновации полностью оправдали сделанную на них ставку.

Электронное голосование было организовано в Москве и Нижегородской области, и явка превысила 90 процентов от зарегистрировавшихся на него граждан. Что касается многодневного голосования, то за пять дней — с 25 по 29 июня — его возможностями воспользовались 45,7 процента избирателей.

В успехе онлайн-голосования изначально особых сомнений не было: сразу было понятно, что развитие и распространение IT-технологий делают его удобным для множества людей, которые предпочтут именно такой вариант исполнения своего гражданского долга. Зато вот перспективы второго новшества были далеко не очевидны — тем более впечатляющими оказались его результаты.

А ведь было немало злорадных комментариев и предсказаний, что власть хватается за иллюзорный спасательный круг, который ей ничуть не поможет: на дворе разгар лета, эпидемия коронавируса продолжается, множество людей — особенно пенсионеров, традиционно отличающихся электоральной активностью, — находятся на дачах. Шансов на высокую явку в подобных обстоятельствах было не очень много, а это, в свою очередь, давало основания определенным силам заранее злорадствовать по поводу "неизбежного поражения Кремля".

Казалось бы, о каком поражении может идти речь применительно к голосованию, проведение которого было совершенно необязательно по закону и чьи результаты с формальной точки зрения имеют консультативно-рекомендательный характер?

Между тем действительно правы все, кто видит крайнюю значимость плебисцита и его итогов.

Государство имело право не интересоваться мнением общества по поводу предлагаемых изменений в Основной закон, пойдя строго по законодательно закрепленному пути конституционных изменений. Однако обратившись к гражданам, руководство страны поставило судьбу поправок в зависимость от их мнения, причем любой результат, помимо широкой и мощной общественной поддержки, будет использоваться против них.

Так что на самом деле важно не только, как проголосуют пришедшие к урнам люди, но и сколько этих самых людей будет.
Пресловутый избирательный абсентеизм, то есть неучастие граждан в голосовании, при желании очень легко интерпретировать не в бытовом ключе ("летом политика людей интересует мало, да и по дачам-отпускам все разъехались"), а в политическом ("низкая явка свидетельствует о недоверии людей к государству и нелегитимности власти"). Собственно, за последние недели эта мысль постоянно высказывалась представителями оппозиции.

Поэтому почти половина избирателей страны, уже пришедших на избирательные участки — за сутки до основного дня голосования, — сама по себе является подтверждением реальной заинтересованности граждан в решаемом вопросе.

Для сравнения: в России традиционно наиболее высокая явка — на президентских выборах: в частности, в 2018 году к урнам для голосования пришло 67,54% избирателей. А на выборах в Государственную думу в 2016 году явка составила 47,88%. В общем, уже имеющаяся цифра участия сама по себе является вполне достойной. А ведь главный день голосования еще впереди.

Что же касается вопроса, какая доля избирателей поддержит в итоге поправки, то и тут возможны некоторые предположения. В отличие от обычной ситуации, нынешнее голосование не регулируется законом о выборах и к нему не применимы стандартные ограничения, на что даже посетовала глава ЦИК Элла Памфилова в связи с обнародованием результатов экзитполов.

Два дня назад их опубликовал ВЦИОМ, которому в рамках проведенного исследования 70% опрошенных (из проголосовавших граждан) согласились раскрыть свой выбор: 76%, по их словам, поддержали поправки, 23,4% проголосовали против, а 0,4% заявили, что испортили бюллетень.

Во всех приведенных цифрах отражается немудреная суть взаимоотношений российского общества и государства, которую в то же время упорно отказываются видеть принципиальные — и профессиональные — оппозиционеры. В России между большинством граждан и властью действительно достигнут консенсус, заключающийся в фундаментальном согласии по поводу судьбы страны и ее будущего, которое строится прямо здесь и сейчас.

Показательно, что в рамках нынешней кампании государство не только обратилось к гражданам по важнейшему вопросу дальнейшей судьбы России. Параллельно решались и другие задачи, в том числе: а) протестированы системы электронного и многодневного голосования, сделаны выводы о перспективах их использования в будущем, б) плебисцит организован в условиях неблагоприятной эпидемической обстановки и с соблюдением необходимых мер безопасности, в) в очередной раз отработана система по недопущению административного давления на волеизъявление граждан (чем по сей день грешат некоторые региональные и местные власти).

А в то же самое время противостоящие силы сладострастно предсказывали в социальных сетях, что уж на этот раз Кремль точно свернет себе шею. Хотя имели место попытки действовать и в реальном мире. Например, два "революционера" устроили поджоги: в Ленинградской области 19-летний студент попытался сжечь УИК, а в Подольске Московской области 36-летний гражданин применил тот же "метод политической борьбы" к шатру для голосования. А были еще "нарисованные" соцопросы, чья методология заставила социологов несколько растерянно разводить руками: "Ну нельзя же уж настолько откровенно пропагандой заниматься". Хотя, конечно, можно спорить, насколько последнее относится к реальной или виртуальной деятельности.

Самая большая ошибка, которую вот уже много лет совершает отечественная радикальная оппозиция, заключается в том, что она искренне полагает, что российское общество не замечает этого и не осознает принципиальных различий между государством и силами, которые мечтают его низвергнуть и подмять под себя. Потому и на этот раз эйфория по поводу грядущего неизбежного провала властей у представителей оппозиционного лагеря в последние дни сменилась отрезвляющим унынием, когда стало очевидным, что у поправок к Конституции на самом деле имеется искренняя и добровольная массовая поддержка. Правда, можно быть уверенным, что и на этот раз причины происходящего, как и всегда, будут не обнаружены ими в собственных действиях, а списаны на то, что "народ не тот".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

74

"Лысые с большущими глазами": что думают в Абхазии об НЛО

0
(обновлено 21:42 02.07.2020)
Верят ли жители Абхазии в НЛО и какими представляют себе инопланетян, выясняли на улицах Сухума корреспонденты Sputnik.

2 июля приверженцы теории существования инопланетных существ отмечают неофициальный праздник - Международный день НЛО или День уфологов. 

Хотя научных доказательств существования инопланетян и их космических кораблей пока нет, многие земляне верят в то, что где-то в далекой галактике живут наши братья по разуму и надеются когда-нибудь повстречать пришельцев.

Эти энтузиасты создали так называемую "квазинауку уфологию", чтобы изучать доказательства существования внеземных цивилизаций, во многих странах эта дисциплина признана лженаукой, например в России публичным разоблачением уфологов занимается Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований при президиуме РАН.

В этот веселый праздник корреспонденты Sputnik спросили у жителей Сухума, что они думают об НЛО и возможен ли инопланетный контакт.

0