Граффити в поддержку рубля в Санкт-Петербурге

Вопреки экономической науке: в России зафиксирован рекордный рост ВВП

147
(обновлено 14:14 06.02.2019)
Сказать, что рекордные цифры роста национального ВВП, опубликованные Росстатом, стали некоторой неприятной неожиданностью как для части профильных ведомств, так и близких к ним "околоэкономических экспертных центров," — это не сказать ничего.

Версии по этому поводу выдвигались вплоть до самых безумных. Типа той, что премьер-министр Дмитрий Медведев (внезапно в последние месяцы ставший чуть ли не врагом передовой экономической мысли) специально уволил полтора месяца назад Александра Суринова, возглавлявшего отечественную статистику с 2009 года.

И заменил его на бывшего министра экономики Саратовской области Павла Малкова — именно для того, чтобы тот дал лично ему такой замечательный результат. Это можно даже не рассматривать всерьез — и не потому, что за шесть недель там ничего эдакого не устроишь при всем желании. А просто оттого, что и для премьера новые данные — тоже достаточно неожиданны, чего он, в принципе, особо и не скрывал.

Впрочем, давайте по порядку.

Четвертого февраля российская Федеральная служба государственной статистики опубликовала первую оценку динамики экономики России за прошлый год. И в этом документе рост ВВП составил рекордные за последние шесть лет 2,3 процента, что превзошло последние ожидания как Минэкономразвития, так и ЦБ РФ. И это несмотря даже на то, что в конце января МЭР довольно серьезно улучшило прогноз по этому показателю: с 1,8 процента до двух процентов после существенной коррекции Росстатом данных по строительству.

Кстати, обращаем ваше внимание, что именно в январе Росстат пересмотрел динамику объема строительных работ за 2018 год: в прошлом году этот показатель вырос на 5,3 процента, тогда как предыдущая оценка за одиннадцать месяцев составляла всего лишь плюс 0,5 процента в годовом выражении. И как раз после того, как была пересчитана именно "стройка" и эти данные попали в доступ, эксперты и заговорили о "непредвиденном росте" до двух процентов, но 2,3 процента стали настоящим сюрпризом даже для самых оптимистичных из них.

А уж насколько они оказались неожиданными для некоторых функционеров, можно было догадаться по их лицам. И людей понять, в принципе, можно: эдак и майские указы президента, которые "профессиональные экономисты" уже заранее объявили "почти невыполнимыми", могут заставить в полном объеме исполнять. Что как минимум вынудит их выйти из так называемой зоны комфорта, а это, с точки зрения любого бюрократа, что отечественного, что европейского, что даже заокеанского, — не бог весть какая великая радость.

А если еще и с ответственностью за результат… Но интересней другое.

Например, если посмотреть разбивку по отраслям отечественной экономики, легко заметить, что наибольший рост показали финансы и страхование (6,3 процента), сектор гостиниц и предприятий общественного питания (6,1 процента) и строительство (4,7 процента). В минусе на два процента сельское хозяйство и деятельность домашних хозяйств. Кроме этого, добавленная стоимость выросла по сравнению с 2017 годом в добыче полезных ископаемых и секторе государственного управления, обеспечения военной безопасности и соцобеспечения — на 3,8 процента и 3,5 процента соответственно. Улучшились также показатели в оптово-розничной торговле (на 2,2 процента). Собственно говоря, все достаточно легко объяснимо.

Так, рост по гостиницам и общепиту — это, вне всякого сомнения, еще один итог прошедшего чемпионата мира по футболу. Про который наши экономисты так долго бурчали, что это только "никому не нужный пиар" и "дополнительная нагрузка на бюджет". Что касается финансового сектора, то он (что не слишком хорошо для экономики) рос у нас даже на фоне системного кризиса, а за прошлый год весьма закономерно отчитался по приросту вкладов населения (почти на 6,5 процента), росту активов (шесть процентов), а также прибыли (больше чем в полтора раза) и объемов кредитования. Совокупный же портфель банковских кредитов нефинансовым организациям и населению за год увеличился на весомые 10,7 процента.

И, судя по всему, это "промежуточный тренд", а отнюдь не окончательный результат.

Объяснимо и некоторое снижение в сельском хозяйстве: после периода настолько бурного роста, да еще и на фоне неурожая в ряде регионов — вполне вменяемый "отскок" и в общем и целом — вполне положительный результат. Понятен рост и в добыче полезных ископаемых: тут спасибо в первую очередь росту производства энергии из-за прошлогоднего временного пересмотра соглашения ОПЕК+.

А вот рост в строительной отрасли отчего-то вызвал у многочисленных экспертов панику.

Хотя там тоже все довольно прозрачно: просто в прежней отчетности отчего-то потерялся Ямал, а стройка там идет, мягко говоря, довольно активно. И именно добавление "ямальских цифр" и дало такой "неожиданный для монетаристской модели экономики" и для профильного Минэкономики результат. Что при этом особенно занимательно, бурный рост строительства в регионе Росстат фиксировал еще до пересмотра статистики: за первые девять месяцев прошлого года рост составил в номинальном выражении 11,6 процента год к году, а за одиннадцать месяцев ускорился до 93 процентов, и это есть в документах.

Так что недовольство ряда отечественных экономистов выглядит тут довольно надуманно. Нет, мы понимаем, что у людей рушится картина мира, но себя в руках все-таки надо как-то держать: цифры выглядят вполне логичными. Просто они немного выпадают из логики "невозможности роста без реформ, затягивания населением поясов и приватизации". Но это уже скорее вина "логики", а не представленных статистическим ведомством цифр.

147
По теме
Эксперты журнала The Economist назвали российский рубль самой недооцененной валютой мира
Миллиардеры из России обеднели почти на шесть миллиардов долларов за 2018 год
Китайского мира не будет, и не надо: так считает пекинский аналитик

Новый 2021 год на постсоветском пространстве: Россия как миротворец

54
(обновлено 09:51 15.01.2021)
Алексей Токарев, старший научный сотрудник Института международных исследований МГИМО прогнозирует будущее постсоветских конфликтов и отношений России и ее соседей.

У аналитиков МГИМО есть традиция. Каждый год в январе мы с коллегами публикуем прогноз "Международные угрозы", в котором пытаемся описать ключевые тенденции в международных отношениях. Мы не работаем "вангами", которые рассказывают о точных биржевых котировках и ставят диагнозы по фотографиям. Этот коллективный труд направлен на описание будущего международной системы большими штрихами.

Нынешний прогноз, конечно, направлен на анализ постковидного мира. Хотя с приставкой "пост" мы поторопились. Подзаголовок доклада "Международные угрозы-2021" - "Геополитика после пандемии". Хотя никакого "после" еще не существует. Мы живем во "второй волне", в Великобритании новая версия COVID-19, ежесуточный график заболевших никак не стремится к нулю. Тем не менее, мы заглядываем в ближайшее будущее планеты, рационально понимая, что пандемия в конце концов закончится. В нынешней версии прогноза постсоветскому пространству уделено до обидного мало места. Хороший повод исправиться.

Лейтмотив 2021 года: государства нужно больше. В предыдущие годы глобализация стремилась отменить национальные суверенитеты. Но, во-первых, основную тяжесть борьбы с пандемией несут именно государственные институты, а не частные корпорации; наднациональные организации (ВОЗ, например) и вовсе поминаются теперь как бессильные.

Во-вторых, 2020 год не стал годом мира. Россия в разном качестве (посредник, миротворец, непосредственный участник) вовлечена в международные и внутренние конфликты в Сирии, Нагорном Карабахе, Донбассе, Приднестровье, Беларуси. Интенсивность этих конфликтов различается.

Неизменно одно: ведущая широчайшую международную деятельность страна не может запереться внутри национальных окраин, даже если мир закрывает границы.

Кавказ и Турция

У 2021 года есть хороший шанс стать годом прорыва в самом тяжелом постсоветском конфликте. Российские дипломатические усилия в Нагорном Карабахе, конечно, оценены в Армении меньше, чем в Азербайджане. Они словно поменялись местами по сравнению с 1994 годом.

Теперь армянское общество чувствует себя проигравшим. Это значит, что конфликт не урегулирован. И, несмотря на все политические заявления, он может быть эскалирован. С одной стороны, российские миротворцы между воюющими не первый год сторонами – надёжная гарантия мира. С другой, их мандат ограничен пятилетним сроком, который может быть продлен.

К тому же в регионе действует активный внешний игрок. Во главе Турции сильный и амбициозный лидер, стремящийся тюркский мир сделать турецким, умеющий лавировать и во внутренних (вспомним "военный мятеж" 2016 года), и во внешних кризисах (от прокси в Сирии и торговли нефтью с террористами до обострения отношений с Россией из-за сбитого Су-24 и постоянных перепалок с французским президентом). Членство в НАТО, сохраняющееся, несмотря на все открытые и непубличные противоречия с Европой и США, и стремление быть мировым лидером мусульман делают из Турции абсолютно реальную силу, с которой будут считаться все игроки на Кавказе.

Амбициозный лидер решает силой разрешить многолетний территориальный и этнический конфликт, игнорируя российских миротворцев и полагаясь на поддержку внешней силы – кейс из недавнего прошлого постсоветского пространства.

Вспомним – это всего лишь 2008 год. Словно в противовес такому сценарию президент Азербайджана 12 января в Москве на встрече с российским коллегой говорил об инфраструктурных и экономических прорывах. Восстановление железнодорожного сообщения по южной границе Азербайджана и Армении, проход ветки в Нахичевань, а оттуда в Турцию, подключение Еревана к этой трассе и связь Армении с Ираном и Россией – экономический успех для всех. Конечно, армяно-азербайджанские политические отношения не потеплеют, но экономика, необходимость строительства инфраструктуры и взаимного решения транспортных проблем могут отложить желание реванша у Еревана и развитие наступательных успехов у Баку.

И если Ильхам Алиев во внутренней политике почивает на заслуженных лаврах победителя, реинтегрировавшего земли, которые его страна и международное сообщество считают своими, то у его армянского визави большие проблемы. Внутриполитический кризис в Армении продолжится ввиду того, что рейтинг Никола Пашиняна после проигранной войны падает, но сколько-нибудь значимой общенациональной силы, способной взять у него власть, сейчас в стране нет. 17 оппозиционных партий тянут одеяло на себя и отказываются от досрочных выборов, пока Пашинян остаётся премьером. Те, кто в 2018 году с восторгами участвовал в стотысячных митингах в поддержку новой власти, теперь истово ненавидят её, обвиняя в поражении на фронте и потере части Нагорного Карабаха.

Пока Азербайджан будет продвигать внутренние программы восстановления возвращённых районов, армянская внутренняя политика в 2021 году будет рефлексировать на тему поражения и искать ответственных. Не просто обида или разочарование, а боль и гнев – то, что чувствует Армения в отношении своего политического класса.

Страна, долгие годы чувствовавшая себя победителем в региональном конфликте, проиграла и теперь обречена на долгую рефлексию и принятие нового статуса массовым сознанием.

Другие страны

Грузия и Молдавия в 2021 году будут объединены усилением внешнего влияния. Показательное событие 2020 года – подписание в резиденции американского посла в Тбилиси соглашения между властью и оппозицией. Времена, когда российские министры в качестве вежливых приглашенных арбитров успешно разрешали грузинские внутриполитические споры, давно прошли. Теперь кризисы внутренней политики регулируются де-юре на территории другого государства. На этом фоне заявление Бидзины Иванишвили о том, что он уходит на покой, не добавляет стабильности политической системе.

В публичной политике грузинский политический класс, конечно, продолжит списывать все собственные просчеты на козни "северного соседа". Разоблачительные публикации о том, как "Кремль управляет грузинскими политиками", продолжатся. И обществу будет навязываться многолетний стереотип: прямое участие западных политиков во внутренних делах – это благо; попытки России поддержать отдельных одномандатников – страшное зло.

Смена первого лица в Молдове усилит антироссийскую, прозападную, прорумынскую риторику. Нового президента Майю Санду можно сравнить с Николом Пашиняном. Бэкграунд западный, ценности тоже. Москва и ее нравы понимаются ими хуже, чем бюрократия и нетворкинг в Брюсселе и Вашингтоне. Как и Пашинян, Санду будет повторять ожидаемые пассажи о многовекторности и необходимости развивать отношения со всеми центрами силы. Отличие в объективных обстоятельствах географии. Пашиняну некуда присоединять Армению. А Санду вполне представляет унионистов – тех, кто не воспринимает молдавскую государственность, историю и язык как самостоятельные и хочет жить в объединенной Румынии.

По всем каналам официальная Москва будет транслировать новому молдавскому руководству простой тезис: военного решения приднестровской проблемы не существует, а сохранение Молдовы в пространстве русского мира, то есть с суверенной столицей в Кишиневе вместо Бухареста и с соблюдением прав русскоязычного большинства – постоянный национальный интерес России.

Торговле Приднестровья с ЕС через Молдову или расширению связей самой Молдовы с Европой Москва препятствовать не будет. В отношении страны есть четкие красные линии: риторика о необходимости вывести российский миротворческий контингент не нравится, но допускается, но любые реальные попытки противодействовать ему вопреки договоренностям в формате "5+2" не принесут мира.

Собственно, и здесь стоит напомнить кейс Михаила Саакашвили, поверившего части американских неоконов и потерявшего собственную страну.

Братья-славяне

Наконец, братья-славяне, которые в последние годы братству рады не всегда. В Беларуси Россия заинтересована в мирном транзите власти. С одной стороны, Москва понимает степень участия спецслужб Польши и Литвы в эскалации протестов после очередного избрания Александра Лукашенко. С другой, сложно было не заметить то, что делали силовики с мирными протестующими. Реальную кадровую помощь России несколькими автобусами бойцов ОМОНа в рамках Союзного государства (которая, замечу, не понадобилась) не следует рассматривать как индульгенцию при организации работы изолятора на Окрестина.

© Sputnik / Евгений Одиноков

Россия не заинтересована в том, чтобы настроить против себя поколения молодых белорусов. Плавная подготовка транзита в результате принятия новой конституции и, например, досрочных парламентских и президентских выборов, когда судьба страны решается не на улицах и в телеграм-каналах, а на избирательных участках с соблюдением конкурентных и открытых процедур, - тот сценарий, в котором заинтересована и Москва.

Для Украины 2021 год не станет прорывом. Конечно, "ястребы" и националисты воодушевлены победой Азербайджана при поддержке Турции. Военная тактика с первоначальным подавлением беспилотниками и артиллерией ПВО и живой силы обороняющихся и дальнейшим продвижением собственных сухопутных войск в условиях горной местности принесла успех. Поставки вооружений из США и Турции создают в Киеве иллюзию о необходимости "натиска на восток".

Но Донбасс похож на Приднестровье, как минимум, наличием сильного государства-патрона. Военного решения не будет. Несмотря на 450 млрд. гривен внешнего долга, спад промышленного производства, вечный риск украинской политики – угрозу отставки правительства, возможное невыполнение обязательств перед бюджетниками, Украина продолжит увеличивать военные расходы (сейчас – 6 % ВВП). Под медиавбросы о строительстве британской военно-морской базы в Николаеве и американской в Мариуполе украинские политики продолжат объяснять обществу, что во всех бедах виновата "имперская агрессия". Кроме того, усилится тренд на десуверенизацию Украины. Санкции против части украинских расследователей отношений компании Burisma и сына президента Байдена уже ввели.

2021 не станет для постсоветского  пространства годом мира. Пандемия  не закончилась, в США новая администрация, гораздо более идеологизированная, чем предыдущая, конфликты не разрешены, национальные правительства слабы, национальные суверенитеты под угрозой.

Желание заокеанских партнеров использовать постсоветское пространство как буфер между Европой и Россией, которую надо втягивать в новые и новые конфликты, не ослабевает. Но миротворческие усилия России в Карабахе, Приднестровье и Донбассе дают надежду на то, что хотя бы на этих территориях стрелять будут меньше.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

54

Япония погружается во тьму

108
(обновлено 12:31 15.01.2021)
Как сообщают западные средства массовой информации, Япония столкнулась с самым тяжелым энергетическим кризисом последнего десятилетия.

Причина этого — непривычно низкие температуры. По данным Национального метеорологического агентства, средняя температура воздуха в десяти главных городах страны (Токио, Саппоро, Сендай, Нагоя, Канадзава, Осака, Такамацу, Хиросима, Фукуока и Наха) в первую неделю года опустилась до +4,4 градуса по Цельсию. Отдельно уточняется, что в декабре этот же показатель был равен +7,6 градуса. Перепад погоды вызвал лавинообразный рост потребления электроэнергии почти на 14 процентов. Согласно отчету японской организации взаимодействия операторов электросетей Occto, всего за пять дней января все категории потребителей "съели" рекордные 15 гигаватт-часов электричества, львиная доля которого пошла на нужды отопления, пишет Сергей Савчук для РИА Новости.

Рынок чутко среагировал — оптовые цены на японской бирже электроэнергии Jepx взмыли в небеса, ежедневно устанавливая новые рекорды. Максимальный показатель был достигнут 7 января, когда стоимость киловатт-часа вплотную приблизилась к сотне йен. Для понимания динамики оговоримся, что в декабре он же стоил 14 йен, то есть первый месяц года подарил японцам почти семикратный скачок цен. Если пересчитать пиковую стоимость с точки зрения генерации в привычные нам величины, то получится, что за производство одного мегаватт-часа японские компании просили 968 долларов.

Для сравнения — в августе 2020 года Владимир Путин озвучил стоимость электричества на нашем внутреннем рынке. Это 57 долларов за мегаватт-час, то есть среднестатистический россиянин платит почти в четыре раза меньше, чем житель Евросоюза. Представители малого бизнеса тратят в два раза меньше, крупные промышленные потребители платят за каждый киловатт-час всего пять рублей, что тоже в два раза ниже, чем, скажем, в Германии или Великобритании. Оговоримся — в России ситуация с резким скачком цен, который сейчас наблюдается в Японии, невозможна по причине того, что наш внутренний рынок регулируется государством.

Причины кризиса японской энергетики лежат на поверхности.

Во-первых, это так называемое эхо Фукусимы. После аварии на японской АЭС Токио под давлением мировой общественности остановил большую часть собственных атомных станций, но позднее из-за критического дефицита энергии стал постепенно вводить их обратно в строй. Страна восходящего солнца физически не смогла отказаться от мирного атома, на базе которого производилась треть всей ее электроэнергии.

Но Фукусима не прошла бесследно для отрасли в целом. На момент катастрофы весной 2011 года в Японии функционировали 54 реактора, и по этому показателю островное государство занимало первое место в Азии и третье в мире, уступая лишь США и Франции. На конец 2019-го, то есть ровно год назад, к работе вернулись 39 реакторов, соответственно, атомный сектор потерял сразу 20 процентов своей производственной мощности.

Во-вторых, оказалось, что электросети западного и восточного побережья работают фактически в автономных режимах и выполнять перетоки между ними крайне проблематично.

В-третьих, выяснилось, что в стране отсутствуют достаточные запасы природного газа (как обычного, так и сжиженного), на который в рамках модной нынче декарбонизации японцы стали переводить собственные электростанции. Из-за нехватки топлива сразу четыре ключевые компании — Tokyo, Chubu, Kansai и Kyushu Electric Power, невзирая на стремительно растущий спрос, вполовину уменьшили выработку электроэнергии. Также, по данным биржи Jepx, объемы производства сократили станции Higashi Ogishima и Kansai Electric.

Злую шутку с японцами сыграла аномально теплая зима прошлого года, когда ни одна из стран — экспортеров природного газа не смогла выйти на плановые показатели продаж. А добила всех COVID-пандемия, обрушившая мировые рынки углеводородов и нокаутировавшая мировой реальный сектор. Оперируя годовой динамикой, всевозможные эксперты предрекали, что уже чуть ли не завтра мир забудет про традиционную энергетику и будет покрывать все свои нужды исключительно из альтернативных источников.

На последних стоит остановиться отдельно.

В 2019 году министр промышленности Хироси Кадзияма (Hiroshi Kajiyama) заявил, что в рамках борьбы с глобальным потеплением к 2030-му Япония закроет более ста угольных электростанций. Министр не мог не знать, что уголь, львиная доля которого закупается в Австралии, дает вторую (после атома) треть производства электричества. А так называемые возобновляемые источники приносят в державную копилку всего десять процентов. Также господин Кадзияма совершенно точно знал, что принятый весной 2014 года "Четвертый стратегический энергетический план", в рамках которого на развитие ВИЭ Токио выделяет 700 миллиардов долларов, откровенно буксует. Хотя бы потому, что ВИЭ так и занимают мизерную долю в общей генерации и довести этот показатель до плановых 25 процентов к 2030-му, скорее всего, не удастся.

Чтобы понять, насколько современный мир мал и насколько все в нем взаимосвязано, дополним, что электрический коллапс в Японии тут же взвинтил мировые цены на сжиженный природный газ. Американский Bloomberg вышел с заголовком "Замерзающая Азия отправила цены на перевозку СПГ в стратосферу". В статье приводятся аналитические данные агентства S&P Global Platts, из которых видно, что в моменте стоимость сжиженного природного газа вплотную приближалась к отметке в 700 долларов за тысячу кубометров. Это абсолютный рекорд начиная с 2009 года.

Умопомрачительные цены на энергоносители объясняются еще и тем, что мировой рынок не может мгновенно среагировать и закрыть подобную пробоину. Скачок спроса уже спровоцировал рост стоимости фрахта океанских газовозов. Каждые сутки пути от побережья США до берегов Японии обойдутся заказчику в 253 тысячи долларов, при этом следует учитывать, что в районе Панамского канала скопилось рекордное количество судов и среднее время ожидания на проводку варьируется от семи до десяти дней.

Учитывая нынешнее положение дел, эксперты поумерили свой экологический пыл и прогнозируют взрывной рост потребления угля. Правительство Японии очень надеется, что угольные электростанции в январе выйдут на показатель производства 39,4 гигаватта (+3,6 по сравнению с декабрем) и таким образом спасут страну. По крайней мере, до момента массовых поставок природного газа.

Пример наших восточных соседей наглядно показывает, что все зеленое прожектерство хорошо ровно до тех пор, пока в закромах лежит достаточное количество традиционного топлива, а за окном комфортная для прогулок температура. Потому что как только в январе внезапно приходит Генерал Мороз, все солнечные панели и ветряки вдруг оказываются бесполезными и всех спасают атом, газ и уголь.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

108

На российской военной базе в Абхазии началась вакцинация от коронавируса

42
Пятьсот доз двухкомпонентной вакцины от коронавируса "Спутник V" поставлено на российскую военную базу в Абхазии.

СУХУМ, 15 янв - Sputnik. На российской военной базе Южного военного округа (ЮВО) в Абхазии началась вакцинация от коронавирусной инфекции, сообщает пресс-служба ЮВО.

В первой партии на российскую военную базу поставлено 500 доз двухкомпонентной вакцины "Спутник V" российского производства.

Назначено две прививочные бригады, процедура проводится в два этапа с промежутком в 21 день. Вакцинация проходит по графику, согласно которому сначала прививку первого компонента вакцины получили военнослужащие, несущие боевое дежурство, медперсонал и командный состав военной базы.

Все прививающиеся перед началом процедуры прошли необходимый медицинский осмотр у терапевта с измерением температуры тела.

Отмечается, что при вакцинации случаев осложнений или непереносимости прививки выявлено не было. Все привитые находятся под медицинским наблюдением.

Прививка производится добровольно и на основании письменного согласия военнослужащих и гражданского персонала.

Читайте также:

42
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии