Города мира. Шанхай

Эта белая, белая кожа: Азия как жертва глобализации

57
Дмитрий Косырев
В сегодняшнем Китае очень хорошо быть уйгуром. Это модно, потому что… Вот звезда местного кино (второе место в рейтингах) Дилраба Дилмурат — миллионы поклонников восторгаются ее белой кожей, неазиатским разрезом глаз и прочими достоинствами.

Здесь нужны минимум три пояснения. Первое: уйгуры — выходцы из Синьцзяна, части тюркской цивилизации, которая тысячу и более лет назад славилась зелеными или серыми глазами, светлыми волосами и прочими чертами, которые мы назвали бы европейскими; многие так выглядят и сегодня, что их резко выделяет в китайской толпе. И этой внешностью в настоящее время масса людей восхищается, что открывает для уйгуров и уйгурок путь в модельный и шоу-бизнес и многое прочее.

Второе: речь о длинном материале в гонконгской англоязычной газете South ChinaMorning Post, очень типичном для наступившего на минувшей неделе китайского (японского и так далее) Нового года — во всех изданиях Азии в эту пору публикуется множество всякого длинного, умного, на вечные темы.

И третье: вообще-то разговор идет о том, что такое глобализация и не пожирает ли она на наших глазах несколько великих азиатских цивилизаций. Вот давайте приведем стандартные для такого разговора аргументы абсолютно российского происхождения. Культурная оккупация лишает нас своей идентичности, делает из нас западных "общечеловеков" — разрозненной, атомарной биомассой, подключенной через культурные гаджеты к матрице глобализма. И когда на русскую землю ступит ботинок натовца, его присутствие может и не вызвать вопросов. Ведь он принес нам культуру, которую мы уже привыкли считать своей.

Но уж от Китая мы никак подобного не ожидали, вдобавок речь в упомянутой статье (и в жизни) идет о множестве стран Азии. Везде стало модно выглядеть немножко белым. Вот мой друг-россиянин из Бангкока, женатый на лаотянке: их "евразийские" дочери безумно популярны среди сверстников, это буквально элита, и карьеру им их внешность точно обеспечивает. Вот избранная в декабре "Мисс мира" Катриона Грэй с Филиппин — она частично австралийка, то есть опять тот самый случай. Еще упоминаются Сингапур и Южная Корея, последняя — признанный региональный центр пластической хирургии, прежде всего по "европеизации" внешности: глаза, нос… Всего на 26,3 миллиарда долларов в 2016 году, с прицелом на 44 миллиарда к 2025-му. Не будем отправлять читателя в кругосветное путешествие, но в Южной Азии (то есть в Индии) происходит нечто похожее, ну и так далее.

И как это согласуется с тем очевидным фактом, что мы уже живем в "век Азии", когда закатывается западный мир и приходит какой-то другой, совсем не западный? То есть пока мы следим за соотношениями ВВП, военных расходов и прочего, навязанная западниками мода на полуевропейскую внешность тихо подрывает изнутри Азию, только-только вернувшую (в очередной раз в мировой истории) роль центра мира?

Можете не сомневаться: во всех СМИ Азии цитируется масса мыслителей, говорящих о ползучем подпольном колониализме, тихом наступлении Запада, уничтожении национальных культур и всем прочем. Они там такие же, как мы, и их естественная реакция на происходящее такая же, как и у нас. Достаточно послушать речи титанов китайского кино, на своих съездах и заседаниях постоянно обсуждающих вопрос: что получается у Голливуда, в чем мы (Азия) его хуже?

В этот спор хочется внести немножко исторической перспективы. Например, была эпоха, когда Китай единодушно восхищался всем западным… Правда, Западом тогда считались Индия и Средняя Азия, что географически бесспорно. То была эпоха династии Тан (VII-X века), когда с того Запада китайцы брали что угодно — религию, еду, особо быстрых лошадей и умение ездить на них, музыкальные инструменты и саму музыку. Что не мешает всем справедливо считать Танскую эпоху одним из величайших взлетов именно китайской цивилизации.

Но были и другие эпохи, когда одни китайцы старались выглядеть европейцами и даже быть таковыми, а другие их за это презирали: это рубеж XIX-XX веков прежде всего. Тогда, например, в эмигрантской китайской общине в Пенанге (сегодня это Малайзия) китайцев, которые даже на родном языке говорили плохо, обзывали бананами (желтый снаружи и белый внутри). Кстати, к людям смешанной крови и слегка европейской внешности тогда относились плохо. Отметим: то было время развала и упадка нации.

Или вспомним бурные и нелегкие 80-е годы в том же Китае, когда вдруг в моду вошло все национальное, прежде всего одежда (это после одинаковых "западных" френчей эпохи Мао). И это возрождение культуры никуда не ушло, оно продолжается, хотя сегодня, в более спокойную эпоху, отлично сочетается с модой на что угодно иностранное. То же — в прочей Азии.

Давайте предположим: яростное неприятие всего иностранного — это симптом болезни. Болезни страха за слабость своей культуры и своей страны в какой-то острой для нее ситуации. Но как только нация или нечто большее начинает чувствовать свою силу, этот болезненный страх уходит. Пример — европейская цивилизация, где в конце XIX века стало страшно модно все индийское, японское и китайское, и почему бы и нет, если Индия была попросту колонией, а Китай и Япония — колониями частично, не представляя угрозы.

Менее известный пример — вспышка европейской моды на все турецкое в XVII веке, когда Оттоманская империя уже перестала угрожать самому существованию Запада. А вообще-то закономерность эта подтверждается на протяжении всей мировой истории.

Глобализация, в том числе в виде жадного интереса ко всему иностранному (и интеграции постоянно развивающихся культур), была и будет всегда. Проблема в том, что в какой-то момент само это слово — или идея — попросту были похищены. Потому что пришла эпоха колониализма, когда весь мир верил или как минимум допускал, что он вполне может стать навеки западным во всем, потому что управляться будет именно Западом, а не какими-то там Индией или Китаем.

Та, колониальная, глобализация была открытой и наглой. Сегодня она по очевидным причинам стала куда более подлой и изощренной. Раньше колонизаторы открыто говорили: люди не белой расы просто биологически хуже, поэтому управлять должны мы. Сегодня они несут миру всяческое бесспорное добро, причем чаще всего "ниже радаров", то есть не всегда и не обязательно через государственные структуры.

И вот мелкий, даже смешной пример из сегодняшнего дня в Таиланде, Малайзии или на Филиппинах: речь о пластиковых соломинках для всяких вредных и полезных напитков. Новая светлая идея международной (глобалистской) мафии в том, что соломинки угрожают планете хуже пластиковых упаковок. Во многих городах США таковые просто исчезли из обращения (иначе виновных затравят дико агрессивные отряды экоактивистов), а в Азии… Там это происходит как-то стыдливо, чтобы все были довольны. Где-то соломинки выдают только по требованию, где-то красуются гордые плакаты — мы от них отказались. Хотя по большей части, к счастью, все по-прежнему.

Конечно, соломинка — это пустяк. Если не знать, что такими пустяками экотеррористы стараются держать по возможности весь мир в напряжении, проводя свою неуклонную кампанию по замене угля, нефти, газа и атома на "новые технологии", которые настолько дороже прежних, что без ярости и напора у этих технологий шансы невелики.

А вот это уже та самая глобализация, которая угрожает всем — когда по всему миру идут десятки таких кампаний, сводящихся к насильственному перехвату технологической инициативы, созданию мощных финансово-производственных лобби, с попутным формированием глобальных управленческих структур где-нибудь при ООН. И какое там свержение правительств и прочие "цветные революции" — их и не потребуется.

Деньги, монополизация возможностей по промыванию мозгов и поддержание высокого градуса истерики в борьбе за всяческое добро — вот это серьезно. А то, что обитатели всей Азии и прочих частей света вдруг ощутили себя настолько сильными, что увлеклись европейской внешностью вплоть до пластических операций, прямо скажем, не самая страшная для них или для нас проблема.

57
Теги:
Китай
Загрузка...

Орбита Sputnik