Американский философ, политолог, политический экономист Фрэнсис Фукуяма во время пресс-конференции во Львове.

Демократия зашла не туда, так говорит Фукуяма

62
Американский философ, политолог Фрэнсис Фукуяма обратился к американцам в своем эссе и предупредил о том, что Америка разваливается на кусочки.

Так нельзя, Америка: ты разваливаешься на кусочки, на группы людей, каждая со своей идентичностью, — и это не та демократия, которую мы для страны и мира хотели. Так говорит американский политолог и философ Фрэнсис Фукуяма в своем последнем эссе. Коллеги-демократы, прочитав его предупреждение, накинулись на автора со всей мыслимой мощью, пишет автор РИА Новости Дмитрий Косырев.

Без Фрэнсиса Фукуямы общественная мысль США и Запада в целом, конечно, не обойдется. Ничего, что сбылось с точностью до наоборот прославившее его предсказание "конца истории" и превращения всего мира в один глобальный Запад. Зато Фукуяма угадал с появившейся позже книгой — детальным диагнозом того, почему система управления страны перестала функционировать (что мы и видим каждый день). И вот сейчас он объясняет своим — а Фукуяма не "вообще американец", он ключевой идеолог демократов и глобалистов, — что перестал нормально функционировать их демократический фланг политики.

Попробуем кратко пересказать его мысль. Она в том, что "политики идентичности" не должно быть. Идентичность бывает прежде всего расово-национальная, то есть для человека важнее всего, что он выходец из Африки или Латинской Америки, а то, что он сейчас американец, отходит на задний план.

Да что там отходит — вчерашние угнетенные негры сегодня испытывают лютую неприязнь к Америке как стране рабовладельцев, к ее гимну (во время исполнения которого черные спортсмены становятся на колени, напоминая о веках рабства), флагу и прочим объединяющим символам. То же у других национальных групп.

Эти группы распадаются на еще более мелкие. А еще есть распад, если не сознательный развал, нации "по половому признаку": радикальные феминистки, гей-активисты… А еще есть бешеные экологи и многие, многие другие. Все похожи друг на друга в том, что они раздувают ненависть к другим группам, причем делают это грамотно и в глобальном масштабе.

И этот злобный хаос сейчас служит избирательной базой демократов. Что еще как-то работает, когда надо сплачиваться против республиканцев, но не более того.

Вместо нарастающего хаоса, говорит Фукуяма, надо вернуться к объединяющим факторам — да вот хоть к старой доброй борьбе за экономические права и возможности. Иначе общество (и, добавим, партия демократов) не смогут функционировать как единое целое, все так и будут жрать всех, в результате уже сейчас масса избирателей просто уходит к республиканцам.

В общем, не такого глобализма и либерализма он хотел.

С Фукуямой, как уже было сказано, сурово спорят коллеги. Тезис первый: все эти радикальные группировки совершенно справедливо чувствуют себя обойденными. Так было и раньше, но сейчас появились социальные сети и вся реальность выплыла наружу. Однако все более яростный активизм усиливает демократию, а не ослабляет, потому что раньше все эти угнетенные просто не ходили голосовать.

Тезис второй: вот вы сначала уберите все множество законов и правил, которые дискриминируют упомянутые группировки, а тогда поговорим о настоящей, объединяющей всех демократии.

Тезис третий: вообще-то политику идентичности запустили в ход белые угнетатели, которые тоже превратили себя в особую группу, отличающуюся от всех других.

Тезис четвертый: во всем виноват Дональд Трамп, который в ходе предвыборной кампании постоянно говорил о расовых вопросах, миграции и всем прочем, — и выпустил джинна из бутылки. И если Фукуяма хочет видеть "нормальную" партию демократов, пусть сначала поменяет сущность партии республиканцев — то есть надо, чтобы последние избавились от Трампа.

Фукуяма (ему в дискуссии тоже дали слово), понятное дело, защищается, говоря, что права человека — это права одного человека, личности, а не агрессивной группировки, борющейся с прочими группировками. И подумайте о том, завершает он, какой пример вся эта грызня подает западному миру в целом…

Ага, очень беспокоит радикалов какой-то там западный мир. Они ведь не считают, что к нему принадлежат, у них не та идентичность.
В порядке послесловия посмотрим, как к происходящему среди демократов относится другая сторона — республиканцы и их идеологи. Вот типичный материал из National Review, который описывает происходящее как повторение модели Французской революции конца XVIII века. А именно— власть раз за разом захватывают все более радикальные революционеры, уничтожающие предыдущий слой собратьев, причем физически.

Начиналось-то тогда во Франции все хорошо (и, соответственно, демократы в США тоже были вполне приличной партией). Декларация прав человека и гражданина, равенство и братство, конституционная монархия примерно как у англичан… А потом против тех, кто сопротивлялся равенству и братству, пустили в ход гильотину. А дальше под нее легли те, кто ее первыми задействовали. И так далее, раз за разом.

То же самое происходит и в США (а также в смоделированных с Америки прочих западных обществах), пишет автор. Либералов пожрали левые. Левых смели "прогрессисты". Их сейчас доедают социалисты, а потом придет очередь ультралевых, коммунистов и анархистов. В общем, этих разрозненных и дышащих ненавистью группировок, готовых пожрать не только республиканскую Америку, но и друг друга.

Так ведь об этом самопоедании демократов говорит и Фукуяма. Значит ли это, что ему просто очень не хочется встретиться с гильотиной?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

62
По теме
"А ну, сняла быстро": в самом свободном городе мира ввели жесткий дресс-код
Против России объединились США и Европа: рубль падает
Большинство жителей планеты считают угрозой миру США, а не Россию

Европа опять собирается воевать

15
(обновлено 15:26 18.09.2021)
Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен объявила, что ЕС намерен завести собственную армию, чтобы не полагаться на США в вопросах обороны.

Непосредственным поводом для такого решения было афганское фиаско американцев. По мнению фон дер Ляйен, оно "ставит серьезные вопросы не только перед блоком НАТО, но и перед странами, входящими в состав ЕС", пишет Максим Соколов для РИА Новости. 

С чем нельзя не согласиться. Импульсивный характер решений, в том числе и военных, принимаемых США, которые никому не дают в них удовлетворительного отчета — в том числе и ближайшим союзникам, — напрягает европейцев и склоняет их к мысли, что военное строительство в Европе должно быть делом самой Европы.

И все же лучше не зависеть в такой мере от США с их гиппопотамьей грацией. К тому же дело не только в грации, а еще и в том, что вся американская политика — как внутренняя, так и внешняя — переживает сейчас сильный разброд и шатания: в Вашингтоне кто в лес, кто по дрова. И в таких чувствительных вопросах, как военные, лучше несколько дистанцироваться от заокеанского гегемона с его непредсказуемостью и откровенно пренебрежительным отношением к союзникам.

Не то чтобы Европа сильно стремится где-нибудь повоевать, тем более на своих границах. Такую отчаянную смелость демонстрируют разве что прибалтийские лимитрофы. Но осознание того, что Евросоюз, соизмеримый с США по населению и экономической мощи, является в то же время военным карликом, не может не угнетать европейцев. Потому что такая диспропорция ударяет по их амбициям не только в собственно военной — положим, европейцы нынче стали пацифистами, — но и во внешнеполитической сфере. "А сколько у Брюсселя дивизий?" — это вопрос очень варварский, но верный. Суверенитет и военный потенциал, что ни говори, трудно отделить друг от друга.

Недаром же вопрос о самостоятельных вооруженных силах Европы постоянно возникает начиная с 50-х. Парижские соглашения 1954 года были как раз об этом. Равно как и жестокие трения между Парижем и Лондоном в начале 60-х. Де Голль считал Лондон троянским конем США, торпедирующим усилия Парижа по строительству европейской армии.

И даже если не идти так далеко в прошлое, то совсем недавно — в 2018 году — французский президент Макрон заявил: "США — наш исторический союзник и продолжает им быть. Но быть союзником — не значит быть вассалом. Мы не должны зависеть от них". То есть опять свои вооруженные силы.

Однако включение в игру главы Еврокомиссии придает серьезной военной тематике несколько шутовской оттенок.
Та же самая фрау фон дер Ляйен, которая сейчас готова стать чуть ли не главнокомандующим европейской армией, всего четыре года назад, в бытность свою министром обороны ФРГ, заявляла: "Нет, европейской армии не будет". И подчеркивала, что Евросоюз не станет конкурировать с НАТО в вопросе национальной обороны, напомнив, что "ЕС и без армии вносит вклад в обеспечение безопасности". В 2017-м вносил, а теперь, стало быть, перестал вносить.

Это еще, положим, можно было бы объяснить стремительно меняющимся мировым ландшафтом, а значит, и переменами в потенциальном театре военных действий. "Весь мир меняется, несется все вперед, а я нарушить слова не посмею?"

Но тут есть другой нюанс. В течение пяти с половиной лет (2013-2019 годы), что фон дер Ляйен была министром обороны ФРГ, и она сильно не преуспела в строительстве германских Вооруженных сил. Один из ее предшественников на этом посту, военный министр при канцлере Коле Руперт Шольц, назвал состояние бундесвера при фрау министре "катастрофическим". Нехватка амуниции повсеместная — от исправных танков до солдатского исподнего. Пришлось снять с вооружения основную единицу стрелкового оружия, автомат Heckler & Koch's G36, поскольку выяснилось, что при легком перегреве ствола из него уже невозможно попасть в цель. Экспедиционный корпус в Афганистане не имел бронежилетов, немцы выпрашивали их у других европейских товарищей по оружию. И как венец всего — малопонятные откаты и гонорары сторонним консалтинговым фирмам. Все как мы любим.

Фон дер Ляйен может быть по духу хоть Брунгильдой, хоть валькирией, но доверять ей строительство европейской армии, где целью министерской амбиции должна быть точная пригонка амуниции, — после такого национального фиаско было бы опрометчиво.
Все это, разумеется, не отменяет в принципе соображений в пользу того, чтобы у ЕС появились свои солдатушки, бравы ребятушки под единым верховным командованием. Но при этом кадры решают все, а нынешние европейские кадры оставляют желать уж очень много лучшего. Не Тюренн, не Конде и даже не тов. Троцкий.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

15

Право на применение силы надо еще заслужить