других странах так поступят с мечетями": что ждет собор Святой Софии

14383
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган выступил с предложением превратить собор Святой Софии в Стамбуле в мечеть.

СУХУМ, 30 мар — Sputnik. Предложение превратить собор Святой Софии в Стамбуле в мечеть Эрдоган озвучил под благовидным предлогом — дать возможность верующим разных конфессий посещать святыню бесплатно. Ведь сейчас это музей, и вход стоит порядка десяти долларов. Однако оппоненты видят в этом очередной шаг в сторону исламизации светской страны. Что стоит за инициативой турецкого лидера — выяснила Ксения Мельникова в колонке для РИА Новости.

Давайте сделаем мечеть

"Статус Святой Софии может быть изменен с музея на мечеть. И люди всех вероисповеданий смогут посещать ее бесплатно", — заявил турецкий лидер, добавив, что это станет своего рода ответом на решение президента США Дональда Трампа признать Иерусалим столицей Израиля и суверенитет этого государства над Голанскими высотами.

То, что глава государства покусился на некогда самый большой храм в христианском мире, вызвало гневные отклики за пределами Турции. В частности, власти Греции припомнили, что незадолго до этого Эрдоган разрешил ежедневно читать в соборе Святой Софии Коран во время Рамадана. Афины заявили, что "действия Анкары граничат с фанатизмом".

Собор Святой Софии, который в течение тысячи лет был главным православным храмом, имеет большое значение для христиан по всему миру, в том числе для российских. Согласно легенде, именно здесь послы князя Владимира впечатлились красотой богослужения, что повлияло на решение будущего равноапостольного святого крестить Русь в православие. В 1453 году после захвата Константинополя турками из собора сделали мечеть. В 1935-м по решению первого президента Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка сооружение превратили в музей. По его словам, делалось это для того, чтобы примирить православных и мусульман.

Через пятьдесят лет комплекс включили в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Неудивительно, что представители этой международной организации не поддержали инициативу Эрдогана, предложив рассмотреть ее на заседании профильного комитета.

Футболист-исламист

Отношения президента Турции с исламом далеко не однозначны и весьма интересны. Будущий лидер страны в детстве хорошо играл в футбол. Тренеры прочили ему большую спортивную карьеру, но отец, будучи правоверным мусульманином, в какой-то момент запретил сыну "позорить семью в коротких трусах". Покорно приняв волю отца, Реджеп ушел из футбола и отправился в религиозную школу имам-хатибов (проповедников).

© AFP 2019 / Bullent Kilic
На улице города Ялова после предвыборного митинга кандидата в президенты от оппозиционной Народно-республиканской партии Турции. 15 июня 2018

Амбициям, не реализованным в спорте, Эрдоган дал ход в политике. Взлет в этой сфере был стремительным. Вначале будущий президент проявил себя в молодежных организациях исламистских партий. Потом пришел во "взрослую" политику. В 1994 году стал мэром Стамбула и снискал симпатии жителей мегаполиса, зарекомендовав себя как хороший хозяйственник.

После развала Османской империи вплоть до начала ХХI века Турецкая Республика развивалась в рамках модели "свободного мира". Страной управляли придерживающиеся западных образцов политики.

Гарантом светского пути Турции была армия. Если избранные демократическим способом лидеры принимали крен в сторону исламизма, на сцену выступали офицеры вооруженных сил и свергали заигравшееся правительство. Военный переворот стал едва ли не конституционной нормой. Так в стране сохранялся светский режим — армия играла роль стражей заветов Ататюрка.

Эрдоган и его соратники учли ошибки разогнанных военными исламистских организаций и создали Партию справедливости и развития (ПСР). Они позиционировали себя как центристы, сосредоточившись на экономических лозунгах, и не прогадали.

С 2002 года ПСР постоянно формирует правительство. На руку Эрдогану сыграл в начале нулевых и Евросоюз. Одним из условий, открывавших Анкаре перспективы членства в ЕС, было снижение влияния военных. Таким образом ислам постепенно возвращался в сферу публичной политики. Эрдоган шаг за шагом переделывал систему общественных отношений под себя.

Для начала он заручился поддержкой лидеров религиозных групп. Политик всегда подчеркивал, что он истинный мусульманин: соблюдает пост, не употребляет алкоголь и посещает мечеть. Результат не заставил себя ждать — консервативный электорат стал регулярно поставлять Эрдогану и его партии голоса на выборах.

Исламизация по-турецки — процесс медленный, а вовсе не радикальный. Например, ПСР вскоре после прихода к власти выступила с инициативой закрыть ларьки с сигаретами и алкоголем, расположенные рядом со школами и университетами. Это предложение активно поддержали не только мусульмане, но и представители светской интеллигенции. Постепенно спиртное запретили продавать по ночам. После этого речь пошла о создании зон, где алкоголь вообще не продается.

Власти умело подают многие изменения под видом расширения демократических свобод. Например, сначала был снят запрет на религиозную одежду в образовательных и государственных учреждениях, а потом и в армии — оплоте светских ценностей. Получилось, что демократизация и исламизация в стране шагают рука об руку.

Помимо этого продолжается размывание оппозиционного электората — за счет предоставления гражданства мигрантам из арабских стран. Жители этих государств исповедуют консервативные ценности и готовы поддерживать политиков, взывающих к исламу.

Неудавшийся путч в июле 2016 года дал Эрдогану официальный повод для массовых чисток в среде своих идеологических противников — военных выдавили из политики, многие из них томятся в тюрьмах.

Лидер исламского мира

Между тем глава государства стал примерять на себя роль мусульманского лидера — как раз начиналась "арабская весна", обещавшая победу исламистам в Тунисе, Сирии и Египте. Чтобы мобилизовать массы, он стал активнее прибегать к риторике в стиле неоосманизма — возрождения турецкого, "османского" могущества. Для этого, как во времена Высокой Порты и жившего в Стамбуле калифа всех правоверных, надо было воссоединить религию и государство — это не говорилось прямо, но следовало из намеков представителей власти.

Эрдоган многое делает для укрепления образа лидера исламского мира. Как он сам, так и его министры постоянно ездят в Европу, стремясь убедить проживающих там сограждан отдать за них голоса. В ЕС проживают, по разным оценкам, десять-одиннадцать миллионов этнических турок, почти у половины — турецкие паспорта. В последнее время зачастившие с визитами из Анкары и Стамбула эмиссары порядком надоели европейским властям, не скрывающим раздражения: в ЕС посчитали, что Эрдоган намеренно не дает турецкой общине интегрироваться в европейский социум.

Неслучайно и то, что лидер Турции отправил в Новую Зеландию представительную делегацию во главе с вице-президентом Фуатом Октаем и главой МИД Мевлютом Чавушоглу. Послы выехали на другой конец света уже на следующий день после нападения радикала на две мечети в новозеландском городке Крайстчерч в середине марта. Анкара всеми силами поддерживает образ защитницы мусульман всего мира.

Собор Святой Софии в Стамбуле

"Он на это не решится"

Президент старается показать, что он стремится возродить некогда утраченное величие Османской империи. С одной стороны, под руководством Эрдогана страна продвинулась в сторону исламизации, однако с другой — он не сможет полностью демонтировать наследие Ататюрка, уверен турецкий политолог Серкан Демирташ. "Президент Турции и его соратники, прекрасно понимая, насколько болезненно граждане страны относятся ко всему, что связано с основателем республики, не решатся покуситься на святое. Отдавая себе отчет, что турецкое общество сейчас и так очень сильно поляризовано, правящая партия вместе с Эрдоганом не хочет еще большего общественного раскола", — пояснил эксперт.

ПСР уже 17 лет у власти, однако в Турции, как в большинстве развитых западных стран, по-прежнему легализована проституция, работницы секс-индустрии наряду с представительницами других профессий получают пенсии. На международных рейсах государственная авиакомпания "Турецкие авиалинии" бесплатно раздает пассажирам алкогольные напитки. Да и программа самой Партии справедливости и развития полностью основана на гражданском праве — там нет ни строчки о шариате.

Конечно, Эрдоган иногда пробовал прибегать к популистской религиозной риторике. Например, как-то попытался приравнять адюльтер к преступлению. Однако это вызвало такое неприятие и сопротивление в государстве, что он сразу отказался от этой идеи. Внутри страны в своих выступлениях Эрдоган рассуждает больше о величии нации, изредка допуская в речь вкрапления на темы ислама.

Сейчас на кону — исход муниципальных выборов, которые состоятся 31 марта. "Обещание Эрдогана о возможном превращении собора Святой Софии из музея в мечеть — не более чем предвыборная риторика. Пока в ряде крупных городов лидируют представители оппозиционной партии.

© AFP 2019 / Adem Altal
Штаб-квартира правящей Партии справедливости и развития в Анкаре, Турция

Всего за несколько дней до сделанного заявления Эрдоган сам говорил, что подобная инициатива невозможна, потому что в противном случае в других странах могут так же поступить с древними османскими мечетями, например, где-нибудь в Сербии. Уверен, что президент на это не решится", — считает Серкан Демирташ.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

14383
Теги:
турция, Реджеп Эрдоган

Российская вакцина от коронавируса: просто, как все гениальное

51
Мы, врачи, достигли успехов в лечении пациентов с коронавирусом, используя моноклональные антитела, стероиды, противовирусные препараты, пишет Сергей Царенко, заместитель главного врача по анестезиологии и реаниматологии московской городской клинической больницы №52.

Больные стали меньше умирать, но все равно в случае тяжелых форм инфекции мы вынуждены их переводить на ИВЛ. И дальше шесть-восемь человек из каждых десяти умирают от внутрибольничных инфекций. Таких больных спасли бы новые антибиотики. Но на их разработку нужны годы, пишет Сергей Царенко в своей колонке для РИА Новости.

Есть и другой путь: уберечь людей от заражения коронавирусом. Путь хороший во всех отношениях — и человек здоров, и окружающих он не заразит. Ведь чем больше будет устойчивых к болезни людей, тем толще будет иммунная прослойка в обществе, тем скорее наступит конец эпидемии.

Пока что устойчивость к болезни формируется только в том случае, если человек ею переболеет. Но ведь есть и более безопасный вариант — иммунизация. Тем более что имеется эффективная и безопасная вакцина, созданная специалистами института имени Гамалеи. Этот институт в микробиологическом сообществе такой же бренд, как "Мерседес" в автомобилестроении.

Я знаю академиков Гинцбурга и Логунова много лет. С ними и их сотрудниками мы разрабатываем новые способы борьбы с устойчивыми бактериями. Кроме этого, ученые института уже успешно создали вакцины против Эболы и MERS.

И не просто создали, а отработали безопасный и эффективный способ их создания — векторный. На безобидный для человека аденовирус, как на ракету-носитель, цепляют орбитальную станцию — кусочек коронавируса. И запускают внутрь человеческого организма.

После этого формируется иммунитет и на "ракету-носитель" и на "орбитальную станцию". Чтобы закрепить успех, через три недели такую же "орбитальную станцию" запускают на другой "ракете-носителе", другом аденовирусе.

И опять формируется иммунитет. В результате на оба аденовируса формируется иммунитет послабее (он ведь организму не нужен), а на коронавирус — устойчивая и надежная иммунная защита.

Просто, как все гениальное. И ведь никто, кроме наших Левшей, не додумался до таких тонкостей. В мире создаются еще несколько векторных вакцин, но вот чтобы с двумя "ракетами-носителями"!

Вакцина уже испытана на добровольцах. Причем первыми добровольцами были все сотрудники института имени Гамалеи. Они как создатели нового моста — стали под этот мост, в то время как по нему пошел первый поезд! После этого вакцина испытана на добровольцах — военнослужащих. Ни одного осложнения, у всех мощный иммунитет.

Немудрено, что тут же в прессе прокатилась волна критики. От просто выдумок об украденных технологиях до псевдонаучных размышлений о потенциальном ухудшении состояния в случае случайного заражения коронавирусом в период формирования иммунитета на вакцину.

Последнее звучит страшно: антительно-зависимое усиление (ADE). Страшно для неспециалистов. А вирусологи знают, что эффект ADE описан только для лихорадки Денге, да и то не в связи с вакцинацией. В остальных случаях эффект иногда видят в пробирке. Причем не при коронавирусных инфекциях.

И тут встает вопрос. А кто финансирует эту компанию в прессе? От кого зависят "независимые эксперты"? Секрет Полишинеля: от производителей других вакцин, которые пока отстали от российских ученых. Еще от производителей противовирусных препаратов — порой эффективных лекарств, но только при легких формах болезни и имеющих большое количество побочных эффектов.

Нам, практикующим врачам, стыдно смотреть на эту подковерную возню. Мы ждем, когда же перестанут поступать к нам пациенты с коронавирусной инфекцией и когда мы наконец-то сможем заняться и другими заболеваниями, до которых пока не доходят руки в эпидемию.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

51
Темы:
Мировая пандемия коронавируса COVID-19
Президент РФ В. Путин принимает участие в заседании Высшего Евразийского экономического совета

Не надо придумывать "пиррову победу" Лукашенко

709
(обновлено 19:06 10.08.2020)
Александр Лукашенко выиграл свои шестые президентские выборы — но его противники в стране и за рубежом не хотят признавать его победы.

Штаб Светланы Тихановской, занявшей второе место с десятью процентами голосов, заявил, что, по их данным, у них 70 процентов, а премьер Польши Матеуш Моравецкий предложил провести чрезвычайный саммит Европейского союза, посвященный ситуации в Белоруссии:

"Польша несет ответственность за своих ближайших соседей… После президентских выборов в Белоруссии, которые состоялись 9 августа 2020 года, власти использовали силу против своих граждан, которые добиваются перемен в стране. Мы должны солидарно поддержать белорусов в их стремлении к свободе".

Подобные заявления не были неожиданностью — еще до выборов было понятно, что радикальная оппозиция не признает итогов голосования и заявит о фальсификации, а Запад снова осудит "последнего диктатора Европы", пишет Петр Акопов для РИА Новости. Неожиданностью стало то, что о нелегитимности Лукашенко стала говорить часть русского общества — и не только либералы, всегда выступавшие как против белорусского президента, так и против союза с Белоруссией, но и часть патриотов, после истории с задержанием 33 россиян посчитавшая Лукашенко предателем и поверившая в то, что белорусский народ хочет смены власти. Откуда это наваждение?

У Лукашенко действительно есть оппозиция в Белоруссии — как есть она и у Владимира Путина в России. Если спросить сторонников Навального, сколько людей поддерживают Путина, ответ будет едва ли не таким же, какой дают сторонники Тихановской: три процента. Именно таким был, по их мнению, рейтинг Лукашенко — поэтому его 80 процентов вызвали громкое возмущение.

Путинские поправки к Конституции тоже не могли поддержать 78 процентов — это же понятно каждому "нормальному человеку"!

Радикальные оппозиционеры живут в своем выдуманном мире, в котором только их взгляды и мнение имеют значение. Убеждать их в том, что у Лукашенко есть массовая поддержка избирателей, не имеет никакого смысла — они хотят, чтобы он ушел, и все остальное не имеет значения. Мы — народ, говорят протестующие. Ну хорошо — а остальные тогда кто? Именно из-за такого отношения к мнению большинства, кстати, во многом и получился столь большой процент голосов за Лукашенко — молчаливое большинство увидело, что его вообще не принимают в расчет, его игнорируют, осознало, что меньшинство готово любым путем устроить смену власти в Белоруссии. И тогда это большинство активно пошло на выборы — чтобы сказать свое слово.

И не позволить устроить в Белоруссии "майдан" — хотя понятно, что Лукашенко и так не допустил бы ничего, подобного украинскому сценарию. Да, для "майдана" не было столь серьезных оснований, как на Украине, — но все равно усилия по раскачке ситуации в этот раз предпринимались достаточно серьезные.

Начавшиеся в ночь после выборов волнения в Минске и других городах должны были закончиться кровью — но она не пролилась, и теперь ставка будет сделана на продолжение протестов и попытку организовать забастовку. Но Лукашенко не хочет и не будет проливать кровь — жертвы нужны только его врагам, надеющимся на жертвенной крови запустить майданный сценарий. Для него есть западная (особенно польская) поддержка, некоторое количество сторонников — но нет главного: нет раскола ни в обществе, ни во власти. Авторитарная власть Лукашенко выстроена более чем прочно — а само белорусское общество не разделено (по типу украинского) и не хочет никаких потрясений. Десять процентов за Тихановскую и 4,6 процента против всех — вот и весь протестный потенциал. Причем те, кто против всех, явно не поддержат Тихановскую, то есть массовые акции неповиновения. А десять процентов проголосовавших за Тихановскую тоже распределены неровным слоем — понятно, что в Минске процент значительно выше. Но и среди них совсем немного откровенных радикалов — то есть тех, кто готов будет поиграть в "майдан". Опыт соседней Украины многому научил даже оппозиционно настроенных белорусов.

Наличие небольшого оппозиционного меньшинства на самом деле не представляет никакой угрозы ни власти Лукашенко, ни стабильности республики — опасны лишь попытки представить это меньшинство большинством. То есть сыграть в "майдан" — восставший народ против диктатора-узурпатора. То, что в Белоруссии нет ни диктатора (Лукашенко на порядок популярней любого своего противника), ни восставшего народа, не имеет для постановщиков никакого значения — нужна лишь правильная атмосфера (в СМИ и блогосфере), правильная картинка и правильная подача. В Белоруссии это не срабатывает на внутреннем уровне? Но остается еще внешний — можно устроить сильнейшее внешнее давление, попытаться загнать страну и ее власти в угол, очутившись в котором они начнут хаотично отбиваться и наделают массу ошибок. Подобные сценарии присутствовали в разных цветных революциях, как успешных, так и провальных, — пробовали их применять и против России.

Но Россия, несмотря на все последствия развала Союза, — сильная, потенциально самодостаточная и обладающая огромной исторической памятью держава. Белоруссия — лишь осколок исторической России, случайно ставший независимым. Но попавший в крепкие руки Лукашенко — который даже в самые тяжелые для России (и единства постсоветского пространства) 90-е годы не забывал о нашей общности и братстве. Естественно, что в Белоруссии, как и во всех осколках СССР, наши геополитические противники пытались вести работу по воспитанию западно ориентированной элиты, по превращению временного развала исторической России в постоянный, прочно зацементированный. Лукашенко не поощрял русофобию — но в маленькой и вынужденной быть независимой стране неизбежно возникали как исторические мифы (обосновывающие независимость), так и центробежные настроения. Мы не Россия, мы Европа — конечно, не в украинских масштабах, но для десятимиллионной республики много ли надо?

При всей маргинальности подобных настроений их потенциальную опасность нельзя преуменьшать. Причем опасны они как для будущего русского единства, так и для независимого (на какой-то исторический период) белорусского государства. Если каким-либо образом в будущем прозападные силы смогли бы прийти к власти в Белоруссии, это стало бы катастрофой и для самих белорусов.

Маленькую страну превратили бы не просто в геополитический придаток Запада — она стала бы сателлитом Польши и частью заградительного кордона против России. То есть с ней попытались бы сделать то же самое, что сейчас пытаются сделать с Украиной.

Даже теоретическая возможность такого сценария должна быть исключена — России предстоит еще долгая и напряженная борьба за вывод Украины из-под западного влияния, за ее возвращение на общую историческую дорогу русского народа.

Несправедливо обвинять Лукашенко в том, что он не хочет полного объединения с Россией в одно государство: его историческая функция была в другом — в сохранении двух Россий, Большой и Белой, вместе, рядом, в поддержании действительно братских отношений. Объяснять это тем, что "Белоруссии просто некуда было деваться от Москвы", нечестно и неправильно — желающих увести от России любой осколок СССР было предостаточно. Личный выбор Лукашенко совпадал с желанием белорусского народа — но это не уменьшает его заслуг перед нашей общей русской историей. Сетования на то, что Россия не подготовила в Белоруссии какие-то другие "пророссийские силы" и теперь обречена поддерживать "предателя Лукашенко, от которого устал собственный народ", — от лукавого. Никакого краха Лукашенко или его ухода на Запад никогда не произойдет — убеждать в этом российское общественное мнение могут только недалекие люди или сознательные провокаторы. Но ни те, ни другие не определяют политику России в отношении братской Белоруссии.

Главным же уроком этих выборов для самого Лукашенко должно стать понимание того, что очень важно не поддаваться на провокации не только на улицах Минска, но и против белорусско-российских отношений. Братских не на словах — а на деле.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

709

Эффективна и безопасна: Россия зарегистрировала вакцину от коронавируса

0
(обновлено 20:40 12.08.2020)
Владимир Путин объявил о первой в мире регистрации вакцины от коронавируса. Препарат был разработан специалистами Министерства обороны России и НИЦЭМ имени Гамалеи и получил название "Спутник V".

Вакцина успешно прошла испытания на добровольцах. Участники тестирования отметили, что чувствуют себя хорошо и не заметили никаких побочных эффектов после вакцинации.

По словам медиков, у всех добровольцев выработался иммунитет к COVID-19, а сам препарат доказал свою безопасность.

Также новым российским лекарством заинтересовались во многих странах мира, сейчас ведутся переговоры о возможности тестирования и запуска препарата в производство в других государствах.

Помимо совместной разработки Министерства обороны России и Центра имени Гамалеи, созданием вакцины занимаются еще 2 российские компании - новосибирский ГНЦ ВБ "Вектор", который уже начал испытание на людях трех своих прототипов, и НИИ вакцин и сывороток из Санкт-Петербурга. Ожидается, что первые партии препаратов для массовой вакцинации россиян появятся уже к середине августа.

0
Темы:
Мировая пандемия коронавируса COVID-19