Россия не вышла из мировой гонки вооружений: она ее просто выиграла

13277
(обновлено 11:19 30.04.2019)
Стокгольмский международный институт исследования проблем мира (SIPRI) представил очередной ежегодный доклад о мировых тратах на оборону, которые в прошедшем году поставили рекорд за всю историю наблюдений, достигнув 1,8 триллиона долларов.

В гонку вооружений включились практически все страны, обладающие хотя бы минимальными политическими и геополитическими амбициями.

Военные расходы США выросли на 4,6 процента, у Китая — на пять процентов, у Саудовской Аравии — на 6,5 процента, а у Турции — аж на 24 процента. Среди мировых лидеров по приросту расходов на оборону — Армения (плюс 33 процента), Латвия (24 процента), Украина (21 процент), Литва (18 процентов), Чехия (18 процентов) и Казахстан (16 процентов), пишет Ирина Алкснис в колонке для РИА Новости.

На этом фоне несколько странно — на первый взгляд — смотрится Россия, уже несколько лет последовательно снижающая расходы на армию.

Дошло до того, что по итогам 2018 года страна вылетела из топ-5 (в котором неизменно находилась с 2006 года), уступив Франции и заняв в нынешнем рейтинге шестое место.

Российские траты на оборону сократились за год на 3,5 процента до 61,4 миллиарда долларов, что выглядит скромно на фоне китайских 250 миллиардов и просто незаметно рядом с американскими 649 миллиардами.

Формальное объяснение этого на поверхности — Россия успешно решила задачу реформирования и модернизации Вооруженных сил, в которую интенсивно вкладывалась с конца нулевых годов.

Шойгу назвал российскую армию самой современной и боеспособной>>

Государство неоднократно сталкивалось с упреками, что при серьезных проблемах в экономике и социальной сфере слишком много тратит на армию (3,9 процента ВВП в 2018 году), и прямо отвечало устами первых лиц, что бюджетные расходы на военную сферу постепенно будут сокращаться до уровня 2,7-2,8 процента, но национальная безопасность — безоговорочный приоритет и сначала должны быть достигнуты поставленные в этой области цели.

Соответственно, раз самые масштабные и дорогостоящие задачи по реформированию Вооруженных сил успешно решены, Россия может себе позволить уменьшать оборонные расходы. Что, собственно, и происходит четвертый год подряд.

Помимо этого простого объяснения есть и менее очевидное, но, как представляется, куда более важное и интересное.

Обнародованный SIPRI финансово-политический расклад и указанные институтом мировые тенденции свидетельствуют, что Россия демонстрирует куда более высокую эффективность вложений в армию и ВПК, нежели партнеры и конкуренты по международной арене.

Уже давно канули в Лету те времена, когда астрономические расходы американцев на оборону вызывали удивление, восхищение и тревогу. Ныне масштабы бюджетных распилов Пентагона и американского ВПК стали притчей во языцех. Регулярно поступают новости о так и не доведенном до ума F-35 или, например, об эпических эсминцах Zumwаlt.

Путин назвал главной задачей российской армии в 2019 году укрепление "ядерной триады">>

На этом фоне российский уровень отдачи от вложений в Вооруженные силы и ВПК выглядит прямо-таки феноменальным. Однако часто упускается из виду, что задача состоит не только в том, чтобы выделенные деньги потратили на дело. Куда более важно, чтобы и само дело, которое планируется финансировать, было определено верно — и тут России также есть чем похвастаться.

Когда уже достаточно много лет (не менее полутора десятилетий) назад политическое и военное руководство страны рассматривало варианты модернизации отечественных Вооруженных сил, был сделан выбор, плоды которого Россия ныне пожинает.

В ситуации весьма ограниченных финансовых ресурсов, очень серьезных политических — как внешних, так и внутренних — затруднений и рисков были приняты решения, которые не просто помогли преодолеть деградацию армии и масштабное отставание страны в военной сфере после провала 1990-х, но и безо всяких допущений и скидок вернули российские Вооруженные силы в список самых мощных и эффективных в мире.
Страна не могла себе позволить многочисленные полномасштабные эксперименты, нужно было выбирать конкретные точки для прорыва, и почти любая ошибка грозила обернуться роковыми последствиями.

Подводить итоги — хотя бы промежуточные — ныне могут даже не погруженные в военную проблематику, а просто регулярно читающие новости люди.

Воевать по-крупному: армия США готовится штурмовать города-миллионники>>

Из громоздкого неповоротливого "динозавра", унаследованного от советских времен, российская армия превратилась в современную высокомобильную военную машину, виртуозно использующую то, что теперь принято называть "методами гибридной войны".

Успех реформы доказан в боевых условиях сирийской кампании. И не только там.

Кроме того, Россия совершила несколько прорывов в оборонной сфере — как научно-технологических, так и организационных, — что обеспечило мировое лидерство по этим направлениям и до определенной степени компенсирует сохраняющееся отставание в ряде других.

Вот только некоторые из них:

  • РЭБ — средства радиоэлектронной борьбы. Российская сфера РЭБ открыто признается западными специалистами как самая продвинутая и эффективная в мире, причем отставание Запада тут достаточно существенно.
  • Россия выскользнула из "удавки" Договора о ракетах средней и меньшей дальности, обессмыслив его для США. От "Калибров" до новейшего гиперзвукового оружия — все нацелено на сохранение глобальной системы ядерного сдерживания.
  • Арктика. Последние два десятилетия мир бурно обсуждал усиливающуюся политическую и экономическую роль арктического региона в XXI веке. Однако, когда это стало реальностью, выяснилось, что русские уже развернули там такую оборонную систему (от ледоколов и военных баз до — банально — новейшего обмундирования военнослужащих), что с ними даже близко никто не может тягаться.

В свете этих обстоятельств доклад SIPRI начинает играть дополнительными красками, а неоднократные заявления российского руководства, что Россия не позволит втянуть себя в новую гонку вооружений, приобретают еще больший вес.

За последние годы мир привык, что Москва регулярно демонстрирует оперативно-тактическое превосходство над Западом, действуя в самых разных уголках мира — от Крыма до Сирии, от Центральноафриканской Республики до Венесуэлы, успешно применяя при этом и военный фактор.

Путин рассказал, что будет, если против России применят ядерное оружие>>

За этими успехами куда реже замечается, что Россия обыгрывает вероятного противника и стратегически. Впрочем, не зря Запад частенько обвиняет Москву в том, что там слишком хорошо усвоили правила и методы гибридной войны.

13277
Теги:
'холодная война'
По теме
Шойгу рассказал депутатам Госдумы о положении дел в армии
Непробиваемая стена: как российская армия "сводит с ума" вражеские снаряды
Путин о призыве в армию: рано или поздно уйдет в прошлое

Европа опять собирается воевать

39
(обновлено 15:26 18.09.2021)
Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен объявила, что ЕС намерен завести собственную армию, чтобы не полагаться на США в вопросах обороны.

Непосредственным поводом для такого решения было афганское фиаско американцев. По мнению фон дер Ляйен, оно "ставит серьезные вопросы не только перед блоком НАТО, но и перед странами, входящими в состав ЕС", пишет Максим Соколов для РИА Новости. 

С чем нельзя не согласиться. Импульсивный характер решений, в том числе и военных, принимаемых США, которые никому не дают в них удовлетворительного отчета — в том числе и ближайшим союзникам, — напрягает европейцев и склоняет их к мысли, что военное строительство в Европе должно быть делом самой Европы.

И все же лучше не зависеть в такой мере от США с их гиппопотамьей грацией. К тому же дело не только в грации, а еще и в том, что вся американская политика — как внутренняя, так и внешняя — переживает сейчас сильный разброд и шатания: в Вашингтоне кто в лес, кто по дрова. И в таких чувствительных вопросах, как военные, лучше несколько дистанцироваться от заокеанского гегемона с его непредсказуемостью и откровенно пренебрежительным отношением к союзникам.

Не то чтобы Европа сильно стремится где-нибудь повоевать, тем более на своих границах. Такую отчаянную смелость демонстрируют разве что прибалтийские лимитрофы. Но осознание того, что Евросоюз, соизмеримый с США по населению и экономической мощи, является в то же время военным карликом, не может не угнетать европейцев. Потому что такая диспропорция ударяет по их амбициям не только в собственно военной — положим, европейцы нынче стали пацифистами, — но и во внешнеполитической сфере. "А сколько у Брюсселя дивизий?" — это вопрос очень варварский, но верный. Суверенитет и военный потенциал, что ни говори, трудно отделить друг от друга.

Недаром же вопрос о самостоятельных вооруженных силах Европы постоянно возникает начиная с 50-х. Парижские соглашения 1954 года были как раз об этом. Равно как и жестокие трения между Парижем и Лондоном в начале 60-х. Де Голль считал Лондон троянским конем США, торпедирующим усилия Парижа по строительству европейской армии.

И даже если не идти так далеко в прошлое, то совсем недавно — в 2018 году — французский президент Макрон заявил: "США — наш исторический союзник и продолжает им быть. Но быть союзником — не значит быть вассалом. Мы не должны зависеть от них". То есть опять свои вооруженные силы.

Однако включение в игру главы Еврокомиссии придает серьезной военной тематике несколько шутовской оттенок.
Та же самая фрау фон дер Ляйен, которая сейчас готова стать чуть ли не главнокомандующим европейской армией, всего четыре года назад, в бытность свою министром обороны ФРГ, заявляла: "Нет, европейской армии не будет". И подчеркивала, что Евросоюз не станет конкурировать с НАТО в вопросе национальной обороны, напомнив, что "ЕС и без армии вносит вклад в обеспечение безопасности". В 2017-м вносил, а теперь, стало быть, перестал вносить.

Это еще, положим, можно было бы объяснить стремительно меняющимся мировым ландшафтом, а значит, и переменами в потенциальном театре военных действий. "Весь мир меняется, несется все вперед, а я нарушить слова не посмею?"

Но тут есть другой нюанс. В течение пяти с половиной лет (2013-2019 годы), что фон дер Ляйен была министром обороны ФРГ, и она сильно не преуспела в строительстве германских Вооруженных сил. Один из ее предшественников на этом посту, военный министр при канцлере Коле Руперт Шольц, назвал состояние бундесвера при фрау министре "катастрофическим". Нехватка амуниции повсеместная — от исправных танков до солдатского исподнего. Пришлось снять с вооружения основную единицу стрелкового оружия, автомат Heckler & Koch's G36, поскольку выяснилось, что при легком перегреве ствола из него уже невозможно попасть в цель. Экспедиционный корпус в Афганистане не имел бронежилетов, немцы выпрашивали их у других европейских товарищей по оружию. И как венец всего — малопонятные откаты и гонорары сторонним консалтинговым фирмам. Все как мы любим.

Фон дер Ляйен может быть по духу хоть Брунгильдой, хоть валькирией, но доверять ей строительство европейской армии, где целью министерской амбиции должна быть точная пригонка амуниции, — после такого национального фиаско было бы опрометчиво.
Все это, разумеется, не отменяет в принципе соображений в пользу того, чтобы у ЕС появились свои солдатушки, бравы ребятушки под единым верховным командованием. Но при этом кадры решают все, а нынешние европейские кадры оставляют желать уж очень много лучшего. Не Тюренн, не Конде и даже не тов. Троцкий.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

39

Право на применение силы надо еще заслужить