Многополярность и расчет на второй тур: какими будут выборы президента Абхазии

2597
(обновлено 13:04 05.09.2019)
На данный момент Центризбирком Абхазии зарегистрировал в качестве кандидатов в президенты Абхазии действующего главу государства Рауля Хаджимба, а также Леонида Дзапшба, Алхаса Квициния, Шамиля Адзынба, Олега Аршба, Алмаса Джапуа, Астамура Тарба.

Сергей Маркедонов, ведущий научный сотрудник Центра евро-атлантической безопасности Института международных исследований МГИМО – для Sputnik Абхазия

Президентская избирательная кампания в Абхазии входит в решающую фазу. Завершен прием документов – в этот раз в Абхазии 10 кандидатов на пост главы республики. После того, как пройдет процесс проверки всех документов, поступивших в республиканскую Центральную избирательную комиссию (это должно быть сделано до 26 июля), начнется предвыборная агитация.

Главная борьба впереди. Однако уже сегодня некоторые важные моменты абхазского избирательного цикла можно (и нужно) зафиксировать.

Абхазская многополярность

Уже ясно, что биполярной президентской избирательной кампании не будет, если понимать под таковой борьбу между выдвиженцем от действующей власти и объединенным оппозиционным кандидатом.

Между тем, еще в мае картина выглядела иначе. Внезапная госпитализация оппозиционного политика Аслана Бжания породила версию о возможном его отравлении. И вне зависимости от обоснованности этой теории (которая на сегодняшний день не стала окончательной), она создала определенные проблемы для власти, в результате чего дата голосования была перенесена почти на месяц.

Напомню, что на прошлых выборах главы республики Бжания занял второе место, и показал при этом достойный результат, набрав порядка 36% голосов избирателей. Также следует иметь в виду, что действующий президент Рауль Хаджимба (избранный на этот пост только после четвертой попытки) на протяжении всей своей легислатуры получал требования оппозиции о досрочной отставке. Но в итоге ему удалось в целом успешно пройти через испытание парламентскими выборами (в 2017 году), регулярными массовыми протестами и даже попытками организовать референдум о доверии главе республики.

За всю "хаджимбовскую пятилетку" оппозиция не смогла консолидироваться и представить единого лидера, готового бросить вызов властям. Всякий раз, когда ситуация, казалось, доходила до некоей точки кипения, пар выходил в свисток.

Весной 2019 года неприятная история с состоянием здоровья оппозиционного лидера, на первый взгляд, создала для оппонентов действующего президента позиционное преимущество. Говоря шахматным языком, все выглядело, как "оппозиция начинает и выигрывает". Но конвертации первоначального преимущества в нечто политически осязаемое не произошло. Повторюсь еще раз, версия о некоем заговоре против Бжания не получила достаточных подтверждений. Сам же оппозиционный кандидат после взвешивания всех возможных плюсов и минусов от участия в кампании, оценивая, прежде всего, собственное состояние здоровья, от участия в выборах отказался. Таким образом, повторения политической дуэли пятилетней давности (Хаджимба – Бжания) не будет.

Оппозиция пойдет на выборы разными колоннами. Партия "Амцахара" ("Родовые огни", изначально возникшая как ветеранское движение участников грузино-абхазского конфликта) выдвинула в качестве претендента на президентский пост Алхаса Квициния. Аслан Бжания, отказавшись от своего участия в выборах, поддержал эту кандидатуру. И вот здесь возникает интересная интрига, которая при определенных обстоятельствах превращается в изюминку предстоящих президентских выборов.

Кандидаты и не только

Речь о том, что сегодня важными действующими лицами кампании становятся не только непосредственные участники избирательной гонки, но и политики, сохраняющие значительное неформальное влияние. Про Бжания мы уже сказали. Но к таковым не в меньшей мере относится и Александр Анкваб.

За весь постсоветский период этот политик пережил несколько взлетов и падений. На этом пути стоит отметить конфликт с харизматическим отцом-основателем нынешней Абхазии Владиславом Ардзинба, вынужденный период "опалы" (проживание в Москве и дистанционное участие в республиканских общественно-политических и социально-экономических процессах). Потом было возвращение в абхазскую политику в качестве ближайшего сподвижника и соратника Сергея Багапш, продвижение из премьеров и вице-президентов в главы республики и досрочный уход в отставку в результате массовых антиправительственных протестов.

Пять лет назад казалось, что история Анкваб-политика закончена. Но в 2017 году он снова вернулся в политическую игру уже в качестве депутата национального парламента. Понятное дело, что депутатский мандат не был пределом его мечтаний. И окажись оппозиция удачливей, экс-президент мог бы сегодня занимать пост спикера. В предстоящей кампании политический тяжеловес Анкваб не сможет принять участия из-за возрастных ограничений. Но поддержать кого-то – в его силах. Этот кто-то вполне может, став главой Абхазии, назначить Анкваб премьером. Тем самым восстановив его пошатнувшиеся позиции.

В начале июля стало известно, что Анкваб поддержал Олега Аршба. Таким образом, одержи победы Квициния или Аршба, не исключено, что мы услышим о таких главах вновь сформированного правительства, как Аслан Бжания или Александр Анкваб. И тогда не непосредственные участники президентской гонки, а влиятельные политические персоны станут бенефициарами наряду с тем, кто выиграет кампанию.

Таким образом, пост премьера может получить дополнительную "капитализацию" де-факто, а не де-юре.

Впрочем, для этого выборы еще надо выиграть. А нынешние представители власти, похоже, сдаваться, не намерены. Опыта по преодолению сложных кризисных ситуаций у них не занимать.

Другой вопрос, что в случае победы действующего президента оппозиционные выступления никуда не денутся. Но шансы оппозиционеров на победу становятся проблематичными именно из-за того, что они выступают не единой командой, а вынуждены оппонировать друг другу.

Идет на выборы и Алмас Джапуа. Свою известность он заработал инициативами по введению законодательных ограничений по продаже недвижимости для иностранцев. Джапуа также выступал против активного проникновения иностранного крупного бизнеса в республику. Его в свое время рассматривали как представителя "третьего пути". Как бы то ни было, он, скорее всего, будет играть на поле критиков власти.

"В бой идут одни старики…."

Не исключено, впрочем, что все претенденты рассчитывают на второй тур.

Но среди нынешних выдвиженцев нет по-настоящему новых лиц, ранее не раскрученных. Практически все они побывали на разных должностях (начиная от поста главы республики) в исполнительной власти либо были депутатами. Сказать, чтобы кто-то из них представлял собой "темную лошадку", крайне проблематично. И это также один из принципиально важных моментов разворачивающейся кампании.

При этом нельзя не заметить запроса на новые лица в абхазской политике – вне жесткой привязки к группам критиков власти или ее сторонников.

Еще парламентские выборы в Абхазии в марте 2017 года, прошедшие в два тура, четко зафиксировали этот тренд. Тогда многие известные в республике политики не смогли преодолеть барьер на пути к получению депутатского мандата. И, к слову сказать, из одного избирательного цикла в другой эта картина повторяется. Запрос на новые лица в политике есть, но по-настоящему представители послевоенного поколения еще не заявили о себе. И выборы-2019 не станут такой площадкой.

Как я уже сказал, выборы не будут политически биполярными. Но при этом и многоцветными их не назовешь. Настоящей конкуренции программ, ориентированных на развитие республики, нет. Ни власть, ни оппозиция так и не вышли по сути за рамки первичной повестки дня, которая определяла жизнь Абхазии в период до признания независимости, в условиях постоянной угрозы со стороны Грузии. Но теперь-то такая угроза снята!

Показательно, что тема "руки Тбилиси" не является сегодня сколько-нибудь важной в разворачивающейся предвыборной борьбе. Многие жители Абхазии полагают, что эта страница истории перевернута, надо писать новые главы абхазской истории.

Таким образом, абхазские выборы станут сложным  уравнением. Сегодня уже ясно, что победителями, скорее всего, окажутся ветераны абхазской политики. Но в следующем цикле именно они будут иметь дело с подрастающими новыми "звездами". И их вовлечение в процесс принятия важных для республики решений будет основным содержанием абхазских политических процессов в ближайшие годы.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

2597
Теги:
Астамур Тарба, Алмас Джапуа, Астамур Отырба, Олег Аршба, Артур Анкваб, Леонид Дзапшба, Астамур Какалия, Шамиль Адзынба, Рауль Хаджимба, Сергей Маркедонов, Абхазия, президентские выборы
Темы:
Выборы президента Абхазии — 2019 (273)
По теме
Партия "Амцахара" выдвинула Алхаса Квициния кандидатом в президенты Абхазии
Новая дата и новые правила: как в Абхазии будут избирать президента
ЦИК принял документы Хаджимба для регистрации кандидатом в президенты

Протесты и беспорядки в Минске после президентских выборов

Почему Лукашенко не может проиграть Майдану

938
(обновлено 12:35 13.08.2020)
Попытка устроить Майдан в Белоруссии провалилась — хотя волнения в Минске и других городах будут продолжаться еще какое-то время, считает колумнист РИА Новости Петр Акопов.

Но разве это Майдан? Это же народное восстание, бунт недовольных фальсификацией выборов — Лукашенко украл у людей их голоса, он должен уйти, говорят одни. Нет, хотя он и сфальсифицировал выборы, уходить он не должен — иначе к власти придут прозападные силы. Нет в Белоруссии никаких серьезных прозападных сил — пускай Лукашенко уходит, а народ выберет себе нового президента, который все равно будет сохранять дружеские отношения с Россией.

Вся эта разноголосица, если не сказать шизофрения, присутствует в российском общественном мнении, причем и в самых его широких патриотических кругах — не говоря уже о том, что для небольшой, но активной прозападной части российского общества борьба с Лукашенко является в первую очередь борьбой с Путиным: не получилось в России, так хоть на Белоруссии потренируемся. Как же нам оценивать происходящее в соседнем государстве?

В первую очередь — с точки зрения русских интересов, Русского мира, русской истории, тогда все станет кристально ясно. Белоруссия — это часть России. Не Российской Федерации, а нашей тысячелетней Родины.

Временная независимость ничего не меняет: для истории три десятилетия — это очень небольшой отрезок времени. Легко укладывающийся даже в масштабы человеческой жизни — недаром Лукашенко правит своей страной 26 из 29 лет ее существования.

И почти все эти годы лукашенковская Белоруссия находится в союзе с Россией — в Союзном государстве. То есть свой выбор Лукашенко сделал сразу — мы один большой народ; ну или, говоря более политкорректно, три братских народа, образующие один великий.

А сколько же должно у нас быть государств? Конечно, одно — но после развала Союза образовалось 15 независимых единиц. Ни у одной из них не было никакого опыта государственности — кроме России, от которой все и откололись. То, что процесс обратного собирания русских земель будет сложным, было понятно изначально — но от осознания этого такая задача не становится менее важной.

Собиранием земель занимается, естественно, Россия — ведь только она и является государством-цивилизацией, хранителем и защитником интересов Русского мира (и всех тех народов, кто хочет быть в его орбите).

Но работать с осколками СССР очень сложно — и не только потому, что наши противники пытаются увести от нас бывшие союзные республики, но и потому, что Россия сама еще не полностью восстановилась после развала, не осознала до конца свою самодостаточность, не выстроила надежную и эффективную модель своего государства. И это притом, что у нас есть огромный исторический опыт — и чувство ответственности перед предками и потомками. В осколках СССР ничего этого нет — поэтому там образуются временные конструкции, выстраиваемые местными национальными элитами.

Прибалтика ушла в состав Евросоюза — Эстония и Латвия стали к тому же и придатком скандинавских стран, а Литва потеряла треть населения. В мусульманских регионах — Средней Азии и Азербайджане — возникли автократические режимы пожизненных президентов или династий (Алиевы). Единственное исключение — совсем искусственная Киргизия, раздираемая региональными противоречиями.

Нет сильной власти и в Закавказье — но Грузия и Армения представляют из себя в полном смысле слова несостоявшиеся государства, хотя первое потеряло часть своей территории, а второе захватило часть чужой. Точно такое же несостоявшееся государство — Молдавия, поставляющая за границу гастарбайтеров и раздираемая между Россией и Румынией.

Самая сложная судьба у более чем искусственной Украины — раздираемая борьбой за власть и собственность и региональными противоречиями, она попала под власть коррумпированных и антинациональных элит, решивших увести ее на Запад.

На этом фоне Белоруссия Лукашенко — это пример крепкого государственного образования. Причем русского и находящегося в союзе с Россией. Это не просто заслуга Лукашенко — вся нынешняя Белоруссия является его личным творением, созданным им и под него.

Никакого исторического государственного опыта у Белоруссии не было — и Лукашенко корректировал и менял советскую модель государственного и общественного устройства. То, что получилось, может кому-то нравиться, а кому-то нет — но это пример успешного государственного строительства. Конечно, временного — потому что само существование независимой Белоруссии — это временное явление. Поэтому ни о какой сменяемости власти в Белоруссии с точки зрения русских интересов речи быть не может — потому что Лукашенко — это и есть и Белоруссия. Та, которая не часть Российской Федерации, — но часть исторической России.

При этом у Лукашенко есть народная поддержка — может быть, не те 80 процентов, что показали итоги выборов (приписки исключать нельзя — но их масштаб не может быть большим и тем более определяющим), однако абсолютное большинство в две трети он точно имеет. Поэтому требования "подчиниться воле народа" и уйти — не что иное, как демагогия из арсенала тех самых "цветных революций".

Чудный набор технологий, следуя которым активное протестное меньшинство выходит на улицы — и сносит власть. Вот только незадача — оно сносит слабую и неуверенную в себе власть. Лукашенко силен и уверен в себе — он ощущает свою ответственность за созданную им Белоруссию. За ним огромное молчаливое большинство — часть из которого может быть недовольна теми или иными его действиями, но которое совершенно не собирается играть в "народную революцию", то есть ломать свое социальное государство.

Ну а как же реальные недовольные и протестующие — они же есть? Конечно: тут и часть городской молодежи, и часть проевропейски настроенных столичных жителей. Даже их претензии к власти невнятны — главная, впрочем, "устали от Лукашенко, давно правит". Но за него ведь голосует большинство? Нет, это все ложь — большинство против!

На этом разговор можно заканчивать — потому что никаких серьезных свидетельств этого "всеобщего против" обнаружить в социально достаточно однородном белорусском обществе невозможно. В самом лучшем для оппозиции случае за нее около трети населения — но ведь это же меньшинство? Но им не важны цифры — важен настрой на свержение "диктатора".

А этот настрой на провокации и Майдан был ясен задолго до выборов — именно поэтому так нервничал Лукашенко, именно поэтому он, прекрасно знавший о том, что игра против него ведется с Запада, поверил еще и в причастность России к возможным провокациям. Да, в России есть целый ряд недоброжелателей Лукашенко — и не только среди зарящихся на белорусские активы экс-олигархов, но и среди наших западников, для которых "Лукашенко — сегодня, Путин — завтра". Но ни российские власти, ни подавляющая часть российского общества не были настроены против Лукашенко — и только в последние дни, на фоне провокации с задержанными российскими гражданами, у наших общих врагов появилась возможность играть на разжигании антилукашенковских страстей в России.

Россия несет особую ответственность за все осколки Советского Союза — но наша ответственность за Белоруссию самая большая. Так было и до украинского вывиха, и тем более после него. Это не значит, что мы считаем белорусов и Лукашенко слабыми, неразумными и тем более предателями, — это значит, что мы считаем своими, такими же, как мы, ни в чем не отделяем их от себя. Два разных, хотя и союзных, государства — миг на часах русской истории. Но пока он длится, в Белоруссии могут быть уверены — мы всегда придем на помощь, мы никому не позволим ни поссорить нас, ни разорвать наше единство.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

938

Российская вакцина от коронавируса: просто, как все гениальное

146
Мы, врачи, достигли успехов в лечении пациентов с коронавирусом, используя моноклональные антитела, стероиды, противовирусные препараты, пишет Сергей Царенко, заместитель главного врача по анестезиологии и реаниматологии московской городской клинической больницы №52.

Больные стали меньше умирать, но все равно в случае тяжелых форм инфекции мы вынуждены их переводить на ИВЛ. И дальше шесть-восемь человек из каждых десяти умирают от внутрибольничных инфекций. Таких больных спасли бы новые антибиотики. Но на их разработку нужны годы, пишет Сергей Царенко в своей колонке для РИА Новости.

Есть и другой путь: уберечь людей от заражения коронавирусом. Путь хороший во всех отношениях — и человек здоров, и окружающих он не заразит. Ведь чем больше будет устойчивых к болезни людей, тем толще будет иммунная прослойка в обществе, тем скорее наступит конец эпидемии.

Пока что устойчивость к болезни формируется только в том случае, если человек ею переболеет. Но ведь есть и более безопасный вариант — иммунизация. Тем более что имеется эффективная и безопасная вакцина, созданная специалистами института имени Гамалеи. Этот институт в микробиологическом сообществе такой же бренд, как "Мерседес" в автомобилестроении.

Я знаю академиков Гинцбурга и Логунова много лет. С ними и их сотрудниками мы разрабатываем новые способы борьбы с устойчивыми бактериями. Кроме этого, ученые института уже успешно создали вакцины против Эболы и MERS.

И не просто создали, а отработали безопасный и эффективный способ их создания — векторный. На безобидный для человека аденовирус, как на ракету-носитель, цепляют орбитальную станцию — кусочек коронавируса. И запускают внутрь человеческого организма.

После этого формируется иммунитет и на "ракету-носитель" и на "орбитальную станцию". Чтобы закрепить успех, через три недели такую же "орбитальную станцию" запускают на другой "ракете-носителе", другом аденовирусе.

И опять формируется иммунитет. В результате на оба аденовируса формируется иммунитет послабее (он ведь организму не нужен), а на коронавирус — устойчивая и надежная иммунная защита.

Просто, как все гениальное. И ведь никто, кроме наших Левшей, не додумался до таких тонкостей. В мире создаются еще несколько векторных вакцин, но вот чтобы с двумя "ракетами-носителями"!

Вакцина уже испытана на добровольцах. Причем первыми добровольцами были все сотрудники института имени Гамалеи. Они как создатели нового моста — стали под этот мост, в то время как по нему пошел первый поезд! После этого вакцина испытана на добровольцах — военнослужащих. Ни одного осложнения, у всех мощный иммунитет.

Немудрено, что тут же в прессе прокатилась волна критики. От просто выдумок об украденных технологиях до псевдонаучных размышлений о потенциальном ухудшении состояния в случае случайного заражения коронавирусом в период формирования иммунитета на вакцину.

Последнее звучит страшно: антительно-зависимое усиление (ADE). Страшно для неспециалистов. А вирусологи знают, что эффект ADE описан только для лихорадки Денге, да и то не в связи с вакцинацией. В остальных случаях эффект иногда видят в пробирке. Причем не при коронавирусных инфекциях.

И тут встает вопрос. А кто финансирует эту компанию в прессе? От кого зависят "независимые эксперты"? Секрет Полишинеля: от производителей других вакцин, которые пока отстали от российских ученых. Еще от производителей противовирусных препаратов — порой эффективных лекарств, но только при легких формах болезни и имеющих большое количество побочных эффектов.

Нам, практикующим врачам, стыдно смотреть на эту подковерную возню. Мы ждем, когда же перестанут поступать к нам пациенты с коронавирусной инфекцией и когда мы наконец-то сможем заняться и другими заболеваниями, до которых пока не доходят руки в эпидемию.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

146
Темы:
Мировая пандемия коронавируса COVID-19

Компактный "Полоз": в России создали новый пистолет

0
(обновлено 13:47 14.08.2020)
Новый компактный пистолет разработан для сотрудников Министерства внутренних дел России и Росгвардии, которых не устраивал пистолет Макарова ни по мощности, ни по боезапасу.

СУХУМ, 14 авг - Sputnik. Новый самозарядный компактный пистолет "Полоз" создан Центральным институтом точного машиностроения (ЦНИИточмаш, входит в "Ростех"), сообщается на сайте "Ростеха". 

"Полоз" стреляет на дальность до 50 метров и сохраняет работоспособность при температурах от минус 50 до плюс 50 градусов Цельсия.

Вместительность магазина 15-18 патронов, для нового оружия применяются 9х19-миллиметровые пистолетные патроны федеральных органов (ПФО) и патроны 9х19 с пулей со стальным сердечником.

Новый пистолет отслужит не менее десяти тысяч выстрелов. 

"Модульная конструкция позволяет производить замену рукоятки без замены основных частей и использовать магазины различной емкости. Он удобен, надежен и неприхотлив в использовании, что крайне важно для сотрудников оперативных служб", – сказал генеральный директор ЦНИИточмаша Альберт Баков. 

Широкой общественности пистолет покажут на Международном военно-техническом форуме "Армия-2020". 

Читайте также:

0