Борис Джонсон и "Операция овсянка": еды нет, есть надежда победить Путина

200
(обновлено 14:02 24.08.2019)
Результаты дипломатического блицкрига британского премьера Бориса Джонсона, который отправился в турне в Берлин и Париж, пока выглядят удручающе, считает автор РИА Новости Иван Данилов.

Бесспорно, с точки зрения демонстрации мужской силы и доминирования (в том смысле, в котором ее понимают британские таблоиды и американские реднеки) Борис Джонсон однозначно одержал верх над своими европейскими визави — весь мир облетела фотография, на которой он запечатлен в "доминирующей позе", то есть с ногой на столе прямо во время личных переговоров с Макроном. Но вот с точки зрения реальных дипломатических успехов (а не удачных фотографий) ситуацию лучше всего описывает колумнист американского агентства деловой информации Bloomberg Лионель Лоран. Он охарактеризовал результаты встречи двух лидеров как "сладко-горькая победа Макрона в Брекзите", пишет автор РИА Новости Иван Данилов.

Особую пикантность сложившейся ситуации придает тот факт, что незадолго до начала дипломатического турне искрометного британского премьера в Sunday Times был внезапно опубликован текст секретного правительственного документа, в котором довольно трезво описываются последствия так называемого жесткого Брекзита. Последний из-за поведения Джонсона становится базовым вариантом развития событий. Документ, составленный аппаратом премьер-министра правительства тори в сотрудничестве с Казначейством Ее Величества, правительственными структурами и агентствами, носит по-настоящему британское название "Операция "Овсянка обыкновенная", а читать его можно как настоящий политический триллер, достойный пера Томаса Клэнси. Чтобы ощутить дух и эмоцию этого по-своему уникального документа, стоит привести впечатления журналистов американского телеканала CNN, которые сообщают, что "Соединенное Королевство, скорее всего, столкнется с нехваткой продовольствия, топлива и лекарств, если оно выйдет из Евросоюза без сделки о переходном периоде (то есть в режиме жесткого Брекзита. — Прим. ред.)".

Ситуация вокруг "Операции "Овсянка" (часть британской прессы предпочитает более благозвучный вариант "Операция Хаос", но из песни слов не выкинешь) создает гротескные слухи, часть которых невозможно отличить от реальности, ибо непонятно, на что Лондон готов пойти, чтобы хоть как-то облегчить страдания британской экономики в случае жесткого Брекзита. Британский экономический журналист-расследователь Ян Фрейзер со ссылкой на экономического редактора BBC Бенджамина Чу сообщает: "Говорят, что правительство Бориса Джонсона ищет парк самолетов АН-124, построенных на Украине, — единственных самолетов, способных транспортировать три 44-тонных грузовика, чтобы перевозить жизненно важные запасы в случае жесткого Брекзита". Читатели, конечно заявили журналисту, что вообще-то такие самолеты придется, вероятно, одалживать у России, и что сам слух (или план?) выглядит как бред. Но этот инцидент отлично передает эмоциональное состояние британского инфополя.

Легко догадаться, что играть с открытыми картами сложно. А получилось так, что Борис Джонсон поехал в Берлин и Париж демонстрировать свою несгибаемую позицию и блефовать, притом что весь мир смог заранее ознакомиться с его реальными картами и в этой британской колоде не нашлось хоть сколь-нибудь внушительных козырей. Однако у Джонсона не было и нет особого выбора в плане стратегии поведения: в своей программной статье он обещал Владимиру Путину и заодно всем гражданам Великобритании, что Брекзит состоится при любых условиях и строго 31 октября 2019-го и тем самым Владимиру Путину якобы будет доказано, что западный либерализм жив, а российский президент был неправ, объявив об истечении его срока годности.

Причудливую логику британского премьера сложно уловить, но сделанного не воротишь, вызов брошен, и теперь Джонсон, для которого "мачизм и несгибаемость" — главные элементы политического имиджа, должен как-то выкручиваться, даже если в Великобритании начнутся перебои с лекарствами, едой и топливом.

Более того, и это должно быть особенно унизительным для официального Лондона, вся стратегия нового правительства в отношении Брекзита была просчитана заранее (причем публично!) президентом Франции, который сейчас получил полное моральное право на круг почета вокруг Елисейского дворца. Агентство Bloomberg перечисляет удачные прогнозы Макрона по поводу того, что будет делать правительство Джонсона:

"В конце концов, именно Макрон предсказал, что британцы попытаются отложить и пересмотреть условия Брезкита, а не перепрыгнуть через обрыв и пойти на жесткий Брекзит еще в марте, что должным образом и произошло. Именно Макрон тогда правильно предположил, что (предоставлению Лондону отсрочки. — Прим. ред.) более продолжительной, чем техническое продление от этой первоначальной мартовской даты Брекзита, будет рассматриваться Лондоном как шанс для перезаключения уже согласованной сделки по Брекзиту. И именно Макрон разозлил своих коллег по Евросоюзу после того, как отверг разговоры о том, чтобы отодвинуть Брекзит до 2020 года, — это была более мягкая позиция, поддерживаемая Меркель, — в пользу крайнего срока 31 октября."

В таких условиях Борису Джонсону будет очень сложно за те 30 дней, которые ему "отмерила" на недавних переговорах Ангела Меркель, найти какое-то решение, которое одновременно позволило бы избежать жесткого Брекзита и при этом удовлетворило бы радикальных членов Консервативной партии, избирателей и геополитические амбиции самого британского премьера. Его ставка на то, что в последний момент Евросоюз прогнется под лондонские требования и будет готов отказаться от уже согласованных (и крайне невыгодных для Великобритании) условий, под которыми подписалась Тереза Мэй, пока себя не оправдывает.

Вполне вероятно, что эта ставка и не сыграет, потому что теперь есть как минимум один ключевой европейский лидер, для которого британская катастрофа будет личной геополитической победой. Причем чем ярче будет "гореть" британская экономика, тем более значимым окажется триумф Макрона. Конечно, британский премьер вполне может обвинить Макрона в работе на Путина, но вот его рейтингу и перспективам Великобритании от этого легче не станет.

Мнения автора может не совпадать с позицией редакции.

200
Теги:
Владимир Путин, Великобритания, Борис Джонсон

Террорист убил учителя, а Европа убивает себя сама

223
(обновлено 11:16 19.10.2020)
В пятницу во Франции около учебного заведения в коммуне Конфлан-Сент-Онорин произошло убийство преподавателя. Предполагаемый нападавший был застрелен сотрудниками полиции в соседней коммуне Эраньи.

После кошмарного убийства учителя радикалом-исламистом Франция задалась сакраментальными русскими вопросами: кто виноват и что делать, пишет колумнист РИА Новости Ирина Алкснис.

В связи с первой темой французским журналистам оказался наиболее интересен момент, каким образом чеченская семья из России вообще получила статус политических беженцев. Выяснилось, что она переехала во Францию в 2008 году, где ее ходатайство об убежище несколько лет рассматривалось властями — и в результате было отклонено. Однако в 2011-м Национальный суд по вопросам права убежища отменил это решение. Ну а чуть больше полугода назад — по достижении совершеннолетия — будущий убийца автоматически получил собственный вид на жительство.

В общем, совершенно обычная история в современной Европе.

Что касается второго вопроса, то тут бескомпромиссно выступили французские власти, заверив сограждан, что они не намерены сворачивать с выбранного пути борьбы с исламизмом.

Роковой урок, на котором 47-летний Самюэль Пати в рамках занятия по свободе слова показал ученикам карикатуры на пророка Мухаммеда из журнала Charlie Hebdo, прошел в начале октября. Тогда же состоялось выступление Эммануэля Макрона, вызвавшее серьезный резонанс далеко за пределами страны. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обвинил своего французского коллегу в "открытой провокации" и посягательстве на свободу совести.

Именно в этой речи французский лидер объявил войну "геттоизации" Франции, "исламистскому сепаратизму" и анонсировал масштабный план по борьбе с закрытыми, варящимися сами в себе этническими и религиозными анклавами. Кстати, именно система образования — главное направление кампании. В частности, планируется практически полный запрет домашнего образования и жесткое выкорчевывание "нелегальных школ, которыми зачастую руководят религиозные экстремисты".

После произошедшего теракта нередко звучали удивленные и даже местами осуждающие мнения российских комментаторов в адрес убитого учителя, который продемонстрировал 12-14-летним ученикам откровенно оскорбительные для некоторых из них карикатуры.

Важно понимать, что это была не просто личная инициатива Пати — он действовал в рамках программы и установок французской системы образования. На том злосчастном занятии преподаватель, пытаясь сгладить острый момент, заранее предупредил учеников о содержании изображений, которые покажет, и предложил выйти из класса тем, кому это неприятно.

Самое удивительное, что французское государство и впрямь считает подобный подход эффективным в борьбе за секуляризацию, интеграцию меньшинств и размывание сформировавшихся в стране гетто.

Ведь можно без особых проблем предугадать реакцию подростков, выросших в замкнутой этнической среде, выдернутых из частных школ под руководством имамов-экстремистов и посаженных за парту государственного учебного учреждения, где им на уроке покажут нарисованную картинку обнаженного мужчины с подписью, что это пророк Мухаммед. И дело даже не столько в том, что кто-то из них решит повторить путь 18-летнего чеченца, сколько в том, что трудно придумать более надежный способ навсегда вызвать у молодых людей глубочайшее отторжение и отвращение к европейским ценностям, культуре и образу жизни.

Инициатива Макрона вызвала крайне бурную реакцию не только в исламистских кругах, но и у противоположного — либерального — лагеря, который усмотрел в предложениях французского президента недопустимое наступление на права и свободы граждан.

Самое ироничное и печальное, что все три стороны этого противостояния на самом деле говорят на одном языке — языке радикализма и нет принципиальной разницы между исламистским экстремизмом, левацко-политкорректным либерализмом и секуляризмом в крайних формах, что ныне практикует французское государство. Для решения действительно острой и давно назревшей проблемы Франция прибегает к тем же методам максимально грубой промывки мозгов, что и исламисты, правда, шансов, что они сработают, у нее куда меньше.

В свое время Европа подарила миру удивительную — потому что работающую — концепцию свободы, которая выражена в популярнейшей формуле, согласно которой свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого.
Существуют разные интерпретации этой мысли, но все они так или иначе сводятся к тому, что даже самое свободное общество предполагает определенные ограничения для каждого своего члена.

На практике это вылилось в то, что система западной демократии в своем классическом виде воспринимает маргинальными и неприемлемыми любые крайние и непримиримые в своей крайности точки зрения — будь то правые, левые, красные, белые или серо-буро-малиновые. А общественный и политический консенсус в такой системе делает ставку на компромисс и взаимоуважение, в том числе уважение к чужим убеждениям, верованиям и ценностям.

Нет никакого противоречия в том, чтобы, борясь с религиозным экстремизмом, не допускать и уж тем более не пропагандировать в государственных школах вакханалию воинствующего безбожия, целенаправленно оскорбляющего верующих. Точно также государство может стоять на страже неприкосновенности частной жизни человека вне зависимости от его сексуальной ориентации, но при этом жестко блокировать любые попытки проникновения нетрадиционных сексуальных практик в общественную жизнь, будь то гей-парады или пропаганда гомосексуализма среди несовершеннолетних.
Одно другому никак не противоречит.

Но, похоже, Запад просто забыл об этом. И можно быть уверенным, что взятая им ныне на вооружение концепция, подталкивающая людей к радикализации, а общество — к непримиримости и углублению раскола, даст свои фатальные плоды.

223

Назад, к бедности: Всемирный банк грустит, Китай полон оптимизма

138
(обновлено 14:19 18.10.2020)
По данным Всемирного банка, обратно в нищету по итогам 2020 года будут отброшены 88-115 миллионов человек. И вернуться к исходной, вчерашней точке удастся разве что лет за десять.

Самый, наверное, обсуждаемый сейчас повсюду международный документ — это сообщение Всемирного банка о том, что в 2020 году мир резко обеднел и с этим надо что-то делать, пишет колумнист РИА Новости Дмитрий Косырев. Документ, и особенно итоговый призыв, явно обращен к предстоящей ежегодной встрече "Группы двадцати" (лидеров ведущих экономик мира), но в нем масса фактов, интересных также всем и каждому.

И самый эффектный факт в том, что мы, то есть мир, очень хорошо жили в последние два-три десятилетия, но мало кто это замечал: к хорошему привыкаешь. С начала 1990-х годов доля людей в мире, живущих за чертой абсолютной бедности (1,9 доллара в день), снизилась с 35 до 8,4%: фантастический успех, прежде всего благодаря Китаю, где разбогатели около 700 миллионов. На начало года "экстремально бедных" оставалось только 9,2% населения планеты, или 689 миллионов человек. Говорили о том, что к 2030 году будет полная победа — мир без нищеты.

И вот, сообщает нам ВБ, пришел 2020-й — и кривая на графике впервые надломилась. Обратно в нищету по итогам года будут отброшены 88-115 миллионов человек. И вернуться к исходной, вчерашней точке удастся разве что лет за десять (если повезет).

Причины банк обозначает так: сочетание военных конфликтов, перемен климата и пандемии. Важнее всего последний фактор. Здесь надо смотреть на детали: раньше типичный супербедный был жителем какой-то отдаленной деревни в Африке южнее Сахары. Сейчас больше всего пострадали совсем другие страны — "среднего дохода", где будет теперь помещаться до 82% только что обедневших.

Это прежде всего Индия, Бангладеш, Нигерия и прочие. Портрет отброшенных сегодня в нищету такой: это скорее городские жители, работали в "неформальном секторе" и на каких-то производствах, "на которые более всего оказали влияние локдауны и ограничения в перемещении". Индия, напомним, известна наиболее длительными и жесткими карантинами из всех прочих стран мира. Всего, получается у банка, на грани выживания в ближайшее время окажется в 150 раз больше людей, чем умерло от самой пандемии.

Все в целом по масштабу напоминает потери, которые мир обычно несет после какой-нибудь мировой войны. Собственно, множеством экспертов уже было сказано, что Третья мировая давно идет, просто она ведется новыми методами — без боевых действий как таковых (не считая региональных конфликтов). Это война ценностей и подходов к глобальному и местному управлению, неразрывно слитая с борьбой разных лобби и отраслей экономики за то, кто из них будет дальше диктовать людям, как им теперь следует жить.

Резкий рост крайней бедности — только часть такого процесса, можно было бы вспомнить обеднение среднего класса в относительно небольшой группе западных стран, называющих себя развитыми. Или очень странную кампанию по заселению Европы или США мигрантами под разговоры о "врожденном расизме белого человека". Или прочие кампании, направленные на уничтожение нормальной жизни обществ. Раньше такая перезагрузка всей системы происходила по итогам массовых боевых действий (пир победителей), сейчас обходится без них.

Беспрецедентность происходящего наводит на мысли, что призывы ВБ "что-то сделать" с рывком бедности не каждый в сегодняшнем мире услышит — не до того. Ну хотя бы США — кто-то еще думает, что Америка с ее нынешними проблемами способна улучшать мир? Хотя министры финансов G20 очень серьезно отнеслись к идее продлить мораторий на обслуживание внешнего долга наименее развитых стран еще и на 2021 год. Но это капля в море проблем.

Единственная из великих держав, делающая оптимистические заявления насчет способности человечества успешно и дружно пройти через нынешнюю черную полосу, — это Китай. Например, идея построить "процветающий, чистый и красивый мир" достаточно типична для китайских внешнеполитических заявлений (в данном случае речь об инициативах по части экологически дружественных технологий). Но Пекину удается в лучшем случае декларативно обозначить направление, в котором он хотел бы идти вместе с партнерами. Или возглавить движение, хотя лидерство — такая штука, которую нужно предлагать очень аккуратно.

А вот если речь о практических и результативных действиях, то с этим сложнее. На минувшей неделе Китай, например, провел акцию в ООН — инициировал совместное заявление 26 стран в Третьем комитете (по социальным и гуманитарным проблемам). Двадцать шесть (включая Россию) — это страны, против которых вводили санкции США с союзниками, хотя список неполный. Мысль заявления проста: санкции надо немедленно снять. Поскольку они всегда ухудшают положение населения стран, против которых вводятся. И нынешний момент — тот самый случай, когда с санкциями пора распрощаться.

Но всем же понятно, что никто ничего снимать сейчас не будет, сколько бы ни было "новых бедных". В конце концов, что там Третий комитет — 23 марта к тому же призывала комиссар ООН по правам человека, а 26 марта — Генеральный секретарь ООН. А потом и вся Генассамблея большинством голосов.

Да это уже, видимо, и физически невозможно — снимать санкции. Журнал The Atlantic насчитывает 7967 штук санкций США против каких угодно стран, правда, по состоянию на май 2019 года. А с тех пор добавились (в этом октябре) санкции, например, против 18 иранских банков, то есть, по сути, против тех, кто с ними будет иметь дело. И еще много других. Основания — да никому уже они давно не интересны. И как — с чисто технической точки зрения — можно отменить всю эту кучу документов, которые и перечислить-то не одного дня дело?
Обычно по итогам мировых войн все подобное старье разом сметают в прошлое. Но Третья мировая еще явно не закончена, так что и противостояние санкциям, и связанная с ним борьба с внезапно обострившейся бедностью еще не скоро завершатся.

138

Эпидемиолог: дезинфекция социальных объектов снизит рост случаев COVID-19

0
(обновлено 20:43 22.10.2020)
Специалисты подразделений радиационной, химической и биологической защиты Черноморского флота Минобороны России дезинфицируют социальные объекты в Абхазии с 21 октября.

СУХУМ, 22 окт – Sputnik. Дезинфекция социальных объектов снизит рост заболеваемости COVID-19, сказала в интервью радио Sputnik эпидемиолог Надежда Горяинова.

"Дезинфекция объектов, где собираются люди, места общего пользования, она проводится всегда. У санитаров есть правила: рынки, магазины, кафе, рестораны, то есть дезинфекция поверхности – обязательная работа, проводимая каждый день. В условиях субтропиков сам Бог велел особо внимательно к этому вопросу отнестись", - подчеркнула она.

Говоря о вирусных инфекциях, в том числе и коронавирусе, в период эпидемии необходимо увеличить внимание за соблюдением правил гигиены, санитарных правил на объектах, сказала Горяинова.

"Увеличение числа обработок позволяет снизить вирусные нагрузки. Обрабатывать нужно везде, где есть скопление людей, нужно обеззараживать пандусы, ручки и так далее", - отметила Горяинова.

Одна дезинфекция социальных объектов не может остановить рост заражения коронавирусом, однако она позволит его снизить, заметила она.

"Потому, что должен быть комплекс мер, начиная от гигиены человека. Нужно носить маски, нельзя ходить в гости, собираться толпами", - сказала эпидемиолог.

В мероприятиях по дезинфекции социальных объектов в Абхазии задействовано 11 автомобилей РХБ защиты – это мобильные комплексы аэрозольной дезинфекции, авторазливочные станции АРС-14М с комплектами дегазации, дезактивации и дезинфекции ДКВ-1К, тепловые машины ТМС-65У с реактивным двигателем, генераторы горячего тумана и комплектов специальной обработки ДК-4.

Реактивная обработка: как работают военные российской химзащиты в Абхазии>>

Колонна из 11 специальных автомобилей РХБ защиты Черноморского флота прибыла с Крымского полуострова в Абхазию 19 октября, преодолев более 800 километров.

В апреле 2020 года сводный отряд РХБЗ ЧФ уже принимал участие в проведении дезинфекции на территории Абхазии.

0
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии