Как избежать гнева Трампа: Россия идеальная маскировка

146
(обновлено 17:40 25.08.2019)
Французская компания по контейнерным грузоперевозкам CMA CGM отказалась от арктических маршрутов по экологическим соображениям.

Если вы вдруг пропустили — хотя это вряд ли, поскольку новость попала на первые полосы СМИ, — Россия вновь потерпела сокрушительное поражение: одна из крупнейших мировых компаний по контейнерным грузоперевозкам, французская CMA CGM, отказалась от арктических маршрутов по экологическим соображениям.

Глава корпорации Рудольф Сааде заявил об этом на пятничной — прямо накануне саммита "Большой семерки" — встрече президента Эммануэля Макрона с представителями бизнес-элиты. По словам предпринимателя, "использование Северного морского пути может представлять серьезную опасность для уникальной экосистемы этого региона".

Реакция на новость оказалась вполне привычной и хорошо знакомой по многочисленным предыдущим информационным поводам такого рода. На мировую — и конкретно российскую — аудиторию обрушился вал аналитики о грандиозном провале очередного стратегического проекта Москвы.

На фоне поднявшегося медиашума практически не слышны голоса отраслевых специалистов, которые недоуменно пожимают плечами, поскольку на CMA CGM в принципе не было расчета на нынешней стадии развития Севморпути (СМП). Так что никакого влияния на грузопоток транспортной артерии — как реальный, так и прогнозный — громкое решение не окажет.

Россия действительно надеется привлечь мировой контейнерный флот к сотрудничеству в Арктике, но главные усилия связаны скорее с датской Maersk. В прошлом сентябре компания осуществила "разовый пробный проход" по коридору. В нынешнем июне глава корпорации Сорен Скоу сообщил, что изучает возможность сезонного использования СМП.

Однако сфера эта настолько сложная и деликатная, что с уверенностью говорить о каких бы то ни было прорывах или провалах откровенно рано. В любом случае CMA CGM здесь даже рядом не стояла.

В результате возникает законный вопрос: а какие цели ставили перед собой французы, выступив — да еще так громко и театрально — с данным заявлением? Вряд ли им хотелось просто порадовать антироссийский информационный мейнстрим, подарив очередную медиапустышку, которую можно пережевывать несколько дней.

Представляется, что разгадку стоит искать в той крайне непростой ситуации, в которой ныне оказались морские контейнерные грузоперевозки.
С 2008 по 2016 год отрасль пережила тяжелейший кризис, связанный с падением всех показателей — от загрузки судов до ставок фрахта. С 2017-го положение постепенно выправляется, но реальность за эти годы существенно изменилась.

Контейнерные перевозки были — и остаются — своего рода кровью и символом глобализации. А ее пик в прошлом. Доминирующими трендами в экономике планеты вновь стали протекционизм, репатриация производств и торговые войны.

Однако дело не только в том, что ныне отрасль вынуждена работать в заметно менее благоприятных условиях, нежели раньше. Ко всему прочему, из-за идущих в мире процессов над ней нависли серьезные политические угрозы. Совсем неслучайно та же CMA CGM побежала впереди всех в своем отказе от совместных проектов с Ираном, когда Штаты вышли из иранской ядерной сделки и восстановили санкции против Тегерана.

Недавняя история вокруг взаимно задержанных иранского и британского нефтетанкеров подтвердила, что опасения мировых грузоперевозчиков не напрасны: один неосторожный шаг — и можно попасть в жернова международной политики с неизвестным результатом. И именно морские грузоперевозки особенно уязвимы перед США, которые сохраняют доминирование в мировом океане и обладают огромными возможностями обеспечить проблемы данному бизнесу.

Для CMA CGM все тем более непросто, поскольку многолетним стратегическим партнером французов выступает Китай. С 2013 года 49 процентов главной дочерней структуры компании — Terminal Link — принадлежит китайской China Merchants Port. В марте CMA CGM подписала контракт с Китайской государственной судостроительной корпорацией на строительство десяти контейнеровозов. Список общих проектов можно продолжать довольно долго.

С учетом раскручивающейся китайско-американской торговой войны французский перевозчик рискует попасть под тяжелую руку Вашингтона. Причем шанс на подобное развитие событий тем более велик из-за того, что активность Пекина в портовом и морском бизнесе вызывает крайнее раздражение — если не сказать жестче — Штатов, поскольку воспринимается как угроза положению главенствующей в мировом океане силы.

И тут CMA CGM внезапно делает ход конем, заявив об отказе использовать Севморпуть. Тем самым компания: а) пытается отвлечь внимание Вашингтона от своего стратегического сотрудничества с Пекином; б) стремится задобрить американцев, продемонстрировав лояльность по другому важному для них — арктическому — направлению; в) дает козырь президенту Франции, который получает возможность использовать экологическую тему в своих интересах как во внутренней, так и во внешней политике.

Все это — на пустом месте и прямо перед саммитом G7, который обещает быть непростым в свете многочисленных трансатлантических трений и личных особенностей Дональда Трампа.
Что же касается работы CMA CGM в Арктике, то через несколько лет ничто не мешает компании передумать, подведя под это необходимую идеологическую базу: от использования новейшего экологически безопасного топлива до очевиднейшей ссылки на кратчайший маршрут, который сам по себе уменьшает негативное давление на окружающую среду.

На данный момент наиболее интересен иной вопрос: купятся ли США и лично американский президент на попытку французов прикрыть Россией и Северным морским путем куда более важную и рискованную для CMA CGM тему сотрудничества с Пекином?

Мнения автора может не совпадать с позицией редакции.

146

Америка придумала, что будет продавать миру: платить придется всем

65
(обновлено 12:29 22.09.2021)
Не зря американские участники дискуссии насчет китайского "экспорта авторитаризма" осторожничают: в такой идеологической драке — с Китаем ли, с Россией или еще со множеством стран — очень легко проиграть, пишет автор РИА Новости.

Это не просто свежая статья в журнале Foreign Affairs, это уже целая кампания. Когда во множестве американских и прочих западных изданий волной идут публикации с примерно одинаковыми заголовками, как вот в этой — "Как Китай экспортирует авторитаризм", то случайностям тут не место, пишет Дмитрий Косырев для РИА Новости.

Тот же журнал и издающий его американский Совет по международным отношениям создали что-то вроде досье из своих и чужих публикаций на эту тему — как уже сказано, с почти одинаковыми заголовками насчет авторитаризма. Чем весьма облегчают нам задачу: да, теперь точно видно, что это именно кампания, бесконечное и нудное продвижение одного и того же тезиса в глобальном масштабе. К тому же на своем сайте эта команда регулярно вытаскивает на первые места предыдущие публикации на ту же тему, как бы напоминая: а мы давно уже об этом дискутируем.

Наиболее интересен тут не сам факт организованного многоголосого вопля. В конце концов, он звучит очень даже логично на фоне только что созданного военного антикитайского альянса США, Великобритании и Австралии (AUKUS): надо же объяснять, для чего этот союз нужен и чем плох Китай. Нет, интереснее всего — детали, подробности, в том числе неуверенные голоса: ребята, а может, не надо соревноваться с Китаем именно по части идеологии? Ведь добром не кончится. Может, придумаем что-то другое, без идейных воплей?

Дело даже не в том, что все упомянутые публикации очень слабы по части доказательств. Вот одна из них — насчет того, что в Эквадоре на столбах висят камеры слежения китайского производства и с китайским софтом. Ну и что? А в Лондоне таких камер нет — какого-то иного происхождения? Или другая, объясняющая в очередной раз, что такое китайская идеологема "Один пояс, один путь": триллион долларов Китай инвестирует в новые порты, железные дороги и таможенные терминалы по территориям десятков стран. То, что часть их авторитарные (в западной классификации), говорит только об одном: Китай не пристегивает к своей инициативе условия насчет политических систем. И работает — что естественно — буквально со всеми, кто не входит в жесткие союзные отношения с Западом.

Кстати, а что экспортируют США? Не авторитаризм, а демократию и прочее сплошное добро — отлично. Но почему же эта статья экспорта не приживается во множестве стран, а чаще ведет к каким-то странным последствиям вроде тех, что мы сейчас видим в Афганистане?

Однако та самая статья, где западникам говорят "лучше не надо затевать идеологическое соревнование с Китаем", — она высказывает несколько иные мысли. Начиная с очевидной — о том, откуда все пошло. С недавнего запоздалого признания американскими элитами (после долгих попыток доказать обратное), что, оказывается, экономическое развитие вовсе не требует демократизации. Оно получается и при "авторитаризме" — и именно Китай это всему миру показал. Поэтому сегодня КНР называют более серьезным идеологическим вызовом для Запада, чем в свое время СССР.

Это кому-то обидно, но факт есть факт: советская система доказала, что ее экономика работает хуже западной. А китайская — наоборот, и в этом ее вызов.
Но дальше та самая сомневающаяся статья делает замечательную вещь. Она говорит о том, что непосредственная идейная угроза США и прочим западным странам — внутренняя, а не внешняя. И поэтому надо сначала разобраться с тем, что бросает Западу внутренний вызов, а потом увлекаться внешними якобы противниками.

Речь о том, что в борьбе с советской системой Запад экспортировал одно добро и непреложную истину, а сейчас совсем другое добро и истину. Более того, с этим экспортом все плохо получается потому, что смена идеологии западников — еще вовсе не факт. Зато фактом является глубокий внутренний раскол и идеологическая борьба внутри США, Европы и так далее. Поэтому сначала надо прояснить вопрос, "что есть истина", а потом уже лезть конкурировать с истиной Пекина.

В российском дочернем издании того же Foreign Affairs появилась статья российского исследователя, профессора Александра Лукина о новой идеологии "проснувшихся" западных элит. Кстати, Лукин известен прежде всего как специалист по современному Китаю — и это понятно, потому что понимать Запад проще, когда знаешь, что такое "не-Запад".

В этой статье говорится, что перед нами не несколько бешеных и саморазрушительных кампаний по переделке главным образом западных обществ, а одна. Идеология ЛГБТ и феминизма, борьба с расизмом и прочим наследием колониализма и еще многое другое — это одна идеология, причем такая, что "приобрела черты опасной для человечества системы" — вроде фашизма. Опасной, потому что "сегодняшние сторонники критических теорий полагают возможным просто поменять мышление человека на то, которое считают правильным, путем законодательных изменений, запрета несправедливых и распространения справедливых мнений либо с помощью хирургического вмешательства. Таким образом, навязывание неверных репрессивных представлений должно смениться навязыванием свободных и истинных. Если это и марксизм, то скорее левацкий — в трактовке Мао Цзэдуна с его культурной революцией и школами перевоспитания интеллигенции".

Лукин добавляет: "Россия и другие постсоветские и посткоммунистические государства в этих условиях могли бы сыграть роль зачинателей дискуссии об опасностях новой идеологии. Это обусловлено тем, что они давно, еще в 20-е годы ХХ века, пусть и в несколько ином виде уже пережили подобный период и разрушительный характер новой идеологии, ее неприемлемость здесь понимают гораздо лучше".

Что-то подсказывает, что не зря американские участники дискуссии насчет китайского "экспорта авторитаризма" осторожничают: в такой идеологической драке — с Китаем ли, с Россией или еще со множеством стран — очень легко проиграть.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

65
Война народа Абхазии 1992-1993 годов

Маленькие радости и огромный ужас: эпизод наступления на Сухум

1662
Во время Отечественной войны народа Абхазии 16 сентября 1993 года началось заключительное наступление абхазской армии на Сухум. Операция завершилась 27 сентября освобождением столицы Абхазии.

На третий или четвертый день наступления на Сухум, когда нам вместе с разведротой удалось овладеть Учхозом, появилась необходимость выровнять линию фронта. Получалось так, что по правую сторону трассы мы вышли вперед, а по левой стороне глубоко отстали, практически у моста. Было принято абсолютно правильное решение, и уже вечером Сухумский батальон перебежал трассу и начал продвигаться вперед к Сухуму по левую сторону от дороги.

Певец Лев Лещенко
© Sputnik / Владимир Трефилов

Шли скрытно в колонне по одному. Уже смеркалось. Прямо впереди меня шел Дима Гогуа с гранатометом наперевес. Я всегда его очень просил обязательно и во весь голос предупреждать меня о том, что собирается стрелять, так как меньше всего хотелось погибнуть от реактивной струи при выстреле. По тропе мы подошли к небольшому домику. Неожиданно оттуда раздался крик: "Абхазе бимовидан!" (Абхазы идут! - груз.), и началась беспорядочная стрельба. Дима, предупредив, сходу выстрелил в упор по крыльцу дома. Началась перестрелка.

Видимо, мы нарвались на авангард грузинской обороны. Открыли ответный шквальный огонь и стали громко орать: "Аллах акбар!". Дело в том, что этот клич шокирующе действовал на грузин. Мы знали, что это вызывает панику в их рядах и часто прибегали к такой уловке, хотя на тот момент батальон состоял почти на все сто процентов из коренных сухумчан, и соответственно ярых мусульман среди нас было мало. Но раз это помогало, то мы в контактном боестолкновении использовали эту хитрость.

Бой был скоротечный и успешный для нас. Враг быстро ретировался, и мы продвинулись далеко вперед. В тот вечер вышли возле поста ГАИ к дороге на Новый район. Уже было совсем темно, мы решили закрепиться на этих позициях, чтобы с утра понять, что делать дальше. Распределили людей в круговую оборону в домах и стали ждать. Грузины не особо тогда контратаковали, видимо, тоже хотели разобраться в создавшейся ситуации уже на рассвете. Выдвинув вперед дозоры по два-три человека, мы расположились в подвалах домов, чтобы хоть немного отдохнуть.

Сладкий клад

© Foto / предоставлено Алексеем Ломия
Нам еще повезло с тем, что рядом с тропой был небольшой родничок, так что смогли пополнить запасы питьевой воды. Дом, в котором оказался я, принадлежал какому-то греку, который работал в морпорту и имел непосредственное отношение к поставкам в Абхазию дефицитных импортных продуктов, об этом я узнал позже. Какова была наша радость, когда в гараже мы нашли ящики сгущенки, индийского чая "Три слона", различные джемы и даже сироп "Дона" - очень популярный до войны. Можно было сказать, что мы шиковали! После трех дней полуголодного состояния есть хлеб с джемом, потягивая сгущенку и запивая все это сиропом, разведенным родниковой водой, было настоящим праздником.

Ночь прошла относительно спокойно. Как мы, так и неприятели периодически постреливали на любой шорох, как бы демонстрируя, что мы еще тут. Утром мы отчетливо поняли, что подошли совсем вплотную к дороге. И неожиданностью для нас стало, что у врага тут вторая линия обороны.

Какие же они продуманные и осторожные были! Это были самые настоящие окопы, даже накрытые сверху бетонными плитами. И это почти в километре от Гумисты. Как же они нас боялись!

По рации нам сообщили, что впереди наблюдается какое-то оживление, заметна перегруппировка сил. Видимо, они всерьез были обеспокоены нашим прорывом, что подтянули резервы, и часам к 10 началась контратака. Где-то на возвышенности работал крупнокалиберный пулемет. Сверху, в Новом районе, послышался гул тяжелой техники. Это был танк. Прикрываясь от нашей артиллерии длинной девятиэтажкой, он вышел практически на прямую наводку и стал бить. Это нечто жуткое! Сидишь в кирпичном домике, считаешь выстрелы, причем мгновения между выстрелом и разрывом снаряда практически сливаются, что втройне усиливает грохот.

На наше счастье, основной мишенью танкист выбрал пятиэтажку, ее сейчас называют "домом Павлова". Как бывший бээмпэшник, который знает, как сложно попасть в цель, которая ниже горизонта наклона ствола, могу предположить, что он в нас не стрелял лишь потому, что не мог еще ниже навести орудие. Скорее всего, так. Но любого нормального человека выбьет из колеи, когда прямо над тобой пролетает снаряд и разрывается в каких-то 50-70 метрах. Так мы и отбивали атаки под грохот взрывов. Я и Дима вышли на сторону дома, откуда хорошо видно было врага. На второй этаж поднималась бетонная лестница, под которой было обустроено что-то вроде кирпичного сарая. Я быстро сообразил, что это очень выгодная позиция.

Попался на живца

На уровне высоты человеческого роста выбил два кирпича из кладки и получил отличную бойницу. Теперь передо мной, как на ладони, была дорога, которая вела к трассе. Дело в том, что вдоль дороги грузины нарыли окопов, но саму дорогу от моего укрытия до трассы не перекопали. И они были вынуждены в этом месте перебегать по открытому отрезку, оказываясь на пару секунд под обстрелом. От меня это было в метрах 30-40, то есть на расстоянии выстрела практически в упор. Я перестал отвлекаться на всех врагов и стал подкарауливать тех, кто отважился на перебежки. Тем более что они сами давали знать о том, что сейчас кто-то побежит, открывая беспорядочный огонь для прикрытия своего бойца. Меня они еще не вычислили. Так и продолжалось часа два-три. Они перебегают, а я, как в тире, стреляю по бегущим мишеням. Видимо, результативно, так как на какое-то время интенсивность перебежек сократилась. И вдруг они все одновременно открыли стрельбу. Вот тут я и попался на живца. После двух-трех ответных очередей увидел какую-то вспышку, услышал взрыв, и сразу наступила тишина.

Контузия

Очнулся я от того, что лежу на полу, а Дима надо мной, трясет меня и что-то кричит. Это я понимаю по артикуляции, но слышать ничего не слышу. Произошло то, что должно было произойти. Нельзя было так долго стрелять, не меняя позиции. Они установили мое положение и выстрелили из гранатомета. Снаряд попал в кирпичную стену на уровне живота. Меня спасли предусмотрительность и то, что я хорошо знал, что такое кумулятивный снаряд. Смысл в том, что он попадает в твердое препятствие, пробивает небольшое отверстие, и в эту дыру под огромным давлением врывается огненный заряд, сжигая все живое вокруг. Но я, видимо, предполагая такое, приставил к стене массивную деревянную дверь. Вот и получилось так, что меня струей просто откинуло вместе с дверью метра на два назад, но никаких ранений не было. За исключением ушибов от падения и сильной контузии - оглох на левое ухо. Так и хожу до сих пор, почти глухой на одну сторону.

Когда Дима убедился, что я живой и невредимый, он вернулся на свою позицию, а неприятель усилил обстрел. Стало понятно, что они готовятся выдавить нас. Уже плохо соображая, я решил, что, выбив из строя меня, они прорвутся, и бросился к своей развороченной огневой точке. Расплата не заставила долго ждать. Еще один выстрел из гранатомета пришелся чуть повыше, и меня засыпало обломками. Только после этого "последнего предупреждения" я сообразил, что пора менять позицию. Перешел в ванную и уже оттуда стал вести огонь.

Друг Тузик

Неприятель прекратил активные действия, наступило небольшое затишье, которое изредка прерывалось отдельными выстрелами и очередями. И вот тут мы познакомились с Тузиком. Может, его кличка была другой, но я его про себя прозвал так. Это был беспородный, но достаточно крупный пес. Видимо, его оставили хозяева, жил он под первым пролетом лестницы. Там было нечто вроде конуры, немалой по размерам. Он оказался очень дружелюбным. Ласкался, отчаянно вилял хвостом. Мы его накормили, благо было чем. И он стал нашим Тузиком.

Бедняга очень боялся взрывов, как любое живое существо. Как-то во время минометного обстрела мы стали прятаться кто куда. И так получилось, что пришлось спрятаться под лестничный пролет вместе с Тузиком. Там хоть и достаточно просторно было, но не для троих. Так вышло, что нога у Димы не поместилась в нашем укрытии, и именно в нее угодил небольшой осколок. Присутствие Тузика как-то скрашивало весь ужас происходящего. Конечно, мы пытались прогнать его подальше от стрельбы, чтобы он нашел более безопасное место, но он так к нам привязался, что все было бесполезно.

Обидные потери

Так прошли еще один день и еще одна ночь. Неприятель понял, что выбить нас не получится, может быть, догадался, что мы пока не собираемся продвигаться дальше вперед и начал изнурительные артобстрелы. То из Нового района начинала работать "Шилка", то минометы, то крупнокалиберный пулемет. Человек – уникальное существо. На четвертый-пятый день наступления мы совершенно перестали реагировать на взрывы, выстрелы. Лишь бы они были не по нам, умудрялись даже сладко спать под эту канонаду. Конечно, усталость накрыла всех. От переутомления появилась какая-то заторможенность. Многие, утратив осторожность, чуть ли не в открытую передвигались от дома к дому, что приводило к обидным потерям.

Нам казалось, что свою толику в освобождение города мы внесли сполна, но впереди нас ждало бессмысленное кровопролитное наступление на массив Гумиста.

1662

Лавров на встрече со Столтенбергом: Россия не будет вступать в НАТО

0
(обновлено 11:15 23.09.2021)
Министр иностранных дел России одной шуткой утихомирил журналистов в США. В Нью-Йорке Сергей Лавров встречался с Генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом.

Корреспонденты, операторы и фотографы начали толкаться, желая встать поближе к столу переговоров. Лавров посоветовал им "не испытывать удачу".

"Не испытывайте удачу. Россия не собирается присоединяться к НАТО", - обратился Лавров к журналистам во время протокольного фотографирования.

Остроумие Лаврова оценили, шутку уже растиражировали. Что российский министр сказал журналистам, а что конкретно Столтенбергу (уже всерьез) - смотрите в нашем видео. 

 

 

0