Афганская ловушка для Трампа: уйти нельзя остаться

98
(обновлено 16:40 11.09.2019)
О попытках администрации президента США договориться с талибами, увольнении Джона Болтона с поста советника по нацбезопасности и политическом чутье американского лидера рассуждает автор РИА Новости Ирина Алкснис.

Дональд Трамп заявил, что переговоры США с движением "Талибан"* "мертвы".

"Со мной так нельзя", — сказал американский президент. И добавил, что у его страны есть "ядерные" способы нанести талибам поражение, однако они не применяются, поскольку это привело бы к гибели "миллионов и миллионов человек".

В России, на собственном опыте убедившейся, что Афганистан — трясина, где может безнадежно увязнуть даже самая мощная сверхдержава, новости о продолжающих забег по афганским граблям американцах вызывают только вялый интерес. В самих же Штатах тема последние дни не сходит с первых полос СМИ — и не без оснований: планировавшийся на днях триумф Трампа и его администрации обернулся провалом, пишет автор РИА Новости Ирина Алкснис.

В воскресенье в президентской резиденции Кэмп-Дэвид по личной инициативе Трампа должны были пройти секретные переговоры — по отдельности — с представителями "Талибана"* и президентом официального Афганистана Ашрафом Гани. Предполагалось подписание мирного соглашения между США и талибами, в результате чего Вашингтон получил бы возможность окончательно вывести войска из страны.

Однако буквально за несколько часов до мероприятия Трамп все отменил. В качестве причины назвал теракт, произошедший в Кабуле 5 сентября. Погибли 12 человек, включая одного военнослужащего США, — талибы взяли на себя ответственность за взрыв.

По сведениям The Washington Post, истинная подоплека срыва договоренностей — противоречия внутри трамповской администрации, а конкретно — между госсекретарем Майком Помпео, сторонником соглашения, и "ястребом" Джоном Болтоном, выступающим категорически против любых сделок с террористами. Вернее, выступавшим, поскольку вчера он был уволен Трампом с должности советника президента по вопросам национальной безопасности.

Западные журналисты также напомнили, что почти за год переговорного процесса по вине "Талибана"* в Афганистане погибли и другие американцы, однако это не служило причиной отказа Белого дома от взаимодействия с радикальным движением.

В то же время нельзя не отдать должное политическому чутью Трампа, не ставшего делать решительный шаг, который мог оказаться крайне токсичным для его карьеры в свете быстро приближающихся выборов. Даже в нынешней ситуации он оказался под огнем критики за саму идею пригласить талибов в Кэмп-Дэвид. Как заявила член палаты представителей Лиз Чейни, чей отец был вице-президентом США во время теракта 11 сентября 2001 года: "Ни один член "Талибана"* не должен туда даже ступать. Никогда". А с учетом того что события разворачиваются прямо под восемнадцатую годовщину террористической атаки, которая и стала причиной ввода американских войск в Афганистан, нынешний хозяин Белого дома в последний момент увернулся от очень серьезных проблем.

Правда, решение задачи, как Штатам уйти из Афганистана максимально быстро и с минимальными потерями, теперь отброшено на неизвестное количество пунктов назад и вновь выглядит крайне туманным.

По существу, США угодили ровно в ту же ловушку, в которую попал СССР три десятилетия назад:

— возможности одержать победу военным путем нет;

— статус-кво весьма затратен, вытягивает крупные средства из государства (около 740 миллиардов долларов с 2001 года), не говоря уже об иных потерях, включая человеческие;

— общество раздражено затянувшейся военной кампанией, и ее формальное окончание в 2014 году никого не утешает.

Хотя по поводу последнего имеет смысл скорее восхититься эффективностью американской системы, в которой после почти двух десятилетий безрезультатной и дорогостоящей операции с гибелью тысяч граждан США (почти 2,5 тысячи только военнослужащих, данные по сотрудникам ЧВК неизвестны) общество всего лишь негромко недовольно бурчит.

Вариант же "резать косты", бросив все и просто уйдя, для Вашингтона неприемлем, потому что издержки будут куда хуже нынешнего положения. И не имеет значения, что Трамп искренне хотел бы вытащить свою страну из авантюры, в которую ее загнали давным-давно совсем другие люди.

Дело не только в том, что уход американцев будет где-то и кем-то расценен как поражение. В конце концов, при желании и наличии соответствующих пропагандистских ресурсов любой проигрыш можно изобразить триумфом, а уж Штаты имеют в этой сфере особенно большой опыт.
Важнее другое: их провал будет иметь слишком серьезные последствия в реальности, чтобы обеспечить и им пиар-прикрытие.
Практически никто не сомневается: стоит уйти американцам, и падение нынешних властей Афганистана станет неизбежным, а "Талибан"* превратится в полновластного хозяина страны.

Тут нельзя не провести параллель с аналогичными событиями тридцатилетней давности. Для просоветского руководства Афганистана роковым тогда стал даже не уход военного контингента СССР, а прекращение всякой поддержки из Москвы (включая поставки вооружения и боеприпасов) в 1992 году. Что обернулось трагическими последствиями, включая страшную смерть президента Наджибуллы.

Предательство афганских союзников — безусловно, позорная страница в истории нашего государства. Но это происходило в момент, когда сама Россия переживала национальную катастрофу, а про великодержавные амбиции и вовсе забыли.

Это, разумеется, не может служить оправданием людям, принявшим соответствующие решения, но по-человечески понятно: бывшая сверхдержава перешла в режим "не до жиру, быть бы живу", чего уж тут требовать и ждать иного.

Именно поэтому Штаты не могут себе позволить бросить на произвол судьбы Кабул: не потому, что есть некое чувство долга, а потому, что крушение афганских властей под ударами "Талибана"* станет слишком громким и ярким свидетельством немощи — и геополитической, и военной, и экономической — США.

Ну и аналогий с советско-российским опытом тоже не избежать. Крах ДРА Наджибуллы совпал с низвержением России на самое дно внутреннего и внешнеполитического кризиса. Вряд ли Вашингтон порадуют вопросы от партнеров и конкурентов по мировой арене, насколько это соответствует текущему состоянию Соединенных Штатов.

Читайте также:

98

Укол правды

55
Простодушную отечественную буржуазию подсаживают на новый карго-культ — вакцину от Pfizer или, на худой конец, от Moderna.

Дело тут не в том, что к отечественному "Спутнику V" есть какие-то претензии по медицинской части. Нет, западная вакцина просто предмет престижного потребления, пишет Виктория Никифорова для РИА Новости. 

Чувствуется во всем этом старинный советский инстинкт: "достать по блату", "настоящая западная фирма", "могу себе позволить". Наша верхушка среднего класса, которая видит себя такой продвинутой, глобализированной и рафинированной, на деле коснеет в совершенно допотопных, фамусовских каких-то предрассудках.

Как в 70-е годы серванты украшали пустые бутылки из-под импортного бухла, так, кажется, сегодня светские люди готовы выставлять на видное место ампулы из-под Pfizer. Странное дело, казалось бы, все наездились за эти годы за границу по самое не могу. Перепробовали там все — от устриц финь-де-клер до фуа-гра, от спа в Люцерне до пластической хирургии в Майями. Между делом успели заценить отечественную кухню и уровень отечественной медицины, которые сегодня, объективно говоря, ни в чем не уступают пресветлому Западу. Однако некоторые привычки никуда не уходят.

Но если просроченным фуа-гра можно банально отравиться, то в случае с американскими вакцинами все серьезнее. Компания с красивым названием Moderna, например, за все время своего существования не выпустила на рынок ни одной вакцины, ни одного лекарства, ни одного продукта вообще. Про деятельность ее ничего толком не известно. Ее вакцина от коронавируса — уже одобренная на территории ЕС — это самая первая продукция "самой засекреченной в мире" компании. Тестировать это средство на себе требует редкого мужества, конечно.

Этап масштабных испытаний на людях компаниями Moderna и Pfizer был пропущен. По сути, они идут именно сейчас. Настораживает то, что и раньше американские фармкомпании и отдельные деятели экспериментировали на людях со своими новыми лекарствами и вакцинами. Иногда это приводило к плачевным результатам.

Широко известна, например, история про то, как в начале XX века американские военные врачи на Кубе боролись с желтой лихорадкой. Они пытались прививать от нее местное население, к которому относились как к подвиду флоры или фауны, но неблагодарное население от вакцин умирало. Среди новаций американцев было, в частности, переливание крови от больных малярией здоровым людям. Это тоже приводило к летальным исходам.

Местные жители пытались как-то отговорить оккупантов от их идей, но те продолжали опыты на людях, хотя еще в 1881 году кубинский врач установил, что малярию разносят комары и нужно просто вывести их с острова.

Американские медики проводили опыты не только на оккупированных территориях, но и внутри страны. Хорошо задокументирован, например, Таскиджийский эксперимент, проходивший в Алабаме с 1932 по 1972 год. Его целью было изучить протекание у мужчин нелеченого сифилиса.

Объектом испытаний стали афроамериканцы из беднейших слоев общества. У них не было медстраховки. Экспериментаторы из Службы общественного здравоохранения США пообещали этим людям бесплатно их обследовать и лечить от легких заболеваний. Проезд до клиники и питание там им тоже оплачивались. Напомним, это был 1932 год, когда американцы буквально умирали с голоду. Подопытные с радостью согласились на все условия.

Их действительно обследовали, однако от сифилиса принципиально не лечили, даже тогда, когда изобрели пенициллин и стали его с успехом применять. Тем, кто не знал о своем диагнозе, его не сообщали. Несчастные заражали своих жен, их дети также рождались больными. Пройдя все этапы заболевания и дав врачам ценный материал, пациенты умирали. Из 399 подопытных выжило лишь 74. Все это длилось сорок лет и было не какой-то инициативой безумных ученых, а совершенно официальным экспериментом, осуществлявшимся в рамках американского Минздрава.

Совсем недавно, в 2004 году, журналисты выяснили, что британский фармгигант Glaxo SmithKline годами испытывал свои новейшие лекарства от ВИЧ на детях-сиротах в нью-йоркских приютах. Побочные явления включали в себя судороги, рвоту, диарею, боли в суставах. "Дети катались по полу от боли", — вспоминал очевидец событий. Если приемные родители или родственники забирали сирот в семью, их заставляли и там давать детям новые лекарства. В противном случае малышей отсылали обратно в приют.

Неудивительно, что та самая вакцина Pfizer, которую так вожделеют отдельные сограждане, самих американцев откровенно пугает. По данным Associated Press, половина жителей США заявили, что не собираются ей прививаться. Среди афроамериканцев эти цифры гораздо выше. Среди медиков штата Иллинойс число отказников достигло 80 процентов. "Не хочу быть подопытной свинкой," — заявил орегонский врач Стивен Ноубл английским журналистам.

Летом прошлого года Мелинда Гейтс, супруга основателя Microsoft, заявила, что прививать от коронавируса следует прежде всего медиков — а среди них чернокожих и тех, кто принадлежит к коренным индейским народам.

Ни афроамериканцев, ни индейцев эта идея отнюдь не обрадовала. Они почему-то уверены, что на них вакцину будут просто испытывать. Возможно, они не правы. Но исторические основания для страхов у них, несомненно, есть. Не добавляет оптимизма и то обстоятельство, что власти США заранее сняли с компаний Pfizer и Moderna всякую ответственность за возможные побочные явления их вакцин.

Тем более что Фонд Билла и Мелинды Гейтс имеет за спиной довольно мутную историю с вакцинацией от полиомиелита в Индии и странах Африки. Говорят, что в ходе прививок погибло, было парализовано и получило серьезные осложнения довольно много детей. То ли это было связано с некачественным хранением или проблемами с производством, то ли с тем, что вокруг таких олигархов, как Гейтс, вечно трутся какие-то шарлатаны, которые могли поставить бог знает что под видом вакцины. Возможно, никакой злой воли миллиардера там и не было. Однако критики обвиняли его в том, что его вакцины навредили здоровью десятков тысяч людей, и призывали правительство Индии расторгнуть контракт с его фондом.

Существенная разница производства вакцин и лекарств в России и на Западе — прежде всего в форме собственности.

Государственный институт прозрачен и понятен, в случае каких-то осложнений всем ясно, чьи головы полетят. На кону у него не прибыль, а общественное здоровье. Поэтому у таких институтов обычно идеальная репутация.

Заведомая безопасность — это бесценное свойство отечественной фармы, которое стоит любой красивой упаковки с английским названием.

Частный фармгигант имеет со своей продукции маржу в десятки тысяч процентов. При такой прибыли, как говорится, "нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, даже под страхом виселицы". Гигантские доходы позволяют производителям лекарств нанимать юристов экстра-класса, заручаться поддержкой правящих кругов и легко отбивать любые иски. Поэтому все судебные дела против них заканчиваются как под копирку: фармацевты выплачивают миллионы долларов отступного и продолжают свои эксперименты. Искренне не хотелось бы, чтобы сегодня жертвами этих опытов становились наши соотечественники.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

55
Президент США Джо Байден

Надежды для Китая нет

92
(обновлено 09:39 23.01.2021)
Есть серьезные основания полагать, что политика Вашингтона в отношении Пекина станет даже более жесткой и опасной в своей бескомпромиссности.

Пекин ввел санкции против 28 сотрудников предыдущей администрации США, включая бывшего госсекретаря Майка Помпео и советника Трампа по торговле Питера Наварро — за "серию безумных действий, которые стали серьезным вмешательством во внутренние дела Китая и нанесли ущерб интересам КНР", пишет колумнист РИА Новости Ирина Алкснис.

Представитель уже нового руководства Соединенных Штатов назвал данное решение "непродуктивным и циничным".

Кроме того, первый день президентства Джо Байдена ознаменовался и другими знаковыми для китайско-американских отношений событиями.

На инаугурацию американского лидера был официально приглашен представитель Тайваня. Союзнические и в целом очень близкие отношения Вашингтона с непризнанным государством-островом никогда не являлись секретом, но на столь выразительное нарушение формальных дипломатических правил американцы пошли впервые за сорок лет.

Ну а затем стало известно, что Twitter заблокировал аккаунт посольства КНР в Вашингтоне, проявив при этом изощренное иезуитство.

Суть в том, что в последние недели работы администрация Трампа в конфронтации с Пекином стала вновь активно эксплуатировать уйгурскую тему. В декабре США ограничили импорт хлопка из Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР. А буквально за сутки до своей отставки Помпео назвал ситуацию там "геноцидом" и "систематическими попытками китайского правительства уничтожить уйгуров".

В свою очередь, пару недель назад посольство КНР опубликовало твит, в котором указало, что благодаря политике "раскрепощения" уйгурские женщины больше не являются "машинами по зачатию детей". Вот за это-то Twitter и наложил рестрикции на аккаунт, заявив, что тот нарушает "политику против расчеловечивания", проводимую социальной сетью.

Тут, конечно, отдельно впечатляет, что заявление дипмиссии о катастрофически бесправном положении женщин в традиционном уйгурском укладе и о прогрессивно-эмансипирующей роли политики КНР было расценено Twitter как антигуманное расчеловечивание.

Но интереснее даже другое: для снятия наказания и восстановления доступа к своему аккаунту посольство должно самостоятельно удалить неприемлемый для соцсети твит, скрытый сейчас от аудитории. Это новый, по-своему оригинальный и, конечно, просто отвратительный шаг в политике цензуры, масштабно развернутой глобальным Big Tech.

Разумеется, Китай — как и ни одно уважающее и дорожащее собственной репутацией государство — не может поддаться подобному публичному шантажу, да еще со стороны частной корпорации.

Другое дело, что за Twitter, не скрываясь, маячат уши американского государства и конкретно новой администрации США, а это, как и прочие события, дает повод для неутешительных выводов.

Первые решения Джо Байдена в Белом доме подтвердили ожидания, что он сразу начнет демонтаж наследия Дональда Трампа. И действительно, все пошло как по нотам: возвращение США во Всемирную организацию здравоохранения и в Парижское соглашение по климату, отмена строительства стены на границе в Мексикой и запрета на въезд в Штаты граждан из ряда мусульманских и африканских стран, отзыв разрешения на строительство нефтепровода Keystone XL.

Однако если перечисленные шаги были вполне ожидаемыми, то судьба самой главной темы внешней политики предыдущего хозяина Белого дома — экономической и политической войны с Китаем — была не ясна.

Хватало оптимистичных мнений экспертов, которые считали, что стоит ожидать потепления в отношениях двух стран. В пользу такого сценария склоняло как не разрушенное до конца китайско-американское торговое партнерство, ставшее квинтэссенцией глобализованного мира, так и давно сложившиеся особо тесные отношения с КНР и ее бизнесом представителей нового руководства и их родственников (вплоть до Хантера Байдена, сына своего отца).

Правда, скептики указывали на объективное исчерпание потенциала, возможностей и выгод Химерики (China+America=Chimerica), а также нарастание противоречий между двумя ее составляющими. Трамп просто оказался готов открыто признать данные реалии и действовать в соответствии с ними, отказываясь плести кулуарно-дипломатические кружева. Из этого очевидным образом следовало, что никакие конфликты между прежним и новым руководством США не изменят, что Байдену и его команде придется иметь дело с тем же самым набором — довольно неблагоприятных для Америки — обстоятельств, которые просто вынудят их продолжить антикитайскую политику предшественника.

Что ж, первый же день президентства Джо Байдена подтвердил правоту данной точки зрения.

Более того: есть серьезные основания полагать, что политика Вашингтона в отношении Пекина станет даже более жесткой и опасной в своей бескомпромиссности.

Трамп, будучи бизнесменом во власти, концентрировался на экономических аспектах борьбы с Китаем — развязанная им торговая война служит тому подтверждением. Политические, идеологические или тем паче военные элементы носили в его политике (и не только в отношении КНР) сильно второстепенный и подчеркнуто обслуживающий характер.

Однако для нынешних хозяев Белого дома приоритеты расставлены принципиально иным образом. Для них характерен идеологический детерминизм, а последние месяцы доказали, что они не считают необходимым соблюдать какие бы то ни было правила, как писаные, так и неписаные — плюс свято верят в эффективность грубой силы, в том числе военной, как метода политической борьбы.

Все это создает откровенно взрывоопасный коктейль не только для взаимоотношений Китая и США, но и для всей Юго-Восточной Азии.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

92

Начался ремонт тоннеля на ИнгурГЭС

102
(обновлено 17:08 24.01.2021)
Работа ИнгурГЭС была остановлена 20 января для проведения ремонта в деривационном тоннеле. Абхазия на период ремонтных работ будет получать переток электроэнергии из России.

СУХУМ, 24 янв – Sputnik, Бадрак Авидзба. Ремонтные работы в деривационном тоннеле ИнгурГЭС начались с утра в воскресенье 24 января, сказал в интервью Sputnik председатель правления ИнгурГЭС Леван Мебония.

"Специалисты уже начали работу, сейчас идет налаживание коммуникаций - связь, электроснабжение и расположение на своих местах техники. Послезавтра уже начнем бурить, цементировать и так далее", - отметил он.

По словам Мебония, ремонтные бригады разделены на три смены, которые будут работать круглосуточно, сменяя друг друга "вахтовым методом". В таком режиме они будут работать, как отметил Мебония, и через неделю, "потому что работа очень трудоемкая". Всего будет задействовано около двухсот человек.

"Это инженеры, бурильщики, работники занимающиеся цементированием, электрики, механики и так далее. Нам предстоит большой фронт работы. Главная работа здесь – бурение и цементация вокруг бетонной отделки тоннеля, для этого мобилизованы бурильные машины и цементационные установки. В некоторых местах будем убирать поломанный бетон и заливать новый", - подчеркнул председатель правления ИнгурГЭС.

Гидроэлектростанция не будет работать до конца апреля. Все это время грузинские строители по проекту немецких специалистов будут ремонтировать тоннель протяженностью 15,5 километров. Работы будут проводиться на наиболее аварийном участке длиной в два с половиной километра. 

Состояние тоннеля, который в последний раз ремонтировался 15 лет назад, оценивается как критическое. Из-за утечек воды компания несет убытки - до 250 миллионов киловатт-часов в год, что сопоставимо с 10% от общей потребляемой Абхазией электроэнергии в год.

После ремонта, как ранее рассказал председатель правления ИнгурГЭС Леван Мебония, утечки планируют сократить до 100 миллионов киловатт-часов в год. Ремонт обойдется в 45 миллионов евро, из них семь миллионов выделено в качестве гранта Еврокомиссией, и кредит в 38 миллионов предоставил Европейский банк реконструкции и развития (EBRD).

ИнгурГЭС - единственный собственный источник электроэнергии Абхазии. Станцию ввели в эксплуатацию в 1978 году. Плотина расположена на территории Грузии, а турбины и генераторы - на территории Абхазии. Средняя годовая выработка ИнгурГЭС составляет три миллиарда 700 миллионов киловатт-часов.  

Читайте также:

102
Темы:
Ремонт ИнгурГЭС