Отдых в Абхазии

Чистый горизонт: почему инвесторы не торопятся в Абхазию

989
(обновлено 14:18 03.10.2019)
О том, почему Абхазия не притягивает ощутимые объемы капитала, и как повысить инвестиционную привлекательность страны размышляет колумнист Руслана Гергедава.

Казалось бы, что Абхазия как страна, которая только развивает свою экономику, где есть много свободных ниш для вложений, должна привлекать инвесторов. Но инвестиционное поле в Абхазии остается непаханым.

Причин много. Отсталость законодательной базы, нестабильная политическая ситуация, очень медленные темпы приватизации, нерешенные вопросы собственности на землю.

Бизнес южный, никому не нужный

После признания независимости Абхазии с 2008 года наблюдалась положительная динамика. Инвестиции в республику пошли, но всплеск длился недолго, и вскоре эта волна пошла на спад. Инвесторы видят как большие возможности, так и существенные риски - высокий уровень коррупции, недоверие к судебной системе, монополизация рынка. У нас в государстве до сих пор не существует механизма гарантий инвесторам, так о чем же договариваться или что предлагать?

В Абхазии почти сформированы институциональные основы для привлечения инвестиции, но часто бывает, что направленность многих иностранных инвестиций не всегда, мягко говоря, соответствует текущим национальным интересам.

Необходимо также отметить, что в Абхазии не все хотят видеть в своей стране инвесторов с "большими карманами" и очень болезненно относятся к приходу иностранного капитала в республику - это такая своеобразная форма страха перед неким засильем богатых чужестранцев в своей стране.

Путь к горизонту

Для привлечения иностранного капитала в экономику Абхазии, возможно, необходимо выбрать путь поэтапного допуска иностранных инвестиций в национальную экономику через депрессивные территории - организации особенных экономических зон с пакетом льгот и преференций. Делать ставку не на курортный потенциал и ископаемые, а на высокотехнологичные сектора экономики– электроника, телекоммуникации, энергетика.

Ведь они подтянут за собой потребность в подготовке на территории Абхазии большого числа квалифицированных специалистов, извне такой объем профессионалов точно не привлечь.

Это будет содействовать развитию науки, формированию научно-технической и исследовательской базы для инновационной деятельности.

Но начать, повторюсь, надо с, казалось бы, простых, но очень сложных в реализации на нынешнем этапе мер – снижение коррупционных рисков, формирование прозрачной и понятной законодательной базы, обеспечение государственных гарантий, создание эффективной судебной системы. И, конечно же, политика по отношению к зарубежным инвесторам должна быть предсказуемой и не зависеть от текущего курса.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте также:

989
Теги:
Инвестиционная программа социально-экономического развития Абхазии, Абхазия
Темы:
Борьба с коррупцией в Абхазии (59)
По теме
Упор на экономику: в Москве обсудили развитие Инвестпрограммы для Абхазии
Галская "Амра": какой будет особая экономическая зона на востоке Абхазии

Американская нация в опасности: военные пишут открытые письма

67
(обновлено 13:24 14.05.2021)
За акцией 124 генералов и адмиралов США очень многое стоит, если коротко — продолжающийся внутренний переворот, гибридная гражданская война одной половины страны против другой.

Вслед за Францией — США: одни американские военные пишут открытые декларации о том, что страна дошла до опасной точки, а другие их коллеги им отвечают, что так, как они, делать тоже не надо, пишет колумнист Дмитрий Косырев для РИА Новости.

В чем особенность "письма 124-х": не только в том, что оно высказывает очевидные для всех сомнения в умственной полноценности главнокомандующего, президента Джозефа Байдена. И даже не в том, что оно почти прямо говорит, что в стране произошел незаконный захват власти, с фальсификацией итогов выборов. Главное — военные полагают, что переворот продолжается, вся неустанная деятельность демократов "уничтожает республику", то есть демократию, то есть саму Америку как таковую.

А еще более важное — кто это пишет. Это практически все, кто в последние пару десятилетий был наверху военной касты самого сильного государства мира, ну, точнее, самого мускулистого (выигрывать войны эти мускулы не всегда помогали). Перед нами список имен, вызывающий уважение, — ведь и противников надо уважать.

Свежий факт состоит в том, что несколько действующих высших американских военнослужащих, которым задавали вопросы журналисты, обеспокоены резким тоном письма своих старших товарищей — отставников и тем, что те "распространяют дезинформацию". Но эти ответные высказывания пентагоновцев заранее находятся в тени очевидного факта, что человек на действительной службе — если уж ему надо что-то говорить — иначе и не может, он не так свободен в выражениях, как отставник, которого уже не уволить.

Хотя появившееся несколько недель назад похожее письмо отставников во Франции спровоцировало тамошние власти на порядочную мерзость и глупость: угрозу лишить множество подписавших его генералов и адмиралов званий, наград и пенсий. Неужели они это сделают? Но наш разговор — о США.

Дело в том, что за акцией 124 генералов и адмиралов очень многое стоит, если коротко — продолжающийся внутренний переворот, гибридная гражданская война одной половины страны против другой. Отставники перечисляют: контроль за населением, цензура. Этой ли Америке они служили десятилетиями?

Вообще-то, таких публикаций в стране сейчас множество. Самая, возможно, эффектная — из издания The American Thinker — рассказывает о том, как сначала (несколько лет назад) путчисты, то есть демократы, подмяли под себя разведывательное сообщество. Что мы и видим, по постоянно всплывавшим в нужный момент документам разведки о российском засилье во внутренней американской жизни.

Что касается вооруженных сил, то их несколько раз чистил еще Барак Обама, и в итоге некоторые опросы показывают, что среди военных поддержка демократов удовлетворительная. Что плохо согласуется с общеизвестной истиной — в США вооруженные люди чаще склоняются в сторону республиканцев.

А теперь на очереди другая силовая структура — полиция. Точнее, полная ее перестройка, прямое подчинение полиции нынешней администрации и будущим демократическим администрациям — чтобы никакие республиканцы не пришли уже к власти никогда. А раз так, то надо задавить сопротивление демократам в американской глубинке.

Автор напоминает: если считать выборные успехи Дональда Трампа даже не по штатам, а по графствам (районам), то получается, что Трамп завоевал 83% всех районов. Демократы надеются задавить глубинную Америку с помощью голосов громадных демократических избирательных баз типа Калифорнии или Чикаго — с их толпами неработающих и сидящих на пособиях.

Дело здесь в том, что полиция в США вся местная, подчиняется даже не столько штатам, сколько местным властям, в том числе с помощью института шерифов. Когда власть в стране в 1930-х годах начали захватывать мафиозные банды, воспользовавшиеся катастрофой под названием "сухой закон", пришлось сформировать единую федеральную структуру — ФБР, но и сегодня между федералами и местными существует тщательное разделение труда.

И вот сейчас на повестке дня стоят безумные идеи лишить полицию ассигнований, одновременно отобрав личное оружие у привыкших к нему граждан, и создать совершенно новую полицию, целиком управляемую из центра, который обречен всегда быть в руках реформаторов-путчистов-демократов.

Еще более актуальной эта задача становится в ситуации, когда республиканские штаты, та самая трамповская, глубинная Америка вовсе не сидит и не ждет разгрома — она активно и организованно сопротивляется, принимая скоординированно (между штатами) законы о патриотическом образовании и о многом другом. Кстати, нынешние пентагоновские деятели, критикующие своих старших товарищей, собственно, и намекают, что тех использует трамповская Америка в этой кампании сопротивления.

Здесь уместно упомянуть еще одну свежую американскую публикацию — о том, что Джо Байден был бы самым счастливым президентом в истории, если бы догадался просто ничего не делать, придя к власти. Наследие Трампа давало ему прочный экономический фундамент и население, более всего боявшееся продолжения погромов, скандалов, расправ с несогласными. Ему бы снять эти страхи и сидеть тихо — а он (точнее, те, кто за ним стоит) начал "поджигать страну со всех концов", в том числе намеренно разрушая, где это возможно, полицию на фоне невиданной волны преступности.

Возвращаясь к разговору о Франции: там повод для знаменитого письма отставников вроде бы и другой — речь прежде всего о поглощении культуры страны мигрантами и теми, кто их поддерживает. Хотя общее есть: ползучий глобалистский переворот по всему Западу попросту разрушает общества, любыми способами, и тут вдруг выясняется, что "человек с ружьем" может выступить и против этого разрушения: в конце концов, что он всю жизнь защищал — свою страну или что-то иное?

Наконец, в относительно похожих процессах в России в 1980-90-х годах за позицией тех или иных военных мы тоже следили внимательно. И они тоже писали открытые письма, хотя не так массово. Общий урок из того нашего прошлого, видимо, такой: к военным — своим и чужим, отставным и на действительной службе — надо относиться с уважением.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

67
Поездка президента РФ В. Путина в Берлин для участия в Международной конференции по Ливии

Как Эрдоган и Путин могут помочь Палестине

181
(обновлено 10:17 13.05.2021)
Президент Турции Реджеп Эрдоган предложил Владимиру Путину вместе содействовать прекращению разгорающегося конфликта вокруг Иерусалима.

Причем не только добиваться вмешательства Совбеза ООН: турецкий лидер высказал "идею отправки международных сил безопасности в регион для защиты палестинских гражданских лиц", как об этом говорится в сообщении турецкой стороны о прошедших переговорах, пишет Петр Акопов для РИА Новости.

Турция — наследник Османской империи, еще сто лет назад владевшей и Иерусалимом, и всей Палестиной. А Россия — преемник Российской империи, защищавшей христиан на Святой земле, и Советского Союза, поддерживавшего арабов в их борьбе за создание палестинского государства. За годы, прошедшие после начала нашей операции в Сирии, Россия и Турция, сотрудничая и споря, противодействуя и находя компромиссы, стали самыми активными игроками на Ближнем Востоке, но по плечу ли им вечная проблема Иерусалима? И вопрос палестино-израильского конфликта в целом, ведь он считается в принципе нерешаемым. Да и с кем его решать? Кто на самом деле стороны конфликта?

Было бы еще полбеды, если бы речь шла просто о споре арабов и евреев за святой для трех религий город, но сама борьба за Иерусалим является средоточием, переплетением всех важнейших глобальных противоречий, символом кризиса миропорядка. Того миропорядка, во время расцвета которого было создано государство Израиль и стал развиваться арабо-израильский конфликт.

Отняв у умиравшей Османской империи Палестину, британцы способствовали расширению еврейской иммиграции на Святую землю — иудеи хотели вернуться на потерянную ими две тысячи лет назад родину. Вопрос о том, как они будут там уживаться с арабами, никого не волновал: считалось, что как-нибудь договорятся после ухода англичан. После катастрофы европейского еврейства в ходе Второй мировой войны вопрос создания на территории Палестины двух государств, Израиля и арабской Палестины, стал консенсусным для двух противоборствующих сторон, СССР и Запада.

Но начавшиеся тут же войны между арабами и евреями не позволили создать Палестину, а после 1967-го, когда Израиль занял Восточный Иерусалим, включавший в себя старый город, все стало совсем плохо. Если раньше, по решениям ООН, Иерусалим должен был стать особой административной единицей под управлением международного сообщества, то теперь началась постепенная экспансия Израиля, решившего забрать его себе не только физически, но и юридически.

Аннексия должна была закрыть вопрос о принадлежности города, но до недавнего времени практически никто в мире не признавал Иерусалим израильским. Однако в позапрошлом году его признали Штаты — с оговоркой, что в будущем у палестинского государства появится некая столица в восточно-иерусалимских пригородах. План Трампа был отвергнут и палестинцами, и исламским миром в целом: как потому, что предлагаемые им новые границы Палестины представляли собой разделенное надвое решето (сектор Газа и Западный берег реки Иордан, продырявленный множеством израильских анклавов из незаконных поселений), так и из-за отказа арабам в праве на столицу в Иерусалиме. Нынешний конфликт по символическому совпадению начался накануне дня Аль-Кудс, то есть дня Иерусалима, отмечаемого всеми мусульманами 7 мая.

Еще 4-го числа начались столкновения в восточно-иерусалимском районе Шейх-Джаррах — израильская полиция пыталась выселить несколько семей палестинцев из их домов, чтобы отдать их евреям. На следующий день на Западном берегу был застрелен 16-летний палестинец, а 7-го начались столкновения на Храмовой горе и израильские военные штурмовали мечеть Аль-Акса. Не просто в день Аль-Кудс, но и в конце священного месяца Рамадан — несложно предсказать реакцию исламского мира на происходящее. Кадры радостно пляшущих на фоне пожара на Храмовой горе иудеев лишь убеждали исламский мир в том, что Израиль хочет захватить и разрушить их святыни и возвести на их месте свой так называемый третий храм. Начались обстрелы Израиля с территории Сектора Газа (в итоге пять убитых израильтян) и удары израильской армии по Газе (больше 50 убитых), беспорядки и столкновения уже в городах со смешанным населением в самом Израиле. Все идет к новой интифаде — то есть к всеобщему восстанию палестинцев.

Можно, конечно, искать причины нынешнего обострения в различных актуальных причинах: во внутриполитическом кризисе в Израиле (Нетаньяху понимает, что надвигающиеся пятые за два года парламентские выборы ничего не изменят, и готов к маленькой победоносной войне ради того, чтобы переломить ситуацию в борьбе за власть) или в желании сорвать близящееся возвращение США к ядерной сделке с Ираном (спровоцировав Тегеран на активную помощь палестинцам). Но куда важнее то, что у нынешнего кровопролития есть фундаментальные, нерешенные причины — отсутствие полноценного палестинского государства и претензии Израиля на контроль над историческим Иерусалимом.

Без решения этих вопросов ничего не изменится — постоянно будут вспыхивать "маленькие войны", одна из которых рано или поздно закончится войной очень большой, причем даже не регионального масштаба. Банальность утверждения о том, что Иерусалим — это пороховой погреб человечества, не означает, что можно ничего не делать и ждать, пока само собой все рассосется. Оттягивая решение, мир только усугубляет ситуацию. А ведь ее разрешение как раз и стало бы демонстрацией способности мировых держав договариваться между собой — хотя бы ради предотвращения катастрофы.

Главным препятствием к урегулированию является тот факт, что государство Израиль во многом представляет собой просто филиал США на Ближнем Востоке — глобалистски настроенная часть американских элит (выросшая в том числе из пуритан, протестантов, считавших себя "Новым Израилем") считает защиту Израиля абсолютным приоритетом для Америки. Отсюда и совершенно самоубийственная (в стратегическом смысле) неуступчивость Израиля по палестинскому вопросу и по поводу Иерусалима — никакие увещевания даже тех израильтян, что настаивают на безальтернативности мирного развода с палестинцами, не принимаются во внимание. Израиль предлагает палестинцам неполноценное, зависимое от него "государство" и отказ от Иерусалима — прекрасно понимая, что ни то ни другое никогда не будет принято ни палестинцами, ни исламским миром в целом. То есть вся надежда Израиля только на силу, причем даже не свою, а американскую. И на бесконечные разводки, то есть попытки договориться с отдельными арабскими странами поодиночке о примирении.

Но что будет, когда американская сила ослабнет, причем не только на Ближнем Востоке, а глобально (а это неизбежно в среднесрочной перспективе)? Что будет, когда держать палестинцев в резервациях типа Газы станет уже невозможно? Что будет, когда арабский мир преодолеет кризис, разброд и шатание, избавится от внешнего влияния?

На эти вопросы современная израильская элита не хочет отвечать, думая, что сила всегда будет на ее стороне. Но мир стремительно меняется — и атлантический, англосаксонский миропорядок уходит в прошлое. Если Израиль хочет сохраниться и в будущем, ему придется превратиться из западного проекта в нормальное государство, мирно развестись с палестинцами и примирится с арабами — никакой альтернативы этому нет. Любое оттягивание решения палестинского вопроса лишь делает все более кровавыми будущие военные попытки его решения мусульманами, а в том, что они будут, можно не сомневаться. У Израиля проблемы не с Ираном, как утверждают в Тель-Авиве, а с полуторамиллиардным исламским миром, который никогда не откажется от Иерусалима. Да и для католиков и православных небезразлична судьба святого града.

Выход из усугубляющегося и все более кровавого тупика стоит поискать там, где все начиналось, а именно в резолюции о разделе Палестины (то есть образовании двух государств) Генассамблеи ООН номер 181 от 29 ноября 1947 года. В ней прямо говорилось, что международное сообщество возьмет под свой контроль Иерусалим — он должен был стать отдельной единицей со специальным международным режимом под управлением ООН. Возможно, воплощение в жизнь старой идеи позволит разорвать порочный круг насилия и ненависти.

Ведь это отвечает интересам не только всех жителей Иерусалима, но и всех цивилизаций, как христианских, так и мусульманских. Да и всего мира — потому что новый Армагеддон затронет и буддистов, и атеистов. Не говоря уже о том, что отказ от аннексии Иерусалима стратегически спасет и Израиль, хотя там пока что очень многие и не хотят это понять и признать.
Предложение Эрдогана Путину в данный момент неосуществимо, но уже в краткосрочной перспективе мировое сообщество (при активнейшем участии России) должно заняться решением проблемы Иерусалима. Пока еще не поздно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

181

Конный парад и президентский "мерин": день рождения Ардзинба отметили в Гудауте

136
(обновлено 23:26 14.05.2021)
Конный марш и праздничный концерт к 76-летию со Дня Рождения первого президента Абхазии прошел в Гудауте в пятницу 14 мая.

Какой президентский автомобиль возглавил марш наездников, какими воспоминаниями о бывшем главе государства поделились его водители, как он учился ездить за рулем, какое впечатление произвел конный парад на гостей и как прошел праздничный концерт на привокзальной площади имени Владислава Ардзинба в Гудауте, читайте в материале Sputnik.

Бадри Есиава, Sputnik

Дорожные истории  

До начала марша конников, которым предстояло с флагами страны пройти от центра Гудауты до привокзальной площади имени первого президента Абхазии Владислава Ардзинба, оставалось около получаса. Своего очередного старта ожидал один из служебных автомобилей бывшего главы республики – Mercedes премиум класса 140-й модели, припаркованный у городского парка в заведенном состоянии. Этот немецкий "мерин" должен был встать во главе "кавалерии" под управлением одного из водителей Ардзинба Отара Адлейба и в сопровождении еще одного его водителя Алика Гогуа.   

Сейчас этот автомобиль находится во владении семьи депутата Народного Собрания Абхазии Дмитрий Ардзинба. "Шестисотый" был выпущен в 1992 году и пробег его на сегодняшний день немного превышает 290 тысяч километров. Несмотря на возраст, он в хорошем внешнем и техническом состоянии.

По словам парламентария, Mercedes был выкуплен у одного из местных банков, куда он попал из президентского гаража. Был частично отремонтирован и отреставрирован. Выезжают на бывшем служебном автомобиле Владислава Ардзинба только по большим праздникам, но не забывают частенько его заводить, чтобы механизмы транспорта не вышли из строя.

Первым служебным автомобилем в истории абхазского президентства стала "Волга" 2410, к которой, по рассказу Отара Адлейба, глава государства относился с трепетом. Сам водитель предпочитал работать на легендарном "американце" Lincoln Town Car, но президента в нем укачивало, особенно когда проезжали участок республиканской дороги, который в народе называют "тещиным языком".

"Подвеска этой машины была мягкой и она, как корабль на воде, качалась из стороны в сторону. Поэтому Владислав Григорьевич не очень любил на ней ездить. Более того,по городу на Lincoln и Mercedes он никогда не ездил. Он говорил: как я могу разъезжать на таких дорогих автомобилях, когда у людей нечего есть. Мы на них выезжали только, когда нужно было встретить гостей или выехать за границу. Кстати, все автомобили кроме "Волги" были подарены президенту", - поделился Адлейба.

В послевоенное время водители президента особенно беспокоились за его безопасность и однажды Адлейба показал главе страны журнал, где была реклама бронированной иномарки. Эту идею Ардзинба пресек на корню, указав пальцем на стоимость транспорта в 500 тысяч долларов. К этому вопросу больше не возвращались.

Из доступных методов защитить президента от потенциальной опасности было тонирование стекол автомобиля, о чем Владислава Ардзинба забыли предупредить. Спустя несколько дней он в недоумении спросил у своих водителей, почему соседи перестали с ним здороваться.

"Владислав махал рукой, а в ответ никто его не приветствовал. Он не мог понять, что происходит. Потом ему рассказали, что его в салоне не видно из-за "затемненок", - рассказал о курьезном случае Адлейба.

Водители президента не утаили то, что Ардзинба ездил за рулем не очень хорошо, но всегда испытывал к этому интерес. Он внимательно наблюдал за своими шоферами и изучал, как они справляются. Одним из тех, кто учил главу государства управлять автомобилем был Алик Гогуа, который рассказал, что в качестве "испытательной" машины был выбран "УАЗ".

В один из таких дней была дождливая погода и, проезжая улицу вблизи сухумской 12-й школы, президент увидел своих соседок и решил их подвезти. Остановился он прямо на луже, вода из которой вылилась на ноги женщин. Мокрые, но счастливые от такого внимания со стороны президента, они сели в автомобиль и поехали домой.

Адлейба и Гогуа признались, что им было комфортно работать с Ардзинба, и они всегда ощущали теплое, дружеское отношение к себе с его стороны.

"Утром, когда мы за ним приезжали, Владислав Григорьевич никогда не садился завтракать без нас. Только увидит, что машины подъехали, выходил на встречу и звал к столу", - рассказал Гогуа.

Собеседники корреспондента Sputnik были рядом с Владиславом Ардзинба в качестве водителей еще много лет после окончания войны в Абхазии. Отар Адлейба спустя два месяца после того, как президент ушел из жизни в марте 2010 года, устроился на работу в одну из сотовых компаний страны. Три года назад он вышел на пенсию и вернулся в свой родной Ткуарчалский театр. Оказывается, Адлейба работал актером с 1979 года до начала войны в Абхазии.

Его коллега Алик Гогуа, по решению Ардзинба, в 2009 году стал заместителем коменданта одной из государственных дач. Позже работал водителем грузовой машины, а сейчас управляет автобусом.

© Sputnik / Бадри Есиава
Одна из машин первого президента Абхазии Владислава Ардзинба

Конный марш и праздничный концерт

Центр Гудауты наполнился цоканьем копыт 76 скакунов – по числу лет, которые мог бы прожить Владислав Ардзинба к сегодняшнему дню. Наездники представляли шесть сел района – Лыхны, Джирхуа, Ааца, Куланырхуа, Звандрипш, Дурипш.

Они собрались у недостроенного здания Райкома партии и готовили своих скакунов к "марш-броску" до привокзальной площади. Одним из наиболее опытных наездников был Гурам Надария, который в советское время был членом Сборной Абхазии и Гудауты по конноспортивному спорту. В 2001 году он стал тренером и занимается подготовкой жокеев. Надария был верхом на коне по прозвищу Буян. 

Увидеть такое количество нарядных всадников с флагами в руках не ожидали не только многие горожане, но и гости страны. Супруги Павел и Анна вместе с сыном Гором приехали на отдых в Гудауту из Москвы и остались в восторге от этого зрелища.

"Такого парада мы никогда не видели. Увидеть столько красивых лошадей и наездников – это очень необычно для нас. Мы надеемся, что также увидим продолжение этого представления", - поделился Павел и отметил, что он осведомлен о поводе происходящего вокруг.  

© Sputnik
Парад всадников в честь дня рождения Владислава Ардзинба прошел в Гудауте

Предчувствие не обмануло туристов. В 18:30 конники направились к привокзальной площади, где был организован праздничный концерт силами сотрудников гудаутского Государственного музея Отечественной войны народа Абхазии. Впереди колонны шел президентский Mercedes. Безопасное передвижение обеспечивали милицейские машины с включенными проблесковыми маяками.

Спустя 15 минут они были на месте. Наездники выстроились в ряд и стали объектом внимания сотен людей и детского восторга. Видео и фото с ними моментально попадали на странички пользователей социальных сетей. Президентский служебный автомобиль остановился возле наездников и, недолго постояв, уехал.

Праздничный концерт состоял из выступлений артистов отечественной эстрады, хора Государственного ансамбля песен и плясок, стихотворений в честь первого президента в исполнении детей.

Атмосфера была спокойной и веселой, как в добрые "докоронавирусные" времена. Сегодня люди определенно не хотели вспоминать об этом недуге – внимательно слушали речи ораторов, поддерживали артистов овациями, а дети энергично танцевали под национальные ритмы.

Экс-пресс-секретарь Владислава Ардзинба, председатель Союза журналистов Абхазии Руслан Хашиг рассказал с импровизированной сцены несколько историй, связанных с первым главой республики, которые широкой массе неизвестны.

"На мой взгляд, одни из самых тяжелых дней в его жизни выпали на сентябрь 1992 года, когда шли переговоры в Москве и, выкручивая ему руки, пытались заставить Владислава Григорьевича подписать соглашение, где был неприемлемый для нас пункт о добровольцах из Северного Кавказа, пришедших на помощь Абхазии. Он отказался и сам заставил руководителей России и Грузии внести изменения в соглашение. Тогда зарубежные политики убедились, что он из тех людей, который в силах отстоять интересы своего народа", - отметил Хашиг.

Хашиг также задался вопросом, почему в 1997 Ардзинба решил поехать на переговоры в Грузию по собственному желанию, в чем его некоторые не поддержали.

"Я был с ним в той поездке и, как руководитель его пресс-службы, не мог не спросить его об этом. Тогда он мне ответил, что во время войны народу не надо говорить о том, что идет война – он и сам это понимает, но сейчас – в это тяжелое время нужно сделать все для того, чтобы когда-нибудь эту блокаду сняли и для достижения этой цели нужно использовать всевозможные методы", - поделился журналист.  

Замглавы Гудаутского района Валерий Авидзба в своей речи подчеркнул, что день рождения Владислава Ардзинба – это большой праздник для страны, но в то же время скорбный день, так как самого именинника рядом нет, и он уже не сможет в свойственной ему манере тепло поприветствовать людей и порадовать их красноречием.

К 20:00 солнце скрылось за горизонтом, и прохладный весенний ветерок накрыл привокзальную площадь, но люди не спешили расходиться. После просмотра архивного видео, на котором президент танцует национальный абхазский танец в Турции, в небо запустили бумажные фонари и завершающим штрихом вечера стал салют из 76 залпов.   

136