"Купи пармезан в последний раз!": Трамп вводит неожиданные санкции

131
(обновлено 17:30 29.10.2019)
Итальянский пармезан, французские вина, шотландский виски, немецкий кофе и колбаски из свинины — это не список покупок для хорошего корпоратива, а перечень (причем далеко не полный) европейских продуктов, которые попали под новые американские рестрикции.

Дональд Трамп решил разнообразить репертуар американской санкционной политики, и теперь под его прицелом не только Китай, Россия, Иран или Венесуэла, но уже и самые близкие (и, скорее всего, бывшие) сторонники США из Евросоюза, пишет Иван Данилов в колонке для РИА Новости. Формально вводятся "карательные тарифы", но официальные лица Старого Света (как и штатовские СМИ) не испытывают иллюзий и называют вещи своими именами: это именно санкции, причем правительство Франции и даже Еврокомиссия обещают симметрично ответить США с помощью аналогичных инструментов.

Агентство Рейтер сообщает: "Администрация Трампа установила двадцатипятипроцентные тарифы на французское вино, итальянский сыр и односолодовый шотландский виски. Торговое представительство США опубликовало список из сотен европейских товаров, которые подпадают под новые тарифы. Среди этих товаров числятся печенье, салями, масло и йогурт. Во многих случаях тарифы применяются только к некоторым странам Евросоюза, например к германским камерам и британским одеялам, <...> тарифами также облагаются некоторые итальянские продукты — сыры пармиджано реджано, пекорино романо и проволоне, а еще итальянские фрукты, моллюски и йогурт."

Мы уже много раз писали о том, что отношения между Евросоюзом и США напоминают тяжелый и скандальный развод супругов, которые делят имущество, выясняют размеры алиментов и распространяют друг о друге ужасные сплетни. Теперь дело дошло до публичного битья посуды.

Стоит напомнить другие эпизоды идущего процесса. Трамп требует, чтобы страны Евросоюза тратили аж четыре процента от ВВП (что означает сотни миллиардов евро) на содержание НАТО, а ЕС (под руководством Германии) вместо этого создает собственную "европейскую армию" и не намерено выполнять требования США.

Публичный спор о том, кто должен кредитовать и оказывать прочую финансовую поддержку Украине, недавно затеянный президентом США, также напоминает семейную разборку. США и Евросоюз вместе поддержали украинский Майдан, а теперь никак не могут решить, кто должен больше платить за содержание непутевого отпрыска этого геополитического брака по расчету. Притом что тот ведет себя плохо, балуется коррупцией и боится воевать с Россией, чем сильно расстраивает одного из "родителей".

Если продолжить метафору геополитического развода, то можно вспомнить и то, как США пытаются запретить Евросоюзу — даже на уровне конкретных стран вроде Италии — получать финансирование от Китая. Или то, насколько нервно и негативно американские "ястребы" реагируют на участие европейских стран в китайском проекте "Один пояс, один путь". Эти реакции и по сути, и по форме являются эдакими сценами ревности, в которых дряхлеющий и стареющий мировой гегемон демонстрирует негативное отношение к молодому и энергичному сопернику.

В подобном контексте тарифы Трампа на пармезан, французские вина, испанские оливки, шотландский виски и немецкие колбаски — просто продолжение геополитического развода. Вашингтон очень давно хотел сделать по-настоящему больно европейским экспортерам, и тариф в 25 процентов от цены — как раз отличный способ добиться этого. В данном случае важно и то, что экономические санкции появились не на пустом месте, а стали продолжением очень старого конфликта, в котором Вашингтон и Брюссель воюют за доминирование на стратегически важном мировом рынке самолетостроения.

Сюжет превращения трансатлантической самолетостроительной вендетты в американские тарифы на сыр и вино впечатляет своей замысловатостью и достоин особого внимания.

После нескольких резонансных катастроф самолетов Boeing, которые нанесли серьезный имиджевый и экономический ущерб американской компании (которая, помимо всего прочего, очень важна для "оборонки" США и является крупным работодателем), администрация Трампа решила не дать европейскому конкуренту, концерну Airbus, воспользоваться ситуацией и увеличить долю рынка. Для этого были резко активизированы усилия по линии ВТО: с ее помощью Вашингтон хотел лишить Airbus доступа к государственным субсидиям от стран ЕС, открыто заявляя, что это необходимо, чтобы европейцы не могли "нечестно конкурировать". На днях комиссия ВТО не только вынесла решение в пользу США, но и разрешила американским властям "отомстить" через введение специальных заградительных пошлин на европейские товары, а у Министерства торговли Соединенных Штатов как раз был готов список из более ста наименований.

Реакция Брюсселя не заставила себя долго ждать. Несмотря на решение ВТО, Еврокомиссия предлагает США сесть за стол переговоров по вопросу субсидий и вместо отмены господдержки Airbus обещает ответить Вашингтону. Данное намерение прямым текстом обозначено в ее официальном заявлении: "Если США решат наложить санкционированные ВТО контрмеры, это подтолкнет Евросоюз к ситуации, когда у нас не будет другого выбора, кроме как сделать то же самое".

Трудно вспомнить ситуацию, в которой коллективная Европа устраивала не только столь яркий праздник непослушания, но еще и угрожала дяде Сэму, причем не в кулуарах, а на официальном уровне. Судя по всему, процесс деградации трансатлантического союза зашел уже настолько далеко, что вряд ли поддается лечению, — а это, в свою очередь, хорошие новости для всех, кому хотелось бы жить в по-настоящему многополярном мире.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

131
Теги:
Евросоюз, санкции, США
По теме
Меркель: Еврокомиссия не остановит "Северный поток-2"
Помпео: надеюсь Россию исключат из системы энергопоставок в Евросоюз

Объединению евроскептиков мешает Россия

52
В Европе снова заговорили о развале и различных "экзитах". А ведь еще недавно казалось, что паника, начавшаяся в 2016 году после голосования Великобритании за выход из ЕС, улеглась.

Однако совершенно различные политические силы в двух странах Евросоюза, не сговариваясь, выдвинули лозунги выхода из этого образования. И это накануне торжественного отмечания 70-летия Европейского объединения угля и стали, прообраза нынешнего ЕС. Вот СМИ и загудели тревожно о возвращении евроскептицизма, пишет Владимир Корнилов для РИА Новости.

Этот гул усилился после объявления о намерении трех крупных партий, имеющих немалые фракции в Европарламенте, объединиться в группу, которая может теоретически стать третьей по численности и бросить серьезный вызов мейнстриму. Последний раз такое беспокойство у либеральной публики проявлялось весной 2019 года, накануне выборов в Европарламент. Тогда лидер итальянской партии "Лига" Маттео Сальвини, занимавший пост вице-премьера своей страны, активно объезжал Европу с целью сколотить мощнейший союз евроскептиков. Частично ему это удалось — по итогам выборов в Европарламенте была создана группа "Идентичность и демократия", но ее численность оказалась не той, на которую рассчитывал вдохновитель.

На данный момент в группе состоят 75 депутатов, из которых львиную долю (50) составляют представители "Лиги" и французского "Национального объединения" Марин Ле Пен. Это тоже немало (четвертая по численности фракция парламента), но все-таки Сальвини надеялся на большее.

С началом пандемии в прошлом году целый ряд стран столкнулся с новым скачком евроскептицизма. Особенно это было заметно в Италии, которая поначалу была основным очагом эпидемии и оказалась один на один с трагедией, пока ей не пришли на помощь Россия и Китай. Тогда был отмечен серьезнейший рост поддержки идеи выхода Италии из ЕС. Однако затем, по мере вовлечения Евросоюза в борьбу с пандемией и выделения значительных фондов на эти цели, уровень страстей несколько снизился. Если в апреле 2020 года лишь 44 процента опрошенных итальянцев желали остаться в ЕС, то в ноябре эта доля выросла до 56 процентов, хотя почти половина итальянцев считает несправедливыми действия союза при оказании помощи их стране в борьбе с пандемией. После того как лидер "Лиги" Сальвини поддержал технократического премьера Марио Драги, идея "Италекзита" вообще ушла из политической повестки, что внесло успокоение в ряды либеральной прессы.

Точно так же отошли на задний план и разговоры о "Фрекзите" — выходе Франции из Европейского союза, что активно обсуждалось после британского референдума. Марин Ле Пен пытается расширить избирательную базу с тем, чтобы наконец всерьез потягаться за президентское кресло через год. А потому старается все меньше эпатировать публику резкими высказываниями и не хочет отпугнуть еврофилов. Неудивительно, что в прошлом году она несколько раз публично заявила, что выступает против "Фрекзита".

Тем неожиданнее может показаться тот факт, что несколько дней назад идея выхода из Евросоюза была впервые закреплена в предвыборной программе политической партии Германии — страны, являющейся лидером ЕС. Неожиданным это кажется в связи с тем, что немцы в подавляющем большинстве поддерживают союз. Лишь десять процентов заявляют о желании поддержать выход Германии, или "Декзит".

Именно по этой причине партия "Альтернатива для Германии", даже являясь фаворитом среди немецких евроскептиков, довольно долго не выдвигала в качестве своей официальной цели выход из ЕС. Впервые она заявила о такой возможности на съезде в январе 2019 года. И вот теперь провозгласила это в качестве предвыборной платформы. Что, в свою очередь, вызвало встревоженные комментарии германских аналитиков, посчитавших, что таким образом "Альтернатива" встала на путь "радикализации".

Одновременно идея выхода из Евросоюза прозвучала в Эстонии. Отец-основатель Консервативной народной партии, известной под аббревиатурой EKRE (Eesti Konservatiivne Rahvaerakond), Март Хельме, до прошлой осени занимавший пост министра внутренних дел, заявил на днях о том, что начинает работу над созданием в парламенте группы в поддержку "Эстекзита". Тем самым он надеется противостоять "федерализации Европы, в которой будет преобладать неомарксистская идеология".

На первый взгляд идея тоже кажется маргинальной: если Германия является главным донором Евросоюза, то уж Эстония все последние десятилетия сидит на финансовой подпитке из Брюсселя. Но не надо забывать, в 2003 году треть населения страны (это без учета "неграждан") проголосовала против вступления в ЕС. А партия EKRE в последних опросах уверенно держит первое-второе места, уровень ее поддержки достиг рекордных значений. Поразительнее всего, что на ее сторону перешла и значительная часть русскоязычных избирателей, ранее поддерживавших центристов. Видимо, это не в последнюю очередь связано с евроскептицизмом партии, которую очень сложно заподозрить в любви к России, учитывая ее периодические территориальные претензии к нам. Вот и Хельме, выдвигая свои лозунги о выходе из ЕС, вынужден оправдываться и доказывать, что уж его-то организацию сложно заподозрить в том, что она состоит из "кремлевских миньонов".

Ясно, что пока требования выхода из ЕС в Германии и Эстонии многими воспринимаются скорее как маргинальные и анекдотичные, хотя европейские аналитики и призывают относиться к этому серьезно. Еще большую их тревогу, граничащую с паникой, вызвала попытка неутомимого Сальвини привлечь в единую группу Европарламента депутатов двух партий, правящих в своих странах, — венгерской "Фидес", безраздельно господствующей в своей стране в течение последних десятилетий, и польской партии "Право и справедливость" (PiS). Недавно три лидера этих сил (лидер "Лиги" Маттео Сальвини, а также действующие польский и венгерский премьеры Матеуш Моравецкий и Виктор Орбан) встретились в Будапеште, объявив о намерении создать альянс в поддержку "европейского возрождения, базирующегося на христианских ценностях". Новая их встреча намечена на май в Варшаве.

Судя по многим комментариям западных аналитиков, идея нового объединения не на шутку встревожила либеральное сообщество Европы и зародила надежду правых на создание к выборам в Европарламент-2024 христианско-консервативного политического альянса, "который станет потенциальным вызовом для псевдолиберальных сил". Польские аналитики уже начали подсчитывать количество евродепутатов в случае слияния различных правоконсервативных групп в Европарламенте, полагая, что новая сила будет иметь 137 мест, почти сравнявшись со второй по численности группой — социал-демократами.

Правда, при этих подсчетах возникают многие "но". Например, Орбан еще недавно довольно категорично отрицал возможность альянса с Ле Пен, являющейся союзницей Сальвини. Отношения между польской PiS и германской "Альтернативой" тоже нельзя назвать безоблачными. И скорее всего, они еще больше разойдутся сейчас, со взятием немецкой партией курса на выход из ЕС.

Но самым главным препятствием для объединения евроскептиков является… Россия. Антироссийская риторика польской PiS никак не вписывается в международные платформы "Лиги", "Альтернативы" и "Национального объединения". Политический аналитик Европейского совета по международным отношениям Павел Зерка резонно замечает, что все вышеназванные политсилы имеют общего противника (Евросоюз), но они "очень далеки от того, чтобы иметь идентичный список врагов и друзей". Представить их единую международную повестку и подходы по отношению к нашему государству довольно сложно, а для некоторых это представляется просто невероятным.

Поэтому пока что либералов и еврофилов успокаивают: волноваться рано. Колумнист Financial Times Гидеон Рахман, к примеру, полагает: "На самом деле, если вы ищете политические союзы, которые находятся в "большой беде" или находятся на грани развала, США и Великобритания в данный момент выглядят более подходящими кандидатами, чем ЕС". С этим сложно не согласиться. Однако не заметить стремительные колебания общественного мнения в Европе тоже нельзя.

Как видим, период относительного спокойствия истеблишмента в связи с кажущимся обузданием роста евроскептицизма оказался недолгим. И Россия, которую западные СМИ постоянно пытаются обвинить в поддержке несистемных партий Европы, не имеет к этим процессам никакого отношения. Скорее "русский вопрос" является сдерживающим для объединения евроскептиков, как это кому-то ни покажется парадоксальным.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

52

"Ради Родины я пожертвовал собой, мама!": об Абзике Гургулия

2844
Колумнист Sputnik Абхазия вспоминает о погибшем в Отечественной войне народа Абхазии друге детства Абзике Гургулия, которому в этом году исполнилось бы 54 года.

С 1993 года у меня и моих близких друзей сложилась правильная традиция. Хотелось написать "добрая", но все-таки "правильная".

Каждое 19 апреля, что бы ни произошло, мы стараемся побывать в селе Кутол. Мы приезжаем сюда, чтобы почтить память нашего друга детства Абзика Гургулия в день его рождения. Скульптор очень точно отразил характер героя в камне. Именно этот взгляд исподлобья, уверенный и, может, даже жесткий и прямолинейный, передает всю его суть. Именно такой он был в жизни. И таким он остался навсегда в нашей памяти. И слова, выгравированные на граните, предельно правдиво передают нам смысл его поступка, его подвига: "Ради Родины я пожертвовал собой, мама!"

© Foto / предоставлено Алексеем Ломия
Абзагу Гургулия

Не пожелал прятаться

Ему исполнилось бы 54, если бы в нашу жизнь не ворвалась война. Война бескомпромиссная, беспощадная во всем ее жутком обличье. Можно долго спорить, возможно ли было ее избежать, чтобы не испытать страшные потрясения, которые она принесла, чтобы не потерять родных и близких. Но всегда и везде история освободительного движения народов сопровождалась гибелью самых лучших, самых отважных сыновей и дочерей Отчизны. Такова безжалостная логика. Это сладкое слово "Свобода" всегда пишется кровью.

По другой правильной традиции мы стараемся каждое 24 августа побывать в Шроме, на том месте, где погиб Абзик. Туда надо пробиваться сквозь густые заросли и колючки, которые с каждым годом становятся все непролазней.

Когда я там оказался впервые, я осмотрелся вокруг и пытался для себя понять, зачем он дал именно тут свой последний бой? И мог ли он просто уйти от прямого боестолкновения с превосходящим по численности врагом, спрятаться? Конечно, мог. Ему достаточно было бы просто подняться метров на пятьдесят повыше и затаиться, выждать. Но это был бы не Абзагу. Он никогда не обходил проблемы и сложности стороной. И даже если это его самого не касалось. Он поразительно умел радоваться достижениям и успехам друзей и близких. И точно так же умел сопереживать и быть рядом в самую трудную минуту.

  • Абзагу Гургулия
    © Foto / предоставлено Алексеем Ломия
  • Абзагу Гургулия
    © Foto / предоставлено Алексеем Ломия
  • Абзагу Гургулия
    © Foto / предоставлено Алексеем Ломия
  • Абзагу Гургулия
    © Foto / Предоставлено Алексеем Ломия
  • Абзагу Гургулия
    © Foto / Предоставлено Алексеем Ломия
1 / 5
© Foto / предоставлено Алексеем Ломия
Абзагу Гургулия

В нем природой, может быть, даже генетикой был заложен максимализм. Это его очень отличало от остальных. Это было его украшением, его достоинством. Но это стало причиной его гибели. История не любит сослагательного наклонения, но, может, все-таки правильнее было ему выжить тогда и вновь, и вновь, уже с другими силами и возможностями наносить урон врагу?

Момент истины

Он остался один на один с врагами в маленьком окопе на склоне горы. Отстреливался до последнего, подбадривая себя самого криками в адрес оккупантов, вводя их своей отчаянностью в ступор. Пока один из них не обошел его с тыла и не расстрелял в спину.

Страшная весть о его героической смерти моментально облетела Абхазию. Просто потому, что его знали все. Он выделялся своим эталонным поведением, природной статью и красотой, он был прирожденным лидером.

Для многих это был самый настоящий момент истины. Даже если оставался кто-то сомневающийся, он теперь понял, что нет другого пути, нет никакого компромисса, нет никакого прощения врагу. Именно в этом я вижу суть его подвига, цену его самопожертвования. Светлая память!

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

2844

Еще 52 новых случая COVID-19 зафиксировано в Абхазии за сутки

359
Общее число выявленных случаев коронавируса в Абхазии на сегодняшний день составляет 14117 человек. Зарегистрировано 220 летальных случаев. Выздоровели 13350 человек.

СУХУМ, 21 апр - Sputnik. Диагноз коронавирусная инфекция подтвержден у 52 человек из 261 протестированного за сутки в Абхазии, сообщает оперштаб по защите населения от COVID-19. 

В Гудаутской ЦРБ находятся на стационарном лечении 43 человека, у 36 из них диагноз COVID-19 подтвержден. В тяжелом состоянии 12 человек, состояние здоровья 25 пациентов – средней степени тяжести.

В Сухумской инфекционной больнице 36 пациентов с COVID-19, в Очамчырской ЦРБ - 12, в Гагрской ЦРБ - 12, в Ткурчалской ЦРБ 3 пациента.

359
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии