Предвыборное выступление Д. Трампа в Майами

Шаблонное мышление США: на русских надо еще надавить, победа близка

224
(обновлено 20:33 25.12.2019)
Сталкиваясь с успехами России во внешней политике и ростом российского влияния в ключевых регионах планеты, американское экспертное сообщество начинает искать объяснения этому непонятному феномену.

У многих из тех, кто следит за американо-российскими отношениями, периодически возникает впечатление, что американская элита воспринимает Россию каким-то очень странным и внутренне противоречивым образом.

С одной стороны, американские сенаторы, конгрессмены и чиновники администрации Дональда Трампа зачастую исходят из представления о России как о некоей "региональной державе" с "порванной в клочья экономикой", стареющим населением и "ржавыми ракетами, которые не летают".

Соответственно, эти представления толкают их к довольно пренебрежительному отношению к России в целом и к рискам агрессивной антироссийской политики в частности.

С другой стороны, те же американские сенаторы, конгрессмены и чиновники администрации Дональда Трампа вдруг заговорили о необходимости ведения переговоров с Россией по вопросам предотвращения гонки вооружений и заключении какого-то нового договора, который смог бы стать "новым СНВ".

Особую пикантность реактуализации темы контроля за вооружениями придает тот факт, что больше всего беспокоятся о необходимости заключить какой-то ограничительный договор с Россией сенаторы-демократы, то есть как раз представители той партии, которые сделали саму идею каких-то переговоров с Россией токсичной для любого американского политика.

Как сообщает специализированное издание The Hill, сенаторы-демократы уже подозревают Трампа в том, что он не хочет договариваться с Россией, и они же указывают на то, что следующий год будет ключевым для переговоров такого рода. Член сенатского комитета по вопросам внешней политики демократ Боб Мендез даже раскритиковал Белый дом за предполагаемое нежелание добиться продления истекающих в 2021-м взаимных ограничений.

Казалось бы, зачем бояться российских ракет, если они — ржавые и не летают, а экономика, которая производит эти ржавые ракеты, вот-вот загнется? Зачем проводить кампании по блокированию в социальных сетях аккаунтов российских СМИ и пророссийских проектов, если российская политическая, экономическая и культурная модель развития никого не привлекают? Действия не стыкуются с заявлениями.

Сталкиваясь с очевидными успехами России во внешней политике, ее нежеланием "разваливаться" (чего от нее ожидали еще в 2014 году) и ростом российского влияния в ключевых регионах планеты (а у заокеанских экспертов особенно сильно болит душа и кошелек за ситуацию на Ближнем Востоке), американское медийное и экспертное сообщество начинает искать объяснения этому непонятному феномену. Поиск этих объяснений приводит их к двум несовместимым выводам, и, вероятно, эта противоречивость и обуславливает то, что отношение вашингтонского истеблишмента к нашей стране отдает отчетливым привкусом шизофрении.

Типичный пример популярного подхода к интерпретации того, что творится на "российском фронте" борьбы за сохранение американской гегемонии, — статья в The New York Times под названием "Россия в состоянии упадка. (Тогда) почему Путин — такой грозный враг?"

Свою версию журналисты ведущего американского СМИ излагают с самого начала текста: "Экономика России разваливается, а ее молодые люди разочарованы, но в условиях смятения Америки и Европы Россия и ее лидер уже два десятилетия переживают длительный период успеха".

Это очень шаблонный текст, в котором автор, например, демонстрирует полное непонимание того факта, что использование номинальных ВВП (а не ВВП по паритету покупательной способности) — это довольно неадекватный способ сравнения экономик. Также автор опосредованно пытается выдать антипатриотические воззрения довольно немногочисленных представителей "золотой молодежи" из элитных вузов Москвы и Санкт-Петербурга за позицию российской молодежи в целом.

Хотя американский журналист все-таки смог найти в себе силы заметить тот факт, что президентский рейтинг находится на уровне 70 процентов (причем не доверять опросу "Левада-центра" он не может в силу очевидных идеологических причин), но не захотел попытаться понять, почему рейтинг вновь находится на столь высоком уровне.

Это логично: если теория (или редакционное задание) не совпадает с фактами, тем хуже для фактов. В сумме получается традиционный вывод в стиле "это не Россия — сильная, это Запад демонстрирует слабость". И очевидно, что единственное логичное решение, которое может принять политик, разделяющий такое представление о нашей стране, заключается в том, чтобы давить Россию всеми доступными методами, ибо победа близка.

Заметим, что понимание экономики никогда не было сильной стороной газеты The New York Times, пачками выдающей сейчас статьи о том, что капитализм виноват в падении рождаемости на Западе. Поэтому перейдем к альтернативному взгляду на российскую действительность от аналитиков агентства деловой информации Bloomberg.

Журналисты, специализирующиеся на финансовой сфере (что зачастую принуждает все-таки работать с цифрами, а не со стереотипами), тоже отталкиваются в своих рассуждениях от проблем 2014 года и санкционного столкновения с Западом, но приходят к другим выводам:

"Пять лет назад решение председателя Центрального банка России Эльвиры Набиуллиной пустить рубль в свободное плавание столкнулось с мучительным испытанием. Обвал цен на нефть и международные санкции отправили российскую валюту в такое пике, что даже повышение ставки на 650 базисных пунктов не смогло его немедленно остановить. Перенесемся на половину десятилетия вперед, и картина на российских рынках выглядит совершенно иначе".

В тексте отмечается, что ситуация изменилась благодаря консервативной бюджетной политике, снижению инфляции и достижению так называемого двойного профицита — то есть профицита бюджета и положительного значения по счету текущих операций.

Если перевести с "экономического на русский", то это означает, что Россия зарабатывает больше, чем тратит, и продает внешнему миру больше, чем у него импортирует.

Двойной профицит, упоминаемый в материале Bloomberg, — довольно болезненная тема для самих США, которые (несмотря на все усилия Дональда Трампа и развязанную им торговую войну против Китая, Евросоюза и едва ли не всех союзников Вашингтона) никак не могут выбраться из состояния двойного дефицита. То есть живут, наращивая долги, и при этом импортируют (в долг) намного больше, чем могут экспортировать на мировые рынки.

Попытка заглянуть в будущее, предпринятая американскими финансовыми журналистами, тоже привела к результатам, которые никак не стыкуются со стереотипными представлениями о России в целом и российской валюте в частности:

"Согласно исследованию Bloomberg, который опросил 57 (институциональных) международных инвесторов, трейдеров и руководителей направлений (в банках и инвесткомпаниях. — Прим. авт.), рубль предлагает (инвесторам) безопасное убежище на фоне опасений по поводу торговой войны между США и Китаем. Аналитики банка HSBC Holdings Plc видят рост рубля на целых семь процентов от нынешнего уровня, назвав рубль "сияющим маяком" (на рынках) развивающихся стран Европы, Ближнего Востока и Африки".

Мнение представителей крупных финансовых игроков — это, конечно, не гарантия того, что у российской экономики и валюты все будет хорошо. Как минимум нам еще предстоит пережить в 2020 году очередной виток американских санкций — те самые "санкции из ада", которые для нас готовят в американском сенате.

Практика показывает, что возможности США в плане "разрыва в клочья" российской экономики довольно переоценены. Возможно, постепенно более рациональный взгляд на нас и наше место в мировой табели о рангах все-таки вытеснит в сознании американской элиты идею о том, что на Россию нужно еще немного надавить — и все у Вашингтона немедленно станет хорошо.

С более серьезными оппонентами даже нынешнее (не очень разумное) поколение американских политиков все-таки пытается хоть в каких-то вопросах вести переговоры и иногда искать компромиссы.

Впрочем, если разумный взгляд на ситуацию не победит, то в этом тоже есть свои преимущества, о которых в свое время говорил Владимир Путин: "Я иногда думаю, что было бы хорошо для нас, если бы те, кто хочет вводить санкции, ввели бы все санкции, которые только можно ввести, и как можно быстрее. Это развязало бы нам руки для защиты своих национальных интересов такими средствами, которые мы считаем наиболее эффективными".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

224

У красной черты: немного о виртуальном общении

20
(обновлено 10:03 23.04.2021)
Колумнист Sputnik Абхазия рассуждает о культуре общения в интернет-сообществах, о современных традициях и правилах поведения.

Наверняка каждый из нас знаком с человеком, который является приемным сыном или дочерью. Меня всегда поражало, что это знают все вокруг, даже самые большие сплетники, но об этом не знают сами дети. За исключением тех случаев, когда усыновляли детей уже в сознательном возрасте. Как среди молодого поколения, так и среди взрослых всегда была какая-то красная черта, через которую никто не переходил. Это было табу, это было моветоном, и это соблюдалось. Я привел самый простейший, но очень показательный пример.

Стали ближе, но дальше

Двадцать первый век ознаменовался приходом в нашу жизнь интернета. А это не только новые технологии, информационный поток, но и социальные сети. Вроде бы что плохого, что появились новые коммуникации, и стало доступным и возможным пообщаться с близкими и родными, с друзьями и товарищами, да и с совсем незнакомыми людьми. Смышленые, продвинутые бизнесмены быстро смекнули, что на организации комфортных мессенджеров можно здорово заработать - и на нас свалились фейсбуки, инстаграмы, одноклассники, вконтакте и многие другие. И хорошо! Число пользователей соцсетей в мире уже миллиарды.

Напряжение в сети

Соответственно, появились определенные правила пользования, которые исходят от самих разработчиков. Но я сейчас не о них. Мне хочется порассуждать о тех негласных канонах, которые должны быть в процессе общения. Ведь теперь у нас появилась не просто возможность наблюдать за происходящим, просматривать беседы, но и самим участвовать в этом, высказывать свое мнение. Но будь добр, не переходи границы, те самые красные линии.

Общедоступность отнюдь не означает вседозволенность. Особенно в раж входят те люди, которые пользуются возможностью анонимности. Про анонимов много сказано, не особо хочется опять мусолить эту тему. Хочу о реальных людях.

Это нигде не написано, но это надо знать, что, к примеру, если человек озвучил свои мысли, упаковал их в пост и выдал на своей странице, то с этим надо считаться. Аккаунт человека - это его маленькая личная территория. Он не влез в группу, не издал статью в газете, не выступил на телевидении, он просто поделился тем, что у него на душе, если хотите, выставил мысли напоказ, открыл вам доступ. Смотрите, читайте, не соглашайтесь, высказывайте свое одобрение, но не оскорбляйте. В конце концов, если вас совсем коробит изложенное, проигнорируйте. А если автор вообще вас бесит, то есть заветная кнопочка - "заблокировать".

Из моего опыта общения в соцсетях сделал много выводов. И один из главных, что переход на личность - это момент, когда у тебя закончились аргументы, и у тебя недостаток воспитания до такой степени, что ты позволяешь себе обсуждать, осуждать и даже вскрывать некие, пусть даже, скандальные подробности из биографии человека, его природные недостатки.

Особенно часто я с таким отношением к собеседникам сталкивался при общении с заингурскими товарищами. Самая болезненная тема и для них, и для нас - это взаимоотношения наших государств на протяжении веков. Как только у них исчерпывался стандартный набор искаженных фактов из истории, когда каждый из них мне удавалось аргументированно опровергнуть, то сразу получал злобную тираду: "Ах ты, такой-сякой, а у тебя фамилия менгрельская! Ты предатель, перебежчик, изменник!" Естественно это заканчивалось перемещением собеседника в черный список. И в нем у меня уже около пятисот человек. Но с ними все понятно. Для них это некая норма поведения. Хуже когда такие моменты позволяют наши сограждане, наши соседи, наши коллеги, наши близкие и знакомые.

Страсти по патриотизму

Особенно страстно и необузданно себя ведут некоторые, когда речь идет о столь высоких материях, как патриотизм. То ли это весеннее обострение, то ли это такая реакция на невзгоды, связанные с отключениями света и подачей воды, но в обсуждениях на эту тему многие теряют, как принято говорить, берега.

Неужели они правда думают, что, замесив в грязь собеседника, выискивая сложности его происхождения, взвешивая его на весах, замеряя в объеме, они станут больше, чем есть на самом дел, любить Родину? Пусть даже человек оступился, ошибся. Спокойно, доходчиво укажи ему на это. Не выходи за рамки дискуссии, не переходи на хамство и оскорбления. Я вижу в этом некую неуверенность в себе, страх. Может, они так прикрывают собственную ущербность?  

Очень хочется верить, что это такой этап развития и мы уже полпути прошли. Правильное, тактичное, деликатное общение все же станет нормой поведения.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

20

Предупреждение футбольной Суперлиги: за русофобию придется платить

53
(обновлено 17:13 22.04.2021)
20 апреля вечером журналистам стало известно, что футбольные клубы "Челси" и "Манчестер Юнайтед" готовятся к выходу из европейской Суперлиги, о создании которой было объявлено буквально два дня назад.

Более того, по сведениям СМИ, решение о роспуске турнира обсуждают все участники, поскольку они попали в эпицентр грандиознейшего скандала, пишет Ирина Алкснис для РИА Новости.

"Бомба" была взорвана в воскресенье вечером, когда двенадцать клубов заявили о запуске новой футбольной организации — альтернативной существующей системе соревнований.

В списке участников оказались самые-самые — наиболее успешные, популярные, богатые и титулованные клубы мира. Такие названия, как "Манчестер Юнайтед", "Барселона", "Ливерпуль", "Реал", "Милан" или "Ювентус", известны даже людям, крайне далеким от спорта и совершенно не интересующимся футболом.

Инициатива вызвала яростно негативную реакцию со всех сторон. На Суперлигу обрушились не только действующие футбольные организации (которым, понятное дело, есть что терять), но также государственные власти и медиа.

Эммануэль Макрон выразил поддержку французским клубам, отказавшимся от участия в новой ассоциации. Борис Джонсон пообещал сделать все возможное, чтобы предотвратить создание Суперлиги в предлагаемом формате.

УЕФА грозит страшными карами "отступникам", в том числе исключением изо всех турниров (включая национальные чемпионаты), запретом футболистам играть за сборные и иском на 50 миллиардов евро.

Доминирующее большинство мировых СМИ — вне зависимости от идеологических пристрастий — разносят проект. Журналисты не стесняются в выборе слов, среди прочего прибегая к таким эпитетам, как "зловонный капитализм".

И они правы: в основе всего — банальная жажда наживы.

При всех недостатках существующей системы мирового футбола она нацелена на поддержание разнообразия и конкуренции, на содействие развитию более слабых участников, которые, соревнуясь с сильнейшими, получают шанс на движение вперед.

Ну, а Суперлига должна замкнуть друг на друге самых лучших (и самых богатых, соответственно). Клубы-участники будут еще больше богатеть, выкачивать потенциальных звезд из команд, оставшихся за бортом, обрекая те на профессиональный и финансовый упадок.

Это весьма эффективная бизнес-схема, обещающая астрономические барыши, — неудивительно, что под нее нашлись инвесторы. Согласно пресс-релизу о запуске Суперлиги, клубы-учредители получат 3,5 миллиарда евро для вложений в инфраструктуру и в качестве компенсации негативного эффекта пандемии. По имеющейся информации, в новую ассоциацию готов вкладываться банк JP Morgan, а в разработке проекта активно участвовала финансовая компания Key Capital.

Однако, дружно возмущаясь жадностью и аморальностью дельцов, западные страны не замечают — и не хотят замечать — политическую составляющую нынешних процессов. А именно она — политика — лежит в основе происходящего.

В самой идее Суперлиги нет ничего принципиально нового. Данный проект регулярно обсуждался во влиятельных футбольных кругах уже более двадцати лет, с 1990-х годов, но каждый раз оставался на бумаге.

Так почему же именно сейчас было заявлено о переходе от слов к делу, причем сделано это в максимально скандальном и конфронтационном виде?

Главная причина — нарастающий кризис всей мировой системы большого спорта. И винить в нем Западу некого, кроме самого себя.

За десятилетия холодной войны мировой спорт, вынужденный балансировать между противоборствующими геополитическими силами, превратился во многом в самостоятельного политического игрока. Международные спортивные организации, формально разрозненные, по существу были прочно спаяны общими корпоративными интересами. Их влияние в профильной сфере было непоколебимым, и с ними были вынуждены считаться даже самые могущественные державы планеты.

По окончании холодной войны ситуация исподволь, почти незаметно менялась, в результате чего Запад взял под контроль и подчинил себе львиную долю мировых спортивных структур. А начиная со второй половины 2010-х он стал активно их использовать как инструмент геополитической борьбы, в первую очередь против России, проявления чего теперь можно наблюдать практически в ежедневном режиме.

Данный процесс сравним с вытаскиванием кирпичей из стен дома: один-два, скорее всего, не нанесут ущерба его надежности и прочности. Вот только все уже давно поставлено на поток, и многочисленные дыры зияют в некогда целостной системе, на глазах утратившей субъектность, самостоятельность и просто чувство самосохранения.

В момент, когда мировой спорт позволил сделать себя инструментом антироссийской политики, дальнейшая его деградация стала неизбежной. Теперь закономерно активизировались другие, уже не государственные силы, заинтересованные рвать его на куски дальше и использовать в собственных целях.

Очевидно, для Европы и в целом мировой спортивной бюрократии стало потрясением, что алчные бизнес-акулы нацелились на футбол, хотя это вполне логично, учитывая "золотоносность" данного вида спорта.

Что касается России, то она давно предупреждала, что ничем хорошим политизация спорта не кончится.

И даже если на этот раз идею Суперлиги удастся похоронить, это ничего принципиально не изменит — ящик Пандоры открыт.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

53

Адлейба о росте цен на нефть: нестабильный и недолгоиграющий

0
(обновлено 11:16 23.04.2021)
Как рост цен на нефть может повлиять на цены в Абхазии, поговорим об этом с экономистом, преподавателем кафедры экономической теории Абхазского государственного университета Анной Адлейба.
Адлейба о росте цен на нефть: нестабильный и недолгоиграющий

Цены на нефть растут на фоне истощения накопленных запасов, пишут СМИ. Как отразится рост цен на нефть на стоимости бензина и товаров в Абхазии, может ли это повлечь за собой серьезный скачок, в эфире радио Sputnik рассказала экономист Анна Адлейба.

В Абхазии цены на бензин регулирует правительство, но, безусловно, мы привязаны и зависим от внешней экономической конъюнктуры, отметила Адлейба в беседе на радио.   

"Я бы не стала утверждать, что рост цен на нефть стабильный и долгоиграющий, потому что вот уже на этих днях прогнозируется снижение цены на нефть в связи с тем, что пандемия опять набирает обороты в азиатских странах, предполагается, что экономика опять будет сворачиваться, и уже к июню рост цен значительно замедлится. Что касается роста цен на бензин в Абхазии, безусловно, мы привязаны и зависим от внешней экономической конъюнктуры, в частности, от цен на нефть в России и иных регионах", - отметила Адлейба.  

Экономист сказала, что в России ценообразование в отношении бензина свободное, то есть государство не занимается напрямую регулированием цен.

"Работает рыночный механизм, не действует так называемый демпферный механизм, когда государство компенсирует нефтеперерабатывающим предприятиям потери от роста цен на внешнем рынке", - рассказала Адлейба.

Полную версию интервью слушайте в аудиофайле.         

0