"Луч света" на фоне страхов: инвесторы сделали ставку на рубль в 2020 году

60
(обновлено 20:45 26.12.2019)
Последние пять лет стали для рубля сложными. Однако теперь глобальные инвесторы воспринимают его как надежный актив в условиях возможного разрастания торговой войны между Вашингтоном и Пекином и прочат укрепление в 2020 году.

Рубль завершает год одной из самых прибыльных валют развивающихся стран: с января он укрепился к доллару на 12,3 процента. В 2020-м это продолжится, и российская денежная единица, уверены финансовые стратеги и экономисты крупнейших банков, станет привлекательным активом для инвесторов.

Тихая гавань

К концу декабря рубль обновил годовые максимумы к доллару и евро. Сказались продажи валюты национальными экспортерами, а кроме того — рост аппетита международных инвесторов к рисковым активам. По итогам года отечественная денежная единица вышла в лидеры среди валют развивающихся стран, укрепившись к доллару на 12,3 процента, хотя большинство ослабло.

И перспективы на новый год эксперты оценивают как весьма позитивные.

"В 2020-м рубль может стать одним из самых надежных активов для инвесторов, которые ищут убежище в условиях торговой войны между США и Китаем", — утверждает Bloomberg на основании опроса нескольких десятков инвесторов, валютных стратегов и трейдеров.

Привлекательность рубля — в значительной степени заслуга Банка России. В 2014-м Центральный Банк отпустил курс в свободное плавание, отказавшись от валютных интервенций. Это было серьезным испытанием. "Обвал цен на нефть и западные санкции привели рубль в смятение, и даже резкое повышение ставки не остановило падение", — напоминает агентство.

"Неудачи 2014 года столкнули российскую экономику в двухлетнюю рецессию, и рубль подешевел почти наполовину относительно доллара. В декабре 2015-го Центробанк повысил ставки до 17 процентов. Когда президент Владимир Путин запретил импорт западной сельскохозяйственной продукции, взлетели цены на продовольствие, а инфляция достигла двузначных значений", — описывает ситуацию The Wall Street Journal (WSJ).
Но в итоге, как указывает газета, санкции заставили экспортеров шевелиться, а бюджетное правило сформировало подушку безопасности, страхующую от валютных и санкционных рисков.

"Санкции вынудили крупнейшие российские компании расплатиться с западными кредиторами, что сократило внешний долг. Часть нефтяных доходов руководство страны направило в специальный фонд (Фонд национального благосостояния), обеспечив существенный рост международных резервов", — констатирует WSJ.

Резервы на полтриллиона

Оправдал себя и переход Банка России к более осторожной политике процентных ставок. В результате страна вступает в 2020 год с резервами в полтриллиона долларов и с одной из самых прибыльных в мире валют для керри-трейд (торговой стратегии, подразумевающей заработок на разнице процентных ставок), указывают аналитики.

"Нефтяные сверхдоходы позволили российскому Центробанку нарастить международные резервы в процентном отношении к ВВП до самого высокого уровня с 2010 года. У России двойной профицит бюджета и текущих счетов, причем оба показателя — на десятилетнем максимуме", — отмечает Bloomberg.

Драматичные события рубль пережил зимой 2016-го — после обвала нефтяных цен и в результате западных санкций из-за Крыма. Двадцать первого января ЦБ понизил курс к доллару на 4,04 рубля, до отметки 83,59 (дневное падение на 5,2 процента).

Через пять дней — самое резкое снижение относительно европейской валюты, на 4,73 рубля (до 88,89). "С тех пор бюджетное правило сделало рубль гораздо менее уязвимым к колебаниям нефтяных котировок", — признает Bloomberg.

По прогнозу аналитиков HSBC, в 2020-м рубль укрепится на семь процентов — благодаря ускорению экономики и торможению инфляции, которая сейчас ниже четырех процентов. Это уже позволило Банку России в середине декабря пятый раз за год понизить ключевую ставку — до 6,25 процента. И аналитики рассчитывают на продолжение.
Как отмечают экономисты, политические риски остаются, но, скорее всего, их перевесит улучшение макроэкономической ситуации. В результате рубль рассматривают как единственную валюту в регионе CEEMEA (Центральная и Восточная Европа, Ближний Восток и Африка), которую ждет укрепление.

Шведский банк SEB предсказывает падение доллара ниже 61 рубля в первом квартале. Эксперты оговариваются, что потенциал роста в новом году в целом меньше, чем в 2019-м. Но высокие процентные ставки и сильные макроэкономические показатели делают российскую валюту привлекательным инструментом для инвестиций и хранения накоплений.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

60
Теги:
Дональд Трамп, Владимир Путин, США, рубль

Протесты и беспорядки в Минске после президентских выборов

Почему Лукашенко не может проиграть Майдану

894
(обновлено 12:35 13.08.2020)
Попытка устроить Майдан в Белоруссии провалилась — хотя волнения в Минске и других городах будут продолжаться еще какое-то время, считает колумнист РИА Новости Петр Акопов.

Но разве это Майдан? Это же народное восстание, бунт недовольных фальсификацией выборов — Лукашенко украл у людей их голоса, он должен уйти, говорят одни. Нет, хотя он и сфальсифицировал выборы, уходить он не должен — иначе к власти придут прозападные силы. Нет в Белоруссии никаких серьезных прозападных сил — пускай Лукашенко уходит, а народ выберет себе нового президента, который все равно будет сохранять дружеские отношения с Россией.

Вся эта разноголосица, если не сказать шизофрения, присутствует в российском общественном мнении, причем и в самых его широких патриотических кругах — не говоря уже о том, что для небольшой, но активной прозападной части российского общества борьба с Лукашенко является в первую очередь борьбой с Путиным: не получилось в России, так хоть на Белоруссии потренируемся. Как же нам оценивать происходящее в соседнем государстве?

В первую очередь — с точки зрения русских интересов, Русского мира, русской истории, тогда все станет кристально ясно. Белоруссия — это часть России. Не Российской Федерации, а нашей тысячелетней Родины.

Временная независимость ничего не меняет: для истории три десятилетия — это очень небольшой отрезок времени. Легко укладывающийся даже в масштабы человеческой жизни — недаром Лукашенко правит своей страной 26 из 29 лет ее существования.

И почти все эти годы лукашенковская Белоруссия находится в союзе с Россией — в Союзном государстве. То есть свой выбор Лукашенко сделал сразу — мы один большой народ; ну или, говоря более политкорректно, три братских народа, образующие один великий.

А сколько же должно у нас быть государств? Конечно, одно — но после развала Союза образовалось 15 независимых единиц. Ни у одной из них не было никакого опыта государственности — кроме России, от которой все и откололись. То, что процесс обратного собирания русских земель будет сложным, было понятно изначально — но от осознания этого такая задача не становится менее важной.

Собиранием земель занимается, естественно, Россия — ведь только она и является государством-цивилизацией, хранителем и защитником интересов Русского мира (и всех тех народов, кто хочет быть в его орбите).

Но работать с осколками СССР очень сложно — и не только потому, что наши противники пытаются увести от нас бывшие союзные республики, но и потому, что Россия сама еще не полностью восстановилась после развала, не осознала до конца свою самодостаточность, не выстроила надежную и эффективную модель своего государства. И это притом, что у нас есть огромный исторический опыт — и чувство ответственности перед предками и потомками. В осколках СССР ничего этого нет — поэтому там образуются временные конструкции, выстраиваемые местными национальными элитами.

Прибалтика ушла в состав Евросоюза — Эстония и Латвия стали к тому же и придатком скандинавских стран, а Литва потеряла треть населения. В мусульманских регионах — Средней Азии и Азербайджане — возникли автократические режимы пожизненных президентов или династий (Алиевы). Единственное исключение — совсем искусственная Киргизия, раздираемая региональными противоречиями.

Нет сильной власти и в Закавказье — но Грузия и Армения представляют из себя в полном смысле слова несостоявшиеся государства, хотя первое потеряло часть своей территории, а второе захватило часть чужой. Точно такое же несостоявшееся государство — Молдавия, поставляющая за границу гастарбайтеров и раздираемая между Россией и Румынией.

Самая сложная судьба у более чем искусственной Украины — раздираемая борьбой за власть и собственность и региональными противоречиями, она попала под власть коррумпированных и антинациональных элит, решивших увести ее на Запад.

На этом фоне Белоруссия Лукашенко — это пример крепкого государственного образования. Причем русского и находящегося в союзе с Россией. Это не просто заслуга Лукашенко — вся нынешняя Белоруссия является его личным творением, созданным им и под него.

Никакого исторического государственного опыта у Белоруссии не было — и Лукашенко корректировал и менял советскую модель государственного и общественного устройства. То, что получилось, может кому-то нравиться, а кому-то нет — но это пример успешного государственного строительства. Конечно, временного — потому что само существование независимой Белоруссии — это временное явление. Поэтому ни о какой сменяемости власти в Белоруссии с точки зрения русских интересов речи быть не может — потому что Лукашенко — это и есть и Белоруссия. Та, которая не часть Российской Федерации, — но часть исторической России.

При этом у Лукашенко есть народная поддержка — может быть, не те 80 процентов, что показали итоги выборов (приписки исключать нельзя — но их масштаб не может быть большим и тем более определяющим), однако абсолютное большинство в две трети он точно имеет. Поэтому требования "подчиниться воле народа" и уйти — не что иное, как демагогия из арсенала тех самых "цветных революций".

Чудный набор технологий, следуя которым активное протестное меньшинство выходит на улицы — и сносит власть. Вот только незадача — оно сносит слабую и неуверенную в себе власть. Лукашенко силен и уверен в себе — он ощущает свою ответственность за созданную им Белоруссию. За ним огромное молчаливое большинство — часть из которого может быть недовольна теми или иными его действиями, но которое совершенно не собирается играть в "народную революцию", то есть ломать свое социальное государство.

Ну а как же реальные недовольные и протестующие — они же есть? Конечно: тут и часть городской молодежи, и часть проевропейски настроенных столичных жителей. Даже их претензии к власти невнятны — главная, впрочем, "устали от Лукашенко, давно правит". Но за него ведь голосует большинство? Нет, это все ложь — большинство против!

На этом разговор можно заканчивать — потому что никаких серьезных свидетельств этого "всеобщего против" обнаружить в социально достаточно однородном белорусском обществе невозможно. В самом лучшем для оппозиции случае за нее около трети населения — но ведь это же меньшинство? Но им не важны цифры — важен настрой на свержение "диктатора".

А этот настрой на провокации и Майдан был ясен задолго до выборов — именно поэтому так нервничал Лукашенко, именно поэтому он, прекрасно знавший о том, что игра против него ведется с Запада, поверил еще и в причастность России к возможным провокациям. Да, в России есть целый ряд недоброжелателей Лукашенко — и не только среди зарящихся на белорусские активы экс-олигархов, но и среди наших западников, для которых "Лукашенко — сегодня, Путин — завтра". Но ни российские власти, ни подавляющая часть российского общества не были настроены против Лукашенко — и только в последние дни, на фоне провокации с задержанными российскими гражданами, у наших общих врагов появилась возможность играть на разжигании антилукашенковских страстей в России.

Россия несет особую ответственность за все осколки Советского Союза — но наша ответственность за Белоруссию самая большая. Так было и до украинского вывиха, и тем более после него. Это не значит, что мы считаем белорусов и Лукашенко слабыми, неразумными и тем более предателями, — это значит, что мы считаем своими, такими же, как мы, ни в чем не отделяем их от себя. Два разных, хотя и союзных, государства — миг на часах русской истории. Но пока он длится, в Белоруссии могут быть уверены — мы всегда придем на помощь, мы никому не позволим ни поссорить нас, ни разорвать наше единство.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

894

Российская вакцина от коронавируса: просто, как все гениальное

146
Мы, врачи, достигли успехов в лечении пациентов с коронавирусом, используя моноклональные антитела, стероиды, противовирусные препараты, пишет Сергей Царенко, заместитель главного врача по анестезиологии и реаниматологии московской городской клинической больницы №52.

Больные стали меньше умирать, но все равно в случае тяжелых форм инфекции мы вынуждены их переводить на ИВЛ. И дальше шесть-восемь человек из каждых десяти умирают от внутрибольничных инфекций. Таких больных спасли бы новые антибиотики. Но на их разработку нужны годы, пишет Сергей Царенко в своей колонке для РИА Новости.

Есть и другой путь: уберечь людей от заражения коронавирусом. Путь хороший во всех отношениях — и человек здоров, и окружающих он не заразит. Ведь чем больше будет устойчивых к болезни людей, тем толще будет иммунная прослойка в обществе, тем скорее наступит конец эпидемии.

Пока что устойчивость к болезни формируется только в том случае, если человек ею переболеет. Но ведь есть и более безопасный вариант — иммунизация. Тем более что имеется эффективная и безопасная вакцина, созданная специалистами института имени Гамалеи. Этот институт в микробиологическом сообществе такой же бренд, как "Мерседес" в автомобилестроении.

Я знаю академиков Гинцбурга и Логунова много лет. С ними и их сотрудниками мы разрабатываем новые способы борьбы с устойчивыми бактериями. Кроме этого, ученые института уже успешно создали вакцины против Эболы и MERS.

И не просто создали, а отработали безопасный и эффективный способ их создания — векторный. На безобидный для человека аденовирус, как на ракету-носитель, цепляют орбитальную станцию — кусочек коронавируса. И запускают внутрь человеческого организма.

После этого формируется иммунитет и на "ракету-носитель" и на "орбитальную станцию". Чтобы закрепить успех, через три недели такую же "орбитальную станцию" запускают на другой "ракете-носителе", другом аденовирусе.

И опять формируется иммунитет. В результате на оба аденовируса формируется иммунитет послабее (он ведь организму не нужен), а на коронавирус — устойчивая и надежная иммунная защита.

Просто, как все гениальное. И ведь никто, кроме наших Левшей, не додумался до таких тонкостей. В мире создаются еще несколько векторных вакцин, но вот чтобы с двумя "ракетами-носителями"!

Вакцина уже испытана на добровольцах. Причем первыми добровольцами были все сотрудники института имени Гамалеи. Они как создатели нового моста — стали под этот мост, в то время как по нему пошел первый поезд! После этого вакцина испытана на добровольцах — военнослужащих. Ни одного осложнения, у всех мощный иммунитет.

Немудрено, что тут же в прессе прокатилась волна критики. От просто выдумок об украденных технологиях до псевдонаучных размышлений о потенциальном ухудшении состояния в случае случайного заражения коронавирусом в период формирования иммунитета на вакцину.

Последнее звучит страшно: антительно-зависимое усиление (ADE). Страшно для неспециалистов. А вирусологи знают, что эффект ADE описан только для лихорадки Денге, да и то не в связи с вакцинацией. В остальных случаях эффект иногда видят в пробирке. Причем не при коронавирусных инфекциях.

И тут встает вопрос. А кто финансирует эту компанию в прессе? От кого зависят "независимые эксперты"? Секрет Полишинеля: от производителей других вакцин, которые пока отстали от российских ученых. Еще от производителей противовирусных препаратов — порой эффективных лекарств, но только при легких формах болезни и имеющих большое количество побочных эффектов.

Нам, практикующим врачам, стыдно смотреть на эту подковерную возню. Мы ждем, когда же перестанут поступать к нам пациенты с коронавирусной инфекцией и когда мы наконец-то сможем заняться и другими заболеваниями, до которых пока не доходят руки в эпидемию.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

146
Темы:
Мировая пандемия коронавируса COVID-19

Дань памяти: возложение цветов в день 28-й годовщины начала Отечественной войны в Абхазии

0
Двадцать восьмую годовщину начала Отечественной войны народа Абхазии 1992-1993 годов отметили в Сухуме.

Руководство страны во главе с президентом Асланом Бжания, ветераны Отечественной войны народа Абхазии, а также общественность возложили цветы у мемориала Боевой Славы в столице.

Почтить память погибших пришел и посол России в Абхазии Алексей Двинянин.

После возложения у мемориала колонна двинулась к могиле первого президента Абхазии Владислава Ардзинба.

14 августа 1992 года под предлогом охраны железной дороги войска Госсовета Грузии вероломно вторглись на территорию Республики Абхазия. Война длилась 413 дней и завершилась поражением грузинских вооруженных сил.

В ходе войны почти полностью была разрушена промышленность и курортная инфраструктура республики, нанесен невосполнимый ущерб науке, искусству и культуре.

По данным архива Министерства обороны Абхазии, во время военных действий на территории республики абхазская армия потеряла 1718 бойцов, еще 320 мирных жителей числятся в списках погибших. Без вести пропали 167 человек, из них после войны найден и опознан 41 человек.

Читайте также:

0