Убийство иранского генерала обнажает слабость США

229
(обновлено 18:53 04.01.2020)
При ракетном обстреле аэропорта Багдада погиб глава спецподразделения "Кудс" иранского Корпуса стражей исламской революции генерал Касем Сулеймани, ответственность за удар взяли США.

Президент Ирана Хасан Роухани и министр обороны страны Амир Хатами пообещали возмездие и "сокрушительный удар" после убийства главы спецподразделения "Кудс" иранского Корпуса стражей исламской революции генерала Касема Сулеймани.

Госдепартамент США призвал американских граждан немедленно покинуть Ирак в связи с возросшей напряженностью. Министр обороны Израиля созвал экстренное совещание с главами спецслужб и армии в связи с произошедшим, а нефть марки Brent подскочила в цене на новостях.

Эксперты констатируют очередной виток эскалации в ирано-американских отношениях, однако склоняются к тому, что инцидент не станет причиной войны между двумя странами.

Заявление Пентагона, подтверждающее нанесение ракетного удара, в результате которого был убит иранский генерал, содержит прозрачный намек на то, что послужило причиной, а вернее — поводом для проведения акции: "Сулеймани одобрил нападение на посольство США в Багдаде, которое имело место на этой неделе".

Самое начало года ознаменовалось акцией протеста у посольства США в Багдаде и попыткой штурма его главных ворот. Протестующие отступили после того, как их к этому призвало командование иракского шиитского ополчения. Кстати, замглавы ополчения погиб вместе с Сулеймани.

Стоит напомнить, что в начале ноября в Ираке прошли акции протеста с выраженной антииранской повесткой. Среди прочего была совершена попытка поджога иранского консульства в городе Кербела.

Трудно избежать соблазна увязать эти события.

За последние годы Ирак стал главным "полем боя" в ирано-американском противостоянии. Тегеран активно — и весьма успешно — перехватывает у Вашингтона рычаги влияния на Багдад, чей суверенитет остается ослабленным после уничтожения политической системы Саддама Хусейна. Если предположить, что Пентагон хотя бы частично прав в своих обвинениях о причастности проиранских сил к событиям у посольства США, то это выглядит просто симметричным ответом: американцы инспирировали антииранские выступления и нападение на консульство в Кербеле — иранцы показали, что владеют данным инструментарием не хуже.

Однако убийство Сулеймани резко взвинтило политические ставки со стороны Вашингтона и расценивается как попытка подчеркнуть безусловность американского доминирования в регионе (да и в целом на планете). И действительно, несмотря на жесткость риторики иранских официальных лиц, трудно представить, что Тегеран сможет симметрично отреагировать на подобный вызов.

В последние годы наблюдается заметная активизация действий американцев против иностранцев на принципах экстерриториальности. Далеко не всегда речь идет о физическом уничтожении. Для России, например, наиболее актуальны задержания наших граждан и их передача Соединенным Штатам третьими странами по обвинению в уголовных преступлениях. Особенно часто в подобной роли фигурируют отечественные программисты.
Силовые акции — в частности, против террористов — также проводятся американцами регулярно. В октябре в результате спецоперации ими был уничтожен лидер ИГ* Абу Бакр аль-Багдади.

Но Касем Сулеймани не был террористом. Он был высокопоставленным государственным деятелем и представителем законного правительства страны — члена ООН. Данным убийством американцы демонстративно пересекли одну из красных линий международной политики. Как отметил российский МИД, "мир столкнулся с новой реальностью".

Вот только есть очень большие сомнения, что США получат желаемый эффект от убийства.

Дело в том, что в предыдущий исторический период преследование конкретных персон носило для американцев второстепенный характер и шло вслед за главным — управлением миром по своему вкусу. США вторгались, куда хотели, бомбили и разрушали целые страны, ликвидировали неудобные для них политические системы и сносили неугодных правителей. В подобных условиях преследование определенных фигур, будь то наркобароны, террористы или политические оппоненты, органично дополняло картину тотального всемогущества Вашингтона.

Однако ныне ситуация изменилась радикально. В геополитическом плане США слабеют на глазах. Они безнадежно увязли в прежних военных авантюрах (Афганистан, Ирак) и не рискуют влезать в новые, даже когда им открыто бросают вызов (как КНДР). Американцы неуклонно теряют политические позиции на Ближнем Востоке. Им на пятки наступают Россия, Турция и Иран. У Вашингтона просто нет сил бросить полноценный вызов Москве в Сирии или Тегерану в том же Ираке.

Еще совсем недавно грандиозный военный потенциал США ныне сведен к возможности провести точечную спецоперацию по ликвидации неугодной фигуры.

Однако повлечет ли убийство Сулеймани кардинальные перемены в ближневосточных раскладах? Разумеется, нет — разве только в худшую для американцев сторону, усилив противодействие им практически во всех столицах, включая Тегеран и Багдад.

Для Дональда Трампа акция по уничтожению иранского генерала предоставляет неплохие возможности для внутриамериканского пиара, что весьма актуально в свете приближающихся выборов.

Зато для остального мира произошедшее является свидетельством утраты Вашингтоном реальной силы — и необходимости в связи с этим вводить повышенные меры безопасности, поскольку ждать от американцев, не желающих расставаться со статусом сверхдержавы, соблюдения принятых в мире правил политической игры просто не приходится.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

229
Теги:
США, Иран
По теме
США убили иранского генерала Сулеймани, Тегеран обещает отомстить
Ракетный удар США по Багдаду: как ликвидировали генерала Сулеймани
"Авантюрная реальность": МИД России прокомментировал убийство Сулеймани
Тысячи иранцев вышли на улицы в ответ на убийство генерала Сулеймани

Байден уточнит, готова ли Россия на самоубийство

71
(обновлено 18:10 11.06.2021)
Встреча Владимира Путина и Джо Байдена в Женеве будет только частью давно назревавшей и серьезнейшей смены курса США на мировой арене, пишет колумнист РИА Новости.

"Такие вещи государства делают перед войной", как бы вскользь заметил в одной из наших телевизионных дискуссий Андрей Безруков, полковник Службы внешней разведки, а сегодня мирный профессор университета МГИМО, пишет Дмитрий Косырев для РИА Новости.

Речь о действительно серьезной акции американской администрации, которая заказала еще в феврале исследование уязвимости страны от цепочек снабжения критически важными товарами. Исследование закончено вот сейчас, накануне поездки президента Джо Байдена в Европу, где среди прочего пройдет и его встреча с президентом Владимиром Путиным.

О том, что эта встреча в Женеве будет только частью давно назревавшей и серьезнейшей смены курса США на мировой арене, мы чуть ниже поговорим. Что же касается уязвимости Америки, то она, по итогам исследования, выявлена как минимум в трех сферах — в поставках лекарств, полупроводников и редкоземельных элементов. И во всех случаях речь идет о Китае, то есть об опасной зависимости снабжения США от державы, равной Америке по общему весу на мировой арене.

Дальше, тоже на днях, последовала акция номер два — разработка закона об инновациях и конкуренции. Он прошел сенат США и скоро будет задействован. И здесь речь прежде всего о конкуренции с той же державой. Двести пятьдесят миллиардов долларов выделяется по этому закону на повышение конкурентоспособности американской экономики перед лицом Китая. Речь о субсидиях на ускорение инновационных разработок и прочей поддержке американских передовых отраслей.

Тут есть одна смешная особенность ситуации. Годами в США объясняли, как недопустима китайская господдержка передовых и многих других отраслей. Пекинская программа "Сделано в Китае 2025" объявлялась образцом неправильной конкуренции и воплощением зла. То есть вопль стоял о том, что Пекин играет не по правилам, играет нечестно. Честно — это когда конкурируют только независимые частники и победу определяет божество по имени Рынок. Но сейчас, когда оказалось, что игра Китая приводит к выигрышу, да еще глобального масштаба, США совершенно спокойно решили делать то же самое.

Теперь о масштабах происходящего. Эксперты говорят, что администрация демократов унаследовала идею республиканцев о реиндустриализации Америки и что речь о программах, рассчитанных на десятилетия. И еще о том, что для США вопрос стоит так: победить в этой борьбе или погибнуть.

Насчет гибели — это, может быть, чересчур. Но вот оценка обозревателя лондонской The Guardian: к концу десятилетия Китай обгонит США по объему экономики, но не просто, а с довеском — приобретя мировое технологическое лидерство (что мешает Пентагону спать по ночам). Сама идея такой потери лидерства для США ужасна.

Ключевое слово во всех этих тесно связанных сюжетах — "технологии". Общий объем производимого в год продукта — это, конечно, важно, но скорее в пропагандистском плане. А вот нынешний относительно равный статус двух сверхдержав по части технологического превосходства — это кошмар, выход же Китая на роль мирового технологического лидера — это кошмар-кошмар.

Именно с такими настроениями готовилась нынешняя поездка Джо Байдена в Европу. Тот же материал в лондонской газете довольно четко описывает всю концепцию этой дипломатической вылазки. Байден будет встречаться с лидерами Запада в Корнуолле, Великобритания, в рамках саммита G7. Потом будет разговор с НАТО и евроструктурами. И разговор пойдет прежде всего и почти только о Китае. Байден намерен позвать весьма скептически настроенных европейцев на вторую холодную войну, на этот раз с Китаем.

Почему они скептически настроены? Только одна деталь того, как такая война должна выглядеть: по итогам упомянутого выше исследования уязвимости Америки и согласно упомянутому закону о конкуренции, в США создается "ударная группировка" во главе с торговым представителем или другим человеком министерского ранга. Эта ударная сила будет определять, какие из китайских товаров были созданы на основе технологий, украденных у американцев. И дело не только в том, что такие товары нельзя будет ввозить в США. Про их краденый статус будут сообщать также европейцам и прочим союзникам. Далее последним будет предложено верить Америке на слово и тоже не покупать эту чересчур конкурентоспособную продукцию.

Поверят ли союзники и в полном ли составе? Вопрос сложный. Если вновь обратиться к The Guardian, то там цитируется анонимный дипломат, замечающий: европейцам может не нравиться то, что Китай делает (в той или иной ситуации), но американцам не нравится то, чем Китай является, а именно — равной Америке силой в мире, независимо от того, делает ли он вообще что-нибудь.

Саммит в Женеве, по этой логике, оказывается на периферии европейской поездки Байдена. Двусторонние отношения с Москвой для него вторичны. И американский президент прежде всего займется прощупыванием позиций России по поводу предстоящей на десятилетия вперед холодной войны США и Китая. Естественно, никто не ждет, что Москва вдруг подпишется на конфронтацию с Пекином. А вот узнать, как Россия может повести себя в нескольких гипотетических пока ситуациях, — это Америке полезно. Может, Россия вдруг захочет совершить геополитическое самоубийство и занять какую-то нейтральную позицию в назревающей конфронтации.

Хотя чего проще: есть две сверхдержавы, одна — проигрывающая — готовится противостоять другой. Обе — экономические гиганты и технологические лидеры, поэтому потенциально выгодные партнеры. Но одна держава за последние годы сделала (и сказала) России немыслимое количество пакостей. Другая же держава как минимум ничего такого не делала и не говорила, вдобавок развивает с нами сотрудничество там, где это получается. Какую же тут позицию Москвы можно себе представить?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

71

Американская внучка Хрущева призывает не нежничать с Россией