Иранский военнослужащий, архивное фото

Китайские СМИ: возможно, ирано-американская война уже рядом

289
(обновлено 14:11 06.01.2020)
Эскалация конфликта на Ближнем Востоке начинает вызывать серьезные опасения далеко за его пределами.

Влиятельный представитель китайского медиасообщества, главный редактор государственного внешнеполитического издания Global Times Ху Сицзинь написал о том, насколько легко может начаться война после действий и заявлений Дональда Трампа, пишет Иван Данилов для РИА Новости.

"Возможно, война не очень далека от нас. Теперь (не важно, сделает ли это) Иран или силы, пытающиеся выдать себя за Иран, (но) поражение любой американской цели вызовет еще более ожесточенную атаку со стороны США. Поэтому силы, которые ненавидят США или ненавидят Иран, могут поддаться искушению", - отметил он.

Перед нами классическая ситуация, в которой обе стороны не могут себе позволить снизить ставки и отступить: иранское политическое руководство не может себе позволить "потерять лицо" на родине, а Дональд Трамп не может себе позволить разочаровать своих главных сторонников, да и жертвовать имиджем мачо было бы для него совершенно недопустимой оплошностью.

Официальный Тегеран публично обещал отомстить за убийство национального героя, а Трамп публично обещал нанести ответный сокрушительный удар по Ирану, подчеркнув, что удару подвергнутся в том числе "культурные объекты", имеющие особое значение для Ирана.

"Пусть это послужит предупреждением, что, если Иран нанесет удар по американцам или американским активам, мы уже взяли на прицел 52 иранских объекта (символизирующих 52 американских заложника, захваченных Ираном много лет назад), некоторые из которых — очень высокого уровня и важны для Ирана и иранской культуры. (По этим объектам) будет очень быстро и очень жестко нанесен удар. США не хотят больше угроз!", - написал американский лидер в Twitter.

Ознакомившись с этим шедевром американской дипломатической риторики, любой иранец сразу понимает, что подразумевается уничтожение шиитских мечетей-святынь. Лучшего способа радикализировать иранское общественное мнение просто не придумать.

Достаточно "перевести" эту ситуацию в более близкую нам реальность и представить себе, как отреагировало бы французское, скажем, общество на обещание разбомбить Нотр-Дам.

Показательно, что решение об убийстве генерал-майора Сулеймани вряд ли является признаком каких-то новых разведывательных или технологических возможностей, которые якобы появились у США.

Источники The New York Times, которые занимались проблемами Ближнего Востока в президентских администрациях Обамы и Буша, единодушно утверждают, что вариант убийства Сулеймани, который действительно доставил США большое количество неприятностей, всегда был возможным, но от него отказывались именно из-за вероятных последствий, к которым привело бы такое решение.

"Обе (президентских администрации) приходили к выводу, что убийство самого влиятельного генерала в Иране приведет лишь к риску более широкой войны, а также риску отчуждения американских союзников в Европе и на Ближнем Востоке и подрыва позиций Соединенных Штатов в регионе, который уже стоил достаточно жизней и денег за последние два десятилетия", — пишет флагман американских СМИ.

То, что последствия будут, не вызывает сомнений, и главный вопрос заключается в их конкретном исполнении и скорости.

Например, бывший исполнительный директор ЦРУ Майкл Морелл заявил американскому телеканалу CBS, что, "во-первых, в результате этого (убийства Сулеймани. — Прим. ред.) будут мертвые американцы, мертвые гражданские американцы", но его прогноз является скорее политически ангажированным.

С другой оценкой высокопоставленного американского шпиона, однако, невозможно не согласиться, независимо от его политической мотивации. Морелл подчеркнул, что действия Трампа создали "прецедент того, что высокопоставленные официальные лица являются законными мишенями (для убийства) в этом гибридном, еще не военном, сценарии".

Вполне вероятно, что действующая вашингтонская администрация не до конца понимает последствия своих действий. Так считают не только американские антитрамписты, осуждающие президента всегда — просто чтобы понизить его электоральный рейтинг.

Нассим Талеб — очень известный финансист ливанского происхождения и автор международных бестселлеров — написал по поводу ликвидации Сулеймани следующее: "Шиизм (доминирующая религия в Иране. — Прим. ред.), как и христианство, основан на мученичестве. Кто-то в Вашингтоне не понимает этого".

В данном случае мнение Талеба — это не мнение финансиста, а мнение практикующего эксперта по ближневосточной политике: совсем недавно он стал одним из ключевых участников и медийных рупоров антиправительственных протестов в Ливане, в результате которых к власти пришел премьер-технократ, поддержанный проиранскими политиками, что сильно не понравилось многим западным странам и американским СМИ.

Если бы значительная часть американской политической элиты не понимала только религиозных и этнических коннотаций своих радикальных действий, то это было бы не так плохо.

Проблема в том, что, судя по заявлениям некоторых влиятельных функционеров Республиканской партии, они считают, что убийство едва ли не самого влиятельного иранского силовика — это идеальное подтверждение тезиса, что им все можно и им за это ничего не будет. В соответствии с этим представлением о реальности они выдвигают все новые и новые требования и к Тегерану, и к самому Трампу. Например, известный сторонник введения "адских санкций" против России, лидер республиканцев Линдсей Грэм публично призвал к ракетно-бомбовым ударам по иранской нефтяной инфраструктуре: "(Обращаюсь к) правительству Ирана: если вы хотите больше, вы получите больше <...>. Если Иран продолжит атаковать Америку и наших союзников, они должны будут заплатить самую высокую цену, включая уничтожение их нефтеперерабатывающих заводов".

Поразительно, но если смотреть на заявления американских соцсетевых инфлюенсеров, то Грэм, угрожающий уничтожать иранские нефтеперерабатывающие заводы, оказывается носителем довольно умеренных взглядов.

Профессиональный лоббист и ведущий подкастов Джек Буркман высказывается более прямым текстом: "Давайте сделаем с Тегераном то, что мы сделали с Дрезденом, — сожжем его дотла. Давайте оставим от Тегерана (лишь) воспоминание!"

Можно смело предположить, что единственная причина, по которой наши американские партнеры не могут себе позволить публично мечтать о том, чтобы устроить в Москве или Пекине "еще один Дрезден", заключается в том, что и у России, и у Китая есть ядерное оружие.

И именно это осознание будет главным последствием американской эскапады на Ближнем Востоке — скорее всего, сейчас многие политики во многих мировых столицах пришли к выводу, что купить российские средства ПВО (несмотря на риск санкций) — это очень хорошая идея, а обладание ядерным оружием — единственная гарантия хотя бы минимальной защиты национального суверенитета от притязаний самовлюбленных вашингтонских агрессоров.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

289

Протесты и беспорядки в Минске после президентских выборов

Почему Лукашенко не может проиграть Майдану

1009
(обновлено 12:35 13.08.2020)
Попытка устроить Майдан в Белоруссии провалилась — хотя волнения в Минске и других городах будут продолжаться еще какое-то время, считает колумнист РИА Новости Петр Акопов.

Но разве это Майдан? Это же народное восстание, бунт недовольных фальсификацией выборов — Лукашенко украл у людей их голоса, он должен уйти, говорят одни. Нет, хотя он и сфальсифицировал выборы, уходить он не должен — иначе к власти придут прозападные силы. Нет в Белоруссии никаких серьезных прозападных сил — пускай Лукашенко уходит, а народ выберет себе нового президента, который все равно будет сохранять дружеские отношения с Россией.

Вся эта разноголосица, если не сказать шизофрения, присутствует в российском общественном мнении, причем и в самых его широких патриотических кругах — не говоря уже о том, что для небольшой, но активной прозападной части российского общества борьба с Лукашенко является в первую очередь борьбой с Путиным: не получилось в России, так хоть на Белоруссии потренируемся. Как же нам оценивать происходящее в соседнем государстве?

В первую очередь — с точки зрения русских интересов, Русского мира, русской истории, тогда все станет кристально ясно. Белоруссия — это часть России. Не Российской Федерации, а нашей тысячелетней Родины.

Временная независимость ничего не меняет: для истории три десятилетия — это очень небольшой отрезок времени. Легко укладывающийся даже в масштабы человеческой жизни — недаром Лукашенко правит своей страной 26 из 29 лет ее существования.

И почти все эти годы лукашенковская Белоруссия находится в союзе с Россией — в Союзном государстве. То есть свой выбор Лукашенко сделал сразу — мы один большой народ; ну или, говоря более политкорректно, три братских народа, образующие один великий.

А сколько же должно у нас быть государств? Конечно, одно — но после развала Союза образовалось 15 независимых единиц. Ни у одной из них не было никакого опыта государственности — кроме России, от которой все и откололись. То, что процесс обратного собирания русских земель будет сложным, было понятно изначально — но от осознания этого такая задача не становится менее важной.

Собиранием земель занимается, естественно, Россия — ведь только она и является государством-цивилизацией, хранителем и защитником интересов Русского мира (и всех тех народов, кто хочет быть в его орбите).

Но работать с осколками СССР очень сложно — и не только потому, что наши противники пытаются увести от нас бывшие союзные республики, но и потому, что Россия сама еще не полностью восстановилась после развала, не осознала до конца свою самодостаточность, не выстроила надежную и эффективную модель своего государства. И это притом, что у нас есть огромный исторический опыт — и чувство ответственности перед предками и потомками. В осколках СССР ничего этого нет — поэтому там образуются временные конструкции, выстраиваемые местными национальными элитами.

Прибалтика ушла в состав Евросоюза — Эстония и Латвия стали к тому же и придатком скандинавских стран, а Литва потеряла треть населения. В мусульманских регионах — Средней Азии и Азербайджане — возникли автократические режимы пожизненных президентов или династий (Алиевы). Единственное исключение — совсем искусственная Киргизия, раздираемая региональными противоречиями.

Нет сильной власти и в Закавказье — но Грузия и Армения представляют из себя в полном смысле слова несостоявшиеся государства, хотя первое потеряло часть своей территории, а второе захватило часть чужой. Точно такое же несостоявшееся государство — Молдавия, поставляющая за границу гастарбайтеров и раздираемая между Россией и Румынией.

Самая сложная судьба у более чем искусственной Украины — раздираемая борьбой за власть и собственность и региональными противоречиями, она попала под власть коррумпированных и антинациональных элит, решивших увести ее на Запад.

На этом фоне Белоруссия Лукашенко — это пример крепкого государственного образования. Причем русского и находящегося в союзе с Россией. Это не просто заслуга Лукашенко — вся нынешняя Белоруссия является его личным творением, созданным им и под него.

Никакого исторического государственного опыта у Белоруссии не было — и Лукашенко корректировал и менял советскую модель государственного и общественного устройства. То, что получилось, может кому-то нравиться, а кому-то нет — но это пример успешного государственного строительства. Конечно, временного — потому что само существование независимой Белоруссии — это временное явление. Поэтому ни о какой сменяемости власти в Белоруссии с точки зрения русских интересов речи быть не может — потому что Лукашенко — это и есть и Белоруссия. Та, которая не часть Российской Федерации, — но часть исторической России.

При этом у Лукашенко есть народная поддержка — может быть, не те 80 процентов, что показали итоги выборов (приписки исключать нельзя — но их масштаб не может быть большим и тем более определяющим), однако абсолютное большинство в две трети он точно имеет. Поэтому требования "подчиниться воле народа" и уйти — не что иное, как демагогия из арсенала тех самых "цветных революций".

Чудный набор технологий, следуя которым активное протестное меньшинство выходит на улицы — и сносит власть. Вот только незадача — оно сносит слабую и неуверенную в себе власть. Лукашенко силен и уверен в себе — он ощущает свою ответственность за созданную им Белоруссию. За ним огромное молчаливое большинство — часть из которого может быть недовольна теми или иными его действиями, но которое совершенно не собирается играть в "народную революцию", то есть ломать свое социальное государство.

Ну а как же реальные недовольные и протестующие — они же есть? Конечно: тут и часть городской молодежи, и часть проевропейски настроенных столичных жителей. Даже их претензии к власти невнятны — главная, впрочем, "устали от Лукашенко, давно правит". Но за него ведь голосует большинство? Нет, это все ложь — большинство против!

На этом разговор можно заканчивать — потому что никаких серьезных свидетельств этого "всеобщего против" обнаружить в социально достаточно однородном белорусском обществе невозможно. В самом лучшем для оппозиции случае за нее около трети населения — но ведь это же меньшинство? Но им не важны цифры — важен настрой на свержение "диктатора".

А этот настрой на провокации и Майдан был ясен задолго до выборов — именно поэтому так нервничал Лукашенко, именно поэтому он, прекрасно знавший о том, что игра против него ведется с Запада, поверил еще и в причастность России к возможным провокациям. Да, в России есть целый ряд недоброжелателей Лукашенко — и не только среди зарящихся на белорусские активы экс-олигархов, но и среди наших западников, для которых "Лукашенко — сегодня, Путин — завтра". Но ни российские власти, ни подавляющая часть российского общества не были настроены против Лукашенко — и только в последние дни, на фоне провокации с задержанными российскими гражданами, у наших общих врагов появилась возможность играть на разжигании антилукашенковских страстей в России.

Россия несет особую ответственность за все осколки Советского Союза — но наша ответственность за Белоруссию самая большая. Так было и до украинского вывиха, и тем более после него. Это не значит, что мы считаем белорусов и Лукашенко слабыми, неразумными и тем более предателями, — это значит, что мы считаем своими, такими же, как мы, ни в чем не отделяем их от себя. Два разных, хотя и союзных, государства — миг на часах русской истории. Но пока он длится, в Белоруссии могут быть уверены — мы всегда придем на помощь, мы никому не позволим ни поссорить нас, ни разорвать наше единство.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

1009

Российская вакцина от коронавируса: просто, как все гениальное

146
Мы, врачи, достигли успехов в лечении пациентов с коронавирусом, используя моноклональные антитела, стероиды, противовирусные препараты, пишет Сергей Царенко, заместитель главного врача по анестезиологии и реаниматологии московской городской клинической больницы №52.

Больные стали меньше умирать, но все равно в случае тяжелых форм инфекции мы вынуждены их переводить на ИВЛ. И дальше шесть-восемь человек из каждых десяти умирают от внутрибольничных инфекций. Таких больных спасли бы новые антибиотики. Но на их разработку нужны годы, пишет Сергей Царенко в своей колонке для РИА Новости.

Есть и другой путь: уберечь людей от заражения коронавирусом. Путь хороший во всех отношениях — и человек здоров, и окружающих он не заразит. Ведь чем больше будет устойчивых к болезни людей, тем толще будет иммунная прослойка в обществе, тем скорее наступит конец эпидемии.

Пока что устойчивость к болезни формируется только в том случае, если человек ею переболеет. Но ведь есть и более безопасный вариант — иммунизация. Тем более что имеется эффективная и безопасная вакцина, созданная специалистами института имени Гамалеи. Этот институт в микробиологическом сообществе такой же бренд, как "Мерседес" в автомобилестроении.

Я знаю академиков Гинцбурга и Логунова много лет. С ними и их сотрудниками мы разрабатываем новые способы борьбы с устойчивыми бактериями. Кроме этого, ученые института уже успешно создали вакцины против Эболы и MERS.

И не просто создали, а отработали безопасный и эффективный способ их создания — векторный. На безобидный для человека аденовирус, как на ракету-носитель, цепляют орбитальную станцию — кусочек коронавируса. И запускают внутрь человеческого организма.

После этого формируется иммунитет и на "ракету-носитель" и на "орбитальную станцию". Чтобы закрепить успех, через три недели такую же "орбитальную станцию" запускают на другой "ракете-носителе", другом аденовирусе.

И опять формируется иммунитет. В результате на оба аденовируса формируется иммунитет послабее (он ведь организму не нужен), а на коронавирус — устойчивая и надежная иммунная защита.

Просто, как все гениальное. И ведь никто, кроме наших Левшей, не додумался до таких тонкостей. В мире создаются еще несколько векторных вакцин, но вот чтобы с двумя "ракетами-носителями"!

Вакцина уже испытана на добровольцах. Причем первыми добровольцами были все сотрудники института имени Гамалеи. Они как создатели нового моста — стали под этот мост, в то время как по нему пошел первый поезд! После этого вакцина испытана на добровольцах — военнослужащих. Ни одного осложнения, у всех мощный иммунитет.

Немудрено, что тут же в прессе прокатилась волна критики. От просто выдумок об украденных технологиях до псевдонаучных размышлений о потенциальном ухудшении состояния в случае случайного заражения коронавирусом в период формирования иммунитета на вакцину.

Последнее звучит страшно: антительно-зависимое усиление (ADE). Страшно для неспециалистов. А вирусологи знают, что эффект ADE описан только для лихорадки Денге, да и то не в связи с вакцинацией. В остальных случаях эффект иногда видят в пробирке. Причем не при коронавирусных инфекциях.

И тут встает вопрос. А кто финансирует эту компанию в прессе? От кого зависят "независимые эксперты"? Секрет Полишинеля: от производителей других вакцин, которые пока отстали от российских ученых. Еще от производителей противовирусных препаратов — порой эффективных лекарств, но только при легких формах болезни и имеющих большое количество побочных эффектов.

Нам, практикующим врачам, стыдно смотреть на эту подковерную возню. Мы ждем, когда же перестанут поступать к нам пациенты с коронавирусной инфекцией и когда мы наконец-то сможем заняться и другими заболеваниями, до которых пока не доходят руки в эпидемию.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

146
Темы:
Мировая пандемия коронавируса COVID-19

Прогноз погоды в Абхазии на выходные

0
(обновлено 16:54 14.08.2020)
В выходные дни на территории Черноморского побережья Абхазии будет облачная с прояснениями погода, местами возможна гроза.

СУХУМ, 14 авг - Sputnik. В выходные дни, 15 и 16 августа, в Абхазии ожидается облачная с прояснениями погода, в субботу ночью и утром кратковременный дождь, местами возможна гроза. В воскресенье преимущественно без осадков, сообщает отдел гидрометеорологии Государственного управления Республики Абхазия по экологии и охране природы.

Атмосферное давление нестабильное.

Ветер слабый и умеренный, 2-7 метров в секунду, местами с порывами до 11 метров.

Температура воздуха ночью от +16°С  до +21°С,  днем от +24°С до +29°С.

Температура морской воды +26°С.

Волнение морской воды умеренное и значительное, 1-3 балла.

Относительная влажность воздуха 60-90%.

0
Темы:
Погода в Абхазии-2020