Строительство завода по сжижению природного газа на Ямале, архивное фото

Газовые гиганты России объединяются для участия в разделе мира

121
"Новатэк", "Газпром" и "Роснефть" разработали соглашение о намерениях по сотрудничеству в создании технологий и оборудования для производства СПГ. Другими словами, три крупнейших игрока на газовом рынке страны планируют объединить усилия в этой области.

Почему это событие оказывается важным именно сейчас, объясняет колумнист РИА Новости Александр Собко. 

На самом деле, подобные идеи обсуждались уже почти четыре(!) года назад: в мае 2016-го Минэнерго предложило создать единый инжиниринговый центр для разработки отечественных технологий СПГ. Однако дальше дело не пошло, и каждая компания осталась в результате "сама за себя".

Конечно, у обоих вариантов (объединение или "каждый за себя") решения задачи по созданию собственных технологий СПГ есть плюсы и минусы. С одной стороны, вместе вроде как быстрее, появляется и экономия на масштабах. С другой стороны, здоровая конкуренция никогда не вредила.

И в любом случае существовали и существуют объективные сложности для такого сотрудничества. Во-первых, все три компании, конечно, конкурируют на нефтегазовом рынке. Во-вторых, у каждой российской компании есть свои зарубежные стратегические партнеры (Shell — у "Газпрома", Total — у "Новатэка", ExxonMobil и BP — у "Роснефти"), которые в том числе могли бы чем-то помочь и в локализации технологий СПГ (хотя непосредственно собственная технология сжижения из перечисленных иностранцев есть только у Shell). Если же все российские компании объединятся для решения этой задачи, то едва ли здесь найдется место всем иностранным партнерам: слишком пестрый в таком случае получается коллектив.

И тем не менее сейчас (возможно) принято решение об объединении усилий. Почему? Ответ простой: время действительно уходит. Нужно торопиться, чтобы успеть занять максимально возможную нишу на этом рынке. Заводы СПГ работают минимум двадцать лет, а могут и все сорок. А значит, нынешние проекты будут работать уже во второй половине века, когда спрос на газ начнет снижаться. Собственно, именно поэтому и в мире все участники рынка торопятся построить свои заводы, даже несмотря на текущую неблагоприятную ценовую обстановку.

При этом, конечно, текущие сверхнизкие (из-за избытка на рынке) цены на СПГ выправятся, но вырастут умеренно, былых сверхприбылей уже не будет. В самом лучшем случае следует ожидать цен на уровне 280 долларов за тысячу кубометров в Азии и несколько меньше — в Европе.

Да, в 2016-2018 годах решения по стройкам новых заводов в мире почти не принимались (это недоинвестирование компенсирует в ближайшие годы текущий избыток на рынке), но вот за 2019 год было принято инвестрешений (последнее за год, в конце декабря — седьмая линия завода СПГ в Нигерии) свыше чем на 90 миллиардов кубометров в год новых производств — пятая часть от всей мировой торговли СПГ.

А значит, при новых стройках заводов СПГ нужно не только тщательно считать расходы, но и стараться максимизировать уровень локализации. В противном случае и без того небольшие доходы от экспорта СПГ мы раздадим обратно за рубеж в счет расходов на покупку импортного оборудования по сжижению.

Своих технологий не хватает, время уходит: это означает, что компаниям нужно отбросить разногласия и вместе взяться за работу.
Кое-что уже есть, в основном, разумеется, у "Новатэка": строится на российских технологиях небольшая (0,9 миллиона тонн в год) четвертая линия "Ямал СПГ" (ожидался запуск уже в конце 2019 года, но, вероятно, откладывается на несколько месяцев). По ее результатам будет строиться чуть большей мощности, но также относительно небольшой "Обский СПГ" (три линии по 1,6 миллиона тонн).

Известно также, что "Арктик СПГ —2", где инвестрешение принято, будет строиться по технологиям Linde. Здесь уже ничего не изменить, да это и к лучшему. В процессе строительства, вероятно, что-то удастся и локализовать или импортозаместить.
Но что дальше? Планов громадье. Это и новые заводы "Новатэка" в Арктике, да и у "Газпрома" и "Роснефти" есть свои проекты.
На этом фоне любопытно, что в декабрьском номере журнала "Газпром" была опубликована достаточно критическая статья о российских арктических СПГ-проектах. Кратко: проекты находятся на грани окупаемости, практически ничего не приносят в бюджет.
Разбор этой дискуссии выходит за рамки данной публикации. Вкратце отметим, что, разумеется, на критические выводы повлияла и конкуренция российского трубопроводного газа с российским же СПГ. А в защиту российских заводов СПГ следует сказать, что сами оценки себестоимости не так однозначны в принципе, а главное, с помощью новых СПГ-проектов образуется и известная синергия с развитием российской Арктики.

Однако сама постановка вопроса имеет право на существование. В текущих условиях на глобальном газовом рынке многие проекты будут колебаться на пределе рентабельности, особенно если рассматривать их прибыльность не только для конкретной компании, но и для страны в целом.

То же самое, кстати, касается и новых трубопроводных проектов. Однако у них есть один плюс: здесь в структуре себестоимости минимум импортной составляющей. И именно этот фактор — собственные СПГ-технологии и соответствующее оборудование — склонит чашу весов в пользу все новых и новых российских заводов по сжижению. В том случае, если он появится.

Следует отметить, что сам "Газпром" действительно сдержанно относится к своему выходу на рынок СПГ. Компания отложила расширение третьей линии "Сахалин-2" в пользу дополнительной небольшой трубы в Китай. Тем не менее у "Газпрома" остается проект "Балтийский СПГ". Хотя он более сложный, чем просто завод по сжижению: будет использоваться отдельный поток жирного (то есть содержащего более тяжелые углеводороды) газа с газопереработкой и газохимией. Но сам метан в любом случае будет направляться на сжижение. Из проекта "Балтийского СПГ", кстати, недавно вышла Shell, так что сотрудничать с другими российскими компаниями, если такое сотрудничество состоится, в этом смысле "Газпрому" станет проще. Есть планы по рынку СПГ и у "Роснефти".

В нынешних условиях цейтнота всем трем участникам рынка есть смысл объединиться ради поставленной задачи. Тем не менее все указанные выше проблемы, затрудняющие такое взаимодействие (конкуренция, иностранные партнеры), никуда не делись. Время покажет, является ли новость о договоренностях по совместной работе очередными благими пожеланиями (как было четыре года назад) или ставшим уже необходимым "принуждением к объединению".

Напоследок — самое главное. Даже если мы делаем чисто российскую технологию, в любом случае необходимо следить за ее себестоимостью и окупаемостью. Как минимум на первых порах (и на этот сценарий нужно рассчитывать как на базовый) экспортировать саму технологию еще не удастся (нужны референтные производства у нас в стране), то есть нужно рассчитывать только на внутренний рынок. Если мы построим еще несколько заводов на иностранных технологиях, ожидая пока российская будет протестирована, сколько потенциальных новых заводов в будущем останется для использования российской технологии? Окажется ли их достаточно для окупаемости?

Так или иначе, на иностранных технологиях уже есть и будет построено немало заводов (действующие "Сахалин-2", "Ямал СПГ", строящийся "Арктик СПГ — 2", вероятно, проект "Балтийский СПГ", так как это комплексный проект). А также и действующий среднетоннажный "Криогаз-Высоцк". Уже будет и два российских, но небольших производства (строящийся "Ямал СПГ" — четвертая линия, проектируемый "Обский СПГ").

Возможно, настало время прямо сказать, что все новые проекты, кроме тех, которые находятся на высокой стадии проработанности (два-три проекта), должны строиться уже с высоким и законодательно закрепленным уровнем российского оборудования. Ведь здесь не только сама технология, но и многочисленная номенклатура криогенного оборудования. После запуска четвертой линии "Ямал СПГ" об этом можно будет говорить с еще большей уверенностью. Мощность линии невелика для тиражирования, но уже в 2023 году (в случае успеха "Ямал СПГ", четвертая линия) должен заработать "Обский СПГ", линии которого уже можно будет тиражировать.

Кстати, примерно тот же подход (обязательства по локализации) уже успешно реализован, в общем-то, не на самом важном для нас рынке ветряков и солнечных панелей. Почему бы не повторить этот опыт в области СПГ?

121
Теги:
Роснефть, Газпром, Новатэк

Протесты и беспорядки в Минске после президентских выборов

Почему Лукашенко не может проиграть Майдану

489
(обновлено 12:35 13.08.2020)
Попытка устроить Майдан в Белоруссии провалилась — хотя волнения в Минске и других городах будут продолжаться еще какое-то время, считает колумнист РИА Новости Петр Акопов.

Но разве это Майдан? Это же народное восстание, бунт недовольных фальсификацией выборов — Лукашенко украл у людей их голоса, он должен уйти, говорят одни. Нет, хотя он и сфальсифицировал выборы, уходить он не должен — иначе к власти придут прозападные силы. Нет в Белоруссии никаких серьезных прозападных сил — пускай Лукашенко уходит, а народ выберет себе нового президента, который все равно будет сохранять дружеские отношения с Россией.

Вся эта разноголосица, если не сказать шизофрения, присутствует в российском общественном мнении, причем и в самых его широких патриотических кругах — не говоря уже о том, что для небольшой, но активной прозападной части российского общества борьба с Лукашенко является в первую очередь борьбой с Путиным: не получилось в России, так хоть на Белоруссии потренируемся. Как же нам оценивать происходящее в соседнем государстве?

В первую очередь — с точки зрения русских интересов, Русского мира, русской истории, тогда все станет кристально ясно. Белоруссия — это часть России. Не Российской Федерации, а нашей тысячелетней Родины.

Временная независимость ничего не меняет: для истории три десятилетия — это очень небольшой отрезок времени. Легко укладывающийся даже в масштабы человеческой жизни — недаром Лукашенко правит своей страной 26 из 29 лет ее существования.

И почти все эти годы лукашенковская Белоруссия находится в союзе с Россией — в Союзном государстве. То есть свой выбор Лукашенко сделал сразу — мы один большой народ; ну или, говоря более политкорректно, три братских народа, образующие один великий.

А сколько же должно у нас быть государств? Конечно, одно — но после развала Союза образовалось 15 независимых единиц. Ни у одной из них не было никакого опыта государственности — кроме России, от которой все и откололись. То, что процесс обратного собирания русских земель будет сложным, было понятно изначально — но от осознания этого такая задача не становится менее важной.

Собиранием земель занимается, естественно, Россия — ведь только она и является государством-цивилизацией, хранителем и защитником интересов Русского мира (и всех тех народов, кто хочет быть в его орбите).

Но работать с осколками СССР очень сложно — и не только потому, что наши противники пытаются увести от нас бывшие союзные республики, но и потому, что Россия сама еще не полностью восстановилась после развала, не осознала до конца свою самодостаточность, не выстроила надежную и эффективную модель своего государства. И это притом, что у нас есть огромный исторический опыт — и чувство ответственности перед предками и потомками. В осколках СССР ничего этого нет — поэтому там образуются временные конструкции, выстраиваемые местными национальными элитами.

Прибалтика ушла в состав Евросоюза — Эстония и Латвия стали к тому же и придатком скандинавских стран, а Литва потеряла треть населения. В мусульманских регионах — Средней Азии и Азербайджане — возникли автократические режимы пожизненных президентов или династий (Алиевы). Единственное исключение — совсем искусственная Киргизия, раздираемая региональными противоречиями.

Нет сильной власти и в Закавказье — но Грузия и Армения представляют из себя в полном смысле слова несостоявшиеся государства, хотя первое потеряло часть своей территории, а второе захватило часть чужой. Точно такое же несостоявшееся государство — Молдавия, поставляющая за границу гастарбайтеров и раздираемая между Россией и Румынией.

Самая сложная судьба у более чем искусственной Украины — раздираемая борьбой за власть и собственность и региональными противоречиями, она попала под власть коррумпированных и антинациональных элит, решивших увести ее на Запад.

На этом фоне Белоруссия Лукашенко — это пример крепкого государственного образования. Причем русского и находящегося в союзе с Россией. Это не просто заслуга Лукашенко — вся нынешняя Белоруссия является его личным творением, созданным им и под него.

Никакого исторического государственного опыта у Белоруссии не было — и Лукашенко корректировал и менял советскую модель государственного и общественного устройства. То, что получилось, может кому-то нравиться, а кому-то нет — но это пример успешного государственного строительства. Конечно, временного — потому что само существование независимой Белоруссии — это временное явление. Поэтому ни о какой сменяемости власти в Белоруссии с точки зрения русских интересов речи быть не может — потому что Лукашенко — это и есть и Белоруссия. Та, которая не часть Российской Федерации, — но часть исторической России.

При этом у Лукашенко есть народная поддержка — может быть, не те 80 процентов, что показали итоги выборов (приписки исключать нельзя — но их масштаб не может быть большим и тем более определяющим), однако абсолютное большинство в две трети он точно имеет. Поэтому требования "подчиниться воле народа" и уйти — не что иное, как демагогия из арсенала тех самых "цветных революций".

Чудный набор технологий, следуя которым активное протестное меньшинство выходит на улицы — и сносит власть. Вот только незадача — оно сносит слабую и неуверенную в себе власть. Лукашенко силен и уверен в себе — он ощущает свою ответственность за созданную им Белоруссию. За ним огромное молчаливое большинство — часть из которого может быть недовольна теми или иными его действиями, но которое совершенно не собирается играть в "народную революцию", то есть ломать свое социальное государство.

Ну а как же реальные недовольные и протестующие — они же есть? Конечно: тут и часть городской молодежи, и часть проевропейски настроенных столичных жителей. Даже их претензии к власти невнятны — главная, впрочем, "устали от Лукашенко, давно правит". Но за него ведь голосует большинство? Нет, это все ложь — большинство против!

На этом разговор можно заканчивать — потому что никаких серьезных свидетельств этого "всеобщего против" обнаружить в социально достаточно однородном белорусском обществе невозможно. В самом лучшем для оппозиции случае за нее около трети населения — но ведь это же меньшинство? Но им не важны цифры — важен настрой на свержение "диктатора".

А этот настрой на провокации и Майдан был ясен задолго до выборов — именно поэтому так нервничал Лукашенко, именно поэтому он, прекрасно знавший о том, что игра против него ведется с Запада, поверил еще и в причастность России к возможным провокациям. Да, в России есть целый ряд недоброжелателей Лукашенко — и не только среди зарящихся на белорусские активы экс-олигархов, но и среди наших западников, для которых "Лукашенко — сегодня, Путин — завтра". Но ни российские власти, ни подавляющая часть российского общества не были настроены против Лукашенко — и только в последние дни, на фоне провокации с задержанными российскими гражданами, у наших общих врагов появилась возможность играть на разжигании антилукашенковских страстей в России.

Россия несет особую ответственность за все осколки Советского Союза — но наша ответственность за Белоруссию самая большая. Так было и до украинского вывиха, и тем более после него. Это не значит, что мы считаем белорусов и Лукашенко слабыми, неразумными и тем более предателями, — это значит, что мы считаем своими, такими же, как мы, ни в чем не отделяем их от себя. Два разных, хотя и союзных, государства — миг на часах русской истории. Но пока он длится, в Белоруссии могут быть уверены — мы всегда придем на помощь, мы никому не позволим ни поссорить нас, ни разорвать наше единство.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

489

Российская вакцина от коронавируса: просто, как все гениальное

135
Мы, врачи, достигли успехов в лечении пациентов с коронавирусом, используя моноклональные антитела, стероиды, противовирусные препараты, пишет Сергей Царенко, заместитель главного врача по анестезиологии и реаниматологии московской городской клинической больницы №52.

Больные стали меньше умирать, но все равно в случае тяжелых форм инфекции мы вынуждены их переводить на ИВЛ. И дальше шесть-восемь человек из каждых десяти умирают от внутрибольничных инфекций. Таких больных спасли бы новые антибиотики. Но на их разработку нужны годы, пишет Сергей Царенко в своей колонке для РИА Новости.

Есть и другой путь: уберечь людей от заражения коронавирусом. Путь хороший во всех отношениях — и человек здоров, и окружающих он не заразит. Ведь чем больше будет устойчивых к болезни людей, тем толще будет иммунная прослойка в обществе, тем скорее наступит конец эпидемии.

Пока что устойчивость к болезни формируется только в том случае, если человек ею переболеет. Но ведь есть и более безопасный вариант — иммунизация. Тем более что имеется эффективная и безопасная вакцина, созданная специалистами института имени Гамалеи. Этот институт в микробиологическом сообществе такой же бренд, как "Мерседес" в автомобилестроении.

Я знаю академиков Гинцбурга и Логунова много лет. С ними и их сотрудниками мы разрабатываем новые способы борьбы с устойчивыми бактериями. Кроме этого, ученые института уже успешно создали вакцины против Эболы и MERS.

И не просто создали, а отработали безопасный и эффективный способ их создания — векторный. На безобидный для человека аденовирус, как на ракету-носитель, цепляют орбитальную станцию — кусочек коронавируса. И запускают внутрь человеческого организма.

После этого формируется иммунитет и на "ракету-носитель" и на "орбитальную станцию". Чтобы закрепить успех, через три недели такую же "орбитальную станцию" запускают на другой "ракете-носителе", другом аденовирусе.

И опять формируется иммунитет. В результате на оба аденовируса формируется иммунитет послабее (он ведь организму не нужен), а на коронавирус — устойчивая и надежная иммунная защита.

Просто, как все гениальное. И ведь никто, кроме наших Левшей, не додумался до таких тонкостей. В мире создаются еще несколько векторных вакцин, но вот чтобы с двумя "ракетами-носителями"!

Вакцина уже испытана на добровольцах. Причем первыми добровольцами были все сотрудники института имени Гамалеи. Они как создатели нового моста — стали под этот мост, в то время как по нему пошел первый поезд! После этого вакцина испытана на добровольцах — военнослужащих. Ни одного осложнения, у всех мощный иммунитет.

Немудрено, что тут же в прессе прокатилась волна критики. От просто выдумок об украденных технологиях до псевдонаучных размышлений о потенциальном ухудшении состояния в случае случайного заражения коронавирусом в период формирования иммунитета на вакцину.

Последнее звучит страшно: антительно-зависимое усиление (ADE). Страшно для неспециалистов. А вирусологи знают, что эффект ADE описан только для лихорадки Денге, да и то не в связи с вакцинацией. В остальных случаях эффект иногда видят в пробирке. Причем не при коронавирусных инфекциях.

И тут встает вопрос. А кто финансирует эту компанию в прессе? От кого зависят "независимые эксперты"? Секрет Полишинеля: от производителей других вакцин, которые пока отстали от российских ученых. Еще от производителей противовирусных препаратов — порой эффективных лекарств, но только при легких формах болезни и имеющих большое количество побочных эффектов.

Нам, практикующим врачам, стыдно смотреть на эту подковерную возню. Мы ждем, когда же перестанут поступать к нам пациенты с коронавирусной инфекцией и когда мы наконец-то сможем заняться и другими заболеваниями, до которых пока не доходят руки в эпидемию.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

135
Темы:
Мировая пандемия коронавируса COVID-19

Десант на Командорских островах и Ту-160 в Анадыре: российский ответ "партнерам"

0
(обновлено 10:29 14.08.2020)
Провокации Пентагона за спинами союзников в Восточной Европе вынуждают Россию напоминать Соединенным Штатам об уязвимости их позиций на планете.

Александр Хроленко, военный обозреватель

Морская пехота Тихоокеанского флота России 12 августа впервые в истории осуществила высадку парашютного десанта на Командорские острова (Берингово море), расположенные всего в 350 километрах от территории США.

Днем ранее экипажи стратегических ракетоносцев Ту-160 перебазировались из Саратовской области на аэродром в Анадыре (Чукотский полуостров), который находится в 530 километрах от территории Соединенных Штатов.

Подразделение морской пехоты десантировалось парашютным способом на незнакомую площадку приземления на Командорских островах в ходе планового тактического учения. Цель переброски сил – укрепление обороны дислоцированного на одном из островов военного объекта и предотвращение атак разведывательно-диверсионных групп условного противника.

Высадка с использованием парашютных систем "Арбалет" прошла в полной боевой выкладке, со штатным вооружением, и с организацией обороны в жестких временных рамках. К учению привлекалось более 50 военнослужащих, экипажи самолетов морской авиации и судов обеспечения Тихоокеанского флота. Действия учебно-боевые, и все же явно символические, напоминающие Пентагону о значительных российских возможностях сдерживания и реагирования на угрозы.

Еще более адресным сигналом американским "партнерам" выглядит передислокация в Анадырь из Саратовской области двух стратегических ракетоносцев Ту-160 российской Дальней авиации. Беспосадочный перелет "Белых лебедей" (около 7000 километров на восток) выполнен в рамках летно-тактического учения, с участием стратегических бомбардировщиков-ракетоносцев Ту-95МС, сверхзвуковых бомбардировщиков-ракетоносцев Ту-22М3 и летающего танкера Ил-78.

После переброски авиатехники на оперативные аэродромы экипажи отработали боевое применение авиационных средств поражения и другие задачи по предназначению под руководством командующего Дальней авиацией генерал-лейтенанта Сергея Кобылаша. Собственно, с предназначением ракетоносцев все ясно, это компонент стратегических ядерных сил России.

Что значит командорское "Ура!"

Парашютный десант морской пехоты Тихоокеанского флота на затерянные в Тихом океане Командорские острова (с населением около 700 человек) еще раз продемонстрировал высокую боевую готовность и способность российских войск эффективно действовать за тысячи километров от пунктов постоянной дислокации, и оперативно брать под контроль военные объекты в любых точках планеты.

Российские военнослужащие первыми в мировой истории 26 апреля 2020 года десантировались в Заполярье с высоты 10 тысяч метров, и успешно действовали на архипелаге Земля Франца-Иосифа. Высотное десантирование обеспечивает подразделениям спецназа скрытность и эффективность операций на значительном удалении от объекта противника и в любом регионе. В любом, включая дрейфующий лед неподалеку от Северного полюса (там российские военнослужащие десантировались еще в апреле 2014 года), не говоря уже о твердой почве соседних континентов.

В самых сложных условиях обстановки новейшие парашютные системы специального назначения "Арбалет-2" и другие позволяют военнослужащим безопасно десантироваться с высот 400 – 4000 метров с вооружением и 50-килограммовым контейнером. Безранцевый парашют "Штурм" позволяет прыгать с высоты 80 метров. И только российская бронетехника десантируется на многокупольных системах вместе с экипажами с высот до 1500 метров. Впрочем, любой парашют – лишь инструмент доставки военнослужащего и вооружений на поле боя.

Воздушные десанты (морская пехота, ВДВ и другие специалисты) предназначены для решения оперативно-тактических боевых задач в тылу противника, в локальных конфликтах и в крупномасштабной войне (самостоятельно или в составе войсковых группировок). Помещать высадке десанта может лишь эффективная система ПВО противника, однако предварительный удар издалека авиационными средствами поражения устраняет и эту проблему.

В реальной боевой операции кто-то должен расчистить дорогу десанту, подавить зенитные средства, тактические ракетные комплексы типа Lance, артиллерию и бронетехнику противника. Возможно, стратегические Ту-160, Ту-95МС и сверхзвуковые бомбардировщики-ракетоносцы Ту-22М3 совершенно неслучайно прилетели на Тихоокеанское побережье, и отработали задачи по предназначению – за день до высадки десанта на Командорские острова. Здесь необходимо подчеркнуть: Россия никому не угрожает войной, но и возможностей своих ни от кого не скрывает.

Холодное предупреждение Анадыря

Развернутая 11 августа на Тихоокеанском побережье ударная группировка российской Дальней авиации способна нанести удар по объектам противника на удалении до 5500 км, не выходя из воздушного пространства России. Чисто гипотетически, от анадырского аэродрома высокоточные и малозаметные ракеты могут долететь до американских штатов Монтана и Северная Дакота, где находятся шахты с ядерными МБР Minuteman III. Из международного воздушного пространства над Тихим океаном открываются новые возможности.

Стратегический Ту-160М может использовать, к примеру, проверенные в Сирии крылатые ракеты Х-101 с обычной или ядерной боевой частью, предназначенные для поражения наземных или морских объектов противника в удаленных географических районах. Револьверные пусковые установки Ту-160М позволяют нести в отсеках до 12 крылатых ракет. Конвенционная модификация Х-101 имеет боевую часть мощностью около 400 килограммов в тротиловом эквиваленте. Специальная Х-102 может быть оснащена термоядерной боеголовкой (от 250 килотонн до одной мегатонны).

Дальний многорежимный сверхзвуковой ракетоносец-бомбардировщик Ту-22М3 с изменяемой стреловидностью крыла занимает нишу между стратегической и оперативно-тактической авиацией, эффективно поражает наземные и морские цели (убийца авианосцев) в условиях противодействия современных средств ПВО и РЭБ. Аналогов в мире не имеет.

Максимальная скорость – 2300 км/час, боевая нагрузка – до 24 тонн. Предназначен для доставки на рубеж пуска крылатых ракет Х-101 или Х-102. Способен нести Х-32, и гиперзвуковые ракеты X-47М2 "Кинжал". Бомбардировщик Ту-22М3М способен уничтожить авианосную ударную группу противника, не входя в 700-километровую зону действия его ПВО. Сверхзвуковая противокорабельная ракета Х-32 дальностью 1000 км летит со скоростью 5 «махов», на высоте до 40 км, и наносит из стратосферы удар, неотразимый средствами корабельной ПРО "Иджис".

Стратегический бомбардировщик‑ракетоносец Ту‑95МС в особых представлениях не нуждается, и также предназначен для поражения крылатыми ракетами важных объектов в тылу противника (на удалении до 5500 км) – днем и ночью, в любую погоду. Заметим, все упомянутые выше самолеты глубоко модернизированы, несут на борту новейшее вооружение, и представляют грозную силу.

Дальняя авиация Вооруженных сил РФ имеет в боевом составе около 70 стратегических бомбардировщиков Ту-160 и Ту-95, более 40 дальних бомбардировщиков Ту-22М3. Главная ударная мощь ВКС и компонент стратегических ядерных сил, средство Верховного Главнокомандующего ВС России – дальняя авиация – предназначена для решения оперативно-стратегических задач, и просто так никогда не летает.

Не валяй дурака, Америка

Пентагон и НАТО все более увлекаются бессмысленным "сдерживанием" России в Восточной Европе, то есть передислокацией американских войск из Германии в Польшу и Румынию, серийными маневрами, провокационными полетами боевой и разведывательной авиации в Балтийском и Черном морях, вблизи границ РФ.

Буквально забывая о собственной безопасности (будто имеют в запасе другую планету), союзники и партнеры без устали отрабатывают "урегулирование в кризисных регионах" методами блокирования, прорыва ПВО и десантирования, имитациями ракетных ударов по позициям противника.

Пентагон стремится нарастить "гуманный" потенциал ядерного оружия малой мощности. Если "сдержать" (подчинить американским интересам) Россию не удастся, придется ее атаковать, эту линия известна с 2015 года.

Современная реальность такова, что Россия не может быть изолирована экономически или побеждена военными методами, многолетние попытки давления оказались тщетны. Это признает даже американский журнал The American Conservative:

"Существуют границы, которые Россия провела в своей непосредственной близости, и США не должны пытаться пересекать их. Мы дважды за последние 12 лет видели, насколько ужасным может быть положение стран, оказавшихся вовлеченными в своеобразное соревнование по перетягиванию каната между США и Россией. Наше правительство на примере Украины и Грузии поняло, что на самом деле США не готовы и не желают защищать эти страны".

И остается надежда, что в Пентагоне придут к аналогичным выводам – не методом грубых провокаций над Балтийским и Черным, Беринговым и Чукотским морями, которые могут привести к неприемлемым для США потерям.

0