Без розовых и черных очков: взгляд российского общества на власть

123
Левада-центр обнародовал результаты социологического опроса, в ходе которого в разные годы люди отвечали, что они думают о тех, кто стоит у власти.

Исследователи представили срез мнений за тридцатилетний период — самые ранние данные относятся к марту 1990 года, то есть еще к советским временам.

Варианты суждений делятся на три большие группы. В первом случае опрошенные предполагают эгоистичные и корыстные мотивы у находящихся на высоких должностях, то есть стремление к власти ради нее самой и озабоченность исключительно личными привилегиями и доходами. Представители второй категории видят просто профессиональных управленцев-технократов, делающих свое дело; третьи считают, что власти предержащие руководствуются альтруистическими мотивами и заботой о народе.

Опубликованные цифры легко разбиваются на несколько периодов — и их тоже три, пишет в колонке для РИА Новости Ирина Алкснис.

Позднесоветское общество 1990 года в ответах граждан выглядит наивно-идеалистичным. Наиболее популярным ответом, набравшим тогда 41 процент, стал как раз тот, который про работу во благо людей. Впрочем, разочарование в деградирующей государственно-политической системе также проявилось. Довольно мало респондентов (14 процентов) говорили о профессионализме властей, еще меньше (восемь процентов) — о том, что это люди убежденные и идейные. С учетом того, что на протяжении 70 лет в СССР царила коммунистическая идеология, налицо отчетливый маркер кризиса советской системы.

Из-за катастрофических событий последующих лет маятник общественного мнения качнулся в противоположную сторону, и среди российских граждан стали преобладать априори негативные и циничные взгляды на власть.

Пиком стал 1998 год, когда 57 процентов опрошенных заявили, что тем, кто стоит у руля, важны только их привилегии и доходы, а 49 процентов — об одержимости властью как таковой. Ситуация оставалась почти неизменной до середины 2000-х. Например, в 2006 году упомянутые два пункта получили 56 и 43 процента соответственно.

А вот дальше — постепенно и неторопливо — картина стала меняться. Нет, нелестно-скептические взгляды и по сей день преобладают в общественном мнении, но их доля существенно сократилась. Последние десять лет про "привилегии и доходы" говорят около 40 процентов опрошенных, а про "власть ради власти" — чуть больше 30 (в этом году цифры составили 39 и 32 пункта соответственно). 

Зато растет количество тех, кто видит в российских управленцах высококвалифицированных профессионалов. В этом году данный показатель достиг 27 процентов. А еще 16 процентов респондентов выбрали ответ о властях как умелых организаторах-практиках.

Что же касается собственно руководства страны, то для него наиболее важное и ценное достижение, проявившееся в опросе Левада-центра, без сомнения, — резкий рост доли россиян, верящих в заботу лидеров страны о народе. Социологи зафиксировали рост индикатора в три раза за десять лет: с десяти процентов в 2010 году до 29 — в нынешнем.

Однако, наверное, самое интересное — малозаметный показатель, традиционно болтающийся в конце рейтинга. В стране серьезно выросло число граждан, верящих в идейность своих руководителей. Да-да, те самые восемь процентов в агонизирующем Советском Союзе 1990 года в современной России доросли до 15 процентов.

Это может выглядеть, на первый взгляд, нелогичным: какие такие убеждения и какая идея владеет представителями современной российской власти, если уж даже коммунизм потерпел тут поражение, а последние тридцать лет в стране и вовсе отсутствует официальная идеология?

Ответ между тем очень прост. В декабре на своей большой пресс-конференции Владимир Путин прямо заявил, что единственной идеологией в современном мире может быть только патриотизм. В приложении к управлению государством эта мысль имеет непосредственное и буквальное воплощение: люди, находящиеся у власти, обязаны защищать суверенитет и национальные интересы страны.

Можно сколь угодно долго обсуждать, насколько правильно и хорошо принципы патриотизма реализуются в государстве. Однако невозможно спорить с тем, что конфронтация России с Западом доставила неудобства множеству занимающих ключевые посты: внесение в санкционные списки, ограничения на передвижение и так далее. Однако большинство из них продолжают работать в рамках выбранной линии, то есть ставят интересы страны выше личных.

Вот и вся разгадка заметно выросших цифр: российское общество вполне обоснованно считает, что с идейностью у нынешних властей дела обстоят заметно лучше, чем у их позднесоветских и постсоветских предшественников.

В целом же исследование подтвердило тенденцию на психологическое оздоровление России.

Давно ушли в небытие наивные советские иллюзии. Постепенно, но неуклонно теряет позиции циничный нигилизм девяностых и нулевых. Их место занимают скептический прагматизм и стремление смотреть на мир трезвым взглядом.

Российское общество все больше основывает свои суждения не на фантазийных хотелках и громких заявлениях, а на осознании реалий, понимании, что легких решений у сложных проблем не бывает, и на конкретных делах конкретных людей.

В результате и появляются опросы, подобные нынешнему, когда выясняется, что наши люди готовы не только ругать власть за все плохое, но искреннее хвалить и признавать ее заслуги за многое хорошее.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции. 

123
Загрузка...

Орбита Sputnik