Как "свободный мир" поддерживал апартеид

143
(обновлено 18:45 21.03.2020)
Сегодня, 21 марта, во всем мире отмечается День борьбы за ликвидацию расовой дискриминации.

В этом году планировали особо пышные церемонии в связи с печальным юбилеем, из-за которого, собственно, и выбрана эта дата, — 60-летием массового расстрела негритянской демонстрации в южноафриканском поселке Шарпевиль, пишет Владимир Корнилов для РИА Новости. Правда, карантинные меры вынудили руководство ООН перенести на неопределенное время все мероприятия, связанные с этим. Что, конечно, не отменяет самой памятной даты и актуальности борьбы с расизмом и ксенофобией.

К тому же эта тема стала одной из топовых и в ходе нынешней президентской кампании в США. Фаворит гонки кандидатов в Демократической партии Джо Байден активно поднимает ее, добиваясь голосов темнокожих избирателей. Бывший вице-президент договорился до того, что он лично был на передовой войны против апартеида в Южной Африке и даже подвергся там аресту за попытку встретиться с Нельсоном Манделой. Правда, выяснилось, что это выдумка и более чем вольная интерпретация фактов, но голоса от афроамериканцев Байден все-таки получил.

Такой подход к истории борьбы с южноафриканским апартеидом для современных западных политиков и СМИ на самом деле очень характерен. Послушаешь их — и складывается впечатление, что Запад постоянно и последовательно противостоял расовой дискриминации на Черном континенте.

Вспомним хотя бы проникновенную речь Барака Обамы на похоронах Манделы в декабре 2013 года. В долгой лекции тогдашний президент США пел осанну борцу с апартеидом, но ни разу не упомянул о роли своей страны в этой борьбе. И причина проста: очень длительное время Америка и ее европейские союзники находились по другую от Манделы сторону баррикад, активно поддерживая расистский режим Южно-Африканского Союза, как до 1961 года именовалась ЮАР.

Обама потом поставил на поток эти лекции о Манделе. Но ни в одной из них не упомянул о вкладе американских спецслужб в поимку и арест лидера южноафриканского сопротивления, обернувшийся для того 27-летнем тюремным заключением. Ведь гораздо легче восторгаться Манделой и рассказывать байки о мнимых арестах американских политиков в ЮАР, чем признать вину собственного государства в преследовании нынешнего кумира.

Вот и в День борьбы с расизмом мы услышим заявления различных западных деятелей о недопустимости расовой дискриминации, увидим крокодиловы слезы по жертвам Шарпевильской резни 1960 года, когда убили несколько десятков протестующих, в том числе женщин и детей. Снова ни одно из западных государств не возьмет на себя ответственность за причастность к той трагедии, не признает фактическое содействие южноафриканскому апартеиду.

А ведь все достаточно очевидно. Южноафриканский Союз тогда вообще был частью Британской империи, и Лондон напрямую ответственен за деяния своих подданных. Всего за месяц до расстрела в Шарпевиле Южную Африку посетил британский премьер Гарольд Макмиллан, выступив в парламенте. Теперь этой речью, вошедшей в историю под названием "Ветер перемен", английские историки пытаются оправдаться: мол, глава Вестминстера недвусмысленно осудил апартеид. На самом деле ни слова осуждения расистской политики из уст премьера не прозвучало. Наоборот, Макмиллан высоко оценил взаимное сотрудничество, отнес ЮАС к "свободному миру", противопоставив Советскому Союзу и его сателлитам. А призыв готовиться к признанию независимости стран Экваториальной Африки он объяснил довольно просто: пример Азии уже показал, что в случае непризнания эти страны развернутся к социалистическому лагерю. Вот и весь смысл вынужденных "перемен".

Не надо забывать, что именно СССР постоянно и последовательно осуждал расизм и апартеид, который вплоть до 1960-х был официальной политикой в ряде южных штатов США. А любые призывы к расовому равноправию тогда в Америке моментально получали клеймо "коммунистической пропаганды". И ничего, это не мешало и в те времена называть Россию "дикой" и "нецивилизованной", а США — "лидером свободного мира".

Да, кровавые события в Шарпевиле, а точнее, международная реакция на них, вынудили западные страны пересмотреть отношение к расовому вопросу и политике южноафриканского режима — и в этом смысле они действительно были переломными. Именно из-за этого Америке пришлось впервые поддержать резолюцию Совета Безопасности ООН от 1 апреля 1960 года, которая наконец осудила "расовую дискриминацию и сегрегацию в Южно-Африканском Союзе" и потребовала положить конец политике апартеида. Опять-таки Вашингтон сделал это вынужденно — именно для того, чтобы не оттолкнуть от себя новые государства Африки и Азии, освобождавшиеся тогда от колониальных пут.

И нельзя забывать (а британские историки порой стыдливо опускают этот факт), что при голосовании за данную резолюцию воздержались только две страны — Франция и Великобритания. Макмиллан извинялся потом перед премьер-министром Южной Африки Хендриком Фервурдом за то, что Лондон не наложил вето, объясняя, что тем самым удалось избежать более тяжелых последствий в виде созыва специальной Ассамблеи ООН для осуждения резни в Шарпевиле и широкого резонанса. А в своих дневниках он честно написал: "Новые члены Содружества (как Индия и Гана) никогда не простили бы нас, если бы мы наложили (вето. — Прим. ред.)". Вот вам и "ветер перемен".

Но теперь во время лекций о борьбе за расовое равноправие эти неприятные нюансы западные лидеры, конечно, не вспоминают. Иначе возникает закономерный вопрос: так чья заслуга в том, что апартеид и расовая дискриминация осуждают теперь на официальном уровне? Окажется, что как раз "свободный мир" долго этому препятствовал. И если бы не активная позиция Москвы, поддерживавшей антиколониальное движение по всему миру, Запад долго еще закрывал бы глаза на апартеид.

Напомню, что антирасистский фильм "Цирк" сняли у нас еще в 1936-м. В том году в США зафиксировали восемь случаев линчевания афроамериканцев. "Мистер Твистер" Самуила Маршака опубликован в 1933 году (причем написан он на основе реального события в Ленинграде), когда в 11 штатах зарегистрировали 28 линчеваний. Тем поразительнее, что сейчас западные "специалисты по России" пытаются обвинять "Мистера Твистера" (во всяком случае, мультфильм по этому произведению) в расизме и доказывают, что в 1920-30-е годы в СССР "неполиткорректно" рисовали темнокожих Африки и Америки.

Так, для справки: законопроект о признании линчевания федеральным преступлением, внесенный еще в 1918 году, одобрен палатой представителей США только в феврале нынешнего года. Подумаешь, всего-то чуть больше века прошло.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

143

У Америки есть план перестройки: он страшен

151
(обновлено 14:00 08.07.2020)
Наблюдая за сегодняшними США, сложно не отметить параллели между тем, что происходит в Вашингтоне сейчас, и тем, что происходило в эпоху позднего СССР.

Понятно, что политические и экономические системы разные, но бывает так, что даже очень разные по конструкции державы (и кстати, у СССР и США больше общего, чем может показаться на первый взгляд) умирают похожим образом, пишет Иван Данилов для РИА Новости. Среди очевидных параллелей — потеря общественного уважения к базовым ценностям и идеологии, на которых была основана страна, а также очевидный (и очень острый) конфликт поколений — американская молодежь по большей части искренне ненавидит свою страну, ее историю, ее ценности и старшее поколение, которое представляется ей воплощением косности, преступной идеологии и вообще воспринимается как "седое препятствие на пути светлого будущего".

Зуд в плане сноса памятников и переименования улиц — тоже нечто знакомое, как и периодически вскрывающийся факт того, что американской нации, по сути, нет, а есть примерно восемь протонаций, которые друг друга не очень любят и не очень понимают, ибо их объединяет лишь язык, доллар, федеральный подоходный налог и уголовная статья, запрещающая сецессию.

Восемь квазинародов США — это не гипербола, чтобы усилить похожесть на поздний СССР с его национальной враждой, а сухая констатация факта, которой еще в 1981 году была посвящена культовая книга журналиста и кембриджского исследователя Жоэля Гарро "Девять народов Северной Америки" (в США живут восемь народов, а девятый — это жители провинции Квебек). За прошедшие 40 лет это культурное (и местами этническое) разделение стало только острее.

Единственный элемент, которого не хватало для того, чтобы схожесть с эпохой угасающего СССР стала совсем полной, — это некий аналог перестройки, которая в силу специфики исполнения и изначальных концептуальных недостатков добила и экономику, и саму сверхдержаву. В качестве возможной версии "американской перестройки" можно было обосновано воспринимать программу Александрии Окасио-Кортес и ее союзников "Новая зеленая сделка для Америки", но все-таки этому псевдоэкологическому манифесту немного не хватало мейнстримной поддержки, да и с привлекательностью — даже для верных сторонников Демократической партии — у нее были определенные сложности.

Однако на фоне массовых беспорядков и моральной паники, которая начала раскручиваться в американском обществе после убийства рецидивиста-наркомана Джорджа Флойда, проект "американской перестройки" обрел эдакое второе идеологическое крыло. Если раньше программа, которую продвигали наиболее радикальные демократы, имела чисто зеленый оттенок с небольшим привкусом дурно понятого социализма, то сейчас американской аудитории в специальном проекте The New York Times представлена еще и расовая версия программы реформирования американской экономики. И тут уже жителю США, как и американским элитариям, не отвертеться: в случае поражения Трампа на выборах, а его совершенно нельзя исключать, мало кто сможет сопротивляться именно этой программе из-за риска оказаться одновременно "врагом планеты и ее климата" и "системным расистом".

Конечно, предложения, опубликованные в The New York Times, нельзя считать официальной программой Джо Байдена или Демократической партии, но по большому счету этого и не требуется. The New York Times выполняет функции внешнего мозга и морального компаса на аутсорсе для многих американских избирателей и значительной части управленческой элиты, и если эта газета вышла с очень объемным спецпроектом (растянутым на сколько номеров) под названием "Америка, которая нам нужна" и программными статьями, написанными как самой редакцией издания, так и знаковыми "левыми" или "прогрессивными" экономистами, активистами и бизнесменами, можно смело делать вывод о том, что если не буква, то дух изложенных предложений будет присутствовать в американском экономическом будущем.

Как и следует ожидать от проекта "американской перестройки", на фоне сравнительно небольшого количества здравых (или, по крайней мере, теоретически благонамеренных) идей сверкают брильянтами чистого безумия целые созвездия таких мер, которые приведут или к социальному взрыву, или к серьезным экономическим проблемам, или к комбинации этих последствий.

Перечислим несколько наиболее ярких и знаковых предложений авторитетного издания и его экспертов:

— простить все долги черных американцев, включая долги по потребительским кредитам;

— изменить закон о Центральном банке США, обозначив в качестве критерия оценки деятельности Федрезерва уровень безработицы среди черных американцев (на практике это будет означать, что Центробанк будет из печатного станка субсидировать синекуры для расовых меньшинств, одновременно разгоняя инфляцию для всех остальных граждан).

Также предлагается сделать все банковские услуги бесплатными для черных, сделать только для черных ипотеку под ноль процентов, а для черных владельцев бизнеса — кредиты на его развитие под ноль процентов. Легко догадаться, из чьих процентных ставок и налогов будет субсидироваться столь щедрая программа. А для того чтобы социальная справедливость совсем расцвела, предлагается резко увеличить размер налога на наследство, что позволит заняться более активным перераспределением собственности, причем — по очевидным причинам — это будет "белая" собственность.

Предполагается, что пострадают от такого увеличения налогов только самые богатые, но и снос памятников в США должен был задеть только расистов-рабовладельцев, а почему-то снесли памятники Колумбу и Рузвельту.

А для того чтобы никакие консерваторы никогда больше не смогли этому помешать, предлагается провести серию реформ избирательной системы, которые приведут к тому, что демократы будут править вечно, в том числе с помощью массового "голосования по почте", которое пользуется заслуженной репутацией инструмента масштабного электорального жульничества. В качестве примера можно привести недавний случай: в мае 2020 года на муниципальных выборах в городе Пэтерсон, штат Нью-Джерси, 20 процентов (!) бюллетеней оказались поданы с нарушениями — то есть были или вброшены, или подделаны, или были настоящими, но с поддельными подписями.

Эта программа только кажется невозможной в силу очевидной токсичности ее последствий. Это будет не первый и не последний случай в мировой истории, когда часть элиты конкретной страны ставила свои внутриполитические интересы и желание зацементировать свою власть выше интересов страны, экономики и общества в целом.

И даже если Трамп победит, то вряд ли это решит проблему. Запрос на "американскую перестройку" под предлогом борьбы за экологию и расово-социальную справедливость останется, как и тот сегмент американской элиты, которой именно такая "перестройка" нужна для того, чтобы окончательно и бесповоротно победить в борьбе за власть. А самое важное — это то, что примерно половина американских избирателей готова доверить судьбу страны именно "перестройщикам".

Кстати, экономическая программа Трампа и экономических националистов из его окружения тоже не поддается реализации без деструктивных последствий, хотя и строится на гораздо более логичных принципах.

Возможно, американским избирателям стоит посочувствовать этой осенью: у них нет по-настоящему хорошего выбора, выбирать придется между перестройкой с привкусом "шампанского социализма" и джингоистской версией экономического национализма, основанного на мифе об американской исключительности во всем, что связано с деньгами, армией и наукой. То есть выбирать придется между иллюзией справедливости и иллюзией национального величия, а значит, хорошего выбора, который приведет в реальное хорошее будущее, у них нет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

151

Пропаганда против новостей: почему западные СМИ теряют свои позиции

869
(обновлено 07:29 08.07.2020)
МИА "Россия сегодня" представило исследование "Осьминог 2.0. Коронавирус в России", посвященное образу Российской Федерации в западных (и не только) СМИ.

На этот раз в фокус внимания исследователей попала пандемия, а охвачены оказались топовые медиа не только "Большой семерки", но и Китая, где произошла первая вспышка заболевания, пишет Ирина Алкснис для РИА Новости.

Пополнение оказалось весьма удачным, поскольку статистика по китайским медиа обеспечила довольно неожиданный фон для транслируемой западными изданиями картины мира.

В целом "Осьминог 2.0" не преподнес особых сюрпризов: COVID-19 был использован западными СМИ как еще один информационный повод для продолжения антироссийской пропаганды.

Безоговорочным лидером тут стали американцы — 58% публикаций по теме в пяти самых значимых (по охвату аудитории) американских СМИ имели негативную тональность. У следующих за ними германских медиа этот показатель составил 44%, у канадцев — 41%, а у британцев — 38%.

В то же время у оставшихся трех государств "семерки" доля негатива в отношении России по этой теме заметно ниже: у Японии — 33%, у Италии — 28%, а у Франции и вовсе впечатляющий 21%.

Правда, с позитивом у них у всех обстоит не очень — от одного до пяти процентов. Исключением является разве что Италия, где аж девять процентов упоминаний России и коронавируса имели положительную интонацию. Легко предположить, что именно помощь, оказанная нами итальянцам в борьбе с эпидемией (с отправкой медицинских ресурсов и врачей) обеспечила в их СМИ более высокую долю благоприятных публикаций.

Однако в этих цифрах любопытнее, пожалуй, иной аспект: они наглядно проявляют самые актуальные геополитические тренды текущего момента. С одной стороны, англосаксы (что из Старого Света, что заокеанские) остаются на острие антироссийской атаки, являясь ее движущей силой. Но с другой — они явно теряют поддержку даже ближайших союзников, которые стараются выдерживать более нейтральный подход и не усердствовать в русофобии, что вполне логично: времена-то изменились и на дворе давно не 2014 год.

Одновременно цифры вскрывают, в насколько сложном — в первую очередь для самой себя — положении находится Германия. Активная антироссийская позиция ведущих немецких СМИ явно противоречит государственно-политической линии, где Берлин не только продвигает и защищает совместные проекты с Москвой, но и последовательно избавляется от полуоккупационной зависимости от США. Однако в медиасфере очевидно сохраняется жесткая подчиненность и безоговорочная лояльность ключевых изданий не национальным интересам, а вашингтонскому сюзерену.

Что касается конкретных тем, которые использовались в антироссийско-ковидной пропаганде, то они не отличались оригинальностью, так или иначе сводясь к двум давно и хорошо знакомым лейтмотивам: Россия в очередной раз гибнет, как никогда раньше, но и она же представляет собой огромную угрозу всему миру.

В частности, это вылилось в критику и общей ситуации в стране, и состояния отечественной системы здравоохранения, и действий российских властей в борьбе с COVID-19 — с предсказаниями, что ситуация вновь держится на волоске и может рухнуть в любой момент. Что же касается угрозы остальной планете, то в данном случае ничего нового также придумано не было: главные обвинения — в проведении Москвой кампаний по дезинформации о пандемии, вплоть до утверждений, что Россия коварно внушает человечеству представления о бесполезности мытья рук.

Разумеется, в китайских СМИ картина освещения проблемы отличается разительно, и дело даже не в 20% позитивных публикациях о России в контексте борьбы с коронавирусом и отсутствии негативных. Главной особенностью является само количество статей на данную тему. За рассмотренный период — с марта по июнь — в топ-5 медиаресурсов Китая было опубликовано более 1200 статей о российском противостоянии эпидемии. Для сравнения: за тот же отрезок времени минимальное число текстов оказалось у Канады — 238 штук, а показатели остальных шести стран колеблются между 371 (Италия) и 470 (Япония). Кстати, американцы со своими 428 статьями на пятом месте в общем списке.

Получается, что за три месяца китайские СМИ опубликовали по теме "Коронавирус в России" почти в три раза больше материалов, чем вроде как самые мощные на планете американские медиа. Причем стоит напомнить, что у китайцев 80% из них носили нейтрально-информационный характер, то есть речь по преимуществу просто о новостных сообщениях.

Было бы ошибкой списывать подобную колоссальную разницу на особое внимание и интерес Китая к российским делам.

Представляется, что все куда проще и банальнее: дело в более напряженной работе и более высокой эффективности ведущих китайских СМИ, которые перерабатывают и пропускают через себя гораздо больший информационный поток, чем их западные коллеги-конкуренты.

Фактически это подтверждает западные страхи об утрате информационного лидерства. Конечно, для преподнесения аудитории они раздуваются до анекдотичных форм, но по существу имеют под собой основания.

Некогда Запад создал средства массовой информации в современном их понимании, став безоговорочным лидером и образцом для подражания для всех остальных. Свобода слова и распространения информации превратились в одни из главных его козырей в борьбе против идеологических и геополитических противников — и были успешно использованы.

Но прямо сейчас мы наблюдаем нарастающий кризис этой еще не так давно казавшейся незыблемой системы.

Чем дальше, тем сложнее западным СМИ конкурировать с медиа "несвободного мира", будь то Китай или Россия. Можно сколько угодно смеяться над разгоняемой американскими и европейскими политиками паникой о "медиащупальцах Кремля", но RT и Sputnik и впрямь все чаще получают в социальных сетях больший отклик, нежели самые известные и влиятельные новостные ресурсы Европы. Более 1200 сообщений китайских СМИ против менее 450 — у американских всего по одной-единственной теме, причем достаточно узкой и не самой горячей для этих государств, отражают ровно тот же процесс.

Западные СМИ все хуже (в сравнении с подросшими конкурентами) справляются с выполнением своей главной функции — аккумулирования и донесения до аудитории максимально обширной и разнообразной новостной информации. Это касается и содержания, и подачи материала.

Да, Запад пока продолжает удерживать за собой ярлык "самой свободной, честной и профессиональной прессы". Но ведь тут ситуация, как с платьем короля из сказки, — однажды это просто перестанет работать.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

869
Режиссер фильма Там Миша лежит Инар Нармания.

Нармания о победе на "Большом экране": любая возможность показать фильм зрителю радость

0
Режиссер Инар Нармания рассказал в эфире радио Sputnik Абхазия, как его работа попала на онлайн-фестиваль российского кино "Большой экран" и одержала победу.

 

Нармания о победе на "Большом экране": любая возможность показать фильм зрителю – радость

Короткометражный фильм абхазского режиссера Инара Нармания "Меня зовут Махаз" стал одним из лучших на онлайн-фестивале российского кино "Большой экран".

 

"Фестиваль проводился в начале месяца и шел около пяти дней. Оценивал определенный  состав жюри и был сегмент, который давался зрителям, они отдавали свои голоса тем или иным картинам. Каждый день была представлена своя программа. В один из дней показали наш фильм. Наши друзья - компании CinePromo, которые занимаются дистрибьюцией, отправили фильм на фестиваль, он прошел отбор и попал в число участников, а затем уже в число победителей", - рассказал Нармания радио Sputnik Абхазия.

Фильм "Меня зовут Махаз" наряду с другими победителями фестиваля попадет в киноальманах, который выйдет в широкий прокат в сети кинотеатров "Мираж Синема".

"Приятно, что люди посмотрят… фильм же для зрителей делается, поэтому любую возможность продемонстрировать на каких-то площадках я воспринимаю с радостью", - сказал Инар Нармания.

Он отметил, что фестивальная история фильма "Меня зовут Махаз" будет уже закрыта из-за сроков выпуска работы.

Короткометражный фильм "Меня зовут Махаз" и ранее принимал участие в кинофестивалях, был не раз отмечен. Он получил главный приз фестиваля "Konik film festival"  в Москве, специальный приз на фестивале "Короче" в Калининграде и две награды на Сухумском кинофестивале.

На II Международном кинофестивале "Artic open" Инар Нармания получил премию "Лучшего режиссера короткометражного фильма".

Читайте также:

 

0