Когда Германия вернет утерянный 75 лет назад суверенитет?

1108
Можно долго спорить о попытках пересмотреть итоги Второй мировой войны — кому это выгодно и почему, насколько успешны попытки перемещения СССР из победителей в пособники и так далее.

Но самым наглядным подтверждением того, что действующий миропорядок все еще определяется событиями 1945 года, являются судьбы двух проигравших — Германии и Японии, пишет колумнист РИА Новости Петр Акопов.

Обе эти страны спустя три четверти века после окончания войны так и не вернули себе полноценный суверенитет — и этот факт остается важнейшим геополитическим последствием Второй мировой. Послевоенный мир закончится не тогда, когда число постоянных членов Совбеза ООН станет больше пяти великих держав (победителей как раз по итогам той войны) — а это рано или поздно произойдет, — а тогда, когда два главных проигравших в той войне восстановят свой государственный суверенитет, то есть обретут полноценную самостоятельность.

Это событие станет исключительно важным не только потому, что закроет долгую историю послевоенного (понимаемую именно как после Второй мировой) мира, — одновременно оно знаменует собой и завершение эпохи американского гегемонизма, несостоявшегося, но упорно продвигаемого.

Но разве Германия не суверенна? Формально — да, она входит в ООН, является ключевой страной Евросоюза. Но при этом немцы, по сути, остаются геополитически неполноценным государством — американский, англосаксонский, натовский контроль над ними делает экономического гиганта Германию международным карликом.

А без права выбирать направление движения нет и настоящего суверенитета.

Победив Германию, страны-союзники не были едины в представлениях о ее будущем: англосаксы были настроены на ее окончательное раздробление, в то время как СССР был за восстановление единой Германии — при условии ее нейтралитета. По сути, спор шел о будущем Европы — американцы и англичане считали ее своим трофеем в войне, а СССР хотел надежно гарантировать себя от очередного нападения с Запада. Атлантисты уже тогда вернулись к старой идее единой Европы, которая была бы при этом не прогерманской, а проатлантической, контролируемой англосаксами.

Для контроля над ФРГ (а не только для противостояния СССР) была создана НАТО — но Германии предстояло быть повязанной не только военными, но и экономическими узами, через Союз угля и стали — как прообраз Евросоюза. То есть Германия начала растворяться в единой Европе — но единой только по атлантическому сценарию.

Штатам и Британии ни в коем случае не нужна была сильная самостоятельная Западная Европа, и пока противостояние с СССР разделяло Старый свет надвое, они могли не волноваться за "старушку": деваться ей было некуда, нагнетание страха перед "красными ордами с Востока" в целом срабатывало (хотя и требовало изрядных усилий по нейтрализации очень сильных левых настроений в Европе). Но тридцать лет назад СССР отказался от Восточной Европы — и не только Европа, но и Германия внезапно стала единой.

Это был момент истины — если Германия снова едина, значит, Вторая мировая по-настоящему закончилась? И немцы получат полноценную самостоятельность? Ну или хотя бы потребуют этого? Этого боялись в Вашингтоне, Лондоне и Париже — никому не нужна была самостоятельная единая Германия.

Ее и не случилось: пользуясь саморазрушением СССР и геополитическим идиотизмом Горбачева, атлантические элиты вообще проигнорировали этот вопрос. В самой Германии не нашлось сил для отстаивания суверенитета, но это и неудивительно, учитывая ту колоссальную работу по селекции и воспитанию элит, которую проделали после войны англосаксы. Единая атлантическая Германия стала строить единую Европу — под чутким англосаксонским руководством.

Впрочем, проект Евросоюза с самого начала был для атлантистов с двойным дном — не нужно было быть Кассандрой, чтобы предвидеть, что по мере укрепления и централизации ЕС постепенно начнет превращаться в сверхгосударство под немецким руководством. ЕС усилит Германию и как национальное государство, и как стержень самого союза — и рано или поздно немцам станет тесно в англосаксонской смирительной рубашке. Надеяться на вечный комплекс вины за фашизм? Пугать русской угрозой? Но даже опыт последних шести послекрымских лет показал, что немцы не верят в русскую угрозу — и считают США куда большей проблемой для их страны и ее безопасности.

Ну а после победы Трампа и Брекзита, то есть начала смуты в англосаксонских державах, в ходе которой угроза распада единого Запада перестала быть гипотетической, даже Ангела Меркель была вынуждена заявить, что Европе со временем нужно будет взять ответственность за себя в свои руки.

Впрочем, эти слова были сказаны скорее для утешения растерянных проатлантических элит в Европе — мол, ничего, даже если старший англосаксонский брат и выронит из рук знамя атлантической солидарности, мы подхватим его и сохраним на нашем континенте. При этом подобный атлантизм без атлантистов смотрится уже совершенно абсурдно, но объясняется страхом и надеждой на то, что хозяин скоро вернется.

Настроения же самих немцев при этом — все более антиатлантические и антиамериканские. Германия готова к независимости — но готова ли к ней ее элита?

Нет, и это хорошо видно по дискуссии последних дней по теме ядерного оружия. Точнее, даже по заявлениям нескольких видных социал-демократов — представителей одной из двух правящих партий.

Их еще называют "народными", но благодаря долгому и сверхкомпромиссному сожительству с партией Меркель СДПГ растеряла избирателей и популярность. Тем не менее это старейшая, с полуторавековой историей, партия страны — единственная, восстановившаяся после 1945-го. Последним канцлером от СДПГ был Герхард Шредер, который, кстати, на днях в интервью Der Tagesspiegel напомнил об уроках Второй мировой, снова призвав отменить "бессмысленные санкции против России":

"Это была жестокая война на уничтожение, целью которой было заставить Россию исчезнуть с мировой политической сцены. Мы никогда не должны об этом забывать — и политика Германии в отношении России должна учитывать это в большей степени, чем делает это в настоящий момент. Невозможно переоценить тот факт, что Россия, несмотря на такое страшное прошлое, готова выстраивать доверительные отношения с новой Германией.

Поддержка нами антироссийских санкций идет вразрез с этим. С одной стороны, они пробуждают в России исторические воспоминания и, с другой стороны, они не меняют российскую политику. Именно сейчас, когда из-за коронакризиса нас ждут трудные времена в экономике, нам нужно больше сотрудничества. Поэтому бессмысленные санкции должны быть отменены. У Европы нет альтернативы рациональным отношениям с Россией".

Шредер сказал и о том, что не видит со стороны России военной угрозы для Евросоюза — "приписывание такого намерения России способствует пробуждению образов врага времен холодной войны.

Не в последнюю очередь таким образом скрываются проблемы внутри западного оборонительного союза". Практически одновременно его однопартийцы — но уже из числа действующих политиков — решили потребовать вывода американского атомного оружия. Тема старая, но очень показательная как раз для определения степени суверенитета ФРГ.

Глава фракции СДПГ в бундестаге Рольф Мютцених потребовал вывести из Германии ядерное оружие США — мол, его транспортировка и хранение обходятся очень дорого, и вообще такие "меры устрашения" бессмысленны на фоне разработки гиперзвуковых ракет.

Напомнил он и о том, что Путин все время говорит о заинтересованности в хороших отношениях с Западом, — но попыткам наладить их постоянно мешают "сторонники холодной войны и патологические русофобы из бывшего Восточного блока".

Мютцениху тут же устроили выволочку — причем если одни просто упрекали его в слепоте и нежелании видеть "русскую угрозу", то другие зашли с неожиданной стороны. Мол, реализация предложения Мютцениха только ухудшит отношения с Россией. Как сказал председатель Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер:

"Разве мы хотим, чтобы потом вместо Германии Польша разместила у себя ядерное оружие, нарушив тем самым Основополагающий акт Россия — НАТО?"

То есть вопрос о суверенитете Германии, о возможности для нее выстраивать самостоятельную политику и даже выйти из НАТО — не рассматривается вообще? Какие американские ракеты в Польше — если не будет НАТО? Потому что без Германии никакого Североатлантического альянса (то есть контроля англосаксов над Европой) не будет в принципе — тут не может быть двух мнений.

Но у нынешней правящей немецкой элиты нет сомнений в статусе Германии — и лучше всего это выразил министр иностранных дел (и социал-демократ) Хайко Маас. Говоря об инициативе Мютцениха, он отрезал:

"Наша внешняя политика и политика безопасности не должны представлять из себя немецкий особый путь".

Переводя на русский: у нас нет права на самостоятельную политику. Именно поэтому Германия пока остается там же, где и 9 мая 1945 года, — в плену у победителей. Впрочем, учитывая, что главным победителем была Россия, которая не только простила немцев, но и вернула им единство, можно смело поправить — в плену у англосаксонских победителей, ставших оккупантами.

1108
Темы:
75-летие Победы в Великой Отечественной войне (159)

Негритянка, став президентом США, поможет России заработать миллиарды

31
(обновлено 09:25 15.08.2020)
Джо Байден наконец-то выбрал себе (точнее — правящая элита Демократической партии США и американское "глубинное государство" выбрали для Байдена) напарника для участия в президентских выборах.

Решение о том, что вице-президентом в случае победы демократов станет бывший генеральный прокурор штата Калифорния, сенатор Камала Харрис, имеет большое значение не только для избирательных раскладов в США, но и для всего мира, пишет колумнист РИА Новости Иван Данилов.

Дело в том, что Байден — просто политическая мумия, временно оживленная кудесниками-визажистами и специалистами по политической и спортивной фармакологии для победы над Дональдом Трампом за счет вызова в избирателях ностальгии по временам Обамы.

Сам Байден прекрасно понимает, что в случае его победы Белый дом, вероятно, станет для него последней остановкой перед поездкой на кладбище. И говорит, что вице-президент должен быть "полностью готовым" с первого дня работы, скорее всего, намекая на то, что в случае его смерти или отхода от дел по состоянию здоровья (а у Байдена есть признаки деменции) вице-президент и возьмет бразды правления страной. Чем же грозит миру президент Камала Харрис? Если коротко — ничем хорошим, но есть и некоторые положительные нюансы.

Не нужно питать иллюзии: госпожа Харрис имеет шансы стать фактическим президентом США не из-за ее ума, образования, характера или выдающихся профессиональных качеств. Единственные причины, благодаря которым она может получить доступ к американскому "ядерному чемоданчику" и долларовому печатному станку, — ее пол и цвет кожи, ибо именно пол и расовая принадлежность являются главными инструментами продвижения по карьерной лестнице в современной американской политике, а также корпоративной среде.

Но все вышеизложенное не означает, что у госпожи Харрис, известной своим абсолютно садистским — даже по американским меркам — поведением на должности генерального прокурора Калифорнии, нет собственных идей и возможности их реализации. Личные идеи, совпадающие с запросами части американской политической элиты, у нее есть, и в случае их воплощения в жизнь результаты будут самыми интересными.

Камала Харрис — воплощение современного цинизма и двойных стандартов американской политики. Представляя партию, с (иногда молчаливого) одобрения которой сносятся памятники отцам-основателям США, миссионерам или Христофору Колумбу, причем все это делается во имя расовой справедливости и борьбы за "выжигание" рабовладельцев из истории США, она сама является потомком очень известного рабовладельца и плантатора Гамильтона Брауна, в чью честь назван город Браунс-Таун на Ямайке.

Можно было бы справедливо возразить, что она не может отвечать за преступления своих предков, но нельзя не отметить, что сама Харрис демонстрировала логику типичного рабовладельца. В ее бытность генеральным прокурором Калифорнии даже Верховный суд США потребовал от нее освобождения заключенных из переполненных тюрем штата, утверждая, что действия возглавляемого ею ведомства — неконституционные и приравниваются к пыткам.

В ответ прокуратура Калифорнии заявила, что выпускать никого не следует, ибо это "приведет к сокращению количества рабочих рук на тюремных предприятиях", а Харрис открестилась от этой позиции только после монструозного медийного скандала.

Впрочем, все вышеизложенное или игнорируется мейнстримными средствами массовой информации, или отвергается как необоснованная пропаганда (хотя эти факты задокументированы самым железным образом), но зато СМИ уделяют очень много времени ее прогрессивным позициям по животрепещущим экологическим и экономическим вопросам. И вот тут начинается самое интересное. Например, как отмечают профильные (совсем не политические) информационные агентства, нефтегазовые фирмы США начали заранее готовиться к тому, что в случае победы тандема Байден — Харрис на выборах им придется очень туго.
Американские нефтяные и газовые компании, несмотря на весьма сложное финансовое положение и целую серию проблем, связанных с работой во время эпидемии, начали бурить с запасом, создавая себе задел на будущее в виде скважин, которые уже готовы к использованию, но еще не задействованы (так называемые DUC — drilled-but-uncompleted wells). Дополнительные расходы и организационные сложности, связанные с такими работами, с лихвой компенсируются страхом в отношении будущего президента (или даже вице-президента) Харрис. Информационное агентство S&P Global Platts объясняет логику американских нефтяников:

"Сенатор Камала Харрис, которую Байден назначил 11 августа своим напарником, является сторонником более жестких мер по ограничению добычи нефти и газа в США. В климатическом плане Харрис упоминается закрытие "лазейки Halliburton" 2005 года, которая освобождает гидроразрыв от федерального надзора в соответствии с "Законом о безопасной питьевой воде".

"Нет никаких сомнений в том, что я за запрет гидроразрыва пласта (главной технологии сланцевой добычи нефти и газа. — Прим. авт.)", — заявила Харрис во время выступления на "народном вече", организованном телеканалом CNN в сентябре.

Rapidan Energy Group считает, что Харрис, "скорее всего, отодвинет платформу Байдена дальше влево из-за общенационального запрета на гидроразрыв пласта и, возможно, запрета на экспорт ископаемого топлива" (ни то ни другое Байден в настоящее время не поддерживает).

В данном случае позиция политической мумии мало кого интересует, тем более что сама мумия-Байден уйдет в той или иной форме на покой в не очень отдаленной перспективе. Если реализуется сценарий, на который указывают эксперты Rapidan Energy, то результат будет впечатляющим: после кризиса, связанного с падением цен на черное золото и сделкой ОПЕК + Россия, запрет на фрекинг и на экспорт углеводородов просто добьет американскую "сланцевую революцию" и нанесет колоссальный ущерб нефтегазовым компаниям США.

Но эти действия не будут мазохизмом или глупостью. Просто у Камалы Харрис (точнее, у элиты Демократической партии) есть счеты к нефтяникам как спонсорам Трампа и еще есть необходимость обосновать гигантские вливания государственных денег в карманы своих спонсоров и сторонников из сферы зеленой энергетики — а (почти всегда убыточная, экологически вредная и неспособная на работу в рыночных условиях) зеленая энергетика лучше всего смотрится только на фоне задушенного запретами традиционного нефтегазового сектора.

Однако в случае реализации этого — возможного, но далеко не гарантированного — сценария от президента Харрис будет конкретная финансовая польза для конкурентов США на мировой арене в целом и на энергетических рынках в частности, ибо большие проблемы сланцевых компаний приведут к дополнительному росту цен на нефть и СПГ (опосредованно — трубопроводный газ) на планете. Если смотреть на вещи прагматично, то такой президент в Белом доме может быть очень выгоден альянсу ОПЕК + Россия, несмотря на все сложности, которые дополнительно возникнут в отношениях между США и остальным миром.

31
Сотрудники правоохранительных органов задерживают участника акции протеста в Минске

Наказать Белоруссию: Прибалтика и Польша бегут впереди паровоза

48
(обновлено 18:00 14.08.2020)
Сегодня министры иностранных дел стран Евросоюза на внеочередной видеоконференции обсудят ситуацию в Белоруссии. Пока же реакция ведущих западных стран на прошедшие там президентские выборы и события последних дней довольно сдержанная.

Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен заявила, что белорусские выборы "не были ни свободными, ни справедливыми", добавив, что ЕС "примет меры против виновных". Руководитель европейской дипломатии Жозеп Боррель также подтвердил, что Евросоюз готов принять меры против лиц, "ответственных за насилие и необоснованные аресты" в республике. Однако вряд ли это можно расценивать как бескомпромиссную позицию по принуждению "последнего диктатора Европы" к демократии и соблюдению прав человека.

Госсекретарь США Майк Помпео на прямой вопрос, будут ли введены санкции против Минска, и вовсе растекся общим рассуждением за все хорошее против всего плохого, в конце концов признав, что "эти вещи еще не определены".

То, что Запад проявляет странную нерешительность, заметно многим. Депутат Европарламента от Польши Яцек Сариуш-Вольский выразил сожаление по поводу недостаточно жесткой реакции ЕС на события в Белоруссии. По его словам, подобная позиция, по существу, признает республику "территорией российского влияния" и, соответственно, означает отказ активно вмешиваться. Правда, не вполне понятно, что и почему изменилось: Александр Лукашенко для Запада был в статусе нерукопожатного изгоя-автократа все нулевые, и тогда Европе и США ничто не мешало высказываться в его адрес крайне жестко.

Однако пока Вашингтон, Берлин, Брюссель и Париж толкут воду в ступе, их нерасторопностью воспользовались другие. Внешнеполитический фронт против Минска со всей решительностью возглавили Польша и Прибалтика.

Три прибалтийские республики и Варшава обсудили необходимость "сильного европейского ответа" на жестокость в подавлении протестов, а президент Литвы Гитанас Науседа предложил властям Белоруссии трехэтапный план по выходу из кризиса. Министр обороны Польши с подачи журналистов даже порассуждал о перспективах вмешательства НАТО в белорусскую ситуацию. К счастью, он счел это неудачной идеей. К счастью — потому что никогда нельзя быть уверенным в степени самоуверенности и адекватности польских официальных лиц.

В то время как можно выдвинуть множество версий сдержанности великих западных держав — с мотивами внезапной активности их восточноевропейских сателлитов все довольно просто. Дело в том, что они ухватились за шанс смотреть на кого-то (в данном случае — на Белоруссию) сверху вниз и ощутить себя внушительной силой, влияющей на значимые геополитические расклады в мире.

Причем если Польша и без того пытается активно участвовать в идущих мировых процессах (и у нее даже кое-что получается), то Латвия, Литва и Эстония находятся в невероятно жалком положении бессловесных вассалов США и ЕС.

В последние годы стало очевидно, что широко распространенное представление о всемогуществе великих держав по отношению к странам — младшим партнерам в целом не соответствует действительности. Даже самые уязвимые и маловлиятельные государства обычно имеют — и используют — возможности, чтобы уклоняться от навязываемых им невыгодных шагов. У США это даже с Украиной не получилось, хотя пять-шесть лет назад эксперты дружно предсказывали Киеву судьбу абсолютно послушной марионетки Вашингтона.

Но Прибалтийские страны являют собой самый яркий пример того, что упомянутое представление все-таки имеет под собой основания. Любое, даже самое вредоносное для республик указание, поступающее из-за океана, там просто принимается к беспрекословному исполнению — без обсуждения или тем более противодействия. Международное сообщество, по сути, вовсе не разделяет три государства, а мировые лидеры обычно встречаются с их президентами скопом, что само по себе свидетельствует о степени пренебрежения к ним и месте региона в глобальной иерархии.

В результате для Прибалтики нынешняя попытка "учить жизни" белорусских соседей — фактически единственный способ хоть как-то заявить о себе на международной арене и при этом компенсировать многочисленные удары по национальному самолюбию, которые в последние годы случались особенно часто.

Вот только рассчитывать на успех участникам нового антиминского авангарда не приходится. Если западные державы решат принять жесткие меры в отношении Белоруссии, то они сразу перехватят соответствующую повестку. Кого интересует мнение Вильнюса или Риги, когда говорят Берлин и Вашингтон?

Ну а если коллективный Запад сочтет необходимым проигнорировать процессы в Белоруссии, ограничившись выражением глубокой озабоченности, то любые инициативы никому не интересных восточных европейцев тем более канут в Лету.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

48

Произведена первая партия российской вакцины от коронавируса

0
(обновлено 14:03 15.08.2020)
Минздрав России ранее зарегистрировал первую в мире вакцину для профилактики COVID-19, разработанную НИЦЭМ имени Гамалеи совместно с Российским фондом прямых инвестиций. Она получила название "Спутник V".

СУХУМ, 15 авг - Sputnik. Первая партия вакцины от коронавируса, разработанной центром Гамалеи, произведена в субботу, сообщила пресс-служба Минздрава России.

"Произведена первая партия вакцины от новой коронавирусной инфекции COVID-19, разработанной НИЦЭМ им. Гамалеи Минздрава России",- говорится в сообщении.

Глава РФПИ Кирилл Дмитриев сообщил, что на данный момент фонд получил заявки на приобретение миллиарда доз отечественной вакцины от коронавируса, которая была зарегистрирована первой в мире, более чем из 20 стран.

© Видео Ruptly / РФПИ / WHO / Дмитрий Куракин/Пресс-служба Минздрава России

При этом он отметил, что Россия договорилась о производстве вакцины в пяти странах, имеющиеся мощности позволяют произвести 500 миллионов доз за год.

Ранее министр здравоохранения России Михаил Мурашко завил, что производство вакцины от коронавируса будет ориентировано в первую очередь на внутренний рынок, но отметил, что переговоры об экспорте российских технологий за рубеж ведутся. 

0
Темы:
Мировая пандемия коронавируса COVID-19