Президент США Дональд Трамп прибывает на фотосессию с шерифами со всей страны на южной лужайке Белого дома (26 сентября 2019). Вашингтон

Чем закончится попытка конвоировать Трампа из Белого дома

8075
(обновлено 12:17 14.06.2020)
Будет практически чудом, если президентские выборы 3 ноября выявят победителя, — пока что все идет к тому, что этот день окончательно расколет Америку, лишив легитимности будущего президента.

Да, немалая часть американцев и большая часть истеблишмента, по сути, не признавали (и не признают) своим президентом и Дональда Трампа — но юридически они все-таки считают его главой государства. Сейчас же ставки выросли — речь идет уже о непризнании самих результатов выборов, пишет Петр Акопов для РИА Новости. 

Нынешние волнения не просто увеличили вероятность подобного развития событий — они резко взвинтили градус напряженности и особенно риторику взаимной ненависти. Причем ставку на "больше ада" делают противники Трампа — хотя после стольких лет обвинений его в чем угодно, начиная от русских связей до женоненавистничества, казалось, что ничего нового придумать уже нельзя. Но сейчас мы видим, как рождается новое обвинение в адрес Трампа, которое имеет все шансы стать ключевым, затмив собой "потакание Путину" и даже расизм. Трампа объявляют узурпатором власти — не потому, что он в 2016-м выиграл выборы благодаря русскому вмешательству (это самой собой), а потому, что он не собирается признавать результаты выборов 2020 года. Это теперь, по сути, официальная позиция демпартии.

Джо Байден еще в апреле пугал американцев тем, что из-за коронавируса Трамп "попытается как-то отменить выборы, придумать какое-то обоснование, почему они не могут быть проведены", — это были абсолютно надуманные обвинения, но, как оказалось, бывший вице-президент лишь разминался. В пятницу в эфире CNN Байден заявил, что больше всего беспокоит, что "действующий президент попытается украсть выборы" (в частности потому, что Трамп называет голосование по почте мошенничеством), а когда его спросили, рассматривает ли он возможность, что Трамп может отказаться покинуть свой пост, Байден не только согласился с таким предположением, но и предсказал развитие событий:

"Я чертовски горд нашими военными. <…> Я обещаю, я абсолютно убежден, что они очень быстро выпроводят его из Белого дома".

Причиной своей гордости Байден назвал то, что многие видные военные, включая работавших с Трампом, критиковали реакцию президента на протесты и погромы, охватившие Америку после гибели Джорджа Флойда, и его угрозу использовать армию для подавления беспорядков. Ну и вообще, рассказал Байден, "множество рядовых военнослужащих говорят, что США — не милитаристское государство".

Действительно, бывший министр обороны в администрации Трампа Джеймс Мэттис на прошлой неделе заявил, что протесты справедливы, а Трамп даже не делает вид, что пытается объединить американский народ:

"Когда я поступал на военную службу, около 50 лет назад, я дал клятву поддерживать и защищать Конституцию. Я никогда не думал, что войскам, принимающим ту же самую присягу, когда-либо будут отдавать приказы нарушать конституционные права своих сограждан — и уж тем более обеспечивать избранному главнокомандующему возможность поучаствовать в странной фотосессии в окружении военного руководства".

Речь о посещении Трампом 1 июня вашингтонской церкви Святого Иоанна, которую накануне подожгли погромщики, — вместе с ним был, в частности, и глава Объединенного комитета начальников штабов генерал Марк Милли. В тот день Трамп призвал губернаторов и мэров навести порядок (ведь полиция и нацгвардия подчиняются им), пообещав, если они не справятся, применить против погромщиков то, что есть в его распоряжении, то есть армию, — но его слова повернули так, будто бы он угрожал бросить войска на мирных демонстрантов.

Пресса и либеральный истеблишмент стали стыдить "соучастников преступления" — особенно досталось военным. И генерал Милли в итоге "признал свои ошибки":

"Я не должен был быть там. <…> Мое присутствие в тот момент и в той обстановке создало ощущение того, что военные вовлечены во внутреннюю политику".

То есть наведение порядка в стране, за что отвечает в том числе и президент — Верховный главнокомандующий, — приравнивается к внутриполитической борьбе, внутренним делам? Понятно, что Трамп не собирался бросать войска против демонстрантов, он просто хотел заставить местные власти (большая часть которых, кстати, принадлежат к демократам, потому что именно в их штатах и городах были — и местами продолжаются — самые сильные беспорядки) навести порядок. И добился этого — пусть и угрозой применить войска. Но в результате от него отвернулась армия? Вот и министр обороны Марк Эспер (сам не военный, а гражданский) прямо заявил, что не поддерживает применение закона "О противодействии мятежу" для подавления гражданских волнений, — за подобные высказывания Трамп якобы даже подумывал его уволить.

На самом деле, отношения Трампа с армией гораздо сложней. Никто от него не отворачивался — потому что как среди действующих военных, так и среди отставников и ветеранов его поддержка всегда была велика. Большинство военных проголосуют за Трампа и в ноябре — а нынешние беспорядки лишь увеличат его рейтинг в армии. Трамп привлек в свою администрацию едва ли не больше генералов, чем кто-либо из его предшественников в новейшей истории, — и хотя со многими из них он в итоге расстался (по своей вине, из-за происков врагов или из-за расхождений во взглядах), армейское командование априори относится к Трампу лучше, чем к противостоящему ему насквозь коррумпированному "вашингтонскому болоту".

Но о чем тогда говорит Байден? Почему он грозит Трампу вмешательством армии?
Потому, что хочет представить Трампа как нарушителя законов, как человека, презирающего волю американского народа: вот в ноябре народ выберет президентом Байдена (а по-другому же и быть не может — вы посмотрите, до чего довел страну этот "друг Путина"), а Трамп откажется признавать итоги выборов. Что останется делать армии? Только вмешаться для защиты американской демократии от сумасшедшего тирана.

Подобный расчет был бы оправдан, если бы дело действительно шло к тому, чтобы Трамп узурпировал власть — отказался признать итоги выборов 3 ноября и передавать власть новому президенту. Тогда появление 20 января 2021 года в Белом доме группы военных для конвоирования (а именно так можно перевести слова Байдена) президента было бы хоть как-то объяснимо — и то лишь в том случае, если перестанут работать все остальные институты власти и их решения не будут выполняться. То есть суды и конгресс признают итоги выборов, а один лишь Трамп отказывается. ФБР и прочие федеральные силовые службы тоже почему-то бездействуют — и тут на сцену приходится выйти военным — как последним защитникам американской демократии. Чтобы не доводить дело до последнего, не призывать вооруженный народ свергнуть тирана.

Но ситуация в Штатах развивается в прямо противоположном направлении: это не Трамп собирается украсть победу, а его хотят лишить законной власти. Причем делают это с того самого дня, когда 8 ноября 2016 года он победил на выборах, — пока что, судя по тому же делу Майкла Флинна, видны лишь мелкие детали самого настоящего заговора, который был составлен на "вашингтонском болоте". Трампа все годы загоняли в угол, травили, подставляли, перевирали — но не сумели лишить власти даже надуманным импичментом. Сейчас все идет к его переизбранию на второй срок — что бы ни показывали опросы (которые ошибались и в 2016-м, не говоря уже о том, что судьбу выборов определяет не общенациональный рейтинг, а голосование лишь в нескольких так называемых колеблющихся штатах). Допустить переизбрание Трампа для "вашингтонского болота" совершенно невозможно — к тому же на втором сроке президент может получить еще и трампистский (не путать с республиканским) конгресс. Поэтому Трампу будет дан последний и решительный бой — в котором его нужно победить любой ценой.

Расовые и социальные волнения станут поводом к раскачиванию антитрампистской кампании — а то, что за это придется заплатить ростом реальной напряженности в обществе и углублением даже не поляризации, а раскола Америки, ну так это же Трамп виноват. Зачем он вообще избрался президентом — вот из-за него все так и обострилось!

Подобная извращенная логика свойственна немалой части борцов с Трампом, не желающих признать, что Трамп — это не болезнь, а ее следствие. Можно не считать его лекарством — но нужно быть слепым, чтобы не видеть причин заболевания. А они в том, что традиционные элиты, типичным представителем которых является Джо Байден, полностью оторвались от проблем и ценностей обычного рядового американца, будь он белым или черным, гражданским или военным. Попытавшись украсть в ноябре победу у Трампа, "вашингтонское болото" утопит всех: и само себя, и ту Америку, которую пытается вытащить из трясины ее нынешний президент.

Сценарий уже понятен: в ходе подсчета голосов на выборах 3 ноября будут подвешены несколько спорных округов, а в итоге и штатов (для этого в том числе пригодятся и махинации с голосованием по почте). Таким образом, Трамп не сможет быть объявлен победителем — будут суды, пересчет бюллетеней. В результате все затянется на несколько недель, а тем временем пресса будет писать о все более вероятной победе Байдена, по стране начнутся демонстрации против Трампа и с требованием обеспечить "мирную передачу" власти, которой, естественно, угрожает "узурпатор".
Если Трамп упрется и будет стоять до конца, не отказываясь от борьбы за свою победу, — начнется кампания гражданского неповиновения. После чего на улицы выйдут уже и сторонники Трампа — рассерженные белые работяги. Многие — с оружием в руках.

Каким образом можно сорвать этот сценарий? Только уверенной победой Трампа в большей части колеблющихся штатов. Правда, и в этом случае у "вашингтонского болота" останется запасной сценарий: вывести людей на улицы уже 4 ноября. Начать захватывать органы власти, требовать от парламентов штатов не признавать Трампа. Но это уже будет прямым восстанием, против которого у Трампа будут все основания применить тот самый закон о мятеже 1807 года. Или же уйти, уступив дорогу не Байдену с "вашингтонского болота", не армии, а процессу развала США.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

8075

Президент РФ В. Путин принимает участие в заседании Высшего Евразийского экономического совета

Не надо придумывать "пиррову победу" Лукашенко

106
(обновлено 19:06 10.08.2020)
Александр Лукашенко выиграл свои шестые президентские выборы — но его противники в стране и за рубежом не хотят признавать его победы.

Штаб Светланы Тихановской, занявшей второе место с десятью процентами голосов, заявил, что, по их данным, у них 70 процентов, а премьер Польши Матеуш Моравецкий предложил провести чрезвычайный саммит Европейского союза, посвященный ситуации в Белоруссии:

"Польша несет ответственность за своих ближайших соседей… После президентских выборов в Белоруссии, которые состоялись 9 августа 2020 года, власти использовали силу против своих граждан, которые добиваются перемен в стране. Мы должны солидарно поддержать белорусов в их стремлении к свободе".

Подобные заявления не были неожиданностью — еще до выборов было понятно, что радикальная оппозиция не признает итогов голосования и заявит о фальсификации, а Запад снова осудит "последнего диктатора Европы", пишет Петр Акопов для РИА Новости. Неожиданностью стало то, что о нелегитимности Лукашенко стала говорить часть русского общества — и не только либералы, всегда выступавшие как против белорусского президента, так и против союза с Белоруссией, но и часть патриотов, после истории с задержанием 33 россиян посчитавшая Лукашенко предателем и поверившая в то, что белорусский народ хочет смены власти. Откуда это наваждение?

У Лукашенко действительно есть оппозиция в Белоруссии — как есть она и у Владимира Путина в России. Если спросить сторонников Навального, сколько людей поддерживают Путина, ответ будет едва ли не таким же, какой дают сторонники Тихановской: три процента. Именно таким был, по их мнению, рейтинг Лукашенко — поэтому его 80 процентов вызвали громкое возмущение.

Путинские поправки к Конституции тоже не могли поддержать 78 процентов — это же понятно каждому "нормальному человеку"!

Радикальные оппозиционеры живут в своем выдуманном мире, в котором только их взгляды и мнение имеют значение. Убеждать их в том, что у Лукашенко есть массовая поддержка избирателей, не имеет никакого смысла — они хотят, чтобы он ушел, и все остальное не имеет значения. Мы — народ, говорят протестующие. Ну хорошо — а остальные тогда кто? Именно из-за такого отношения к мнению большинства, кстати, во многом и получился столь большой процент голосов за Лукашенко — молчаливое большинство увидело, что его вообще не принимают в расчет, его игнорируют, осознало, что меньшинство готово любым путем устроить смену власти в Белоруссии. И тогда это большинство активно пошло на выборы — чтобы сказать свое слово.

И не позволить устроить в Белоруссии "майдан" — хотя понятно, что Лукашенко и так не допустил бы ничего, подобного украинскому сценарию. Да, для "майдана" не было столь серьезных оснований, как на Украине, — но все равно усилия по раскачке ситуации в этот раз предпринимались достаточно серьезные.

Начавшиеся в ночь после выборов волнения в Минске и других городах должны были закончиться кровью — но она не пролилась, и теперь ставка будет сделана на продолжение протестов и попытку организовать забастовку. Но Лукашенко не хочет и не будет проливать кровь — жертвы нужны только его врагам, надеющимся на жертвенной крови запустить майданный сценарий. Для него есть западная (особенно польская) поддержка, некоторое количество сторонников — но нет главного: нет раскола ни в обществе, ни во власти. Авторитарная власть Лукашенко выстроена более чем прочно — а само белорусское общество не разделено (по типу украинского) и не хочет никаких потрясений. Десять процентов за Тихановскую и 4,6 процента против всех — вот и весь протестный потенциал. Причем те, кто против всех, явно не поддержат Тихановскую, то есть массовые акции неповиновения. А десять процентов проголосовавших за Тихановскую тоже распределены неровным слоем — понятно, что в Минске процент значительно выше. Но и среди них совсем немного откровенных радикалов — то есть тех, кто готов будет поиграть в "майдан". Опыт соседней Украины многому научил даже оппозиционно настроенных белорусов.

Наличие небольшого оппозиционного меньшинства на самом деле не представляет никакой угрозы ни власти Лукашенко, ни стабильности республики — опасны лишь попытки представить это меньшинство большинством. То есть сыграть в "майдан" — восставший народ против диктатора-узурпатора. То, что в Белоруссии нет ни диктатора (Лукашенко на порядок популярней любого своего противника), ни восставшего народа, не имеет для постановщиков никакого значения — нужна лишь правильная атмосфера (в СМИ и блогосфере), правильная картинка и правильная подача. В Белоруссии это не срабатывает на внутреннем уровне? Но остается еще внешний — можно устроить сильнейшее внешнее давление, попытаться загнать страну и ее власти в угол, очутившись в котором они начнут хаотично отбиваться и наделают массу ошибок. Подобные сценарии присутствовали в разных цветных революциях, как успешных, так и провальных, — пробовали их применять и против России.

Но Россия, несмотря на все последствия развала Союза, — сильная, потенциально самодостаточная и обладающая огромной исторической памятью держава. Белоруссия — лишь осколок исторической России, случайно ставший независимым. Но попавший в крепкие руки Лукашенко — который даже в самые тяжелые для России (и единства постсоветского пространства) 90-е годы не забывал о нашей общности и братстве. Естественно, что в Белоруссии, как и во всех осколках СССР, наши геополитические противники пытались вести работу по воспитанию западно ориентированной элиты, по превращению временного развала исторической России в постоянный, прочно зацементированный. Лукашенко не поощрял русофобию — но в маленькой и вынужденной быть независимой стране неизбежно возникали как исторические мифы (обосновывающие независимость), так и центробежные настроения. Мы не Россия, мы Европа — конечно, не в украинских масштабах, но для десятимиллионной республики много ли надо?

При всей маргинальности подобных настроений их потенциальную опасность нельзя преуменьшать. Причем опасны они как для будущего русского единства, так и для независимого (на какой-то исторический период) белорусского государства. Если каким-либо образом в будущем прозападные силы смогли бы прийти к власти в Белоруссии, это стало бы катастрофой и для самих белорусов.

Маленькую страну превратили бы не просто в геополитический придаток Запада — она стала бы сателлитом Польши и частью заградительного кордона против России. То есть с ней попытались бы сделать то же самое, что сейчас пытаются сделать с Украиной.

Даже теоретическая возможность такого сценария должна быть исключена — России предстоит еще долгая и напряженная борьба за вывод Украины из-под западного влияния, за ее возвращение на общую историческую дорогу русского народа.

Несправедливо обвинять Лукашенко в том, что он не хочет полного объединения с Россией в одно государство: его историческая функция была в другом — в сохранении двух Россий, Большой и Белой, вместе, рядом, в поддержании действительно братских отношений. Объяснять это тем, что "Белоруссии просто некуда было деваться от Москвы", нечестно и неправильно — желающих увести от России любой осколок СССР было предостаточно. Личный выбор Лукашенко совпадал с желанием белорусского народа — но это не уменьшает его заслуг перед нашей общей русской историей. Сетования на то, что Россия не подготовила в Белоруссии какие-то другие "пророссийские силы" и теперь обречена поддерживать "предателя Лукашенко, от которого устал собственный народ", — от лукавого. Никакого краха Лукашенко или его ухода на Запад никогда не произойдет — убеждать в этом российское общественное мнение могут только недалекие люди или сознательные провокаторы. Но ни те, ни другие не определяют политику России в отношении братской Белоруссии.

Главным же уроком этих выборов для самого Лукашенко должно стать понимание того, что очень важно не поддаваться на провокации не только на улицах Минска, но и против белорусско-российских отношений. Братских не на словах — а на деле.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

106

Трамп выводит войска из Германии во благо США и всего мира

20
Министр обороны США Марк Эспер заявил, что предстоящий вывод войск из Германии укладывается в стратегию сдерживания России.

Положение у главы ведомства хуже губернаторского, поскольку в его распоряжении один-единственный аргумент в подкрепление заявляемой позиции, пишет Ирина Алкснис для РИА Новости. Если смотреть формально, Соединенные Штаты на самом деле "передвинут больше войск дальше на восток, ближе к российским границам". Беда в том, что при внимательном рассмотрении этот тезис рассыпается в прах, обнажая весьма неудобную для американцев изнанку происходящего.

Германию покинут почти 12 тысяч военнослужащих. Вот только большая их часть — 6,4 тысячи человек — вернется домой в США. Остальные будут перераспределены по другим европейским странам, включая Италию и Бельгию. А под бок Москве — в Польшу — будет направлена только тысяча военных.

Не слишком впечатляющая математика в поддержку слов Эспера. Да иной она просто и не может быть, поскольку коллизия вокруг американского контингента в ФРГ имеет весьма отдаленное отношение к противостоянию между НАТО и Россией.

Еще в июне 2018 года Washington Post рассказала о проводимом Пентагоном анализе стоимости и последствий крупномасштабной передислокации войск в Европе. Газета утверждала, что Трамп высказывал заинтересованность в данной идее в начале того же года. Причем мотивы президента США были связаны исключительно с недовольством союзниками по НАТО, отказывающимися раскошелиться на оборону. В первую очередь это касалось именно Берлина, который много лет упорно уклоняется от поднятия своих военных расходов до двух процентов от ВВП, как того требует устав Североатлантического альянса.

Год назад тема вновь проявилась в публичном пространстве. Тогда посол США в Германии Ричард Гренелл прямо заявил о готовности его страны вывести часть своего военного контингента из ФРГ в Польшу, поскольку "оскорбительно ожидать, что американский налогоплательщик дальше будет платить за более чем 50 тысяч американцев в Германии, тогда как немцы используют свой профицит торгового баланса на внутренние цели".

Самую бурную — и прямо-таки восторженную — реакцию это заявление вызвало в Польше. Весь прошедший год польские политики и СМИ сладострастно мечтали о том, что именно их страна вместо ФРГ станет основным местом сосредоточения американских военных сил в Европе. Дело дошло до обсуждения перспектив передислокации ядерного оружия. Правда, надо отметить, что эти разговоры возникли не на пустом месте, а были спровоцированными опять же штатовскими официальными лицами, допустившими подобное развитие событий.

В общем, если очистить факты от шелухи политических заявлений, планов и ожиданий, то суть происходящего проста.

Соединенные Штаты на протяжении многих лет пытались принудить Германию, как одну из крупнейших экономик мира, кардинально увеличить свои военные расходы, поскольку в случае успеха большая часть средств потекла бы за океан. Со стороны американцев в ход шли угрозы, давление и шантаж. Однако все их усилия оказались безрезультатны: Вашингтону так и не удалось сдвинуть немецкие власти с занятой позиции.

Судя по всему, Дональду Трампу наконец надоело происходящее, так что теперь министр обороны страны и другие официальные лица обеспечивают операцию прикрытия принятому главой государства решению о выводе военных из Германии, чтобы Соединенные Штаты не казались совсем уж проигравшими в этой ситуации.

А именно так они выглядят.

Добиться от немцев желаемого не смогли. Дополнительных вложений в собственную экономику не принесли. Военный контингент в Европе будет сокращен — и это на фоне наращивающей свое влияние и мощь России. Вывод войск как наказание Германии выглядит слабовато: ФРГ действительно потеряет рабочие места и определенные средства, которые зарабатывает на обслуживании военной инфраструктуры, но эти потери не сравнимы с теми, что были бы, если бы страна согласилась на требования Вашингтона.

В общем, дополнительная тысяча военнослужащих в Польше — единственное, что позволяет Штатам сохранять лицо и заявлять о сохранении курса на сдерживание России.

Пожалуй, самым интересным во всей этой истории является вопрос, а зачем Трамп все-таки принял решение о выводе контингента из ФРГ. В конце концов, ему ничто не мешало и дальше тянуть кота за хвост, а негативных последствий, глядишь, было бы меньше.

Представляется, что разгадку стоит искать в личности американского президента и в целях, которые он ставит перед собой как национальный лидер.

При всей своей эксцентричности Дональд Трамп на самом деле ориентирован на решение накопившихся у США системных проблем, в том числе радикальными мерами. Среди прочего Соединенные Штаты попали в ловушку, где в прямое противоречие вступили их экономические интересы и реноме мировой сверхдержавы.

По существу недовольство президента вполне справедливо: мало того, что Америка взяла на себя оборонные функции для Европы, так она еще и платит за это преимущественно сама, поскольку самые крупные и богатые экономики Старого Света удобно устроились на ее шее.

Без сомнения, тут свою роль играет то, что никто из них, включая Германию, явно не верит в реальность военной угрозы для себя со стороны России. Так что если американцам угодно продолжать военно-политические забавы с Москвой, то Европа готова подыграть старшему партнеру по НАТО, но платить за свои амбиции Вашингтон должен сам.

Статус же США, как глобальной сверхдержавы, является для большей части американских элит самоценностью, ради которой не грех вливать любые деньги. В том числе в заведомо провальные проекты.

Вот только Дональду Трампу подобная позиция не близка. Он неоднократно и открыто заявлял, что мировое лидерство обязано приносить конкретные выгоды Соединенным Штатам и их экономике. Если же этого не происходит, то сверхдержавность — бесполезная и дорогостоящая глупость, а затрачиваемые на ее поддержку ресурсы лучше перенаправить в более значимые сферы.

Решение о выводе части контингента из Германии стало очередным примером того, что в принципиальных вопросах слова Трампа не расходятся с делом.

Осознав, что добиться от Берлина изменения позиции не удастся, он подошел к делу как бизнесмен и запустил процесс сокращения издержек. Передислокация военнослужащих сама по себе потребует от Штатов значительных затрат, но в любом случае это выгоднее, чем на протяжении многих лет продолжать платить за их пребывание в ФРГ. Поэтому можно уверенно говорить, что решение Дональда Трампа эффективно с экономической точки зрения и соответствует национальным интересам США.

Параллельно оно, конечно, продолжает демонтаж глобальной гегемонии Соединенных Штатов, открыто демонстрируя их слабость, неспособность и дальше тянуть весь груз взятых на себе финансовых обязательств. А вот это уже соответствует интересам всего мира.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

20

Жители Пицунды на собрании с властями предложили кандидатуру зама Фрикана Гунба

133
Фрикан Гунба был назначен директором "Курорты Пицунды" в пятницу 7 августа. Ранее эту должность занимал Нодар Шакрыл.

СУХУМ, 10 авг - Sputnik, Асмат Цвижба. Решение выдвинуть кандидатуру Тимура Тарба в качестве заместителя директора "Курорты Пицунды" было принято в ходе встречи жителей Пицунды с руководством города, сообщил Sputnik заместитель главы администрации Пицунды Астамур Ашхацава.

Собрание представителей администрации Пицунды и жителей города состоялось вечером в понедельник 10 августа.

По словам Ашхацава, на собрании присутствовали около 70 человек. Жители города выступили с предложением выдвинуть кандидатуру Тарба, так как он сам является жителем Пицунды и активно участвует в жизни города, оказывая помощь работникам администрации.

Ашхацава отметил, что во вторник 11 августа в Пицунде пройдет повторное заседание, где будут рассмотрены другие кандидатуры на пост замдиректора курорта.

Днем в понедельник, 10 августа, в Пицунде прошло собрание с участием жителей города, недовольных назначением руководителя "Курорта Пицунда". На встречу приехал министр туризма Теймураз Хишба, которому собравшиеся изложили свое мнение относительно сложившейся ситуации.

Как рассказал заместитель директора "Курорта Пицунда" по эксплуатации Алексей Кетия, несогласные с назначением жители Пицунды не имеют претензий против кандидатуры самого Фрикана Гунба, их возмутила процедура назначения, которая была осуществлена некорректно - в момент отсутствия действующего директора Нодара Шакрыл.

Несмотря на недовольство граждан, 7 августа нового главу "Курорта Пицунда" Фрикана Гунба назначили и представили коллективу.

Пресс-служба Министерства по туризму отметила, что кандидатура Фрикана Гунба пересмотру не подлежит. В ведомстве подчеркнули, что такое решение принял министру туризма в рамках своих законных полномочий.

133