Президент РФ Владимир Путин и федеральный канцлер ФРГ Ангела Меркель

Германии придется выбирать между "русской угрозой" и независимостью

468
Германия никак не может определиться со своим отношением к России — на фоне разговоров о выводе части американских войск с территории ФРГ это становится особенно заметно.

Причем такой проблемы нет для немецких граждан — большинство из них вообще считает, что США представляют куда большую опасность для Германии и Европы, чем Россия, пишет Петр Акопов для РИА Новости.

Но выращенные за послевоенные годы в атлантическом духе немецкие элиты существуют в другой системе координат — в которой они пытаются совместить три несовместимых понятия. Ограниченный суверенитет, подразумевающий геополитическую зависимость от англосаксонского руководства, строительство единой Европы и потребность в стратегических отношениях с Россией. Чем дальше, тем сложнее делать вид, что все это возможно в одной реальности, — но немецкая элита упорствует в желании изобрести квадратное колесо.

Аннегрет Крамп-Карренбауэр была преемником Ангелы Меркель на посту лидера ХДС — и должна была наследовать ее канцлерское кресло следующей осенью (в случае победы партии на выборах). Но еще до коронакризиса все пошло не так — общий кризис как ХДС, так и всей немецкой политической системы, в первую очередь "народных партий", привел к тому, что еще в феврале АКК (как ее называют для простоты) заявила о своем уходе с партийного руководства. Но преемника ей избрать не успели — съезд отложили уже два раза, а на фоне пандемии стали расти рейтинги и ХДС, и самой АКК, так что не исключено, что все еще смогут переиграть. А пока АКК работает министром обороны — и в этом качестве в среду выступала на видеоконференции американского аналитического центра Atlantic Council.

АКК беспокоит стратегия НАТО, и главное в ней — это, конечно же, русский вопрос. НАТО должна выработать общее понимание угрозы, исходящей от России.

"Первый и самый важный шаг на пути к общему стратегическому пониманию — это сделать так, чтобы у нас была скоординированная и согласованная идея о восприятии угрозы, исходящей от России. Россия — важный партнер, важный сосед, люди там замечательные, но мы видим агрессивную, утверждающую себя политику от российского руководства. То, что мы переживаем, — это то, что историческая сфера влияния России, как предполагается, должна быть зафиксирована снова. Россия сделала это на востоке Украины, в Крыму, Россия не уважает право других стран на самоопределение".

То есть Россия не имеет права на историческую сферу влияния — а англосаксы и их сателлиты (та же Германия) не просто имеют такое право, но и считают себя вправе расширять свою сферу влияния на восток, включать в нее русские земли, вплоть до "матери городов русских". Россия не рассматривается как обороняющийся — за нежелание смириться с очередным "дранг нах остен" ее объявляют агрессором. Мы в общем-то не удивлены — но сейчас речь о другом, о том, чего же хочет в этом случае немецкое руководство.

Зафиксировав наличие русской угрозы, АКК желает все-таки сделать так, чтобы Берлин был допущен к процессу формулирования содержания этой угрозы. Грубо говоря, немцы должны иметь право голоса как при описании русской угрозы, так и выработке стратегии реагирования на нее.

"Вопрос того, как мы воспринимаем Россию, как мы оцениваем поведение России, — это решающий вопрос. Это огромный вызов в Европе и в НАТО. Есть большая разница — если вы немец, и живете в Германии, и вы в хорошей ситуации, окружены друзьями, или вы страна, которая имеет общую границу с Россией, или вы страны, подобные североевропейским, балтийским, восточноевропейским странам, которые на ежедневной основе видят нарушения со стороны России.

Есть разница, если вы видите нарушения вашего воздушного пространства, что мы видим в этих местах каждый день, в ваших территориальных водах. Есть разница, если вам приходится иметь дело с хакерскими атаками или дезинформационными кампаниями, например, немецкий бундестаг подвергся хакерской атаке несколько лет назад".

Подтекст понятен — если дать право определять степень "русской угрозы" какой-нибудь Польше или Прибалтике (то есть странам, делающим ставку на разжигание противоречий между Западом и Россией), то они, по англосаксонской наводке или без, быстро доведут нас до цугундера, то есть до полномасштабной конфронтации (не военной, но геополитической, в которой не будет место "Северным потокам") с Россией. А это немцам совсем не нужно. Неслучайно АКК по сути высказалась против переброски части выводимых американских войск из ФРГ в Польшу — напомнив о необходимости соблюдать основополагающий акт НАТО — Россия 1997 года, по которому альянс отказался от наращивания сил в Восточной Европе: "Важно, чтобы НАТО придерживалась этих договоренностей".

То есть, конечно, "Россия должна четко понять, что мы в Европе и НАТО сильны, мы последовательны в наших действиях, мы хотим всерьез работать над угрозой, которая исходит от России", и поэтому "концепция сдерживания столь актуальна" — но "в то же время мы хотим, чтобы Россия вернулась за стол переговоров, чтобы у нас было, например, действительное разоружение". Вот такая противоречивая она, фрау Аннегрет.

Разобравшись с русским направлением, АКК занялась американским — в смысле требований Трампа о двухпроцентных расходах на оборону. Назвав это "неподходящим инструментом" — ведь в случае еще одной рецессии бундесвер сможет гораздо быстрее выполнить этот норматив, но при этом не улучшит свои боевые возможности, — министр заявила, что само по себе наращивание оборонных возможностей альянса соответствует интересам безопасности ФРГ. При этом Европе нужно избегать создания параллельных структур (мы не создаем европейскую армию, нет, не подумайте — хотя Макрон почти открыто намекает на это), "наша задача здесь, в Европе — лучше координировать свои действия в том, что касается вооружения и оснащения. Нам нужно разработать общий стратегический компас".

Ни о какой военной и геополитической самостоятельности Европы АКК, конечно, не мечтает — максимум, на что ее хватает, так это на подобные робкие заявления:

"В то же самое время Европа в некоторых вопросах должна меньше полагаться на США, усиливая в рамках альянса свой оборонный потенциал. Например, террористические угрозы, исходящие от стран Африки, могут иметь больший приоритет для Европы, чем для Америки".

Африка — это замечательно. Но главное заявление АКК касалось другого — важно, чтобы к 2030 году Германия взяла на себя десять процентов военной мощи НАТО, хотя "это будет непросто" вследствие сокращений госбюджета из-за пандемии коронавируса.

Вот тут уже конкретика. Сейчас германская армия находится формально на четвертом месте в альянсе (после США, Турции, Франции), а по сути на пятом — потому что, опережая Великобританию по численности армии, она уступает ей во всем остальном. Бундесвер все более становится полудекоративным — и если АКК собралась сделать из него реальную армию в одну десятую часть всего НАТО, это громкая заявка.

Но она упирается в сущую мелочь — нежелание большинства немецких партий и избирателей наращивать не только расходы на армию, но и саму армию. Немцам так долго рассказывали про их вечную ответственность за войну, подразумевая как ограниченный суверенитет, так и обязанность быть сателлитами англосаксов, что просто так перейти к строительству большой армии не получится. Нужны какие-то очень серьезные обоснования.

Не доверяем США — нужно брать на себя ответственность и за Германию, и за Европу в целом? Было бы честно, однако от нынешней элиты мы такого точно не услышим. Боимся России и поэтому должны быть во всеоружии? Но, во-первых, немцы не считают Россию угрозой (даже "надо же, мы хотели отобрать у русских Украину, а они нам ее не отдали — вот агрессоры" — не работает), а во-вторых, для тех, кто все-таки так считает, всегда есть НАТО, вот пускай она и занимается русской угрозой.

На самом деле у нынешней немецкой политической элиты проблема не с Россией, а с собственным народом — как объяснить ему тот простой факт, что спустя 75 лет после окончания войны Германия все еще является вассалом англосаксов? И одновременно строит под себя единую Европу? И при этом хочет иметь хорошие отношения с Россией? Придется выбирать — или строить вассальную единую Европу против России, или строить самостоятельную Европу в стратегическом партнерстве или как минимум мирном добрососедстве с Россией.

Пока что Берлин делает вид, что одно другому не противоречит и атлантическая зависимость вполне совместима с единой счастливой Европой, имеющей хорошие отношения с русскими. Но долго совмещать эту шизофрению в голове немецкого народа не получится — поэтому главная стратегическая задача Германии должна заключаться в том, чтобы быстрее найти выход из этого опасного тупика. Ни Меркель, ни АКК на это точно не способны.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

468

Выгодна ли России американская смута?

243
(обновлено 08:51 07.07.2020)
Новая стадия американского кризиса, продолжающегося в открытой фазе уже скоро четыре года и в последние недели перешедшего в открытую смуту, ставит перед нами простой вопрос: какая Америка нам нужна?

"Если мы увидим, что войну выигрывает Германия, нам следует помогать России, если будет Россия, нам следует помогать Германии, и пусть они как можно больше убивают друг друга".

Эти слова, сказанные Гарри Трумэном 23 июня 1941 года, хорошо известны, пишет колумнист РИА Новости  Петр Акопов. То, что сенатор (и будущий президент) тогда продолжил фразу — "хотя мне ни при каких условиях не хочется увидеть Гитлера в победителях" — мало что меняет. Америка — а позиция Трумэна была близка не только немалой части элит, но и большинству рядовых американцев — не испытывала никакого желания участвовать в разгоравшейся в Европе войне.

И если симпатизирующих Германии было немало, и не только в элите (все-таки вклад немцев в "американскую кровь" превышает даже английский), то уж за коммунистическую Россию болели совсем немногие. "Пускай они убивают друг друга как можно дольше" — было еще и стратегическим расчетом той части англосаксонской американской элиты, которая видела в мировой войне верный шанс выйти на первые роли на планете, окончательно оттеснив материнскую цивилизацию, Великобританию.

Пускай убивают — англичане, немцы, русские в ходе войны в любом случае ослабнут, и тогда Америка станет править миром. Так, в принципе, и произошло — за исключением того, что не всем миром, а его большей частью: Советский Союз вышел из войны сверхдержавой, распространившей свое влияние на Европу и Азию.

Потом было сорок лет противостояния — пока СССР внезапно не занялся непродуманным и крайне неудачным реформированием своего внутреннего устройства (а заодно и своей внешней политики) и не развалился. США тут же объявили себя победителем в холодной войне — и попытались стать мировым гегемоном. Точнее, мировым гегемоном хотели быть транснациональные элиты (большая часть которых имеет англосаксонское происхождение), использующие США в качестве инструмента.

Но "мир по-американски" плюс глобализация всей Земли очень быстро зашли в тупик — как потому, что несостоявшийся гегемон надорвался (а выстроенная транснационалами финансовая система все больше походила на мошенническую пирамиду), так и вследствие роста сопротивления держав-цивилизаций, имеющих собственное представление о будущем мироустройстве.

Формальную точку в мире по-американски в 2013-2014 годах поставили Сноуден и Крым — Россия уже не просто бросила открытый вызов гегемону, она проверила его на прочность, и иллюзия всемогущества рассеялась уже и у всего остального мира. Невыдача Сноудена и возвращение Крыма в ответ на попытку увести Украину — после этого мир стал другим.

Но и в Америке вскоре начался тяжелейший внутренний кризис — формальным поводом для него стала победа Дональда Трампа на президентских выборах в 2016-м, но, по сути, все давно уже шло к тяжелому внутреннему разлому и конфликту. К 2020 году ситуация в Штатах стала уже совсем малоуправляемой — приближающиеся выборы взвинчивают ставки и провоцируют взрыв.

Сконструированные богатыми белыми элитариями-транснационалами "Жизни черных важны" используются не просто для сноса Трампа, сколько, как кажется многим, для демонтажа старой Америки. Но зачем? Что собираются строить на ее месте? Или речь не о демонтаже, а о том, чтобы, поменяв форму, сохранить содержание, причем не внутреннее содержание, а внешнюю функцию, глобальную цель?

И что делать России в этой ситуации? Поддержать одну из сторон? Спокойно наблюдать за американским бардаком — надеясь на то, что он растянется по времени и еще больше ослабит Штаты?

Понятно, что в массовом сознании у нас распространена позиция Гарри Трумэна — пускай они воюют между собой как можно дольше. "Чума на оба ваши дома", "чем хуже, тем лучше", война демократов и республиканцев на взаимное уничтожение — неудивительно, что в России очень плохо относятся к США как таковым. Не к народу — а к той элите, с которой наша страна имела дело в послевоенный период. Если Штаты станут слабее, это только нам на руку. Но мало кто задумывается: а какие Штаты?

Есть еще, правда, некоторая часть отечественных западников, которая постоянно предупреждает: пускай Америка — плохой полицейский, но другого глобального жандарма все равно нет, а вообще без старшего в мире нельзя, все пойдет вразнос, мы слабы, нас подомнет Китай (или кто еще — хотя когда и кто нас подминал после того, как Русь вышла из-под ордынского ига?), так что России невыгодно быстрое падение США. Эта постоянная мантра разделялась частью нашей публики, но чем больше сходила с ума Америка, чем безответственнее и абсурднее становилось поведение ее элиты, тем меньше оставалось доводов в пользу подобной позиции.

Дело ведь не просто в том, что все годы борьбы с Трампом американский истеблишмент использует Россию как пугало, а в том, что подобное шельмование перешло уже все возможные границы. Почему русских сейчас обвинили в выплате талибам вознаграждений за убитых американцев? Потому, что нужно было сыграть на противопоставлении: пока мы, хорошие люди, боремся с расизмом, насилием полиции и "привилегиями белых" у себя дома, в Америке, наш президент-предатель не заботится даже защитой наших прекрасных солдат, воюющих далеко от дома!

Когда мы говорим о том, что "жизни черных важны", мы на самом деле хотим защитить всех американцев, а Трампу не важны вообще никакие американские жизни! Потому что он — предатель и русская марионетка! Да заодно давайте еще и новые санкции против России введем!

Беда не в том, что в американской внутренней политике Россия стала разменной монетой, а в том, что вся американская внешняя политика оказывается заложницей внутреннего конфликта.

Да, внутренние расклады всегда влияли на внешнюю политику США — но до определенного уровня. Сейчас же внутриполитические противоречия приводят к размыванию самого понятия "американская внешняя политика", потому что отношения с Китаем, Россией, Европой понимаются противоборствующими сторонами совершенно по-разному.

Да, слова (например, "санкции") они могут употреблять одни и те же, но вкладывать в них совершенно разные понятия. Потому что они преследуют разные цели: Трампу нужна сильная Америка, а его противникам нужен сильный лидер глобализирующегося мира.

Во втором случае не имеет значения ни состав населения, ни история, ни название страны: переименуют США в "Новое всеобщее государство" — и вперед, снова "пасти народы". Другое дело, что сил на это у новой Америки будет еще меньше, чем у старой, но это как раз тот случай, когда раненый зверь смертельно опасен.А если победит Трамп? Тогда у Америки появится шанс снова стать нормальным государством — имеющим и отстаивающим свои национальные интересы. С таким государством можно договариваться, враждовать, дружить, потому что у него есть национальные интересы и национальная элита, понимающая границы своих возможностей и учитывающая в первую очередь интересы своего населения, частью которого она себя, безусловно, осознает.

Победа такой Америки отвечает интересам России — с другой, глобалистской Америкой у нас не может быть ничего, кроме смертельного противостояния. Надеяться на то, что американская перестройка погрузит США в смуту, превратив тем самым в безопасное для окружающих государство, не приходится. Наоборот, антитрамповское восстание направлено на сохранение той самой Америки, которую весь мир очень хочет потерять.

"Ни один из них не держит данного слова", — говорил в 1941 году Трумэн о Сталине и Гитлере. Ни Байден, ни Трамп не держат своего слова (хотя Дональд ничего не смог сделать в отношениях с Путиным совсем не по своей вине) — России нет смысла иметь с ними дело? Однако дело не в личностях политиков, а в тех исторических тенденциях, которые они выражают.

Трамп — это уходящая Америка, белая Америка прошлого? Нет — это шанс и на освобождение Америки от пут глобализации, и на появление национального государства США. Это, по сути, единственный путь для сохранения США как государства — в противном случае, предприняв еще одну попытку удержать мировую гегемонию, Штаты окончательно надорвутся и развалятся, свалившись в смуту. Но так это же выгодно России?

Нет — потому что на пути к этому обрыву под руководством либеральных интервенционистов-глобалистов США могут попытаться раздуть реальный мировой пожар. Такой сосед нам не нужен, пускай лучше у Трампа получится "сделать Америку снова великой".

243
Президент США Дональд Трамп. Архивное фото

Трамп и Горбачев: кто быстрее разрушил систему

146
(обновлено 08:59 05.07.2020)
Сильные настроения в нынешнем американском быту порождают различные попытки объяснить, что происходит. При этом можно сразу вынести за скобки суждения отечественных патриотов в духе "кирдык вашей Америке".

И не потому, что Америке заведомо не кирдык, ибо этого не может быть никогда, — может быть все, в том числе и это, всемирная история вообще полна кирдыков. А потому, что эти суждения сразу отбрасываются: может ли что быть доброго в россиянине, сулящем Америке такую участь, тут и говорить не о чем, пишет колумнист РИА Новости Максим Соколов.

Интереснее посмотреть, что думают об этом на другом берегу. Ведь по ту сторону Атлантики в крахе США вроде бы никто не заинтересован.

Там есть теория вечного пубертата. Америка не просто молодая нация, по меркам Старого Света начавшая свое историческое существование только вчера, но и нация, постоянно обновляющая свою молодость. А мятежная юность неизбежно сопряжена со всякими глупостями, подростковыми прыщами, BLM и всем таким прочим. Но кто в молодости не перебесится, тот в старости с ума сойдет, тогда как периодическое молодежное беснование только укрепляет силу и разум великой нации.

Возможно, и так, но тогда не надо и обращать особого внимания на то, как американские парубки гуляют, — это неизбежная молодежная инициация. "Побили окна да пограбили — ну вот, великая беда. Старая сука, потребительский капитализм (вариант — здоровый и могучий американский образ жизни) еще и не такое переживал".

Проблема, правда, в том, что не у всех за океаном гуляющие парубки вызывают такое умиротворенное отношение. Иные описывают происходящее в таких выражениях, что тутошние речи о кирдыке смотрятся милым щебетанием.

"Раскол — целиком заслуга Трампа. Это его тактика и стратегия. Налоговая политика Трампа — это абсолютная провокация по отношению к стране и большинству народа. Если в Америке сейчас и есть гражданская война, то разжег ее абсолютно умышленно Трамп. Америка за три с половиной года президентства Трампа превратилась из величайшей мировой державы, которую все уважали и на которую все ориентировались, в банановую республику. Трамп наглядно показал, как один проникший в Белый дом гаденыш может угробить процветающую страну.

Америка при Трампе уже не великая держава. Потому как, не выходя формально из НАТО, Трамп эту организацию уже уничтожил. Сегодня никто в Европе не верит, что Америка встанет на защиту Европы. Не встанет. Наоборот, еще поможет Путину". Натурально, "Окаянные дни".

Сравним это с тем, что говорила домогавшаяся президентского поста Хиллари Клинтон 26 августа 2016 года — менее четырех лет назад. "Соединенные Штаты — исключительная нация. Я считаю, что мы, как говорил Линкольн, по-прежнему последняя, лучшая надежда Земли".

Она также привела высказывания бывшего президента Рональда Рейгана, сравнившего Соединенные Штаты с "сияющим городом на холме", и Роберта Кеннеди, назвавшего США "великой, бескорыстной, милосердной страной". Клинтон заявила, что ни одна страна в мире, в том числе Россия и Китай, не имеют таких надежных союзников, как США: "Друзья мои, нам так повезло быть американцами! Вот почему столько людей со всего мира тоже хотят стать американцами".

Вообще-то, как уже было сказано выше, все бывает. Так, в августе 1914-го писали:

"А на Севере туманном
Слышно гром пророкотал:
То с крестом, в доспехе бранном
Старший брат славянства встал",

а в ноябре 1917-го уже было совсем другое:
"С Россией кончено... На последях
Ее мы прогалдели, проболтали,
Пролузгали, пропили, проплевали,

Замызгали на грязных площадях,
Распродали на улицах: не надо ль
Кому земли, республик, да свобод,
Гражданских прав? И родину народ

Сам выволок на гноище, как падаль".

Тоже три года с небольшим.

Но во всей этой истории примечательны проклятия Трампу, сравнимые разве что с проклятиями Горбачеву. Причем с самыми ожесточенными проклятиями, когда СССР до 1985 года рисуется счастливой Аркадией, в которой ничто не предвещает бури, ибо и предпосылок к тому никаких нет. Но явился меченый генсек и произвел геополитический катаклизм — великая держава рухнула.

Сама стремительность обрушения — причем без большой войны и без неслыханных природных бедствий — скорее должна была склонять к мысли, что не в одном Горбачеве дело. Бесспорно, его руководство сильно катализировало процессы разложения, но запустить эти процессы с нуля вряд ли мог бы даже гений зла. А уж Михаил Сергеевич — совсем не гений, а всего лишь суетливый секретарь крайкома.

Но то же самое и в США. Допустим, что великая заокеанская держава уверенно идет по пути СССР — хотя многие с таким категорическим суждением будут не согласны. И допустим, что руководство Трампа — это в лучшем случае "что ни делает дурак, все он делает не так", в худшем он и вовсе черный злодей и агент Путина.

Но что один неправильный человек в Белом доме способен в три года дотла разгрохать ту идиллию, которую описывала Хиллари в 2016 году, — тут надо обладать несокрушимой верой во всевластие президента США. Причем все институты, сдержки и противовесы, об огромном значении которых нам так много и хорошо рассказывали, оказываются не более чем прахом и тленом перед злой волей президента.

Может быть, и так, все бывает, но если результат испытания на прочность столь плачевен, может ли тогда Америка с великим апломбом поучать весь мир? Превеликой мудрости "чужую беду на бобах разведу, а свою беду к рукам не приложу" обучать не надо — все и так ей успешно следуют.

А наблюдение из Старого Света над тем, что вытворяют в Свете Новом, — не злорадство, но лишь констатация правоты Шиллера:

"Все великое земное
Разлетается, как дым.
Нынче жребий выпал Трое,
Завтра выпадет другим".

Торжество победителей — оно такое.

146

"Немытый граф" и "гетто" столицы: взгляд молодых архитекторов на проблемы Сухума

132
(обновлено 23:13 07.07.2020)
Пресс-конференция инициативной группы архитекторов "Ҳара ҳақалақь" ( "Наш город") прошла во вторник на набережной Сухума.

Члены инициативной группы "Ҳара ҳақалақь" называют себя группой архитекторов "постсоветской" школы, дизайнеров, художников инженеров, урбанистов и журналистов, которые неравнодушны к судьбе Сухума и намерены использовать свои знания для его развития.

Корреспондент Sputnik узнал, что молодые архитекторы планируют сделать со столицей Абхазии, где и почему в Сухуме образовалось "гетто" и как заставить предпринимателей следовать одному стилю.

Асмат Цвижба, Sputnik

Доступные идеи

Идея объединиться возникла у членов группы весной, когда появились планы соорудить новую конструкцию у знаменитой "Брехаловки", которая, по мнению архитекторов, не вписывается в общую концепцию "культового" пространства Набережной махаджиров. Своими переживаниями, которые разделили многие жители Сухума, группа поделилась с администрацией столицы, конструкцию так и не воздвигли.

"После этого мы были вдохновлены и поняли, что можем друг другу как-то помочь. Мы стали анализировать и думать, что не так в городе, который похож на немытого графа. Мы пришли к выводу, что город замусорили мы сами, потому что у нас не было правил. Далее мы составили список мер, которые нужно сделать, чтобы его "отмыть"", - объяснила архитектор Кама Кация.

По словам художницы Мадины Бигуаа, несмотря на то, что у многих жителей республики активность группы вызывает скептицизм, ее члены предлагают реальные решения по облагораживанию, реставрации и архитектурным решениям в столице, которые можно реализовать за вполне приемлемый бюджет.

"Мы хотим показать перспективы нашей столицы, какой у нас правильно спланированный город. Он пережил непростой период, но тем не менее именно этот период дал нам возможность начать все с нуля. У Сухума есть шанс стать красивым, комфортным городом. Если Сухум будет красив настолько, насколько заслуживает, то станет привлекательным для всех", - считает художница.

© Sputnik
Пресс-конференция архитекторов и дизайнеров

Архитекторы подчеркивают, что у них нет никаких претензий к собственникам зданий, чьи визуальные решения их не устраивают, к тому же их инициатива исходит не по заказу частных или государственных лиц, а на бескорыстной основе.

"Это не потому что мы пытаемся быть лояльными, а потому что мы понимаем, что не было правил, четкой регламентации и чаще всего люди старались в меру своих возможностей, эстетических представлений, но пришло время все разъяснить", - сказала Бигуаа.

На официальных страницах в Facebook и Instagram инициативная группа делится проектами по реконструкции улиц, исторических зданий, заведений, фасадов и, по их словам, предлагают финансово осуществимые варианты, которые будут вписываться в общий облик города. К примеру, на страницах уже появились проекты изменения зданий на улице Конфедератов и Набережной махаджиров.

С идеями молодых архитекторов уже ознакомился и глава администрации Сухума Беслан Эшба, который, по словам членов группы, дал задание о подготовке проектов по изменению облика Брехаловки, площади имени Сергея Багапш и фуникулера.

© Sputnik
Пресс-конференция архитекторов и дизайнеров

Дорогу пешеходам

Сухум должен стать привлекательным не только для его жителей, но и туристов, считает архитектор Беслан Багателия. По его мнению, столице нужно брать пример с таких городов как Амстердам и Венеция, где широко развита пешеходная инфраструктура.

"Нам нужно освобождать город от автомобилей, которые должны остаться только на неисторической части города. Нужно делать фасады, развивать велоинфраструкту, а по городу можно передвигаться на общественном транспорте, самокате или велосипеде. Это делается не только для туристов, но и для здоровья нации", - сказал он.

Еще один необходимый шаг – создание безбарьерной среды для маломобильных граждан и людей с ограниченными возможностями, отметил Багателия.

"Мы начали с участка на Набережной махаджиров, где мы отстояли отказ от бордюров. Мы донесли идею до властей, которые пошли нам на встречу", - добавил он.

В ходе пресс-конференции были затронуты и проблемы ландшафтного дизайна города. На вопрос журналистов об обоснованности и грамотности массовой обрезки деревьев на улицах Сухума ландшафтный дизайнер Наала Мирзоян ответила, что, по ее мнению, проблема заключается в том, что в компетентных за обрезку растений органах отсутствует связь со специалистами-ботаниками и существует нехватка штата.

"Я не могу сказать, что работы проводились неграмотно или не вовремя. У "Зеленого хозяйства" не было того объема штатных сотрудников, которые могли бы справиться с масштабами нашего города. К тому же, даже сегодня в администрации города нет должности ландшафтного архитектора, как не было и в "Зеленом хозяйстве", - объяснила она.

По мнению специалиста, прежде чем проводить массовую обрезку деревьев, необходимо продумать план озеленения города на будущее.

"К примеру, в случае с олеандрами, необходимо было посадить молодые растения между зрелыми. Маленькие бы подросли, затем была бы проведена глубокая обрезка, и никто бы этого даже не заметил. Сейчас наш город спасает то, что у нас есть определенный зеленый фон, который позволяет закрыть глаза на проблемы", - объяснила она.

Сухумское "гетто"

Идеи молодых архитекторов выходят за рамки центра Сухума. По их словам, необходимо развивать "вглубь", в том числе уделять большое внимание густонаселенным Новому району и Старому поселку. В качестве примера архитектора Кама Кация предложила провести облицовку или покраску панельных домов.

Архитектор Беслан Багателия считает, что одна из проблем Нового района – пристройки и надстройки у многоэтажных домов.

"Ведь среда формирует сознание, и дети, которые растут в такой среде, будут с определенным культурным кодом и вкусовыми качествами. Когда ты видишь, что вокруг тебя разные пристройки, между дворами нет пространства, все это превращается в "гетто"", - сказал он.

Для того, чтобы не "захламлять" район пристройками необходимо регламентировать размещение пристроек и выносить коммерческие объекты на первые этажи, добавил Багателия.

Нет закона

Архитектор Мадина Чкотуа подчеркнула, что несанкционированные пристройки являются проблемой не только отдельных районов столицы, а системной ошибкой, так как в государстве около десяти лет назад истек срок градостроительного плана и нет прописанных дизайн-кодов, которые регламентируют правила размещения вывесок, использования отделочных материалов, установления освещения, транспортных остановок.

© Sputnik
Пресс-конференция архитекторов и дизайнеров

Участники инициативной группы отметили, что, в случае необходимости и обращения властей, они совместно с другими архитекторами Абхазии готовы начать работу над градостроительным планом Сухума.

132