Президент РФ Владимир Путин и федеральный канцлер ФРГ Ангела Меркель

Германии придется выбирать между "русской угрозой" и независимостью

497
Германия никак не может определиться со своим отношением к России — на фоне разговоров о выводе части американских войск с территории ФРГ это становится особенно заметно.

Причем такой проблемы нет для немецких граждан — большинство из них вообще считает, что США представляют куда большую опасность для Германии и Европы, чем Россия, пишет Петр Акопов для РИА Новости.

Но выращенные за послевоенные годы в атлантическом духе немецкие элиты существуют в другой системе координат — в которой они пытаются совместить три несовместимых понятия. Ограниченный суверенитет, подразумевающий геополитическую зависимость от англосаксонского руководства, строительство единой Европы и потребность в стратегических отношениях с Россией. Чем дальше, тем сложнее делать вид, что все это возможно в одной реальности, — но немецкая элита упорствует в желании изобрести квадратное колесо.

Аннегрет Крамп-Карренбауэр была преемником Ангелы Меркель на посту лидера ХДС — и должна была наследовать ее канцлерское кресло следующей осенью (в случае победы партии на выборах). Но еще до коронакризиса все пошло не так — общий кризис как ХДС, так и всей немецкой политической системы, в первую очередь "народных партий", привел к тому, что еще в феврале АКК (как ее называют для простоты) заявила о своем уходе с партийного руководства. Но преемника ей избрать не успели — съезд отложили уже два раза, а на фоне пандемии стали расти рейтинги и ХДС, и самой АКК, так что не исключено, что все еще смогут переиграть. А пока АКК работает министром обороны — и в этом качестве в среду выступала на видеоконференции американского аналитического центра Atlantic Council.

АКК беспокоит стратегия НАТО, и главное в ней — это, конечно же, русский вопрос. НАТО должна выработать общее понимание угрозы, исходящей от России.

"Первый и самый важный шаг на пути к общему стратегическому пониманию — это сделать так, чтобы у нас была скоординированная и согласованная идея о восприятии угрозы, исходящей от России. Россия — важный партнер, важный сосед, люди там замечательные, но мы видим агрессивную, утверждающую себя политику от российского руководства. То, что мы переживаем, — это то, что историческая сфера влияния России, как предполагается, должна быть зафиксирована снова. Россия сделала это на востоке Украины, в Крыму, Россия не уважает право других стран на самоопределение".

То есть Россия не имеет права на историческую сферу влияния — а англосаксы и их сателлиты (та же Германия) не просто имеют такое право, но и считают себя вправе расширять свою сферу влияния на восток, включать в нее русские земли, вплоть до "матери городов русских". Россия не рассматривается как обороняющийся — за нежелание смириться с очередным "дранг нах остен" ее объявляют агрессором. Мы в общем-то не удивлены — но сейчас речь о другом, о том, чего же хочет в этом случае немецкое руководство.

Зафиксировав наличие русской угрозы, АКК желает все-таки сделать так, чтобы Берлин был допущен к процессу формулирования содержания этой угрозы. Грубо говоря, немцы должны иметь право голоса как при описании русской угрозы, так и выработке стратегии реагирования на нее.

"Вопрос того, как мы воспринимаем Россию, как мы оцениваем поведение России, — это решающий вопрос. Это огромный вызов в Европе и в НАТО. Есть большая разница — если вы немец, и живете в Германии, и вы в хорошей ситуации, окружены друзьями, или вы страна, которая имеет общую границу с Россией, или вы страны, подобные североевропейским, балтийским, восточноевропейским странам, которые на ежедневной основе видят нарушения со стороны России.

Есть разница, если вы видите нарушения вашего воздушного пространства, что мы видим в этих местах каждый день, в ваших территориальных водах. Есть разница, если вам приходится иметь дело с хакерскими атаками или дезинформационными кампаниями, например, немецкий бундестаг подвергся хакерской атаке несколько лет назад".

Подтекст понятен — если дать право определять степень "русской угрозы" какой-нибудь Польше или Прибалтике (то есть странам, делающим ставку на разжигание противоречий между Западом и Россией), то они, по англосаксонской наводке или без, быстро доведут нас до цугундера, то есть до полномасштабной конфронтации (не военной, но геополитической, в которой не будет место "Северным потокам") с Россией. А это немцам совсем не нужно. Неслучайно АКК по сути высказалась против переброски части выводимых американских войск из ФРГ в Польшу — напомнив о необходимости соблюдать основополагающий акт НАТО — Россия 1997 года, по которому альянс отказался от наращивания сил в Восточной Европе: "Важно, чтобы НАТО придерживалась этих договоренностей".

То есть, конечно, "Россия должна четко понять, что мы в Европе и НАТО сильны, мы последовательны в наших действиях, мы хотим всерьез работать над угрозой, которая исходит от России", и поэтому "концепция сдерживания столь актуальна" — но "в то же время мы хотим, чтобы Россия вернулась за стол переговоров, чтобы у нас было, например, действительное разоружение". Вот такая противоречивая она, фрау Аннегрет.

Разобравшись с русским направлением, АКК занялась американским — в смысле требований Трампа о двухпроцентных расходах на оборону. Назвав это "неподходящим инструментом" — ведь в случае еще одной рецессии бундесвер сможет гораздо быстрее выполнить этот норматив, но при этом не улучшит свои боевые возможности, — министр заявила, что само по себе наращивание оборонных возможностей альянса соответствует интересам безопасности ФРГ. При этом Европе нужно избегать создания параллельных структур (мы не создаем европейскую армию, нет, не подумайте — хотя Макрон почти открыто намекает на это), "наша задача здесь, в Европе — лучше координировать свои действия в том, что касается вооружения и оснащения. Нам нужно разработать общий стратегический компас".

Ни о какой военной и геополитической самостоятельности Европы АКК, конечно, не мечтает — максимум, на что ее хватает, так это на подобные робкие заявления:

"В то же самое время Европа в некоторых вопросах должна меньше полагаться на США, усиливая в рамках альянса свой оборонный потенциал. Например, террористические угрозы, исходящие от стран Африки, могут иметь больший приоритет для Европы, чем для Америки".

Африка — это замечательно. Но главное заявление АКК касалось другого — важно, чтобы к 2030 году Германия взяла на себя десять процентов военной мощи НАТО, хотя "это будет непросто" вследствие сокращений госбюджета из-за пандемии коронавируса.

Вот тут уже конкретика. Сейчас германская армия находится формально на четвертом месте в альянсе (после США, Турции, Франции), а по сути на пятом — потому что, опережая Великобританию по численности армии, она уступает ей во всем остальном. Бундесвер все более становится полудекоративным — и если АКК собралась сделать из него реальную армию в одну десятую часть всего НАТО, это громкая заявка.

Но она упирается в сущую мелочь — нежелание большинства немецких партий и избирателей наращивать не только расходы на армию, но и саму армию. Немцам так долго рассказывали про их вечную ответственность за войну, подразумевая как ограниченный суверенитет, так и обязанность быть сателлитами англосаксов, что просто так перейти к строительству большой армии не получится. Нужны какие-то очень серьезные обоснования.

Не доверяем США — нужно брать на себя ответственность и за Германию, и за Европу в целом? Было бы честно, однако от нынешней элиты мы такого точно не услышим. Боимся России и поэтому должны быть во всеоружии? Но, во-первых, немцы не считают Россию угрозой (даже "надо же, мы хотели отобрать у русских Украину, а они нам ее не отдали — вот агрессоры" — не работает), а во-вторых, для тех, кто все-таки так считает, всегда есть НАТО, вот пускай она и занимается русской угрозой.

На самом деле у нынешней немецкой политической элиты проблема не с Россией, а с собственным народом — как объяснить ему тот простой факт, что спустя 75 лет после окончания войны Германия все еще является вассалом англосаксов? И одновременно строит под себя единую Европу? И при этом хочет иметь хорошие отношения с Россией? Придется выбирать — или строить вассальную единую Европу против России, или строить самостоятельную Европу в стратегическом партнерстве или как минимум мирном добрососедстве с Россией.

Пока что Берлин делает вид, что одно другому не противоречит и атлантическая зависимость вполне совместима с единой счастливой Европой, имеющей хорошие отношения с русскими. Но долго совмещать эту шизофрению в голове немецкого народа не получится — поэтому главная стратегическая задача Германии должна заключаться в том, чтобы быстрее найти выход из этого опасного тупика. Ни Меркель, ни АКК на это точно не способны.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

497

Почему британские СМИ вдруг обнаружили нацистов на Украине

64
(обновлено 10:46 27.11.2020)
В британских СМИ появились публикации о неонацистах в Киеве и их влиянии на радикалов Туманного Альбиона.

Наверняка многие слышали фразу "нацизм на Украине — это выдумка российской пропаганды". Эту мантру повторяли и повторяют западные СМИ, кремленологи всех мастей, штатные борцы с "российской дезинформацией", украинские политические деятели и подпевающие им наши записные либералы, пишет Владимир Корнилов для РИА Новости. "Прозрение" наступает обычно в тех случаях, когда украинский неонацизм переступает границы и начинает напрямую поддерживать западных ультраправых. Вот и сейчас британские СМИ вдруг "заметили" неонацистов в Киеве, подняв тревогу в связи с их влиянием на радикалов Альбиона.

Близкая лейбористам газета The Observer опубликовала ссылку на довольно обстоятельное расследование базирующегося в Лондоне Центра противодействия цифровой ненависти (Center for Countering Digital Hate, или CCDH) под названием "Hatebook". В нем подробно, с массой деталей и ссылок, приводятся доказательства активного использования платформы Facebook для международной координации неонацистов. Ядром этой деятельности являются две праворадикальные структуры на Украине — батальон "Азов"* и террористическая Misanthropic Division*.

В докладе, в частности, утверждается: "Обе группы пытаются экспортировать свою идеологию в западные страны, получить там последователей и подстрекать к насилию. Батальон "Азов"*, неонацистское военизированное формирование, предлагает принимать и тренировать американских членов агрессивного движения Rise Above. Misanthropic Division*, тесно связанная с "Азовом"*, оказывала влияние на внутренних экстремистов в США и Великобритании, обвиненных в террористических преступлениях".

The Observer в связи с этим бьет тревогу. К примеру, указывает на случай с британским студентом Эндрю Даймоком, который обвинен полицией по 12 пунктам правонарушений, связанных с терроризмом, и у которого нашли символику Misanthropic Division*. Лейбористская газета перечисляет также "подвиги" батальона "Азов"*, прямо называя его неонацистской структурой. Но при этом стыдливо умалчивает тот факт, что речь идет не просто о некой маргинальной организации, а о воинском подразделении, которое официально включено в состав Национальной гвардии Украины и участвует в боевых операциях в Донбассе, поддерживаемых британскими налогоплательщиками. Эту информацию читателям лучше не знать.

Но как же так? Откуда же на Украине взялись неонацисты, если они являются исключительно "выдумкой российской пропаганды"? Об этом всему миру так долго рассказывали солидные западные издания и американские аналитические центры. Мало того, это является одной из основных тем оперативной рабочей группы East StratCom, официального подразделения внешнеполитического ведомства Евросоюза. Сей "информационный спецназ" не устает постоянно повторять: нацисты на Украине — это "прокремлевский нарратив дезинформации", призванный дискредитировать "прозападный сдвиг украинской внешней политики". А наличие ультраправого батальона "Азов" в официальной структуре Нацгвардии и МВД Украины East StratCom просто старается все эти годы не замечать.

Конечно же, не могут остаться в стороне и западные аналитики, специализирующиеся на России. Особенно они возбудились по этому поводу после того, как президентом Украины стал Владимир Зеленский. Его этнические корни стали основным "опровержением российской пропаганды". Так, один из самых цитируемых кремленологов Британии Эдвард Лукас в мае прошлого года даже дописался до того, что победа Зеленского может привести к… падению в России Владимира Путина. Именно на том основании, что "даже самые патриотические русские могут теперь увидеть, что их правители лгали им об Украине", когда рассказывали о тамошних фашистах.

А вспомните удивительные рассказы российских оппозиционеров, посещавших Киев и заявлявших, что они видели там многое, но только не видели бандеровцев, хотя якобы "активно их искали". Это было удивительно слышать и во время Майдана, учитывая, что на здании Киевской мэрии прямо на Крещатике висел огромный портрет Степана Бандеры (лидера Организации украинских националистов (ОУН*)), в составе которой существовала Украинская повстанческая армия (УПА*). И еще удивительнее слышать это сейчас, когда Киев уже прорезают проспекты Бандеры и его подельника Шухевича. Но никаких особых противоречий ни московские либералы, ни их киевские коллеги в этом не видят. Чего, например, стоит заявление бывшего главы офиса президента Украины Андрея Богдана в недавнем интервью Ксении Собчак о том, что "на Украине точно нет националистической повестки", одновременно с его же заявлением о том, что сам Богдан является бандеровцем. Никакого же раздвоения сознания в этом нет, как вы понимаете. Да где вы видели этих бандеровцев на Украине?

И тут вдруг британская пресса "замечает" тех самых националистов и бандеровцев. Само собой, причина такого "прозрения" заключается исключительно в том, что украинские нацисты перешагнули границы дозволенного. Запад готов закрывать глаза на их "шалости" и военные преступления, совершаемые в Донбассе, на убийства инакомыслящих и вооруженные нападения на оппозицию. Но лишь до тех пор, пока все эти злодеяния происходят на украинской или на российской территории. Эти же люди со светлыми арийскими лицами, как только они оказываются на Западе, тут же получают вполне заслуженное клеймо нациста и преступника.

Напомним: в США "прозрели" насчет неонацистской сущности "Азова"* и подобных ему структур лишь после того, как американские боевики, воевавшие в Донбассе на стороне украинских вооруженных формирований, совершили убийство супружеской четы во Флориде. Тут-то и появился доклад бывшего агента ФБР Али Суфана о том, что "Азов"* вербует праворадикальных террористов по всему миру, тут-то и появились петиции конгрессменов США с требованием включить это подразделение в список террористических организаций.

Вот и в свежем докладе CCDH упор делается не на военные преступления украинских ультраправых в Донбассе (хотя их вскользь упоминают), а именно на тот факт, что те снабжают западных единомышленников нацистской символикой, литературой, идеями. Составители этого анализа выявили в общей сложности 61 аккаунт праворадикальной сетевой паутины, в центре которой стоит украинский "Азов"*, и более 112 тысяч читателей из разных стран мира. Основными платформами для них стали Facebook и Instagram. Причем глава CCDH Имран Ахмед уверяет, что руководство FB было уведомлено об активности данных хейтерских групп на его страницах еще два года назад. Но даже пальцем не пошевелило с целью пресечь их деятельность.

Ну вот, а тот же самый "информационный спецназ" Евросоюза, обличая "российскую дезинформацию", доказывал, что рассказы об активности украинских нацистов на страницах Facebook — это тоже "прокремлевская конспирологическая теория". И в качестве "доказательства" своей правоты заявлял, что FB, борясь с дезинформацией, нанял в качестве "фактчекеров" независимые организации вроде украинской StopFake, содержащейся на деньги Джорджа Сороса.

StopFake — структура, которая сама неоднократно была поймана на откровенной дезинформации и подтасовках фактов. Особенно когда они касались тех же самых украинских неонацистов. В общем-то, ничего удивительного в этом нет, учитывая, что Facebook в качестве ответственного за украинский сегмент нанял Екатерину Крук, ранее работавшую в упомянутой StropFake, а еще до этого — у народного депутата Украины от ультраправой партии "Свобода", ранее именуемой Социал-национальной (как вы понимаете, не случайное совпадение с Национал-социалистической партией). Судя по расследованию украинского сайта Strana.ua, Крук активно поддерживала украинских праворадикалов, радовалась сожжению людей (она их называла "террористами") в Одессе и уничтожению российского самолета в Турции. И вот теперь человек, не скрывающий своих праворадикальных взглядов, занимается "фактчекингом" в украинском (не исключено, что и вообще в русскоязычном) сегменте Facebook. Поэтому не приходится удивляться тому, что руководство этой сети годами не реагировало на предупреждения об использовании ее украинскими неонацистами для раскрутки своей идеологии.

После обнародования отчета CCDH представители Facebook сообщили о том, что указанные в докладе аккаунты ликвидированы. А Марк Цукерберг отчитался на днях сенату США о том, что его сеть заблокировала 250 организаций сторонников идеи превосходства белых. Однако большей частью это касается американских расистских структур, против которых истеблишмент активно боролся перед президентскими выборами. Украинские же нацисты и дальше продолжат свою деятельность. И их снова будут называть "выдумкой российской пропаганды". Во всяком случае, до тех пор, пока они опять не попытаются перейти западные границы Украины.

*Экстремистская организация, запрещенная в России.

64

Киев мечтает о "карабахском сценарии" для Донбасса

60
(обновлено 11:38 27.11.2020)
Очередной раунд переговоров Трехсторонней контактной группы (ТКГ) по урегулированию в Донбассе был сорван Киевом.

Уже привычный ход событий — срыв Киевом очередного раунда переговоров Трехсторонней контактной группы (ТКГ) по урегулированию в Донбассе — на этот раз дополнился резким заявлением главы украинской делегации, пишет Ирина Алкснис для РИА Новости.

Леонид Кравчук "принципиально" потребовал от российской стороны "взять на себя политическую ответственность и формально определить свою позицию по необходимости выполнения договоренностей, достигнутых на высшем уровне в Париже в 2019 году, до конца текущего года". Что именно имеется в виду, можно только догадываться.

По словам представителя ЛНР, Украина отказалась рассматривать проект дорожной карты, подготовленный донбасскими республиками, заявив, что "хочет видеть проект от Российской Федерации". В свою очередь, полномочный представитель России в ТКГ Борис Грызлов ответил, что: во-первых, Москва поддерживает данный план "как минимум потому, что он соответствует Минским соглашениям"; а во-вторых, любой российский проект может рассматриваться как вмешательство во внутренние украинские дела — "соответственно, его не будет".

Как следствие, на прошедшей встрече не продвинулось решение ни единой проблемы — ни согласование дорожной карты, ни обмен пленными, ни открытие новых контрольно-пропускных пунктов.

Ничего нового в происходящем нет. Данная волынка — с редкими просветами в виде, например, обмена задержанными лицами — тянется уже почти шесть лет. Именно столько прошло с момента подписания Минских соглашений в феврале 2015 года.

Тот же Леонид Кравчук совсем недавно — после предыдущего и столь же провального раунда переговоров — прямо пояснил причины такого положения вещей. По его словам, те договоренности были "огромной ошибкой" и превратились в "политическую удавку на шее Украины".
В результате Киев все эти годы ведет вполне логичную — по его мнению — политику, просто саботируя соглашения и постоянно предпринимая попытки добиться их пересмотра.

Возможно, Запад был бы и не прочь подобным образом сдвинуть проблему с мертвой точки, но тут непоколебима позиция Москвы. Так что Берлину и Парижу остается только соглашаться, что ЛНР и ДНР давным-давно выполнили свою часть договоренностей — и именно Украина виновата в том, что ситуация продолжает висеть в воздухе.

Положение усугубляется, поскольку как раз Европа несет ответственность за действия Киева и выступает гарантом исполнения им взятых на себя обязательств. Так что вполне понятна всеобщая утрата энтузиазма и просто даже интереса к проблеме донбасского урегулирования: все осознали, что процесс там застыл в глухом клинче.

Год назад к проблеме в очередной раз попытались подступиться Эммануэль Макрон и Ангела Меркель, видимо, надеявшиеся, что со свежеизбранным президентом Владимиром Зеленским таки удастся добиться прогресса в урегулировании. Владимир Путин подобных иллюзий явно не питал, но в Париж приехал. Через две недели будет годовщина той встречи — воз, как и ожидалось, и ныне там.
Так что свежие призывы украинской стороны провести новую встречу на высшем уровне в "нормандском формате" до конца года на этот раз тонут в совсем уж тотальном равнодушии партнеров по "четверке".

Однако в этом однообразном пейзаже внезапно появился совершенно новый фактор, который заметно взбодрил Киев. Речь о событиях в Нагорном Карабахе.

Азербайджан спустя более четверти века смог вернуть под свой контроль территорию, на которой проживает — точнее, проживало, поскольку армяне массово покинули соответствующие районы, — негативно настроенное к нему население. Причем он смог этого добиться через военную победу.

Вряд ли можно представить себе более воодушевляющий для украинских властей пример, с которого они хотят снять лекала и перекроить на ситуацию в Донбассе. Инсайдеры утверждают, что Киев намерен чуть ли не напрямую заимствовать успешные военные наработки Азербайджана, в частности, активное применение турецких беспилотников Bayraktar TB2.

Однако даже важнее политическая составляющая процесса. До сих пор саботаж минского процесса со стороны Украины шел с самым банальным побуждением: она тянула резину в надежде, что проблема как-нибудь сама собой рассосется, поскольку "сдохнет либо шах, либо ишак". Теперь же у нее появилась куда более осмысленная, на ее взгляд, мотивация: ни в коем случае нельзя идти ни на какие "уступки", поскольку карабахская история доказала, что все в итоге можно решить в свою пользу, главное, несгибаемо стоять на своем.

Тут в очередной раз проявился карго-культ как концептуальная основа украинской государственности: раз получилось у Баку, значит, непременно получится и у нас — если сделать точно так же. При этом, разумеется, не принимаются во внимание никакие существующие отличия, включая такую "мелочь", как радикально разное состояние государственности Азербайджана и Украины. Про геополитическую составляющую момента и говорить не приходится.

Самое забавное заключается, пожалуй, в том, что ослепленный нарисованными в собственном воображении перспективами Киев упорно игнорирует такую крошечную деталь карабахского урегулирования, как итоговое появление в регионе — что характерно, при согласии всех вовлеченных сторон — российских миротворцев.

60

Кому на самом деле выгодно "признание" Карабаха

0
(обновлено 08:28 28.11.2020)
Резолюция сената Франции с рекомендацией признать Нагорно-Карабахскую республику вызвала сдержанное одобрение Еревана и возмутила Баку.

СУХУМ, 28 ноя - Sputnik. Азербайджанский парламент потребовал от правительства пересмотреть отношения с Парижем. В дипломатическую перепалку вмешалась Анкара, а глава французского МИД поспешил откреститься от принятого сенатом документа. Что привело к скандалу и как это повлияет на будущее Карабаха, читайте в материале Антона Лисицына и Галии Ибрагимовой для РИА Новости.

Солидарность с Арменией

В резолюции, принятой 25 ноября, осуждается "военная агрессия Азербайджана, осуществленная при поддержке властей Турции и иностранных наемников". Документ призывает оказать гуманитарную помощь и расследовать военные преступления. Говорится также о праве перемещенных лиц на возвращение и необходимости сохранить культурное и религиозное наследие Армении.

"Резолюция — сильный политический акт, который демонстрирует нашу солидарность с Арменией", — заявил Кристиан Камбон, председатель сенатского комитета по иностранным делам и обороне.

Но глава французского МИД Жан-Батист Лемуан на инициативу верхней палаты парламента отреагировал холодно. Отметил, что одностороннее признание Парижем независимости НКР "не полезно никому: ни Армении, ни населению Карабаха, ни Франции, ни другим сопредседателям Минской группы (куда входят представители Москвы, Парижа и Вашингтона. — Прим. ред.), ни Европе".

Резолюцию по вполне понятным причинам горячо приветствовали в Степанакерте. Глава НКР Араик Арутюнян выразил глубокую признательность французским сенаторам и назвал их решение историческим. "Примечательно, что сенат осуждает развязанную 27 сентября против Арцаха (армянское наименование региона. — Прим. ред.) азербайджано-турецкую военную агрессию с участием наемников-террористов и призывает власти Франции принять меры для возвращения установленных в 1994 году границ", — подчеркнул он.

Премьер-министр Армении Никол Пашинян был сдержаннее, хотя тоже счел решение историческим. "Признание Арцаха становится частью международной повестки", — кратко высказался глава правительства.

Упоминание турецкой помощи Баку не осталось незамеченным — Министерство иностранных дел Турции обвинило верхнюю палату французского парламента в предвзятости. Именно таким отношением политиков из Парижа и объясняется то, что карабахская проблема так и не урегулирована, считают в Анкаре. "Документ показывает, почему Минская группа ОБСЕ, чьи сопредседатели должны сохранять нейтралитет, до сих пор не решила вопрос", — говорится в заявлении турецкого МИД.

Призыв вывести азербайджанскую армию с занятых в регионе территорий назвали свидетельством "нелепого, пристрастного и оторванного от фактов понимания ситуации", которое нельзя "воспринимать всерьез". В завершение турецкие дипломаты пожелали Франции "сделать правильные выводы".

Их коллеги из Баку тоже дали совет французскому сенату — бросить силы на деятельность, "способствующую миру, стабильности и прогрессу". Затем последовал пассаж о том, что официальный Париж, судя по уверениям первых лиц, "поддерживает территориальную целостность Азербайджана — эта позиция нашла отражение как в двусторонних рамках, так и в соглашениях, подписанных с Европейским союзом". В азербайджанском МИД допустили, что тема конфликта в Карабахе использована в предвыборных целях.

"Принятый сенатом документ не имеет юридической силы. Однако он политически значим, что вызывает серьезные сомнения в беспристрастности страны", — расставили акценты дипломаты. Помощник президента Азербайджана по вопросам внешней политики Хикмет Гаджиев назвал резолюцию французских парламентариев "клочком бумаги".

Милли меджлис, национальный парламент Азербайджана, призвал правительство пересмотреть отношения с Парижем. Депутаты постановили, что Баку следует "обратиться в руководство ОБСЕ с вопросом об исключении Франции из Минской группы", а кроме того, "глубоко проанализировать политические и экономические связи между двумя странами".
Вечером 26 ноября посла Франции в Баку Захари Гросса вызвали в МИД Азербайджана и вручили ноту протеста.

Самое большое открытие

В 2019-м азербайджанский министр экономики Шахин Мустафаев утверждал, что бывшая советская республика — основной торговый партнер Франции в регионе. Шестьдесят два процента товарооборота Франции с тремя государствами Закавказья приходятся на Азербайджан.

В начале 2020-го посол Франции в Баку рассказывал, что инвестиции французской Total в проект разработки Апшеронского морского газоконденсатного месторождения в Каспийском море уже превысили миллиард евро. К тому же дипломат оценил товарооборот Франции и Азербайджана более чем в 600 миллионов долларов как недостаточный. Для сравнения: тот же показатель для Армении не превышал 100 миллионов.

Именно Total поставляет Азербайджану оборудование для подводных буровых работ. В целом весь проект поделен поровну между французской фирмой и азербайджанской государственной компанией SOCAR.

О важности Азербайджана для французских нефтегазовиков можно судить по высказыванию президента Total по добыче Арно Брейака. В декабре 2019-го он назвал Апшерон "самым большим открытием за последние десять лет". Более того, исходя из совместных заявлений, французы планировали участие в геолого-разведочных работах по всей территории кавказской республики.

Азербайджан занимает ключевую позицию и в программе ТРАСЕКА — развитии транспортных коридоров из Средней Азии в Европу через Кавказ. Нынешним летом, накануне обострения в Карабахе, французский посол в Баку обсуждал с генеральным секретарем проекта Асетом Асавбаевым роль Парижа в создании новых торговых путей. Стороны говорили об инвестициях Французского агентства развития в многомиллионную модернизацию железной дороги из Азербайджана в Грузию.

К тому же Париж помогал Баку реализовывать космическую программу. Первый азербайджанский спутник на орбиту выводили с космодрома Куру. Французские специалисты построили для Баку спутник дистанционного зондирования Земли AzerSky.

Антитурецкая нота

Нагорно-Карабахская республика не признана официально ни одним государством. Вопрос о статусе НКР возник после того, как в 1994 году был подписан Бишкекский протокол о перемирии. Ереван мотивировал отказ от признания Карабаха тем, что Армению обвинят в оккупации территорий Азербайджана, что повлечет санкции и сорвет переговорный процесс в рамках Минской группы ОБСЕ.

Российский кавказовед Нурлан Гасымов отмечает, что теперь Париж могут отодвинуть от решения проблемы Карабаха. Моральная поддержка Еревана и щелчок по носу Баку могут обернуться снижением влияния Минской группы ОБСЕ, а это сыграет на руку Турции.

"Вопросы, возможно, будут решаться в более практическом формате "два плюс два", то есть за столом переговоров останутся Армения и Россия с одной стороны, а Азербайджан и Турция — с другой, — полагает эксперт. — Неслучайно трехстороннее заявление президентов 10 ноября вызвало беспокойство и в Париже, и в Вашингтоне. Насколько мне известно, начались консультации французских и американских дипломатов с российскими коллегами — и участники процесса в рамках Минской группы запрашивают детали".

После скандала с резолюцией Турция может закрепиться на дипломатическом поле как посредник в урегулировании конфликта, предполагает Гасымов. "Анкара получит шанс подвинуть Вашингтон и Париж, что последним, конечно, не нравится. Французский МИД ранее высказывал симпатии армянской стороне, в Баку к этому относились с пониманием и терпели. Нынешнюю ситуацию тоже разрешат на уровне дипломатов, но осадок в отношениях двух стран останется", — считает Гасымов.

Кавказовед, кандидат политических наук Артур Атаев отмечает — пока сложно прогнозировать последствия заявлений французского сената. "Все непредсказуемо. Документ может девальвировать процесс урегулирования и ослабить позиции России в переговорах. В Армении есть националистическое меньшинство — четко прозападное, вернее, профранцузское", — подчеркивает он.

И все же для Еревана резолюция — дипломатический успех. "Это фактор присутствия армянской диаспоры в культурном поле Франции. Триста пять голосов сенаторов — настоящий прорыв", — добавляет политолог. Однако у любого дипломатического документа есть разные составляющие, объясняет он. На первый взгляд, резолюция проармянская, но в ней есть и антиэрдогановская нота, очень актуальная для внешней политики Франции — так Париж дает понять, что блокирует попытки Турции интегрироваться с Европейским союзом. Несмотря на завуалированный характер заявления, по содержанию оно жесткое.

"Решение сената признать Нагорный Карабах не имеет никакого практического значения, — считает французский эксперт Жан Виардо. — Внешнюю политику Пятой республики определяет президент, и парламентарии не могут на него давить. Правительство, скорее всего, даже не рассмотрит документ, не говоря уже о том, чтобы положить его на стол Макрону. Резолюция — своеобразный реверанс в сторону многочисленной армянской диаспоры, которая негодовала из-за бездействия французских властей. При этом все понимают, что сенат не способен повлиять даже на внутреннюю политику. Французские журналисты практически ничего не написали о документе, поскольку все понимают — он не имеет отношения к реальности".

По словам Виардо, Франция осознает: как участник Минской группы она не сделала ничего для урегулирования конфликта. Главным миротворцем стала Москва. И сейчас ситуация выглядит так, словно французские парламентарии хотят из зависти отомстить России за внешнеполитический успех на карабахском театре военных действий.

0