"Живая нитка" и скрепы русской государственности

158
(обновлено 14:24 04.07.2020)
Сегодня вступают в силу поправки в Конституцию. После того как они были одобрены всеобщим голосованием, президент подписал указ.

выступая 2 июля по поводу итогов голосования, президент России Владимир Путин так охарактеризовал нынешний момент:

"После крушения, развала Советского Союза прошло по историческим меркам совсем немного времени, и современная Россия, безусловно, находится еще в стадии формирования, становления. Это касается всех аспектов нашей жизни: и политической системы, и экономики, и так далее. Мы во многом еще очень уязвимы, у нас многое, как говорят в народе, сделано на живую нитку. Нам нужны внутренняя стабильность и время для укрепления страны, всех ее институтов".

Выражение "на живую нитку" Путин использует не в первый раз — впервые он употребил его осенью 2011 года, когда было объявлено о его выдвижении на пост президента после четырехлетней работы премьер-министром. Тогда это вызвало резкое недовольство части элит — вылившееся в Болотную. Но Путин вернулся в Кремль — и за восемь последующих лет укрепил и изменил страну, сделал ее сильнее и увереннее в себе. Но почему же он и сейчас, после голосования по поправкам в Конституцию, показавшим огромную поддержку его политики и его лично, снова говорит о "живой нитке"? Двадцать лет работает — и все мало для строительства, что называется, на века?

Да, мало — и не только Путину, а всем нам, нашему народу. Ломать — не строить, говорит другая народная мудрость, и перелом 90-х будет еще долго заживать в русском теле. И это слава богу, что мы смогли сделать так, что развал СССР и последующее лихое десятилетие оказались только "переломом", ведь в 90-е многим казалось, что это неизлечимая болезнь и Россия гибнет, неотвратимо и окончательно. Мы переломили ситуацию — и Путин стал одновременно и символом перехода к восстановлению страны, и исполнителем, строителем устойчивой конструкции русского государства. Исполнителем — потому что "заказчиком" были не элиты, а русский народ. Разные части элит как раз сопротивлялись государственному строительству: одни привыкли к безнаказанности и коррупции, к тому, что "государство это они", ведь многие функции государства были, по сути, приватизированы "сильными людьми", другим не нужен был сильный федеральный центр. Слом не просто вертикали власти, а всей системы работы с кадрами — тяжелейшее наследие 90-х, на выправление первого у Путина ушли первые два срока, а со вторым он мучается до сих пор. Кадры действительно решают все — но их невозможно вырастить за несколько лет. Путин последовательно, упорно выращивает новую управленческую номенклатуру, работает вдолгую — преодолевая огромное сопротивление не только чиновных, но и бизнес-элит.

И если задача стабилизации ситуации в стране, то есть предотвращения угроз худших сценариев (распада государства и социального бунта в первую очередь), была в основном решена уже в нулевые, то кадровая работа на системной основе стала выстраиваться только в десятые годы (до этого Путину приходилось буквально в ручном режиме расставлять своих людей и тех, кому он доверял, чтобы сменить прогнившую, некомпетентную и вороватую элиту), а стратегическая работа по формированию устойчивых институтов начинается только сейчас. Эти институты — и политические, и общественные, и экономические — должны быть выстроены в работающую и надежную систему. Не зависящую от личности Путина — хотя и несущую на себе отпечаток его личности как руководителя и его опыта государственного управления. Повышение роли парламента в управлении страной, вписывание местного самоуправления в единую вертикаль власти (ее разрыв в 90-е был абсолютно неоправдан) при одновременном наполнении его ответственными перед жителями управленцами, четкая социальная ориентация всей социально-экономической политики государства, поиск форм, роли и места так и не прижившихся в нашей реальности (и умирающих даже на породившем их Западе) политических партий — это лишь часть той реформы, которую начинает сейчас Владимир Путин. Никакого застоя нам и близко не грозит — 20 лет опыта позволяют Путину оценить плюсы и минусы существующих институтов и сложившихся практик и менять их последовательно и осмысленно. Не ломая, с тем чтобы возвести на их месте что-нибудь революционно-экспериментальное, а меняя — аккуратно, но неуклонно. Чтобы в итоге выстроить такую систему (политическую, управленческую, социально-экономическую, общественную), которая будет устойчивой и способной к саморазвитию. И существованию долгие годы после Путина.

На расчет его недоброжелателей на то, что без Путина и после Путина система тут же рухнет, можно ответить коротко: "Не дождетесь". А если говорить серьезно, то устойчивость создаваемой Путиным системы будет зависеть только от одного — от того, настолько она будет отвечать интересам народа и его представлениям о правильной России. Сам Путин не просто понимает это — он никогда не забывает о том, кто является и "заказчиком", и "приемщиком" его работы.

"Главным гарантом стабильности в стране является русский народ" — эти слова Путина, сказанные им в пятницу в ответ на реплику Валентины Терешковой, можно считать его прогнозом предстоящего государственного строительства. В ходе которого "живую нитку" сменят скрепы русской государственности.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

158

Байден превратит США в марионетку Европы

71
(обновлено 09:22 25.11.2020)
ЕС в лице главы Евросовета Шарля Мишеля предложил Джо Байдену восстановить "прочный трансатлантический альянс".

Если Байден въедет в Белый дом (а судя по развитию событий, это становится все более неизбежным), у данного пожелания есть все основания сбыться. Знаковой стала кандидатура вероятного госсекретаря США в лице Энтони Блинкена, представляющего собой рафинированный продукт "вашингтонского болота" и "защитника глобальных альянсов", пишет Ирина Алкснис для РИА Новости.

То, что Западная Европа будет счастлива видеть именно Джо Байдена в роли президента США, стало понятно сразу — когда ее лидеры наперегонки бросились поздравлять того с победой на выборах, а ФРГ призналась, что она не настроена "еще четыре года работать с Трампом".

Куда менее понятно, почему для Европы предпочтительнее во главе Штатов глобалисты — те самые глобалисты, что одержимы идеей сохранения статус-кво в виде однополярного мира с безоговорочным лидерством Вашингтона в нем. Ведь неуклонно набирающие в Старом Свете силу процессы суверенизации и освобождения от полувассальной зависимости от заокеанского сюзерена вроде бы противоречат этим стремлениям.

Можно было бы предположить, что в Европе также взяли верх проамериканские силы, готовые принести в жертву Штатам свои страны. Однако факты указывают на обратное. Например, правительство Германии в очередной раз подтвердило свою позицию относительно неприемлемости экстерриториальных санкций, которые прорабатываются в США против "Северного потока — 2".

Таким образом, Европа продолжает гнуть линию по защите своих интересов и усиления собственной геополитической роли, но при этом горячо поддерживает возвращение к власти в Вашингтоне сил, для которых подобное — в теории — должно быть категорически неприемлемым.

Разгадку этого странного противоречия стоит поискать в событиях четырехлетней давности.

Придя в Белый дом, Дональд Трамп отказался от множества готовившихся и даже подписанных международных соглашений с участием США. Такая судьба постигла и знаменитое Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство, у которого к тому моменту сложилась откровенно зловещая репутация. Алармисты предупреждали, что с его помощью Америка просто высосет ресурсы из Европы в свою пользу.

Однако Трамп, за годы президентства использовавший любую возможность для извлечения экономической выгоды для своей страны, без колебаний отказался от "курицы", которая, казалось бы, многие годы должна была нести золотые яйца для Америки. Да еще неоднократно заявлял, что все эти соглашения на самом деле для Соединенных Штатов глубоко невыгодны. Есть подозрение, что яростному американскому патриоту с большим опытом в бизнесе можно верить.

Главное заблуждение — предполагать у глобалистов (в том числе американских) наличие национально ориентированных интересов. Для них Соединенные Штаты могут быть чрезвычайно важны как главный эмиссионный центр и самая мощная армия планеты. Но сама по себе огромная страна с почти 330-миллионным населением является скорее обузой, которую проще списать, чем вкладываться в нее и решение ее проблем.

Зато истинные интересы и сентиментальные чувства у глобалистов как граждан мира могут быть связаны с совсем иными местами. У того же Энтони Блинкена значительная часть детства прошла в Париже и на формирование его личности сильно повлиял отчим-европеец. Так что сомнения, до какой степени на посту госсекретаря он будет руководствоваться исключительно национальными интересами США, вполне закономерны.

В подобном пейзаже позиция Европы приобретает смысл. Она за последние десятилетия научилась добиваться своего при взаимодействии с оторвавшимся от корней американским глубинным государством — при этом выполняя все положенные формальные реверансы перед "лидером свободного мира" и единственной сверхдержавой. Чего стоит только иранская ядерная сделка, которую частенько называют одним из триумфов президентства Обамы, но в которой Евросоюз был заинтересован куда больше США.

Более того: ЕС по-прежнему во многих отношениях нуждается в Штатах. В частности, европейские потуги на создание собственной армии — не той имитации, что существует ныне, а реальной военной силы — выглядят несерьезно. Альтернативы американцам в этом смысле нет и в обозримом будущем не предвидится. Вот только Трамп был твердо намерен заставить Старый Свет по самой высокой ставке заплатить за военный "зонтик", а с "вашингтонским болотом" у Брюсселя или Берлина есть шансы договориться по-хорошему.

Да и противовес России — геополитический, экономический и тот же военный — ЕС по-прежнему нужен. А то у Москвы создаются слишком уж благоприятные условия на западном направлении, что не может радовать западноевропейские столицы.

В результате складывается парадоксальная ситуация: в то время как в глазах большинства Европа выглядит расходным материалом для США, на самом деле впору пожалеть американцев, у которых растут шансы пасть жертвой европейского коварства и предательства собственных элит.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

71

Почему Запад недоволен урегулированием в Нагорном Карабахе

77
(обновлено 09:25 24.11.2020)
Боевые действия в Нагорном Карабахе прекратились после достижения трехстороннего соглашения между Россией, Арменией и Азербайджаном.

Министр иностранных дел Франции поделился деталями гуманитарной миссии, которую его страна организовала для помощи жителям Нагорного Карабаха. Речь идет об отправке в регион миссии хирургов и медико-хирургического оборудования, пишет Ирина Алкснис для РИА Новости. 

США, в свою очередь, и вовсе ограничились выделением пяти миллионов долларов Международному комитету Красного Креста и другим неправительственным организациям, которые оказывают помощь людям, пострадавшим при недавнем обострении конфликта.

Явное отсутствие энтузиазма Парижа и Вашингтона по поводу карабахского урегулирования — и в риторике, и в действиях — подтверждает правоту Сергея Лаврова, упомянувшего демонстрацию ими "уязвленного самолюбия".

О том же сказал и президент Азербайджана Ильхам Алиев, иронично отметивший, что США и Франция "хоть и с запозданием, но тем не менее также выразили свое позитивное отношение" к достигнутому соглашению.

И по сложившейся традиции совсем не церемонилась в выборе слов Анкара. Пресс-секретарь турецкого президента заявил, что Запад в лице НАТО и ЕС за тридцать лет оказался так и не в силах выдвинуть "конкретных и реалистичных предложений" по карабахскому противостоянию, в то время как Россия и Турция смогли "достичь взаимопонимания".

О том, что договоренности по Нагорному Карабаху оказались болезненным поражением Запада — особенно США и Франции, которые вместе с Россией являются сопредседателями Минской группы ОБСЕ по поиску путей мирного урегулирования этого конфликта, — стали писать сразу.

Если верить журналистам The National Interest, Запад умудрился на этот раз проспать вообще все. Для него стали неожиданностью и возобновление боевых действий, и подписанное соглашение, по которому в регион были введены российские миротворцы. Издание возложило вину за произошедшее на американскую разведку, которая, по его сведениям, даже не смогла заполучить информацию о переговорах Путина и Эрдогана, а результатом стало чувствительное ослабление позиций США в регионе.

Однако в реальности ситуация обстоит еще хуже, поскольку позиция "разведка недоработала" позволяет прикрыть куда более масштабный характер провала США во всей этой истории.

Карабахское урегулирование, несмотря на относительно локальный характер конфликта, знаменует собой принципиально новый этап изменений, переживаемых глобальной политической системой. Это был первый раз, когда Соединенные Штаты и Европа оказались ненужными и нежеланными партнерами сразу для всех участвующих сторон.

Важнейшим маркером западной гегемонии на протяжении последних трех десятилетий была его вездесущность и повсеместная востребованность. В любой ситуации, в любом конфликте — даже в значительной части внутриполитических в самых разных странах — всегда находились силы, которые апеллировали к Западу, обращались к нему за поддержкой, рассчитывали на помощь и нередко получали ее в том или ином виде.

В качестве выразительнейшего образца данного подхода можно напомнить эпизод в Крыму весной 2014 года, когда украинские военные попытались "штурмовать" российский военный объект с криками "Америка с нами". Это, конечно, выглядит смешно, но в то же время очень точно отражает образ мыслей значительного числа людей, в том числе высокопоставленных, по всей планете — от Белоруссии до Венесуэлы, от Сирии до Гонконга.

Более того, такое положение дел целенаправленно поддерживается Западом, который, естественно, заинтересован оставаться истиной в последней инстанции и обладать если не контрольным пакетом, то как минимум правом вето по каждой проблеме и конфликту в мире. Это, собственно, одна из главных составляющих его геополитического доминирования.

Нынешнее карабахское урегулирование оказалось уникально тем, что Запад был отрезан от него сразу всеми сторонами-участницами. Это тем более впечатляет, что переговорный процесс явно был непростым, что отражалось и в официальных высказываниях вовлеченных столиц, которые местами взаимно были довольно резкими.

Однако вместо того чтобы по сложившейся мировой традиции подтащить к участию Штаты или Европу для усиления своей позиции, все дружно придерживались убеждения "сами между собой разберемся".

И действительно разобрались — уже постфактум поставив Запад вместе с остальным миром перед фактом достигнутых и уже даже запущенных в реализацию договоренностей.

Тем самым был нанесен очень мощный удар по еще одному краеугольному камню влияния и претензий США на особый статус в мировой системе. А как показывает практика, за первой попыткой — тем более столь удачной — обязательно последуют другие.

Ничего удивительного, что американцы предпочитают списывать произошедшее на случайный провал своей разведки. Это проще и комфортнее, нежели осознание и тем более публичное признание, что на самом деле урегулирование в Нагорном Карабахе означает очередной тектонический сдвиг в мировой политической системе, постепенно лишающий Соединенные Штаты и Запад в целом эксклюзивного статуса в ней.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

77

Три пациента с коронавирусом скончались в Абхазии за прошедшие сутки

7
(обновлено 20:34 26.11.2020)
Общее число выявленных случаев коронавируса в Абхазии выросло до 5732. Выздоровевших 3661 человек, летальных случаев 77.

СУХУМ, 26 ноя - Sputnik. Диагноз COVID-19 подтвердился у 84 человек из протестированных за прошедшие сутки в Абхазии 265 граждан, зафиксировано три летальных случая, сообщает Оперштаб по коронавирусу.

Сразу трое пациентов с подтвержденным диагнозом коронавирусная инфекция скончались в Гудаутском ковидном госпитале за последние сутки. Мужчина 1970 года рождения скончался утром 25 ноября, несмотря на оказанную помощь в медучреждении, отмечается в сообщении. В тоже день умер и пациент 78 лет. Также 26 ноября в ковидном госпитале скончался мужчина в возрасте 65 лет.

На данный момент в Гудаутской ЦРБ на стационарном лечении находятся 72 человека, у 62 из них диагноз COVID-19 подтвержден. В тяжелом состоянии 23 человека, состояние здоровья 20 пациентов – средней степени тяжести.

В Сухумской инфекционной больнице 33 пациента с подтвержденным диагнозом COVID-19, двое в тяжелом состоянии здоровья.

В мобильном многопрофильном госпитале в Сухуме проходят лечение 36 пациентов с подтвержденным диагнозом новой коронавирусной инфекции. Состояние здоровья 33 пациентов – средней степени тяжести, в тяжелом состоянии три человека.

Оперативный штаб по защите населения от коронавирусной инфекции призывает граждан Абхазии соблюдать все необходимые меры предосторожности, чтобы избежать заражения.

7
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии