Мотоциклисты проезжают мимо здания Капитолия в США

Виноваты русские и китайцы: у Америки похитили суперсилу

274
Свежее исследование Института Катона и YouGov показало, что 62% американцев боятся открыто высказывать свои политические взгляды. Этот показатель вырос с 2017 года, когда опасающихся говорить американцев было всего 58%.

С точки зрения наших представлений об Америке это довольно дико. Ведь безусловная свобода слова — неотъемлемая часть того, что нам видится американским образом жизни, пишет Виктор Мараховский для РИА Новости.

Но штука вся в том, что за само это понятие — "американский образ жизни" — между враждебными лагерями в США сейчас идет настоящая война.

Так, на днях глава Госдепартамента Майк Помпео заявил, что "американский образ жизни атакован марксистской идеологией". В продвижении последней он обвинил, в частности, газету The New York Times.

Причиной послужил начатый газетой "Проект 1619", цель которого — "переформатировать американскую историю, поместив в самый центр исторического повествования последствия рабства".

Помпео сообщил, что, "хотя Америка периодически отклонялась от своих основных принципов, именно они задавали стандарт для того, чтобы оценивать свои ошибки и двигаться к равенству. <...> Однако сейчас слишком много громких голосов выражают ненависть именно к этим основным принципам".

Со своей стороны, организация либеральных активистов "Народ за американский образ жизни" начала "арт-кампанию против Трампа" под названием "Хватит!". По версии этой организации, американскому образу жизни угрожают именно Трамп и ведомые им "праворадикалы и белые расисты".

Тут самое время вспомнить, чем американский образ жизни был изначально и чем он, черт побери, стал сейчас.

Изначально, лет сто назад, идиома American Way of Life (часто сокращаемая просто до American Way) означала набор если не принципов, то девизов американской жизни:

  •  в Америке у всех равные возможности, обеспеченные свободой;
  • каждый может добиться успеха упорным трудом;
  • общество "благосостояния для всех" возможно, если все будут упорно трудиться.

Под этими девизами была толстенная подушка культуры, истории и религии — от трогательных легенд о первых пилигримах, высадившихся на пустом диком берегу и построивших величайшую страну на планете, и до пресловутой "протестантской морали", увязывающей тяжелый труд без жалоб с конечным воздаянием, как земным, так и небесным.

Надо признать, что долго, очень долго эти девизы работали.

Сильнее всего, насколько можно судить, "американский образ жизни" приблизился к полному воплощению где-то между 1950 и началом 1970-х. В 1971 году мы видим Америку, в которой почти две трети населения (61%) официально принадлежали к среднему классу (со всего 25% бедняков и 14% богачей), к тому же этот средний класс получал 62% национального дохода (29% получали богачи, 10% — бедняки).

В переводе на человеческий язык это означало, что случайно встреченный вами на планете в 1965 году американец, скорее всего:

— живет в классическом домике с лужайкой спереди и двориком с барбекю сзади;

— состоит в браке;

— живет в доме, где есть дети, телевизор и радио, а еще гараж на одну или две машины, а также имеются бейсбольные принадлежности;

— работает, причем много работает (если мужчина. Если женщина, то чаще домохозяйка);

— вполне справляется с кредитами, если они у него есть;

— и еще он белый (88,6%) верующий христианин (90%). И он молод — ему нет и тридцати.

А, и еще средний американец любит телеcериал про Супермена, чей девиз "За правду, справедливость и американский образ жизни".

А вот дальше начинается самое сложное.

Потому что о том, что конкретно произошло с Америкой, нет твердого представления ни у самих американцев, ни у внешних наблюдателей.

Ибо с Америкой случилось слишком много всего. В частности:

— начала расти, а с конца 90-х расти бешено, закредитованность населения, дойдя к нынешнему времени до цифр фантастических;

— изменилась социальная политика государства (в форме поддержки самых незащищенных слоев населения, превратившейся в поддержку беспомощности как образа жизни);

— изменилась структура занятости (женщины отправились на работу, целые слои забили на работу по причине пособий, автоматизация производства вымела целые отрасли в сервис и так далее);

— изменилась финансовая политика (сегодня в Америке куча процветающих глубоко убыточных бизнесов, занимающихся бесконечным перекредитованием и получающих субсидии);

— изменилась возрастная структура населения (современному американцу под 40);

— изменился, в конце концов, расовый, а значит, и культурный состав (пресловутые белые среди нынешних американцев младше 16 лет — уже меньшинство);

— резко выросла пропасть между богатыми с одной стороны и бедняками и мидл-классом с другой (уже к 2014 году богатые владели половиной доходов, бедные 9%, а средний класс 43%, с тех пор показатели только ухудшились и это притом, что богатых и бедных стало больше, а средний класс истончился до половины населения);

— а еще резко уменьшилась религиозность, резко набрали популярность левые (в нынешнем американском понимании) идеи, резко съехала рождаемость, резко упало количество полных семей и так далее до бесконечности.

То есть девизы, лежащие в основе американского образа жизни, забуксовали и местами обратились вспять.

И современный американец впахивает не столько на процветание своей семьи, сколько на оплату долгов, и живет он уже скорее не в архетипическом домике с лужайкой (тупо не по карману. Пандемия выгнала некоторое количество зажиточных людей в пригороды, но до того, как на США упал коронавирус, СМИ в течение нескольких лет сообщали о "смерти предместий"), а в многоквартирном доме. И семья, если есть, у него маленькая. И богатые получают все большую часть национальных доходов, а он все меньшую.

И еще он кого-нибудь обязательно ненавидит и винит в своих бедах.

Белых, черных, мексиканцев, марксистов, расистов, капиталистов, евреев, китайцев, Трампа или русских шпионов.

Потому что не могли же все перемены к худшему случиться без чьей-то злой воли. Наверняка именно они украли его американскую мечту и его образ жизни: русские хакеры взломали его демократию, китайцы и мексиканцы утащили его работу, негры и марксисты живут на его налоги, а корпорации отняли у него свободу.

...Но вот в чем вся штука.

Если попытаться извлечь из всех этих перемен суть, то, по большому счету, с Америкой не случилось ничего такого, чего не случилось бы с остальным миром. С некоторыми местными отличиями, разумеется (например, в России нет проблемы студенческих кредитов или чернокожего населения), но и с некоторыми бонусами (например, Россия, Германия или Китай не печатают мировую резервную валюту). Большая же часть обрушившихся на США перемен, включая рост пропасти между бедными и богатыми, долговые пузыри, демографический кризис, старение населения, кризис семьи и религии, — штука почти общемировая.

Но на мирового гегемона эти перемены произвели, быть может, самый жесткий эффект. Во всяком случае, по российским городам пока не галопируют торжествующие погромщики, а главы земель Германии не грозятся арестовывать федеральных силовиков, если те заявятся к ним арестовывать протестующих. Жители Екатеринбурга или Новосибирска не боятся выходить из дому, оглядываясь по сторонам (вдруг поблизости погром). Жителей Варшавы или Будапешта не выкидывают с работы из-за того, что они что-то не то сказали про меньшинства. Даже на Украине, надо думать, люди не ненавидят друг друга настолько горячо.

Честно говоря, у меня есть только одна версия, почему по Америке перемены XXI века бьют с такой чудовищной силой.

Америка, если угодно, слишком сильно верила в то, что она нашла философский камень, истину и универсальный алгоритм, обязательно и непременно в конце концов приводящий к хеппи-энду каждого отдельного гражданина.

И еще, пожалуй, ей слишком долго везло — быть отделенной от Евразии с ее историческими катаклизмами, от Латинской Америки (от Нью-Йорка до какой-нибудь Лимы столько же километров, сколько до Парижа), от всех настоящих мировых войн и трагедий. В течение целого века Америка знала только один способ взаимодействия с остальным миром — вторжение в него (и никогда наоборот).

Она действительно была в исключительном положении, но в итоге начала приписывать эту исключительность не совокупности обстоятельств, а удивительным, волшебным качествам себя самой (примерно так же дети нуворишей начинают считать себя родом избранным, наделенным исключительными талантами).

Из-за этого столкновение с общемировой проблематикой, даже в смягченном варианте, расколбасило сегодняшнюю Америку так, как ни одну другую развитую страну.

Осознание того, что напротив целого ряда пунктов, составляющих американский образ жизни, можно ставить жирный крестик, не просто печалит. Оно выбивает почву из-под ног. Это удар похуже, чем осознание советского человека, что 1980 год наступил, а коммунизма нет и не предвидится.

...Для современного американца слова Помпео о том, что нельзя отрицать базовые принципы Америки, что они еще ценны, звучат примерно как для советского человека 1990 года слова Горбачева о том, что "социализм еще не исчерпал себя", — голосом проигрывающей стороны.

Но фокус в том, что выигрывающая сторона относится к американскому образу жизни с плохо скрываемой неприязнью, потому что это, как сообщил недавно национальный Афро-американский музей истории и культуры, "белый", а значит плохой, образ жизни.

Среди того, что составляет, по мнению экспертов, типично "белые" качества:

— опора на свои силы и уверенность, что "как работал, так и заработал";

— нуклеарная семья: мама-домохозяйка, папа-добытчик, пара-тройка детей;

— историческое предпочтение греко-римской культурной и иудео-христианской религиозной традиции;

— богатство как источник статуса;

— уважение к власти;

— стремление к чемпионству и успеху;

— сдержанность.

Все это добродетели, принадлежащие уходящей Америке. Америка новая, приходящая ей на смену, в них не нуждается.

Возможно, поэтому один из исполнителей роли Супермена 1990-х заявил недавно, что не уверен, что сегодня его герою будет позволено выкрикивать "За Правду, Справедливость и Американский Образ Жизни".

Вопрос в том, далеко ли улетит Супермен, лишенный этой своей суперсилы.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

274

Травить себя ради США: Россия отказалась, у Тайваня не спрашивают

108
(обновлено 09:48 01.12.2020)
В конце прошедшей недели тайваньские парламентарии порадовали мир очередным увлекательным шоу, кидаясь друг в друга свиными потрохами.

Однако повод для перфоманса был весьма серьезный — выступление премьер-министра Су Чжэньчаня, который пытался разъяснить депутатам суть правил, регулирующих стартующий через месяц импорт американской свинины, пишет Ирина Алкснис для РИА Новости.

Все дело в веществе под названием рактопомин, который используется в качестве кормовой добавки для увеличения мышечной массы у свиней и крупного рогатого скота.

Он запрещен к применению в десятках стран мира, в том числе в России, Китае, Европейском союзе… И в Тайване — до недавнего времени.

Причина — в небезопасности для здоровья человека этого бета-адренергического агониста, как классифицируется вещество в фармакологии, поскольку он может вызывать у людей тремор, головную боль, мышечные спазмы, тахикардию, повышение артериального давления и другие неприятные последствия.

Тем не менее в ряде государств, таких как США, Канада, Мексика, Япония и Южная Корея, рактопомин считается безвредным для человека и может использоваться в животноводстве.

Кстати, именно он стал причиной запрета импорта в Россию американского мяса и громкого скандала, что приключился в двухсторонних отношениях из-за этого восемь лет назад. Возмущений и разнообразных обвинений из-за океана в адрес Москвы тогда было много, что, разумеется, никак не повлияло на исход событий.

Перечень же стран, где добавка легальна, очевидным образом наводит на мысль, что речь идет в первую очередь о Соединенных Штатах, их ближайших соседях и наиболее зависимых сателлитах. Отсутствие в списке Тайваня и впрямь выглядит досадным упущением, так что вполне логично, что Вашингтон решил исправить это, надавив на власти острова и увязав данный вопрос с процессами сближения торгово-экономических связей двух стран.

В результате тайваньское руководство, которое до того было настроено категорически против импорта мяса с рактопомином, изменило свою позицию и разрешило его ввоз с 1 января 2021 года. Теперь стоит задача убедить в правильности сделанного выбора жителей острова.

Это будет непросто, поскольку решение вызывает крайне негативную реакцию у большей части общества: 70 процентов тайваньцев выступают против него, а находящаяся в оппозиции партия "Гоминьдан" грозится инициировать референдум по его отмене.

Да и выбор аргументов у властей невелик. Например, они заверяют, что в учебных заведениях будут по-прежнему кормить исключительно свининой местного происхождения. Однако подобный довод способен скорее подкрепить опасения по поводу рактопомина, нежели развеять их, поскольку косвенно подтверждает его небезопасность.

Вот только все общественное возмущение и недовольство являются пустым сотрясением воздуха. Правда же заключается в том, что власти острова пошли на уступки США, поскольку у них просто нет иного выбора. Тайвань — как и Япония с Южной Кореей — не может себе позволить игнорировать требования, исходящие из Вашингтона.

Невозможно не задаться вопросом: ладно, другие страны — очевидно, что Штатам их не жалко, но почему американское государство игнорирует угрозы благополучию собственного населения?

Тут находит свое отражение принципиальный подход, на котором стоят США с момента своего основания: человек сам ответственен за свою жизнь и здоровье.

Именно отсюда берет начало их, по меркам современного развитого мира, удивительная — потому что отсутствующая — общественная система здравоохранения. Именно поэтому низы американского общества страдают, казалось бы, невероятным сочетанием: катастрофическим уровнем ожирения и одновременно недоеданием. А потому что они могут себе позволить только самую дешевую еду, чья низкая цена обеспечивается новейшими достижениями науки, генномодифицированную, рафинированную, наполненную бесчисленными химическими добавками, консервантами, антибиотиками и такими "безопасными" веществами, как тот же рактопомин.

Ну и поскольку США подобным образом относятся к миллионам собственных граждан, странно было бы ожидать от них иного подхода к другим. Интересы американского бизнеса становятся еще более значимы, и тут уже дело каждой страны, сможет ли она отстоять свои национальные интересы, когда те вступают в противоречие с планами Вашингтона.

Тайвань (как, впрочем, и Япония с Южной Кореей) служит очень показательным примером, чем в конце концов оборачивается покровительство Соединенных Штатов. С одной стороны, несмотря на свой непризнанный государственный статус, остров может служить образцом успешного развития и технологической продвинутости. В нынешнем, столь трудном из-за пандемии году, тайваньская экономика демонстрирует прямо-таки феноменальные результаты. В третьем квартале она взлетела на 3,3 процента, а годовой рост прогнозируется на уровне 2,54 процента.

А с другой — зависимость от Америки обеспечивает "побочные эффекты" похуже, чем у рактопомина.

В 1980-х годах мир был уверен, что Япония благодаря своим экономическим успехам стоит в полушаге от мирового господства. Спустя тридцать лет львиная доля того фантастического капитала пущена на ветер, а вернее — принесена в жертву США: Токио является крупнейшим держателем американских трежерис и даже не особо дергается, стараясь от них избавиться. Республике Корее регулярно приходится платить американцам "дань", как, например, пару лет назад американский суд назначил Samsung полумиллиардный штраф в пользу Apple.

Тайваню тоже не в новинку расплачиваться с американцами за "защиту от Китая" — защиту, которая подозрительно напоминает рэкет. Импорт свинины с рактопомином стал просто еще одним шагом на этом пути — не первым, и можно быть уверенным, что не последним.

Много десятилетий политика США в отношении младших партнеров строилась на стрижке нарастивших финансовую "шерсть" вассалов. Весьма мудрая стратегия, пусть местами и не слишком приятная для "объекта". Вот только в критический момент самым выгодным для Вашингтона может оказаться пустить "овец" под нож, и судя по судорожным трепыханиям, намекающим на попытки сопротивления, в некоторых союзнических Америке столицах считают такую перспективу все более вероятной.

 

108

Американцы ощущают себя оккупированными и перечитывают классику

96
(обновлено 16:13 29.11.2020)
В США, как и везде, уже подводят итоги года, в том числе по части "книга — лучший подарок", и разные СМИ подсказывают, какая книга внезапно оказалась настоящей бомбой. Как из свежих, так и из классики. Составляют свои списки и рейтинги.

И вот штатный литературный обозреватель ресурса The American Conservative мягко подсказывает: вы знаете, я в последнее время перечитываю Джона Стейнбека, и вот обратите внимание на его напрасно забытую повесть — "Луна зашла" от 1942 года, пишет Дмитрий Косырев для РИА Новости.

© Foto / из личного архива Михаила Синельникова-Оришак

Подсказка из серии гениальных, если хотите понять нынешнее состояние умов миллионов американцев. О чем повесть: о том, как ведут себя люди в оккупации.

Американская земля богата не только Эрнестом Хемингуэем или Стивеном Кингом, были и есть другие отличные писатели. Стейнбек, конечно, всемирно прославился описанием того, как жилось людям под гнетом Великой депрессии, начавшейся в 1929 году. Это "Гроздья гнева". А "Луна зашла", хотя и продавалась, ставилась на сцене или экранизировалась, к сегодняшнему дню немного… зашла. Но ждала своего часа — возможно, потому, что автор прибегнул к известному и сильному приему: не называет ни оккупированную страну, ни оккупантов. Хотя уж в 1942 году всем ясно было, кто мог оккупировать городок на севере Европы, где происходит действие.

Но автор-то писал не совсем и не столько о нацизме, его интересовало, что вообще такое оккупация и что чувствуют при ней люди. Это примерно как вышедшая в ту же эпоху "Чума" Альбера Камю — книга вообще о людях перед лицом несчастья (в том числе войны), а не хроники конкретной эпидемии в конкретном Алжире.

Этот авторский прием Стейнбека привел к довольно неожиданному результату в наши дни. Был скандал с фильмом "Оккупированные" от 2015 года, с уникально бредовым сюжетом: как Россия (да-да), правда, по просьбе Евросоюза оккупирует Норвегию, преступно жаждущую "зеленой экономики" без нефти и газа. Частью скандала, хоть и почти незамеченной, были утверждения, что норвежский как бы типа классик Ю Несбё зря позиционирует себя как "автора идеи" фильма — идею он увел именно у повести Стейнбека, к тому моменту прочно забытой. Ну а что — Стейнбек же не сказал, кто оккупант, можно и домыслить…

Что такое оккупация и чем она, собственно, плоха: это когда появляются другие по стилю мышления люди, неважно, какого цвета кожи, и не существенно, сшил ли им униформу Хьюго Босс или кто-то другой. Появляются и сообщают: с сегодняшнего дня вы больше не будете жить как прежде, пришла новая нормальность. Какие при этом приводятся благородные обоснования — не имеет значения; в конце концов, нацисты тоже обосновывали свои оккупационные режимы самыми убедительными аргументами.

Американцам эти обоснования приводят уже минимум лет тридцать: и планета греется и гибнет, и геи страдают от стигматизации (то есть, в общем, обиды), и… Но сводится все к "заходу луны" — когда кто-то сначала мягко, а потом уже и жестко не дает людям жить так, как им нравится.

И сейчас весьма любопытно было наблюдать за реакцией избирателей Дональда Трампа на послевыборное выступление Джозефа Байдена с призывом к национальному примирению: что?! Они годами и десятилетиями давили нас физически и особенно морально и теперь призывают нас зафиксировать свою победу?

Но — если говорить о победе — жителям северного городка у Стейнбека было проще. Оккупант был иностранным, пришел внезапно и в итоге ушел. А в Америке оккупанты — это вторая половина нации, которую не изгонишь, ее в идеале можно лишь заставить понять, что в стране живет два типа людей, с разными представлениями о том, что хорошо и плохо, и надо уметь существовать рядом.

То есть речь о том, что оккупированными ощущают себя обе половины американского народа, а это хуже всего. Посмотрим на то, что сейчас происходит вокруг пересмотра итогов президентских выборов. Вот данные из штата Джорджия: тысячи людей регистрировались там по некоему почтовому ящику или адресу своей конторы, чтобы еще раз проголосовать за демократов. А избиратель может записать только домашний адрес… Повторим: тысячи. И так еще в нескольких штатах.

Как раньше выглядели стандартные технологии "цветных революций", точнее — непременно выдвигавшиеся в ходе таковых обвинения в выборных махинациях? Диктатор заставляет несчастных, зависящих от него чиновников печатать и вбрасывать бюллетени за себя или подделывать итоговый счет, в то время как миллионы честных избирателей голосовали против него. Но в США-то все не так. Массовыми фальсификациями занимаются, очевидно, не горстка оккупантов в униформе, а "другая Америка" в опять же массовом порядке. То есть для множества рядовых демократов жить рядом с республиканцами — настолько невыносимое дело (как под оккупацией), что они считают фальсификации благородным движением сопротивления. Правая Америка в этот раз в надувательстве не замечена, но что она будет делать в следующий раз?

Однако вернемся к нашему классику (а Стейнбек, без сомнения, таким является). Еще раз: зачем он писал эту книгу? Чтобы показать, что происходит с людьми, которых бросили лицом вниз в новую нормальность. А происходит вот что — они сначала теряют блеск в глазах, а потом глаза загораются гневом. И люди начинают искать способы сопротивления, пусть чисто символического.

Потом выявляют тех, кто думает так же, и выясняется, что таких много, да уже и большинство. И еще — сопротивление не гаснет, оно становится все сильнее, пусть и меняя формы от отчаянных к более выдержанным.

Главное же очарование этой "Луна зашла" в том, что это, как ни странно, местами довольно веселая повесть. Это оттого, что оккупанты чаще демонстрируют звериную серьезность (возможно, потому что боятся). А те, кто сопротивляется, проявляют в самые неожиданные минуты заметное чувство юмора. В общем, хорошая книга.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

96

Минпрос Абхазии подписал договор с Белгородским технологическим университетом

59
(обновлено 12:24 02.12.2020)
Договор предполагает взаимодействие Минпросвещения Абхазии и Белгородского технологического университета в развитии образования, науки и культуры.

СУХУМ, 2 дек – Sputnik, Бадрак Авидзба. Министр просвещения и языковой политики Абхазии Инал Габлиа подписал договор о сотрудничестве с директором института организации и управления набором Белгородского государственного технологического университета имени В.Г. Шухова Сергеем Булгаковым в среду 2 декабря.

Сергей Булгаков отметил, что договор предполагает взаимодействие Минпросвещения Абхазии и Белгородского технологического университета в развитии образования, науки и культуры.

"Для ребят, выпускников школ и не только для них, предоставляется возможность поучаствовать в олимпиадном движении, чтобы выявить талантливую молодежь, чтобы развивать творческие способности ребят по информатике, математике", - сказал Булгаков.

Он отметил, что Абхазии нужны инженерные кадры, чтобы развивать народное хозяйство, чтобы республика становилась богаче и краше.

Министр просвещения Абхазии Инал Габлиа поблагодарил Сергея Булгакова за то, что он лично посетил Абхазию.

"Мы со своей стороны будем содействовать нашему дальнейшему сотрудничеству", - сказал министр. Он также выразил признательность за то, что представители Абхазии смогут принять участие в олимпиаде по математике и информатике, которая пройдет в Москве.

Министр проинформировал, что на данный момент первый этап олимпиады проходит в Абхазии в режиме онлайн. 

Габлиа подчеркнул, что Минпросвещения Абхазии взаимодействует с  Белгородским технологическим университетом на протяжении четырех лет, и этот опыт показал свою эффективность.

59