Военный жестикулирует недалеко от Запретного города в Пекине

Зачем США пытаются оживить призрак коммунистической угрозы

118
Теперь Майк Помпео войдет в историю не как один из самых некомпетентных и недалеких (скажем мягко) госсекретарей США, а как человек, объявивший войну Китаю.

Война идеологическая — причем, как и первая холодная война, с СССР, -  нынешняя объявляется тоже под антикоммунистическими лозунгами, которые, правда, сочетаются с неприкрытым национализмом, пишет Петр Акопов для РИА Новости. Подготовка к объявлению велась последние пару лет и самим Помпео, и другими руководителями администрации Трампа, но именно бывшему капитану американской армии выпала честь выступить с полномасштабным антикитайским призывом.

Помпео сделал это в пятницу в библиотеке Ричарда Никсона в городе Йорба-Линда на юге Калифорнии — речь "Коммунистический Китай и будущее свободного мира" можно разделить на три составных элемента. Первый — демонизация Китая, второй — анализ ошибок США на китайском направлении и третий — предложения по борьбе с Китаем.

Смысл речи Помпео однозначен: коммунисты практически всегда лгут, Китай угрожает миру, нужно заставить его изменить свою политику. То, что, произнося слово "Китай", Помпео зачастую говорит о Коммунистической партии Китая, ничего не меняет и никого не обманывает — один из руководителей самой молодой и самой агрессивной в новейшей мировой истории империи обвиняет самую старую в мире империю в том, что она хочет подчинить себе весь мир:

"Если мы не будем действовать сейчас, в конце концов КПК подорвет наши свободы и обрушит основанный на правилах порядок, который наши общества строили с такими тяжелыми усилиями. Если мы сейчас склоним колена, дети наших детей могут стать зависимы от милости китайской компартии, чьи действия являются главным современным вызовом свободному миру".

Помпео откровенно демонизирует Китай, вычеркивает его из списка обычных стран под предлогом того, что КНР управляет КПК:

"Мы должны начать с изменения того, как наш народ и наши партнеры воспринимают китайскую коммунистическую партию. Мы должны говорить правду. Мы не можем относиться к этой инкарнации Китая как к нормальной стране, такой же, как другие".

Америка виновата в том, что создала Франкенштейна (как некогда, еще до признания КНР, боялся Никсон), но теперь она готова возглавить поход "свободных наций" для принуждения Китая. Принуждения к чему? К капитуляции? К свержению власти компартии? Помпео прямо не говорит об этом, указывая, что "изменение поведения КПК не может быть задачей одного китайского народа" (который, естественно, стонет под гнетом коммунистов), но нужно некое ужесточение курса всего свободного мира. Это ужесточение Помпео даже отказывается называть политикой сдерживания — он всего лишь призывает всех мировых лидеров "настаивать на взаимности, прозрачности и подотчетности со стороны КПК". То есть делайте с китайцами то же самое, что они делают с вами? А что они делают?

Ограничивают спустя 75 лет после победы в войне суверенитет таких мощных держав, как Германия и Япония? Располагают сотнями военных баз по всему миру? Используют статус своей национальной валюты как мировой резервной валюты для безграничного дешевого кредита и поддержания своего уровня жизни? Свергают правительства в других странах и навязывают другим цивилизациям свои моральные (или аморальные) ценности? Выступают как плацдарм построения глобальной мировой империи, управляемой наднациональными силами?

Нет — китайцы просто возвращают себе место первой по размеру экономики державы мира, на котором они находились не одно столетие, если не тысячелетие. У них самый крупный в мире внутренний рынок, насыщение которого происходит быстрыми темпами, но еще очень далеко до американского или европейского. Китаю есть куда расти — внутри себя. Нужна ли ему глобальная экспансия, хочет ли он быть мировым гегемоном? Конечно нет — его экспансия носит не политический или идеологический характер, это банальное продвижение на различные рынки. То есть конкуренция с Западом по всему миру — в том числе и на территории самого Запада. Но разве Китай продвигал глобализацию? Нет, это Запад пришел в Китай в XIX веке, силой подчинив его своему влиянию и безумно обогатившись за его счет. Теперь идет обратный процесс? Нет, потому что Китай не хочет строить глобальную империю, контролируя все и вся, заставляя всех учить Конфуция или вступать в компартию. Но Помпео пугает американцев и остальной мир именно таким Китаем — идеологически мотивированным и агрессивным:

"Я напомню цитату из выступления генерала Барра, он же генеральный прокурор Барр. На прошлой неделе он сказал: "конечная цель правителей Китая — не торговля с Соединенными Штатами, а рейд на Соединенные Штаты". <…> Как отлично разъяснил посол О’Брайен, мы должны помнить: власть КПК является марксистско-ленинским режимом. Генеральный секретарь Си Цзиньпин — убежденный сторонник несостоятельной тоталитарной идеологии. Именно она, именно эта идеология долгие десятилетия определяет стремление китайского коммунизма к глобальной гегемонии. Америка больше не вправе игнорировать фундаментальные политические и идеологические различия между нашими странами — так же как их никогда не игнорировала сама китайская компартия".

То есть "несостоятельная тоталитарная идеология", коммунизм, определяет стремление китайцев к глобальной гегемонии — и весь свободный мир должен пойти в крестовый поход против Китая, целью которого будет изменение китайской политики. То есть отказ от коммунистической идеологии — без нее ведь от планов на глобальную гегемонию Пекин не откажется? Где-то мы уже это слышали... Точно так же в Вашингтоне говорили о коммунистическом СССР, который угрожает всему миру. Когда говорили? С самого начала холодной войны, то есть с той самой Фултонской речи Черчилля 1946 года, в которой он назвал русских коммунистов угрозой Западу, то есть всему миру. После 1949-го, когда к власти в Китае пришли коммунисты, Запад вообще сошел с ума от "коммунистической угрозы", хотя в реальности Москва к тому времени не вела никакой политики экспорта коммунизма и не претендовала ни на какой "Всемирный союз социалистических республик".

Да, не вела — Коминтерн был распущен в 1943-м, а экспорт коммунистической модели в страны Восточной Европы определялся не идеологией, а геополитикой: получив по итогам Второй мировой контроль над частью Европы, Сталин просто поддерживал в этих странах близкие по идеологии силы. Естественно, коммунистические, которые в итоге и закрепились у власти. Точно так же, как англосаксы поддерживали в своей зоне влияния силы антикоммунистические — и поэтому во Франции и Италии коммунисты не пришли к власти, а в Греции проиграли гражданскую войну. Не идеология двигала борьбой СССР и США, а чистая геополитика. Но именно Запад начал геополитическую холодную войну под идеологическими лозунгами, пытаясь подать ее как войну с "коммунистической угрозой". Это помогало запугать собственное население, однако не работало в третьем мире, который по мере освобождения от западных же колониальных оков упорно выбирал социализм — и в Азии, и в Африке. Да, в большинстве стран это был социализм с местной спецификой, но даже он делал СССР союзником новых государств.

И еще неизвестно, чем бы закончилось геополитическое противостояние СССР и США, если бы не ссора Москвы и Пекина в 60-е годы — раскол "красного лагеря" сильно ослабил его потенциал. Причем ссора тогда произошла как раз из-за идеологии коммунистической глобализации: Мао считал, что СССР и КНР должны раздувать мировой пожар и всячески атаковать Запад, вытесняя его отовсюду, откуда только можно, и поджигая изнутри, а в Москве уповали на мирную победу идей коммунизма вследствие необратимого хода истории и правильности марксистско-ленинского учения, то есть делали основную ставку на "мирное сосуществование" капиталистического и социалистического миров.

Проиграли в итоге и СССР и КНР: Китай к тому же погрузился в смуту "культурной революции", а в Советском Союзе часть элит растеряла пассионарность и потеряла вкус даже к геополитической борьбе с Западом. Конечно, если бы в СССР начали объяснять своим собственным гражданам противостояние с США не только идеологическими, но и геополитическими мотивами (то есть национальными интересами России, которыми, кстати, Кремль тогда в большей степени и руководствовался), то никакого катастрофического горбачевского "нового мышления" не случилось бы — но, увы, этого не произошло.

А Китай к концу 70-х не просто отказался от экспорта коммунизма — он был обласкан Западом и принят американцами в клуб. Не потому, что там надеялись на перерождение коммунистической власти в Пекине, а потому, что хотели заблокировать возможность примирения Москвы и Пекина, не допустить возобновления советско-китайского альянса. А к тому времени, как СССР и Китай помирились, было поздно: в 1989 году китайцы увидели бессмысленного и ничего не понимающего в политике Горбачева.

Распад СССР стал уроком для Китая, как и катастрофическая внешняя политика последних советских лет. Американцы могли думать, что они победили в холодной войне, но в Китае понимали, что это СССР проиграл, причем самому себе. Китай никогда не повторит ошибок советского руководства — ни во внутренней политике, ни во внешней. Впрочем, у Китая никогда и не было таких сильных позиций в мире, как у СССР. Если Москва несла очень тяжелую ношу сверхдержавы в силу победы во Второй мировой войне, то Китай большую часть XX века (да и предыдущего, XIX столетия) был погружен во внутренние проблемы (спровоцированные — точнее, усиленные — внешней экспансией). Только в 90-е годы Китай стабилизировал внутреннее положение — и вышел на мировой простор.

Не с коммунизмом, а с экономикой. Да, Запад отчасти помог китайскому экономическому росту, но при этом США и глобальный капитал исходили сугубо из своих меркантильных интересов. Надежды на то, что по мере включения в глобальный (то есть западный) мир коммунистические правители Китая изменят свою политику, Помпео теперь называет несостоятельными:

"Возможно, мы были слишком наивны в оценках живучести коммунистического "вируса" в Китае, слишком обрадовались своей победе в холодной войне. Слишком малодушно преследовали капиталистические прибыли и слишком сильно развешивали уши под разговоры Пекина о "мирном развитии". Какой бы ни была причина, сегодняшний Китай все более авторитарен в своих границах и все более агрессивен в своей враждебности к свободе во всем остальном мире. Правда в том, что наша политика — и политика других свободных стран — возродила неэффективную экономику Китая только для того, чтобы Пекин кусал кормившие его руки международного сообщества".

То есть когда Запад приходит в Китай с "опиумными войнами" в XIX веке или наживается на его дешевой рабочей силе в конце XX века — это нормально. А когда Китай, набрав силу, проникает со своим экспортом и инвестициями по всему миру — это нечестная коммунистическая экспансия? Которую надо остановить любой ценой. Но как?

Сплотив вокруг Америки весь боящийся Китая мир? Однако "китайская угроза", как бы ни расписывали ее англосаксы, не вызывает у других стран приступов паники — и уж тем более смешно, когда ее пытаются выдать за коммунистическую экспансию. Да, не идеологическую, как было в случае с СССР: придут коммунисты и развратят ваших детей, научат их безбожию и презрению к предкам. Сейчас это уже неактуально — Америку и так захватывают доморощенные левые, во взглядах которых очень сложно найти не просто китайский (как это было с русским в выборах 2016-го), но еще и коммунистический след. "Китайская красная угроза" поэтому явно проигрывает своему советскому предшественнику, но Помпео пытается сравнивать две страшилки, уверяя, что Штаты способны победить и на этот раз:

"И все же я верю, что мы можем это сделать. Верю, потому что мы уже это делали. Мы знаем, как это происходит. Я верю, потому что КПК повторяет многие из ошибок, которые сделал Советский Союз: отталкивание потенциальных союзников, подрыв доверия внутри и вне страны, нарушение прав собственности и предсказуемости власти закона. <…> Да, есть и различия. В отличие от СССР, Китай глубоко интегрирован в глобальную экономику. Однако Китай больше зависит от нас, чем мы от него".

Не будем разбирать набор якобы схожих ошибок КПК и КПСС — настолько нелепы приведенные Помпео примеры. Важно другое: он считает, что СССР был автономен от западной экономики, а Китай сильно связан с ней и поэтому уязвим, на него можно давить. Но кто будет давить? США? Они пытаются — практически ничего не добившись. Помпео косвенно признает это, когда говорит:

"Мы не можем решить эту проблему одни. ООН, НАТО, "Большая семерка", "Большая двадцатка", наши объединенные экономические, дипломатические и военные силы, безусловно, достаточны, чтобы встретить этот вызов, если мы направим их точно и с большим мужеством. Быть может, пришло время для нового объединения стран-единомышленников, нового союза демократий".

Какая "Большая двадцатка" — если даже Европу Штаты не смогут заставить полноценно участвовать в своем давлении на Китай? ЕС нуждается в Китае даже больше, чем Китай в ЕС, да и зачем Евросоюзу бороться с химерой "китайского коммунизма"? Китай стал не просто важнейшей частью глобального рынка — он активно перехватывает у США лозунги защиты глобализации, мировой торговли и свободы инвестиций. Остановить Китай, не обрушив мировой рынок, мировую экономику, просто невозможно — и это понимают все вменяемые американские стратеги. Остается только уповать на внутрикитайские проблемы, но с ними Пекин научился справляться.

Желая показать, что китайская угроза страшнее советской, и подчеркнуть необходимость объединения всего "свободного мира", Помпео сказал, что "СССР был отрезан от свободного мира. Коммунистический Китай уже находится в пределах наших границ". Но тут явная проблема с оптикой: СССР не был отрезан ни от Европы, ни от огромного "третьего мира", хотя при этом наша страна была в большой степени самодостаточна, в том числе в промышленном плане. Китай очень сильно завязан с внешним миром — но, имея огромный внутренний рынок, он потенциально более самодостаточен, чем любая другая страна.

При этом Китай не будет отказываться ни от внешней экономической экспансии, ни от продвижения своих интересов в мире — и тут Помпео прав, он "уже находится в пределах наших границ". Вот только, какая незадача, это уже не "наши" — в смысле, западные — границы: мир перестал был американским, перестает быть западным, атлантическим. Он не станет китайским, просто в нем не останется гегемона. Ни коммунистического, ни тем более антикоммунистического — точнее, пытающегося удержать свои позиции выдуманной борьбой с коммунизмом-тоталитаризмом.

Мнение автора может не совпадает с позицией редакции.

118

Золотые слитки. Архивное фото

Россия снимает слитки: золото рекордно подорожало

534
(обновлено 18:04 07.08.2020)
Стоимость тройской унции золота достигла исторического максимума. Какая выгода от этого второму крупнейшему производителю драгметалла в мире с рекордно высокой его долей в международных резервах.

СУХУМ, 7 авг - Sputnik. От такого ценового ралли выиграла Россия. Аналитики уверяют: подорожание продолжится. Что происходит с котировками, читайте в материале Натальи Дембинской для РИА Новости.

Абсолютный рекорд

Уже в середине июля за тройскую унцию давали свыше 1,8 тысячи долларов, золото стало самым доходным активом в мире. К концу месяца очередной скачок: впервые в истории — больше двух тысяч долларов. Прибавка с начала этого года — на треть. Эксперты выделяют несколько причин взрывного роста котировок.

Триггером послужило рекордное с 1929 года сокращение ВВП США на 32,9% в годовом исчислении за второй квартал 2020 года по сравнению с первым, а также сокращение ВВП в ключевых странах ЕС, указывает Ярослав Худорожков, управляющий партнер консалтинговой компании KYC и Vax Capital.

Пандемия сильно подкосила мировую экономику. А в условиях неопределенности инвесторы всегда ищут спасения в защитных активах, в первую очередь — в золоте.

Еще один фактор — ультрамягкая политика Федрезерва. Чтобы поддержать экономику, регулятор уменьшил ставку практически до нуля и запустил печатный станок. На американскую валюту это повлияло не лучшим образом: индекс доллара неуклонно снижается, а доходность гособлигаций США падает.

"Когда количество долларов в обращении постоянно увеличивается и вести бизнес все сложнее, лучший выбор для сохранения сбережений — золото", — отмечает Виталий Кирпичев, директор по развитию TradingView.

С апреля индекс доллара к корзине шести основных валют потерял десять процентов — на таком низком уровне последний раз этот показатель находился в мае 2018-го. Реальная доходность трежерис упала до ноля процента годовых. Это вынудило инвесторов активно перекладываться в золото.

"ФРС напечатала и влила в экономику свыше четырех триллионов долларов за несколько месяцев — это больше, чем за предыдущие 11 лет, — напоминает финансовый эксперт и инвестор Ян Марчинский. — Реакция адекватная: ничем не обеспеченную валюту продают, доллар дешевеет".

Ставки снижают не только в США, и золото как инструмент сохранения доходов все привлекательнее в условиях перспектив более длительного, чем ожидалось, восстановления экономики после кризиса, уменьшения доходности трежерис и усиления геополитической напряженности, пишет Bloomberg.

Еще дороже

Более того, золото дорожает намного быстрей, чем предсказывали. Так, в сентябре 2019-го инвестбанк Citi предрекал, что тройская унция за пару лет дойдет до двух тысяч долларов. Сейчас аналитики уверены: ралли не прекратится, и звучат все более смелые прогнозы.

Две с половиной тысячи возможны уже в течение ближайших 12 месяцев.

"В долгосрочной перспективе масштабная эмиссия в США разгонит инфляцию, и спрос на драгметаллы — традиционный защитный актив при росте цен — опять повысится, — говорит Денис Иконников, портфельный управляющий QBF. — Если ФРС не изменит политику, за год золото прибавит еще до пяти сотен долларов".

А в Martin Place Securities не исключают и трех с половиной тысяч к 2022-му.

Россия в плюсе

На золото в международных запасах Центробанка приходится 23 процента, что эквивалентно 130,8 миллиарда долларов. Повышаются котировки драгметалла — увеличиваются ЗВР.

"Выбранная стратегия формирования резервов полностью оправдалась, так как в кризис национальные валюты менее устойчивы, чем золото", — отмечает Виталий Кирпичев из TradingView.

А вот портфель госбумаг США сократили до минимума — 6,85 миллиарда долларов. На средства, вырученные от их продажи, приобретали евро, юань и золото, поддерживали курс рубля.

Кроме того, Россия — один из лидеров по производству драгметалла. По данным World Gold Council, в прошлом году в стране добыли 329,5 тонны. Это второй показатель после Китая.

В апреле — мае Россия продала за рубеж драгметалл на 3,6 миллиарда долларов — почти в 15 раз больше, чем за тот же период 2019-го, указывает Андрей Березин, управляющий партнер инвестиционной компании Raison Asset Management. Для сравнения, газа за два весенних месяца экспортировали на 2,4 миллиарда.

В результате международные резервы могут побить рекорд 2008 года и впервые превысить 600 миллиардов.

534

Как США раскрыли секреты российской "экосистемы пропаганды и дезинформации"

152
(обновлено 15:25 07.08.2020)
Американцы сорвали покровы с российской тактики по проведению мировой дезинформационной кампании. Правда, на поверку этот срыв покровов является попыткой Госдепа дезинформировать американское население, а заодно выбить из правительства больше денег.

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета РФ – для Sputnik

Сюрприз на сюрпризе

На днях Центр глобального взаимодействия при Госдепе США опубликовал  доклад "Основы российской экосистемы пропаганды и дезинформации". Авторы сего труда видели своей целью "раскрыть тактику действий России, чтобы наши партнеры, союзные правительства, организации гражданского общества, ученые, пресса и общественность по всему миру могли проводить дальнейший анализ и усиливать коллективный ответ на дезинформацию и пропаганду". 

На первый взгляд все выглядит солидно – 75 страниц текста, 313 ссылок, графики и таблицы. Я честно потратил время на чтение этого исследования. 

И оно действительно прорывное. Например, рассказывает, что российские власти пытаются использовать СМИ для продвижения своей точки зрения (!) – конечно, это гениальное изобретение Кремля, другим странам нужно учиться так поступать.

Еще одно "открытие" в том, что публикуемая российскими государственными СМИ (той же "Звездой", например) информация подхватывается рядом других изданий и дальше распространяется по сети. Авторы, видимо, только начали открывать для себя особенности сети Интернет и нынешней среды передачи информации (в рамках которой нужно не рефлексировать и проверять ее достоверность, а оперативно репостить новости и набирать просмотры).

Представленные в докладе описания ключевых российских СМИ и их владельцев также представляют колоссальную ценность для любого аналитика – ведь почему-то получается, что прогосударственные каналы, издания и интернет-сайты возглавляются людьми, разделяющими прогосударственную идеологию. Ну надо же!

Кроме того, я удивился, узнав, что в англоязычных элементах "экосистемы российской пропаганды" печатаются иностранные авторы, которые разделяют взгляды России на огрехи внешнеполитической стратегии Запада. Это же просто поразительно!

Ну и, наконец, главную ценность для исследователей дает центральная мысль всего доклада: любой взгляд Москвы на мировые проблемы, любая публикация этого взгляда являются не проявлением свободы слова, а злостным примером российской пропаганды и лжи, затуманивающих сознание благочестивых жителей Запада. 

Можно было бы, конечно, сказать, что одна только эта мысль обесценивает научную ценность доклада – однако этой ценности у него банально нет.

По сути эти 75 страниц – поток сознания и перечисление банальностей. Целью которых является не срыв покровов, а материальное подкрепление просьбы госсекретаря Майка Помпео увеличить финансирование Центра глобального взаимодействия в два раза. Как раз под борьбу с дезинформацией со стороны России и других стран. 

В деньгах счастье

Неудивительно, что реакция российских политиков и экспертов на этот доклад была чем-то средним между насмешкой и презрением. Приведенные в нем аргументы не восприняли всерьез, назвали очередным русофобским бумагомаранием. Однако в то же время признали, что у авторов доклада были и вполне резонные основания его опубликовать. 

"Новая порция антироссийского бреда в форме доклада русофобов из госдепа наглядно демонстрирует панический страх американских политиков перед альтернативной точкой зрения на происходящее внутри страны и в мире", - говорит, например, российский депутат Сергей Железняк. У RT и Sputnik меньше денег, чем у крупнейших западных СМИ – однако у них есть та самая альтернативная точка зрения.

Кому-то может до сих пор казаться, что на Западе свобода слова, однако это не так. По целому ряду вопросов (прежде всего идеологического характера) американские СМИ напоминают советские газеты – они транслируют единую, политически корректную точку зрения.

И эта точка зрения – на устраиваемые чернокожими и леваками погромы в США, на правильность разрушения американского исторического наследия, на презрение к презумпции невиновности (вспомним травлю ряда известных лиц из-за обвинений в харрасменте) а также на демонизацию России – начинает приедаться западным читателям. Они ищут альтернативную точку зрения – и находят ее в российских англоязычных СМИ.

А это уже серьезная проблема для США, поскольку контроль за мировой информационной сферой является основой американского доминирования. Именно поэтому, как отмечают в российском МИДе, "Вашингтон подвергает критике любые источники информации, распространяющие альтернативные ему точки зрения, пытается заглушить любой голос, идущий вразрез американским подходам и установкам". А когда критика не помогает, вводит санкции и (как в случае с китайским TikTok) пытается их перехватить через рейдерские технологии. 

Такие преследования на самом деле ослабляют геополитические возможности США. Например, по использованию России в сдерживании Китая, а также при решении других глобальных вопросов. Все больше и больше американских экспертов призывают Вашингтон более прагматично подойти к диалогу с Москвой. Пример тому - открытое письмо103-х видных американских экспертов, в том числе бывших дипломатов и политиков, опубликованное в издании Politiko.

"Однако такие документы заокеанских оппонентов, как доклад Центра глобального взаимодействия, могут достичь только одной цели – вбить окончательный клин в российско-американский диалог по глобальным вопросам и на годы вперед исключить возможность преодоления кризиса недоверия между нашими странами", - говорит Железняк. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

152

"Кожа свисала лентами": почему японцы не винят США в тысячах смертей

0
(обновлено 09:29 08.08.2020)
Американские пилоты, сбросив "Малыша" на Хиросиму, отсчитывали последние 43 секунды. А люди, на чьи головы вот-вот обрушится смерть, ничего не подозревая, занимались привычными утренними делами.

Первые и единственные взрывы атомных бомб оборвали или навсегда изменили жизнь сотен тысяч японцев. Почему они десятилетиями молчали об этом горе и не таят зла на США — в материале корреспондента РИА Новости Софьи Мельничук..

Роковое утро

Для пятиклассника Такаси утро 6 августа 1945 года было счастливым — он наконец был дома. До этого мальчик жил в эвакуационном центре за городом, откуда 4 августа его забрала мать. Она хотела вернуться в Хиросиму через несколько дней, но сын упросил ее отправиться раньше. И до сих пор винит себя в этом.

"Приехали вечером, — вспоминает 82-летний Такаси Терамото. — Утром я был во дворе: майка с коротким рукавом, трусы — играл и общался с друзьями. Мама торопила, нам надо было в больницу. Когда я зашел в дом, чтобы собраться, в окне что-то полыхнуло. И — темнота".

Он был в километре от эпицентра. Когда очнулся, увидел вдалеке жуткое свечение. "Я двинулся на него и каким-то образом оказался на главной дороге. Соседка, увидев меня, спросила, кто я. Мое окровавленное лицо было неузнаваемым. Она донесла меня до безопасного места в горах на спине".

Для жительницы Нагасаки Сигеко Матсумото утро 9 августа тоже было радостным. Просидев несколько дней в бомбоубежище, она наконец могла поиграть с ровесниками на улице. "Сирены не было, поэтому все вернулись домой. Мы с братьями ждали, когда нас заберет дедушка. В 11:02 небо стало ярко-белым", — говорит она. "Толстяк" взорвался всего в 800 метрах от нее.

"Взрывная волна бросила нас обратно в бомбоубежище. Мы сидели там в шоке, израненные. К нам заползали люди, все в ожогах. Кожа свисала лентами, волосы сгорели, — у Матсумото это до сих пор вызывает ужас. — Многие тут же умирали, образовалась куча тел. Вонь и жара были невыносимые".

Она провела так три дня. Потом ее с братьями и сестрами нашел дед и отвел домой. "Никогда не забуду тот ад снаружи: на земле — обгоревшие тела, глаза навыкате блестят. Тысячи трупов в реке, раздутые, фиолетовые... Каждый раз, когда дед обгонял меня на пару шагов, я кричала: "Подожди!" Я была в ужасе от мысли, что останусь там", — признается японка.

Ее случай уникальный. На таком расстоянии от эпицентра погибали мгновенно. Но умирали и выжившие — день за днем, месяц за месяцем. Всего к концу 1945-го число жертв достигло 80 тысяч человек. В Хиросиме — 70 тысяч.

"Практически все, кого я встретил по пути из Хиросимы в эвакуационный центр, умерли. И даже та женщина, которая меня до него донесла, — рассказывает Терамото. — Спустя месяц я заметил, что у меня выпадают волосы. Все тело болело, я долго не мог встать с кровати. Слышал, как у меня над головой шепчутся: "Думаете, он выживет?" Но страха смерти не помню".

Жизнь возвращалась в Хиросиму постепенно. Уже на третий день после взрыва пустили поезда, среди руин появлялись новые домики, на улицы вернулись торговцы. Школы открыли в апреле 1946-го. Терамото тоже вернулся к учебе. Сегодня таких, как он, в Японии называют хибакуся — выжившие. Все эти десятилетия им приходилось очень непросто.

Сохранить память

"Возникали трудности с устройством на работу, да и в личной жизни, поэтому мы перестали об этом упоминать, постарались забыть. Условились никогда никому не раскрывать наш секрет", — говорит Кейко Огуро, одна из самых известных в Японии хибакуся.

И долгое время они действительно молчали. Ненавидели американцев, но гнев держали в себе: в стране находились войска коалиции и действовала цензура. При этом многие испытывали чувство вины из-за того, что выжили. "Мы злились на самих себя. Нас угнетало, что мы не можем помочь пострадавшим, стыдились того, что не в силах что-либо исправить", — объясняет Кейко Огуро.

Но теперь она понимает: чтобы пережить боль и горе, надо об этом рассказать. И хибакуся нарушили молчание. Возникли организации, цель которых — сохранить воспоминания выживших и передать их будущим поколениям. Сейчас в Японии этим занимаются в рамках программы A-bomb Legacy Successors.

Собранные материалы проверяют сотрудники Мемориального музея мира в Хиросиме, после чего волонтеры приступают к работе: знакомят туристов и школьников с историями выживших. Тошико Окамото водит экскурсии в музее. За это даже платят, но деньги ее волнуют меньше всего.

"Главное, чтобы новые поколения осознали ужас ядерной войны. Хотя я и не пострадала от взрыва и радиации, я очень сочувствую жертвам", — говорит она РИА Новости.

По ее словам, японцы преодолели гнев и ненависть к тем, кто сбросил бомбы на их землю, после того как поняли, что источником всего зла была сама война, а не нации, участвовавшие в ней. "Сейчас по телевидению много сюжетов о недавней истории Японии и ее роли во Второй мировой", — отмечает
Эпидемия коронавируса и ее последствия должны заставить людей во всем мире вспомнить, что пережили японцы 75 лет назад.

Тогда ведь тоже никто ничего не знал о новой болезни — радиационной, лекарств от нее не было, указывает хибакуся Кейко Огуро. Несмотря на преклонный возраст — ей скоро 83 года, она надеется, что еще успеет рассказать многим о своей судьбе и поможет молодому поколению осознать необходимость мира и сотрудничества.

0