Объявлять холодную войну Америке а зачем? Китай никуда не спешит

138
(обновлено 21:14 31.07.2020)
Если вам, глобальной державе, другая такая же по мощи глобальная держава объявила, по сути, холодную войну на десятилетия вперед — и множество аналитиков в мире именно так эту акцию и восприняло, — то, не правда ли, было бы естественно как-то на вызов ответить.

И тоже что-то такое объявить. Однако реакция Китая на вызов США получается пока весьма своеобразная и как минимум неторопливая, пишет колумнист РИА Новости Дмитрий Косырев.

Речь, напомним, о выступлении на прошлой неделе госсекретаря США Майка Помпео "Коммунистический Китай и будущее свободного мира" в калифорнийском городе Йорба-Линда. Общая идея речи: весь "свободный мир" теперь должен ужесточить политику в отношении Китая, а как именно — подробности будут позже.

Первая китайская реакция поступила во внешний мир в виде публицистики, то есть личных мнений экспертов в разных СМИ. Ну и еще — реплики официального представителя МИД КНР.

Ждали выступления главы государства Си Цзиньпина, который, как было известно, собирался произнести речь на ежегодном заседании директоров Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, дождались — вот оно, выступление. Про то, что банк — платформа для построения мирового сообщества с общей судьбой, Си сказал. Про Помпео и холодную войну — нет.

Хорошо, допустим, Пекин строго соблюдает протокол: от имени США выступил глава дипломатического ведомства, значит, от Китая должен говорить тоже министр иностранных дел Ван И. Говорить, обращаясь к кому? Здесь Пекин пошел на не вполне обычный шаг — опубликовал довольно полную версию слов Ван И в разговоре с нашим Сергеем Лавровым по горячим следам выступления Помпео.

А сказал министр Ван следующее: великая держава (США) не должна себя так вести, она "прибегает к экстремальным мерам и создает горячие точки и конфронтацию в международных отношениях, потеряв ум, мораль и доверие к себе".

Хорошо, ум Америка, может, и потеряла, но что Китай будет по этому поводу делать, кроме очевидных обещаний в разговоре Ван — Лавров "защищать свои интересы и достоинство"? Пекин как минимум не спешит это нам рассказывать. Более того, он, похоже, вообще не склонен присоединяться к мнению политологов, говорящих, что мир теперь вернется к эпохе холодной войны на десятилетия вперед.

Почему так: здесь есть смысл посмотреть на некоторые очевидные и не очень очевидные мысли упомянутых выше китайских экспертов. Например, мысли о том, что никогда еще Америка не была такой внутренне слабой, как сейчас: надвигающаяся расово-гражданская война, вирус и прочее. Соответственно, попытки сделать из Китая врага, объединяющего собственную нацию, — это скорее отчаянная импровизация, чем что-то продуманное; надо подождать и посмотреть, чем она кончится.

Но что совершенно очевидно — это то, что для населения Китая США утратили облик державы и общества, "выдающихся во всех отношениях". Америка победила СССР, напоминает очередной китайский автор, из-за внутреннего развала последнего, и превосходство западной системы и стиля жизни сыграли тут свою роль. А китайское общество сейчас, наоборот, утрачивает здоровое, как и нездоровое уважение к США, поэтому переживет возможные надвигающиеся неприятности куда легче.

И опять из области очевидного: в прежней холодной войне у США были мощные союзники, целый западный альянс. А сейчас Америка лишилась прежних способностей мобилизовывать союзников на длительную конфронтацию. Никакая холодная война им не нужна. Китай же всего-навсего призывает этих союзников к нейтралитету, то есть к тому, чего они и сами хотят.

Да и своих партнеров склоняет к тому же, а не к выстраиванию антиамериканского лагеря. ("Проще погонять лошадь в том направлении, куда она и без того уже скачет". Ковбойский фольклор, не из Китая.)

Допустим, что немалая часть этих оценок пахнет самообманом или, точнее, происходит из стремления китайцев к внутренней мобилизации общества — такой же, какую пытаются организовать для Америки персонажи типа Помпео. Допустим также, что ровно половина полуофициального пекинского оптимизма чрезмерна. Но все-таки остается вторая половина такового. Откуда он берется?

Прежде всего тут имеет значение фактор времени — есть смысл срочно подождать развития событий. Хотя бы потому, что не только Китай, а весь мир ждет исхода ноябрьских президентских выборов в США, пытаясь угадать, что после них будет: демократы, республиканцы или гражданская война и прочий развал на почве непризнания результатов выборов. Соответственно, до того у нас — время уклоняться от союзнических и прочих обязательств перед любой из сторон конфликта.

Надо сказать, что как минимум на экспертном уровне китайские полемисты тут уже допустили явную ошибку — пытаются в своих публикациях однозначно встать на сторону "угнетенной черной общины", "борющейся за свои права", да еще и объяснять, что США — худший в мире образец борьбы с коронавирусом. То есть, по сути, речь о подыгрывании не самой чистоплотной пропаганде демократов.

Ну и стоит ли тогда удивляться, что на таком же неофициальном уровне в правых кругах США появилась фальшивка о том, что черные террористы получают целые партии оружия из Китая? Это — из серии прочих фальшивок, вместе выстраивающих совершенно несуразный образ Китая как "подрывного коммунистического государства, где подавляется сопротивление режиму, особенно национальных меньшинств".

Есть еще одна причина нежелания официального Пекина слишком быстро и сильно реагировать на действия США. В Китае существует традиция — каждый год в августе высшее руководство отправляется на курорт Бэйдайхэ, где в неформальной обстановке решает самые важные вопросы.

Помнится, пару лет назад оттуда долетала никем не подтвержденная информация насчет бунта оппозиции Си Цзиньпину: зачем ему нужно было отказываться от традиции "скрывать свою силу", зачем в речах претендовать на глобальное лидерство или часть такового?

Но Си и его сторонники тогда якобы объяснили недовольным, что первая экономика мира имеет ноль шансов прикидываться слабой, так что надо готовиться — к тому, что далее и произошло. И продолжает происходить.

Так что сильных акций Китая в ответ на американский вызов не стоит ждать до сентября, а оттуда недалеко и до 3 ноября (выборы в США), далее будут печальные для всех в мире (но необязательно для Китая) экономические итоги года… В общем, найдется много поводов не явиться на холодную войну, просто проигнорировав ее.

138

Байден превратит США в марионетку Европы

53
(обновлено 09:22 25.11.2020)
ЕС в лице главы Евросовета Шарля Мишеля предложил Джо Байдену восстановить "прочный трансатлантический альянс".

Если Байден въедет в Белый дом (а судя по развитию событий, это становится все более неизбежным), у данного пожелания есть все основания сбыться. Знаковой стала кандидатура вероятного госсекретаря США в лице Энтони Блинкена, представляющего собой рафинированный продукт "вашингтонского болота" и "защитника глобальных альянсов", пишет Ирина Алкснис для РИА Новости.

То, что Западная Европа будет счастлива видеть именно Джо Байдена в роли президента США, стало понятно сразу — когда ее лидеры наперегонки бросились поздравлять того с победой на выборах, а ФРГ призналась, что она не настроена "еще четыре года работать с Трампом".

Куда менее понятно, почему для Европы предпочтительнее во главе Штатов глобалисты — те самые глобалисты, что одержимы идеей сохранения статус-кво в виде однополярного мира с безоговорочным лидерством Вашингтона в нем. Ведь неуклонно набирающие в Старом Свете силу процессы суверенизации и освобождения от полувассальной зависимости от заокеанского сюзерена вроде бы противоречат этим стремлениям.

Можно было бы предположить, что в Европе также взяли верх проамериканские силы, готовые принести в жертву Штатам свои страны. Однако факты указывают на обратное. Например, правительство Германии в очередной раз подтвердило свою позицию относительно неприемлемости экстерриториальных санкций, которые прорабатываются в США против "Северного потока — 2".

Таким образом, Европа продолжает гнуть линию по защите своих интересов и усиления собственной геополитической роли, но при этом горячо поддерживает возвращение к власти в Вашингтоне сил, для которых подобное — в теории — должно быть категорически неприемлемым.

Разгадку этого странного противоречия стоит поискать в событиях четырехлетней давности.

Придя в Белый дом, Дональд Трамп отказался от множества готовившихся и даже подписанных международных соглашений с участием США. Такая судьба постигла и знаменитое Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство, у которого к тому моменту сложилась откровенно зловещая репутация. Алармисты предупреждали, что с его помощью Америка просто высосет ресурсы из Европы в свою пользу.

Однако Трамп, за годы президентства использовавший любую возможность для извлечения экономической выгоды для своей страны, без колебаний отказался от "курицы", которая, казалось бы, многие годы должна была нести золотые яйца для Америки. Да еще неоднократно заявлял, что все эти соглашения на самом деле для Соединенных Штатов глубоко невыгодны. Есть подозрение, что яростному американскому патриоту с большим опытом в бизнесе можно верить.

Главное заблуждение — предполагать у глобалистов (в том числе американских) наличие национально ориентированных интересов. Для них Соединенные Штаты могут быть чрезвычайно важны как главный эмиссионный центр и самая мощная армия планеты. Но сама по себе огромная страна с почти 330-миллионным населением является скорее обузой, которую проще списать, чем вкладываться в нее и решение ее проблем.

Зато истинные интересы и сентиментальные чувства у глобалистов как граждан мира могут быть связаны с совсем иными местами. У того же Энтони Блинкена значительная часть детства прошла в Париже и на формирование его личности сильно повлиял отчим-европеец. Так что сомнения, до какой степени на посту госсекретаря он будет руководствоваться исключительно национальными интересами США, вполне закономерны.

В подобном пейзаже позиция Европы приобретает смысл. Она за последние десятилетия научилась добиваться своего при взаимодействии с оторвавшимся от корней американским глубинным государством — при этом выполняя все положенные формальные реверансы перед "лидером свободного мира" и единственной сверхдержавой. Чего стоит только иранская ядерная сделка, которую частенько называют одним из триумфов президентства Обамы, но в которой Евросоюз был заинтересован куда больше США.

Более того: ЕС по-прежнему во многих отношениях нуждается в Штатах. В частности, европейские потуги на создание собственной армии — не той имитации, что существует ныне, а реальной военной силы — выглядят несерьезно. Альтернативы американцам в этом смысле нет и в обозримом будущем не предвидится. Вот только Трамп был твердо намерен заставить Старый Свет по самой высокой ставке заплатить за военный "зонтик", а с "вашингтонским болотом" у Брюсселя или Берлина есть шансы договориться по-хорошему.

Да и противовес России — геополитический, экономический и тот же военный — ЕС по-прежнему нужен. А то у Москвы создаются слишком уж благоприятные условия на западном направлении, что не может радовать западноевропейские столицы.

В результате складывается парадоксальная ситуация: в то время как в глазах большинства Европа выглядит расходным материалом для США, на самом деле впору пожалеть американцев, у которых растут шансы пасть жертвой европейского коварства и предательства собственных элит.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

53

Почему Запад недоволен урегулированием в Нагорном Карабахе

60
(обновлено 09:25 24.11.2020)
Боевые действия в Нагорном Карабахе прекратились после достижения трехстороннего соглашения между Россией, Арменией и Азербайджаном.

Министр иностранных дел Франции поделился деталями гуманитарной миссии, которую его страна организовала для помощи жителям Нагорного Карабаха. Речь идет об отправке в регион миссии хирургов и медико-хирургического оборудования, пишет Ирина Алкснис для РИА Новости. 

США, в свою очередь, и вовсе ограничились выделением пяти миллионов долларов Международному комитету Красного Креста и другим неправительственным организациям, которые оказывают помощь людям, пострадавшим при недавнем обострении конфликта.

Явное отсутствие энтузиазма Парижа и Вашингтона по поводу карабахского урегулирования — и в риторике, и в действиях — подтверждает правоту Сергея Лаврова, упомянувшего демонстрацию ими "уязвленного самолюбия".

О том же сказал и президент Азербайджана Ильхам Алиев, иронично отметивший, что США и Франция "хоть и с запозданием, но тем не менее также выразили свое позитивное отношение" к достигнутому соглашению.

И по сложившейся традиции совсем не церемонилась в выборе слов Анкара. Пресс-секретарь турецкого президента заявил, что Запад в лице НАТО и ЕС за тридцать лет оказался так и не в силах выдвинуть "конкретных и реалистичных предложений" по карабахскому противостоянию, в то время как Россия и Турция смогли "достичь взаимопонимания".

О том, что договоренности по Нагорному Карабаху оказались болезненным поражением Запада — особенно США и Франции, которые вместе с Россией являются сопредседателями Минской группы ОБСЕ по поиску путей мирного урегулирования этого конфликта, — стали писать сразу.

Если верить журналистам The National Interest, Запад умудрился на этот раз проспать вообще все. Для него стали неожиданностью и возобновление боевых действий, и подписанное соглашение, по которому в регион были введены российские миротворцы. Издание возложило вину за произошедшее на американскую разведку, которая, по его сведениям, даже не смогла заполучить информацию о переговорах Путина и Эрдогана, а результатом стало чувствительное ослабление позиций США в регионе.

Однако в реальности ситуация обстоит еще хуже, поскольку позиция "разведка недоработала" позволяет прикрыть куда более масштабный характер провала США во всей этой истории.

Карабахское урегулирование, несмотря на относительно локальный характер конфликта, знаменует собой принципиально новый этап изменений, переживаемых глобальной политической системой. Это был первый раз, когда Соединенные Штаты и Европа оказались ненужными и нежеланными партнерами сразу для всех участвующих сторон.

Важнейшим маркером западной гегемонии на протяжении последних трех десятилетий была его вездесущность и повсеместная востребованность. В любой ситуации, в любом конфликте — даже в значительной части внутриполитических в самых разных странах — всегда находились силы, которые апеллировали к Западу, обращались к нему за поддержкой, рассчитывали на помощь и нередко получали ее в том или ином виде.

В качестве выразительнейшего образца данного подхода можно напомнить эпизод в Крыму весной 2014 года, когда украинские военные попытались "штурмовать" российский военный объект с криками "Америка с нами". Это, конечно, выглядит смешно, но в то же время очень точно отражает образ мыслей значительного числа людей, в том числе высокопоставленных, по всей планете — от Белоруссии до Венесуэлы, от Сирии до Гонконга.

Более того, такое положение дел целенаправленно поддерживается Западом, который, естественно, заинтересован оставаться истиной в последней инстанции и обладать если не контрольным пакетом, то как минимум правом вето по каждой проблеме и конфликту в мире. Это, собственно, одна из главных составляющих его геополитического доминирования.

Нынешнее карабахское урегулирование оказалось уникально тем, что Запад был отрезан от него сразу всеми сторонами-участницами. Это тем более впечатляет, что переговорный процесс явно был непростым, что отражалось и в официальных высказываниях вовлеченных столиц, которые местами взаимно были довольно резкими.

Однако вместо того чтобы по сложившейся мировой традиции подтащить к участию Штаты или Европу для усиления своей позиции, все дружно придерживались убеждения "сами между собой разберемся".

И действительно разобрались — уже постфактум поставив Запад вместе с остальным миром перед фактом достигнутых и уже даже запущенных в реализацию договоренностей.

Тем самым был нанесен очень мощный удар по еще одному краеугольному камню влияния и претензий США на особый статус в мировой системе. А как показывает практика, за первой попыткой — тем более столь удачной — обязательно последуют другие.

Ничего удивительного, что американцы предпочитают списывать произошедшее на случайный провал своей разведки. Это проще и комфортнее, нежели осознание и тем более публичное признание, что на самом деле урегулирование в Нагорном Карабахе означает очередной тектонический сдвиг в мировой политической системе, постепенно лишающий Соединенные Штаты и Запад в целом эксклюзивного статуса в ней.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

60

Сенат Франции призвал правительство признать Нагорный Карабах

116
В поддержку документа высказались 305 сенаторов, против проголосовал один. Резолюция носит рекомендательный характер.

СУХУМ, 25 ноя - Sputnik. Сенат Франции принял резолюцию с призывом к правительству признать Нагорный Карабах, сообщает РИА Новости. 

"Сенат... призывает правительство признать республику Нагорный Карабах и сделать это признание инструментом переговоров для установления прочного мира", - говорится в резолюции.

Сенаторы считают, что безопасность и свобода армянского населения Нагорного Карабаха не гарантируются Азербайджаном.

В принятой резолюции также осуждается военная агрессия Азербайджана, "проводимая при поддержке турецких властей и иностранных наемников". Сенаторы призывают к немедленному выводу азербайджанских вооруженных сил и их сторонников с территорий, занятых ими в результате военных действий, которые велись в Нагорном Карабахе с 27 сентября.

"Сенат... призывает правительство оказать массовую гуманитарную помощь гражданскому населению Нагорного Карабаха, требуя открытия гуманитарных коридоров", - отмечается в документе.

Кроме того, сенат предлагает правительству потребовать проведения "международного расследования военных преступлений, совершенных в Карабахе, в частности в отношении гражданского населения и с использованием оружия, запрещенного международным правом".

Парламентарии призывают исполнительную власть "извлечь дипломатические последствия из роли, которую играют власти Турции, и рассмотреть вместе с европейскими партнерами наиболее решительные ответные меры".

Сенаторы указывают на то, что "президент Турции Тайип Эрдоган в последние годы увеличил число провокаций, запугиваний и угроз в отношении Франции, Европы и других стран". По мнению членов сената, проводимая Турцией "экспансионистская политика является основным фактором дестабилизации в Восточном Средиземноморье, на Ближнем и Среднем Востоке, а теперь и на Южном Кавказе" и "представляет угрозу для безопасности Франции и Европы в целом".

116