Протесты и беспорядки в Минске после президентских выборов

Почему Лукашенко не может проиграть Майдану

1520
(обновлено 12:35 13.08.2020)
Попытка устроить Майдан в Белоруссии провалилась — хотя волнения в Минске и других городах будут продолжаться еще какое-то время, считает колумнист РИА Новости Петр Акопов.

Но разве это Майдан? Это же народное восстание, бунт недовольных фальсификацией выборов — Лукашенко украл у людей их голоса, он должен уйти, говорят одни. Нет, хотя он и сфальсифицировал выборы, уходить он не должен — иначе к власти придут прозападные силы. Нет в Белоруссии никаких серьезных прозападных сил — пускай Лукашенко уходит, а народ выберет себе нового президента, который все равно будет сохранять дружеские отношения с Россией.

Вся эта разноголосица, если не сказать шизофрения, присутствует в российском общественном мнении, причем и в самых его широких патриотических кругах — не говоря уже о том, что для небольшой, но активной прозападной части российского общества борьба с Лукашенко является в первую очередь борьбой с Путиным: не получилось в России, так хоть на Белоруссии потренируемся. Как же нам оценивать происходящее в соседнем государстве?

В первую очередь — с точки зрения русских интересов, Русского мира, русской истории, тогда все станет кристально ясно. Белоруссия — это часть России. Не Российской Федерации, а нашей тысячелетней Родины.

Временная независимость ничего не меняет: для истории три десятилетия — это очень небольшой отрезок времени. Легко укладывающийся даже в масштабы человеческой жизни — недаром Лукашенко правит своей страной 26 из 29 лет ее существования.

И почти все эти годы лукашенковская Белоруссия находится в союзе с Россией — в Союзном государстве. То есть свой выбор Лукашенко сделал сразу — мы один большой народ; ну или, говоря более политкорректно, три братских народа, образующие один великий.

А сколько же должно у нас быть государств? Конечно, одно — но после развала Союза образовалось 15 независимых единиц. Ни у одной из них не было никакого опыта государственности — кроме России, от которой все и откололись. То, что процесс обратного собирания русских земель будет сложным, было понятно изначально — но от осознания этого такая задача не становится менее важной.

Собиранием земель занимается, естественно, Россия — ведь только она и является государством-цивилизацией, хранителем и защитником интересов Русского мира (и всех тех народов, кто хочет быть в его орбите).

Но работать с осколками СССР очень сложно — и не только потому, что наши противники пытаются увести от нас бывшие союзные республики, но и потому, что Россия сама еще не полностью восстановилась после развала, не осознала до конца свою самодостаточность, не выстроила надежную и эффективную модель своего государства. И это притом, что у нас есть огромный исторический опыт — и чувство ответственности перед предками и потомками. В осколках СССР ничего этого нет — поэтому там образуются временные конструкции, выстраиваемые местными национальными элитами.

Прибалтика ушла в состав Евросоюза — Эстония и Латвия стали к тому же и придатком скандинавских стран, а Литва потеряла треть населения. В мусульманских регионах — Средней Азии и Азербайджане — возникли автократические режимы пожизненных президентов или династий (Алиевы). Единственное исключение — совсем искусственная Киргизия, раздираемая региональными противоречиями.

Нет сильной власти и в Закавказье — но Грузия и Армения представляют из себя в полном смысле слова несостоявшиеся государства, хотя первое потеряло часть своей территории, а второе захватило часть чужой. Точно такое же несостоявшееся государство — Молдавия, поставляющая за границу гастарбайтеров и раздираемая между Россией и Румынией.

Самая сложная судьба у более чем искусственной Украины — раздираемая борьбой за власть и собственность и региональными противоречиями, она попала под власть коррумпированных и антинациональных элит, решивших увести ее на Запад.

На этом фоне Белоруссия Лукашенко — это пример крепкого государственного образования. Причем русского и находящегося в союзе с Россией. Это не просто заслуга Лукашенко — вся нынешняя Белоруссия является его личным творением, созданным им и под него.

Никакого исторического государственного опыта у Белоруссии не было — и Лукашенко корректировал и менял советскую модель государственного и общественного устройства. То, что получилось, может кому-то нравиться, а кому-то нет — но это пример успешного государственного строительства. Конечно, временного — потому что само существование независимой Белоруссии — это временное явление. Поэтому ни о какой сменяемости власти в Белоруссии с точки зрения русских интересов речи быть не может — потому что Лукашенко — это и есть и Белоруссия. Та, которая не часть Российской Федерации, — но часть исторической России.

При этом у Лукашенко есть народная поддержка — может быть, не те 80 процентов, что показали итоги выборов (приписки исключать нельзя — но их масштаб не может быть большим и тем более определяющим), однако абсолютное большинство в две трети он точно имеет. Поэтому требования "подчиниться воле народа" и уйти — не что иное, как демагогия из арсенала тех самых "цветных революций".

Чудный набор технологий, следуя которым активное протестное меньшинство выходит на улицы — и сносит власть. Вот только незадача — оно сносит слабую и неуверенную в себе власть. Лукашенко силен и уверен в себе — он ощущает свою ответственность за созданную им Белоруссию. За ним огромное молчаливое большинство — часть из которого может быть недовольна теми или иными его действиями, но которое совершенно не собирается играть в "народную революцию", то есть ломать свое социальное государство.

Ну а как же реальные недовольные и протестующие — они же есть? Конечно: тут и часть городской молодежи, и часть проевропейски настроенных столичных жителей. Даже их претензии к власти невнятны — главная, впрочем, "устали от Лукашенко, давно правит". Но за него ведь голосует большинство? Нет, это все ложь — большинство против!

На этом разговор можно заканчивать — потому что никаких серьезных свидетельств этого "всеобщего против" обнаружить в социально достаточно однородном белорусском обществе невозможно. В самом лучшем для оппозиции случае за нее около трети населения — но ведь это же меньшинство? Но им не важны цифры — важен настрой на свержение "диктатора".

А этот настрой на провокации и Майдан был ясен задолго до выборов — именно поэтому так нервничал Лукашенко, именно поэтому он, прекрасно знавший о том, что игра против него ведется с Запада, поверил еще и в причастность России к возможным провокациям. Да, в России есть целый ряд недоброжелателей Лукашенко — и не только среди зарящихся на белорусские активы экс-олигархов, но и среди наших западников, для которых "Лукашенко — сегодня, Путин — завтра". Но ни российские власти, ни подавляющая часть российского общества не были настроены против Лукашенко — и только в последние дни, на фоне провокации с задержанными российскими гражданами, у наших общих врагов появилась возможность играть на разжигании антилукашенковских страстей в России.

Россия несет особую ответственность за все осколки Советского Союза — но наша ответственность за Белоруссию самая большая. Так было и до украинского вывиха, и тем более после него. Это не значит, что мы считаем белорусов и Лукашенко слабыми, неразумными и тем более предателями, — это значит, что мы считаем своими, такими же, как мы, ни в чем не отделяем их от себя. Два разных, хотя и союзных, государства — миг на часах русской истории. Но пока он длится, в Белоруссии могут быть уверены — мы всегда придем на помощь, мы никому не позволим ни поссорить нас, ни разорвать наше единство.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

1520

Год 2020-й как он есть: ураганы и банды устанавливают мировые цены на газ

8
Газовый рынок постепенно восстанавливается: биржевые цены в Европе и АТР (для рынка СПГ) составляют соответственно 130 и 150 долларов за тысячу кубометров.

Причины для роста цен есть и со стороны спроса, и со стороны предложения. За восемь месяцев текущего года суммарный импорт СПГ оказался, пусть и всего на 1,3 процента, но выше, чем за тот же период годом ранее. Резкий рост импорта СПГ в июле и августе показывают Индия и Китай, пишет колумнист РИА Новости Александр Собко.

То есть, если делать простую оценку, глобальный спрос на СПГ сейчас на уровне прошлого года, притом что спрос на трубопроводный газ ниже (это видно и по российскому экспорту в Европу, а Китай снижает импорт газа из Средней Азии). Но на рынке СПГ тоже избыток мощностей, так как и на текущем фоне запускались достраивавшиеся заводы предыдущей инвестиционной волны (в основном это США).

Поэтому стабилизировать цены помогают и провалы со стороны предложения: по-прежнему не работает плавучий завод Prelude в Австралии (там технические проблемы), в той же стране остановлена одна из линий Gorgon LNG. Про США уже говорилось немало. Из-за недавних сверхнизких цен, которые не окупали даже операционные затраты, отгрузки СПГ летом снижались до половины и ниже от плановых мощностей заводов, сейчас экспорт постепенно уже может восстанавливаться вместе с ростом глобальных цен, но сезон ураганов мешает быстрому возврату к норме. В ближайшие месяцы рост американского экспорта вновь окажет давление на цены.

То есть восстановление котировок пока не выглядит устойчивым (добавим к этому заполненные хранилища), хотя, по некоторым прогнозам, в отопительный сезон спотовые цены в Азии могут даже превысить 200 долларов за тысячу кубометров. Такие цифры уже соответствуют приемлемой долгосрочной цене для всех производителей. Правда, есть одно но: такой уровень цен должен быть среднегодовым, а не только "зимним".

Но год сложный, нетипичный, делать по нему долгосрочные выводы нельзя. Всех интересует перспектива. И тут самое интересное: в текущем году, впервые за двадцать лет, пока не принято ни одного нового инвестиционного решения о строительстве новых заводов по сжижению. Прогнозы на итог этого года — от нуля до одного-двух решений. Напомним, что в прошлом году сделано рекордное количество инвестрешений, а произошло этого, в свою очередь, после длительного трехлетнего затишья (2016-2018 годы, небольшое число решений) из-за переинвестирования в предыдущий цикл (2011-2015 годы).

Почему так происходит? Простой ответ понятен: все нефтегазовые компании сильно потеряли в доходах, а потому сокращают свои инвестпрограммы. Но, как известно, инвестиции упали всего лишь на треть, уж что-то, казалось бы, должно перепасть и СПГ.

Часть ответа в том, что рынок СПГ последние годы развивается парадоксально. С одной стороны, мы видим и текущий избыток газа, а также острую конкуренцию в будущем (Катар, США, Россия, Восточная Африка), все это не способствует высоким ценам и не посылает достаточных рыночных сигналов для инвестиций в новые проекты. Одновременно рынок считается перспективным (спрос на газ будет расти во всех, даже самых зеленых, сценариях). Одним из драйверов развития рынка стало участие нефтегазовых ТНК, которые постепенно начали переходить от "уходящей" нефти к перспективному СПГ.

Как результат — при дорогой нефти (как тогда казалось, надолго) нефтегазовые компании могли вкладывать в перспективный сжиженный газ из общей корзины доходов. Либо прямо через непосредственные инвестиции в заводы, либо косвенно, через покупку в свой портфель СПГ по долгосрочным контрактам, что давало возможность получить кредиты на постройку заводов остальным, относительно небольшим, участникам рынка СПГ.

Сейчас же, с падением нефтяных котировок, нефтяным ТНК не до этого. Плюс к тому некоторые из них нервничают и объявляют о резком "позеленении" своих инвестиционных планов. В свою очередь, у нефтяных гигантов, которые хотят оставаться приверженными ископаемому топливу, также тяжелая ситуация. Это видно на примере компании ExxonMobil, финансовое состояние которой сейчас находится в непростом положении.

У этой компании были в планах (и, как еще ожидалось в прошедшем году, с "быстрым" инвестрешением) два главных и крупных СПГ-проекта: это Golden Pass LNG в США (совместно с Qatar Petroleum) и Rovuma LNG в Мозамбике.

Оба они сейчас отложены в долгий ящик, принятие решений по американскому заводу задерживается как минимум на год, по Мозамбику — до 2023 года. Планы по расширению действующего завода СПГ компании в Папуа-Новой Гвинее также сдвигаются до лучших времен.

Остальные американские заводы, разумеется, также не торопятся принимать новые решения, ведь прогарантировать строительство долгосрочными контрактами на продажу СПГ сейчас затруднительно. Буксует ситуация и в Восточной Африке в целом. Напомним, что шельф этого региона (Мозамбик, Танзания) рассматривался как один из новых перспективных центров добычи. Об отсрочках в проекте Exxon уже было сказано.

А вот СПГ-заводу, по которому решение уже принято в прошлом году, Mozambique LNG (под контролем Total), регулярно мешают действующие в регионе группы экстремистов, что ставит под вопрос достройку его в срок. Про планы заводов в Танзании последнее время вообще почти не вспоминают.

Из этого всего можно было бы сделать вывод, что в среднесрочной перспективе мы увидим и дефицит предложения. Так бы оно и было, если бы не планы Катара по сразу нескольким новым заводам. Официального инвестрешения еще нет, но предварительные работы активно ведутся. А низкая себестоимость СПГ позволит Катару строить с минимальной оглядкой на цены.

Наконец, еще один фактор, который создает неопределенности: механизмы ценообразования. Несмотря на развитие спотового рынка, до последнего времени ценовая привязка к нефти позволяла производителям СПГ гарантировать окупаемость. При этом на фоне дорогой нефти и растущей конкуренции в СПГ коэффициент этой привязки последние годы в новых контрактах все снижался и снижался.

Сейчас нефть подешевела, но маловероятно, что покупатели захотят возвращаться к старым, высоким коэффициентам. А при нефти по 45 долларов и типовом в последнее время коэффициенте привязки в 0,11,

СПГ будет стоить всего около пять долларов за миллион БТЕ, или около 180 долларов за тысячу кубометров. А покупателей при этом все больше интересует газ по спотовым ценам, тем более что с постепенным окончанием у Катара долгосрочных контрактов все больше СПГ из этой страны будет выходить на биржевой рынок.

Напомним также, что развивающиеся страны АТР способны "переварить" большие объемы газа (с чем и связаны прогнозы удвоения рынка СПГ за 15 лет), но только по низким ценам, максимум на уровне 200 долларов за тысячу кубометров, а лучше меньше.

Все эти факторы приводят к неопределенностям и некоторой парадоксальности развития рынка. Природный газ в целом и СПГ в частности остаются очень перспективным топливом, но на высококонкурентном рынке, спрос на котором, в свою очередь, будет уверенно расти только при достаточно низких ценах.

8

Резолюцией по Навальному: Европарламент признал "Россию будущего"

91
(обновлено 16:06 19.09.2020)
У Европарламента появляется нехорошая традиция — каждый год в середине сентября принимать антироссийскую резолюцию.

Два дня назад была принята "Ситуация в России и отравление Алексея Навального", а ровно год назад, 19 сентября 2019-го, депутаты проголосовали за резолюцию "О важности сохранения исторической памяти для будущего Европы", в которой заявили, что Вторая мировая война явилась "непосредственным результатом пакта Молотова — Риббентропа и его секретных протоколов, которыми два тоталитарных режима, имевшие общей целью завоевание всего мира, поделили Европу на зоны влияния", пишет колумнист РИА Новости Петр Акопов.

Но прошлогодняя резолюция касалась не только истории — в ней содержались и прямые обвинения в адрес российского руководства и России, чье продвижение к демократии "будет сдерживаться до тех пор, пока правительство, политическая элита и политическая пропаганда продолжат оправдывать коммунистические преступления и прославлять советский тоталитарный режим".

Кремль обвиняли и в "искажении исторических фактов и оправдании преступлений советского тоталитарного режима", расценивая эти действия как часть "информационной войны против демократической Европы с целью расколоть ее".

То есть уже тогда было сказано, что Россия ведет войну против Европы — по сути, мы были объявлены агрессором. Нынешняя резолюция развивает принципы прошлогодней — теперь предлагается нанести удар по врагу. Да, именно врагу.

"Новичок" и старичок. Европарламент навалил все в одну кучуС переворотом в Белоруссии не вышло. Вот и решили в Европарламенте пожертвовать буквой, чтобы сохранить хотя бы дух. Душок. Теперь это не революция, а резолюция. От слова – резон. Надо им, значит.

За резолюцию по Навальному проголосовали 532 депутата — на три меньше, чем за принятую год назад. Это абсолютное большинство Европарламента: голосовавших против и воздержавшихся в сумме было всего полторы сотни. Конечно, Европейским союзом управляет не Европарламент, и даже не Еврокомиссия (то есть общеевропейское правительство), а Европейский совет, в который входят руководители всех 27 государств ЕС. Но позиция Европарламента тоже важна, потому что она отражает мнение самой активной части европейского политического класса, той элиты, которая занимается евроинтеграцией. Какая-то часть, или даже большинство, национальных элит, будь то в Германии, Франции или Италии, могут иметь свое, сильно отличающееся от европарламентского мнение по тому или иному вопросу, но голос коллективного агитатора и организатора имеет большое идеологическое и пропагандистское значение.

Резолюция по Навальному посвящена пересмотру отношений с Россией — и поэтому мы с полным правом можем говорить о том, что Европу ставят перед историческим выбором. Кто именно ставит? Та часть европейских элит, которую обычно называют атлантической, но в данном случае можно упростить определение до "русофобской". Европе предлагают окончательно и твердо вернуться на привычный исторический путь — демонизации России и открытой конфронтации с нашей страной. И хотя значительная часть национальных элит большинства европейских государств (включая самые крупные) явно не готова сделать такой выбор и будет сопротивляться давлению, мы в России должны отнестись к высказанной Европарламентом позиции со всей серьезностью. Да, сейчас эти предложения не будут приняты, но сам факт формулирования показывает, насколько жесткая борьба вокруг русской темы будет идти в европейских элитах в ближайшие годы.

Суть шестистраничного документа содержится в его заключительной части — там, где после пяти страниц осуждений и обвинений в адрес России начинаются конкретные рекомендации. Но и представление о ситуации в России более чем странное: например, на полном серьезе говорится о том, что "покушение на Навального было частью системных усилий, направленных на то, чтобы заставить замолчать голоса диссидентов в России — в частности, с целью повлиять на местные и региональные выборы в России 11-13 сентября". Ну да, ради срыва навальновского "умного голосования" решили отправить на тот свет "ведущего российского оппозиционного политика" — и это притом что всем было ясно: абсолютное большинство поддержанных им кандидатов и так проиграет. Хотя почему всем?

В параллельной реальности, в которой живет Европарламент, "в городах, где Алексей Навальный присутствовал перед попыткой отравления (Новосибирск и Томск), его система "умного голосования" доказала свою эффективность и помогла победить кандидатов Путина". Что же за великая победа в том же Томске? В городскую думу, состоящую из 37 депутатов, избраны два представителя Навального, в том числе и координатор его местного штаба Ксения Фадеева. Она набрала 1171 голос — на три сотни больше, чем у кандидата от "Единой России". Понятно, что это начало конца власти Путина. Да, а еще отмечается, что "Алексей Навальный выразил решительную поддержку митингующим в Хабаровске и Белоруссии и считал перемены в Белоруссии вдохновением для народа России" — конечно, так оно все и было, решили остановить надвигающуюся на Россию революцию жестоким убийством!

Европе не привыкать иметь дело с придуманной Россией — этой традиции уже много столетий. И, как и в прошлом, с такой Россией нельзя разговаривать на равных. В лучшем случае сверху вниз, как с непутевым ребенком, но чаще как с опасным рецидивистом, который неспособен к перевоспитанию и лишь прикидывается таким же, как вы. Дело Навального используется по второму сценарию.
"Дело Алексея Навального является одним из элементов более широкой российской политики, ориентированной на репрессивную внутреннюю политику и агрессивные действия по всему миру, распространение нестабильности и хаоса, восстановление сферы его влияния и господства и подрыв основанного на правилах международного порядка".

Естественно, что с такой Россией Европе не по пути: "Европарламент официально пришел к выводу, что Россия больше не может считаться "стратегическим партнером", в том числе в свете антагонистической внешней политики, включая военное вмешательство и незаконную оккупацию в третьих странах".

И вот тут начинаются рекомендации, которые Европарламент дает Еврокомиссии и Евросовету. В них шесть пунктов — все они производные от того, что "крайне необходимо приступить к тщательной и стратегической переоценке отношений ЕС с Россией".

В первом же пункте — призыв пересмотреть европейскую политику касательно России и пять руководящих принципов сотрудничества с Россией и "разработать новую всеобъемлющую стратегию, которая будет зависеть от дальнейшего развития в области демократии, верховенства закона и уважения прав человека российским руководством и властями".

То есть поставить отношения с Россией в зависимость от того, какую оценку ЕС даст внутренней ситуации в нашей стране, — это и называется прямое вмешательство во внутренние дела государства. Представьте себе, что было бы, если бы Россия назвала условием своих контактов с Европой нашу оценку тамошнего уклада, причем изначально назвав его неправильным?

Но это еще цветочки, самое веселое приберегли на конец.

Второй пункт касается призыва к странам Евросоюза "продолжать изолировать Россию на международных форумах (например, G7 и другие форматы) и критически проанализировать сотрудничество с Россией через различные внешнеполитические платформы".

Тут все смешно. Во-первых, ни о какой изоляции России давно уже нет речи, даже сама эта попытка принесла Западу больше ущерба, чем нашей стране (потому что подняла авторитет России в остальном мире и показала истинные размеры мира по-американски). Во-вторых, "Большая восьмерка" была приостановлена Западом, но теперь о возврат к ней России исключен. В-третьих, сами западные страны постоянно намекают на то, что неплохо бы вернуться к "Большой восьмерке" (Италия, Франция) или возобновить сотрудничество с ней в рамках расширенной до G11 нынешней западной "семерки" (это уже Трамп). Ну и самое главное: именно Европе сейчас категорически необходимо взаимодействие с Россией на мировой арене. Причем как в самых разных региональных сюжетах (иранская сделка, Ливия, Сирия, палестино-израильский конфликт), так и в целом, в процессе перестройки миропорядка (Европа ведь собирается усиливать свою самостоятельность?). То есть отказываться от партнерства на мировой арене для Европы — это стрелять себе в ногу.

Собственно говоря, к этому ее подталкивают и третий с четвертыми пунктами резолюции. Третий пункт призывает ввести европейский механизм санкций в отношении россиян, причастных к нарушениям прав человека — в стиле американского "списка Магнитского". В Европарламенте звучали предложения и ввести санкции против "коррумпированных чиновников в соответствии с итогами расследований Фонда борьбы с коррупцией", и понятно, что эта тема будет разогреваться и дальше. А в самой резолюции говорится и о желательности новых "секторальных санкций, направленных против российского режима", то есть дополнительном ударе по и так ограниченным торговым отношениям. Их символом стал "Северный поток — 2", ему посвящен отдельный четвертый пункт, в котором Европарламент "подтверждает свою прежнюю позицию по прекращению его деятельности".

Но самыми откровенными являются два последних пункта. В одном из них Совет Европы (то есть президентов и премьеров европейских стран) призывают принять "стратегию ЕС по поддержке российских диссидентов, неправительственных организаций и организаций гражданского общества, а также независимых СМИ". Каким образом? Например, "в полной мере используя механизмы правозащитников, создавая дополнительные возможности для обучения молодых россиян в ЕС, а также содействуя в открытии российского университета в изгнании в одном из государств-членов". Прекрасно, университет в изгнании, который будет готовить кого? Кадры для "правительства в изгнании"? Для той России, которая устраивает Европу? Нет, никто не говорит об "оккупационной администрации" — это же прекрасная Россия будущего. С которой нужно уже сейчас иметь дело, в отличие от нынешней ужасной России.

Именно поэтому шестой пункт призывает "немедленно начать подготовку и принять стратегию ЕС в части будущих отношений с демократической Россией, включая широкий спектр стимулов и условий для усиления внутренних тенденций к свободе и демократии".

Это похлеще, чем даже содержащиеся в резолюции рекомендации "постоянно требовать от России отмены или изменения всех законов, несовместимых с международными стандартами, включая незаконно принятые недавние изменения к Конституции России и ее правовым основам выборов и законодательству об иностранных агентах", — тут прямо говорится о том, что Европа должна не просто готовиться к отношениям с будущей демократической Россией, но и создавать "стимулы для усиления внутренних тенденций". Европейские депутаты не хотят иметь дело с нынешней Россией, им нужна другая Россия, в создании которой они, не скрываясь, собираются участвовать. Это уже не открытое вмешательство в наши внутренние дела, это заявление о намерении приложить все усилия для смены нашего государственного строя, о желании привести нашу страну к "европейским стандартам".

Интересно, какого ответа ждут евродепутаты от России? России, которую они постоянно обвиняют во вмешательстве во внутренние дела своих стран, но которая не заявляла и не делала и сотой доли того, что содержится в принятой 17 сентября резолюции Европарламента? Чего они добиваются — разрыва отношений между ЕС и Россией?

На самом деле нам нет нужды даже отвечать на нынешнюю резолюцию, мы просто продолжим наблюдать за той борьбой, которая идет в самой Европе. Борьбой за собственное будущее, которого у Евросоюза просто не будет, если рекомендации Европарламента когда-нибудь примут реальные руководители единой Европы. Не будет не потому, что Россия нанесет страшный ответный удар и развалит Европу изнутри, а потому, что неадекватность и вредительство собственным интересам убьют европейский проект.

91

Сухумскую школу закрыли на карантин после смерти учителя с коронавирусом

1159
(обновлено 22:58 20.09.2020)
За весь период пандемии в Абхазии было выявлено 939 случаев заражения коронавирусом. На лечении в Гудаутском госпитале, по данным оперштаба на 20 сентября, находятся 97 пациентов.

СУХУМ, 20 сен — Sputnik, Асмат Цвижба. Ученики Сухумской школы №1 имени Баграта Шинкуба отпущены домой на двухнедельный карантин в связи с ухудшением эпидемиологической ситуации в школе, рассказала в интервью Sputnik директор учреждения Нонна Делба.

По ее словам, сегодня дирекции школы сообщили о том, что одна из учителей, у которой был выявлен коронавирус и которая также страдала от другого хронического заболевания, скончалась. К тому же уже в пяти классах школы были зафиксированы случаи заражения, и звонки от родителей, которые сообщают об обнаружении у детей симптомов COVID-19, продолжают поступать директору.

"Я позвонила министру просвещения, и он сказал отпустить детей на две недели, так как у нас, кроме первых, вторых и третьих классов, почти во всех классах есть зараженные дети, а у них братья и сестры учатся в других классах. Также уже семь учителей у нас находятся на карантине, и у меня самой голос не тот уже сегодня", - объяснила она.

Делба отметила, что на протяжении всего дня пыталась связаться с руководством СЭС, но никто не вышел на связь. По словам директора, сейчас руководство школы пытается выяснить, сколько учеников заразились вирусом, пока точное число неизвестно. 

В пресс-службе Министерства здравоохранения Абхазии Sputnik подтвердили информацию о смерти заразившейся COVID-19 учительницы и отметили, что педагог проходила лечение в Грузии, там же она и умерла. 

 

1159
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии