Девушка держит в руках флаг Китая

Разгадана любовь китайцев к компартии

877
(обновлено 12:20 25.08.2020)
Давайте договоримся, не надо длинных экскурсов в историю Компартии Китая или сложных разговоров о национальных особенностях и прочем.

Вместо этого посмотрим — нет ли чего-то полезного для нас в потоке публикаций на тему "почему китайский народ любит свою компартию", пишет Дмитрий Косырев для РИА Новости.

Разговор этот в Поднебесной только набирает интенсивность к предстоящему столетнему юбилею КПК — 23 июля 2021 года — и будет идти почти год.

Однако уже сегодня из потока размышлений на обозначенную тему можно выловить всякие жемчужины. Начинают отвечать на этот вопрос разные авторы с чего-то стандартного ("потому что партия и народ едины"), но дальше обязательно говорят нечто, пригодное и к нашему сегодняшнему употреблению.

Ну вот, например: КПК нашла для нации путь, который наиболее соответствует "национальным условиям" и лучше всего помогает решать существующие проблемы. Причем обнаружение этого пути далось "ценой большой крови". Компартия теперь "верит в правду, исходящую из фактов" и "охраняет себя от идейной жесткости или окаменевших старых подходов".

То есть — если перевести на русский эти всем китайцам понятные пассажи — заслуга компартии в том, что, пусть и "ценой большой крови", она сумела перестать быть коммунистической. Или, скажем так, радикально обновила понимание того, что такое коммунистические цели и методы.

Никакого больше равенства в нищете, отмены частной собственности и бесклассового общества. Результат: люди в стране стали богатыми. А если кошка ловит мышей, то всем понятно, что это хорошая кошка, как бы ее ни звали.

Для сторонников "окаменевших старых подходов" в утешение осталось название партии. Таких людей было много — начиная с 1978 года, когда стартовали реформы. И все они говорили, что "не могут поступиться принципами". В итоге принципы на бумаге им оставили.

Хотя тут есть еще одно соображение: громить компартию сегодня ради процветания завтра — это и в 1978 году, и позже казалось безумной идеей. Кто и что тогда будет год за годом искать пути к процветанию? Наскоро созданная непонятно кем новая власть?

Тут уместна еще одна цитата из потока предъюбилейных комментариев. Оказывается, компартия в Китае — это операционная система. В том смысле, что страна с ее ресурсами, производствами и населением — это компьютерное железо, звенья которого сами по себе работать не могут. Чтобы они работали, нужна одна объединяющая операционная система, как ее ни называй. А это, по мысли автора, партия и контролируемое ею правительство.

При этом операционные системы западного мира, говорит он, регулярно обваливаются, потому что построены по иному принципу. Там партий несколько потому, что они искусственно делят общества на разные, антагонистические друг другу части, и борются партии за то, чтобы именно их часть доминировала над всеми прочими. А у КПК другой рефлекс — объединять общество. Интересная мысль с точки зрения марксистских идей о борьбе классов, не правда ли?

Коммунизм в классической советской версии — это попытки насадить удушающий коллективизм и как бы равенство. Все нынешние успехи Китая можно приписать умному сочетанию бешеного китайского индивидуализма (помогающего кому-то зарабатывать миллионы) и традиционного, еще до нашей эры существовавшего коллективизма.

Сегодня партийные идеологи гордо объясняют, что если нужно, то "включаем" коллективизм, как это было в борьбе с вирусом. Всех лечили одинаково и бесплатно, мобилизовав тысячи медиков для работы, по сути, в двух провинциях; в Ухане даже спасли семерых пациентов в возрасте за сто…

Хорошо, это то, что и должны говорить китайские публицисты в нашем, юбилейном случае. А вот республиканская пропаганда в США, наоборот, считает КПК олицетворением коммунистического зла, но подчеркивает: мы, республиканцы, всей душой за великий китайский народ, мы лишь против угнетающей этот народ компартии.

То есть, как всегда, предполагается, что чуть нажми на очередную "неправильную" страну и она радостно свергнет режим.

Тем более эффектной оказалась июльская публикация результатов исследования в Гарварде (США) на ту самую тему: насколько китайский народ любит КПК — и почему. Это сенсационная работа по двум причинам.

Во-первых, исследования велись с 2003 года. Во-вторых, это единственная в мире попытка независимого анализа общественного мнения в огромной стране, где зарубежные социологические службы без разрешения не работают, а местные находятся под перманентным зарубежным подозрением.

И вот с этим подозрением и пристрастием гарвардская команда выясняла вопрос о любви народа к партии, то есть во всех случаях поправки и допущения делались не в пользу Пекина. Применялась вся мощь американской социологической технологии.

Оказалось, с того самого 2003 года популярность компартии лишь росла, последние имеющиеся результаты показывают 95,5% полной или частичной удовлетворенности ее действиями. При этом анализировались не только богатые приморские, но также и бедные внутренние провинции. В последних, однако, партию и правительство любят еще больше.

Правда, тут есть специфика: местные власти далеко не так популярны ("полное удовлетворение" иной раз составляет всего 11,3%). У центральной же власти, то есть КПК, репутация инстанции, в которую можно пожаловаться на неправоту местных начальников. А центр научился, сосредотачивая в Пекине немалые ресурсы, грамотно вмешиваться и делать то, что жители провинций требуют. Это технология, и неплохая.

Гарвардские открытия в США были замечены и откомментированы. Например, так: а что вы хотите от страны, где нынешних жителей от массового голода отделяет всего одно поколение?

Доход на душу населения в 1978-м был 307 долларов, сейчас - 7755, продолжительность жизни, соответственно, выросла с 65,9 до 76,5 года. И вы нам еще будете говорить, что китайский народ "жаждет свободы" от такой правящей партии?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

877

Вышел из доверия: зачем Макрон слил в прессу свой разговор с Путиным

72
Французский президент Макрон в отношениях с Владимиром Путиным пережил свой "момент Меркель", уверяет европейская пресса.

Имеется в виду разговор двух президентов от 14 сентября, - точнее, та часть, что касалась "отравления" Навального, пишет Петр Акопов для РИА Новости. Детали беседы появились в газете Le Monde. Но вначале напомним, что такое "момент Меркель".

Второго марта 2014-го немецкий канцлер позвонила Владимиру Путину, чтобы обсудить с ним ситуацию, сложившуюся после переворота на Украине и в Крыму. Понятно, что Меркель не считала победу Майдана переворотом, — и ее очень беспокоила возможность того, что Россия вернет себе собравшийся к выходу из Незалежной Крым. Точно неизвестно, что сказал Путин (хотя можно предположить, что он высказал ей свое возмущение тем, что Европа не реагирует на киевский переворот), но после разговора с ним Меркель связалась с Бараком Обамой и рассказала американскому президенту, что "она сомневается в адекватном восприятии Путиным реальности" и вообще "Путин живет в другом мире". Эти подробности стали известны из публикации The New York Times — то есть утечка произошла из Белого дома. И хотя немецкие чиновники потом неофициально опровергали сообщение американской газеты, утверждая, что Меркель ничего подобного не говорила, в истории эта ее фраза сохранилась.

Для Запада "момент Меркель" — это столкновение с оторванным от реальности Путиным. Теперь, значит, пришла очередь Макрона: как пишет Libération, "Эммануэль Макрон пережил на прошлой неделе свой "момент Меркель", увидев Владимира Путина, который оторван от мира, укрылся в башне из слоновой кости и одурманен собственной пропагандой? Или же тот поднялся на новый уровень политического цинизма, открыто заявив, что ничто не истинно и все дозволено?"

Что же произошло? Дело в том, что, как и в 2014-м, случилась утечка содержания конфиденциального разговора, но если тогда речь шла о том, что сказала Меркель Обаме про Путина, то сейчас уже был пересказан разговор самого Путина. Содержание его беседы с Макроном каким-то образом стало известно Le Monde: речь шла о Беларуси, Украине, Ливии. Но главной темой публикации стал Навальный.

По данным издания, Путин "пренебрежительно" высказывался о Навальном и назвал его "простым возмутителем спокойствия в интернете", который "совершал незаконные действия и использовал созданный им Фонд борьбы с коррупцией, чтобы шантажировать чиновников и депутатов". Путин якобы сказал Макрону, что Навальный ранее уже симулировал болезни и "мог сам принять яд" (причину он не уточнил), что "Новичок" — далеко не такое сложное вещество, как утверждается, и что его применение, в принципе, не подтверждено". А отсутствие официального следствия в России обосновал "нежеланием французских и немецких экспертов делиться информацией с российскими коллегами". Кроме того, "Путин также посчитал возможным рассмотрение других следов — например, ведущего в Латвию, где сейчас проживает изобретатель "Новичка". На самом деле, в разработке вещества принимали участие несколько советских ученых, и нахождение одного из них за границей не означает возможность его производства, тем более при отсутствии видимого мотива".

Путина в пересказе Le Monde много — а вот Макрона совсем мало: "Макрон подчеркнул, что "Новичок" не мог быть использован частной организацией и что ситуация требует официальных объяснений. <...> Эммануэль Макрон, в свою очередь, сразу же отмел "латвийский след" и принятие яда самим Навальным".

После публикации разгорелся скандал — как из-за ее содержания, так и из-за самого факта разглашения конфиденциального разговора. Проверить, что в изложении Le Monde правда, а что нет, невозможно. Кремль тут же отреагировал, сообщив, что "газета совсем не точна в переданных формулировках" и, самое главное, "вряд ли она могла быть точна, ведь это означало бы, что наши французские партнеры сознательно поделились со СМИ записью беседы двух президентов, что не соответствует дипломатической практике". Пресс-секретарь президента России даже перешел на недипломатический язык, добавив: "Мы не можем поверить в то, что Елисейский дворец сознательно, ну, по-русски говоря, слил в прессу запись беседы двух президентов. Ну это же Франция. Франция не может такого делать".

Увы, может. Хотя французский МИД позже заявил, что "любая утечка внутренних конфиденциальных документов недопустима" и по поводу публикации в Le Monde "проводится расследование", можно практически не сомневаться, что содержание разговора было слито именно из Елисейского дворца. Причем с большой вероятностью — по инициативе самого Макрона. Который буквально в тот же день, когда появилась публикация в Le Monde, выступая с заранее записанной речью на сессии Генассамблеи ООН, заявил, что Франция "не потерпит применения химического оружия — в Европе, в России и в Сирии", а Россия должна "полностью пролить свет на попытку убийства политического оппозиционера с применением нервно-паралитического вещества "Новичок". Причем сделать это "быстро и безупречно", так как французы будут "добиваться соблюдения установленных ими "красных линий".

Макрон атакует Путина — а через утечки еще и подрывает остатки доверия, существовавшие между ними. То есть действует точно так же, как Меркель, — в этом и есть настоящий "момент Меркель", только уже для Путина. Наш президент убедился в том, что с Макроном нельзя говорить откровенно, — точно так же, как в 2014-м он убедился в том, что Меркель и Обама не держат слово.

Шесть лет назад Путин неоднократно рассказывал о том, как западные лидеры просили его убедить Януковича подписать с лидерами Майдана соглашение о конституционной реформе и досрочных выборах, которое в итоге было подписано в присутствии представителей Германии, Франции и Польши. И нарушено уже через два дня, когда Верховная рада отстранила Януковича от власти, а Запад сделал вид, что никакого соглашения и не было и никакого переворота не произошло. То есть попытался навязать России свою реальность — в которой Украина будет подвергнута евроинтеграции и атлантизации. Русское представление о собственной истории и реальности, естественно, было другим — отсюда и Крым, и дальнейшая конфронтация с Западом. Реальность Меркель и реальность Путина различаются — как различается немецкий план по собиранию вокруг себе единой Европы и русский план реинтеграции постсоветского пространства, собирания вокруг российской территории исторической России, не говоря уже о Малороссии — Украине. Россия будет сама определять свое будущее — и сопротивляться попыткам увести ее западные земли под разговоры о "европейском выборе", "демократии" и "признании реальности".

Спустя шесть лет от России требуют покаяться за отравление Навального — причем с применением химического оружия. Но когда в ответ Москва требует показать данные экспертиз, на основании которых кричат о "Новичке", ее как будто не слышат — мы все уже установили без вас, ваше дело признать свою вину и покаяться. Так же было и с Украиной: нет никакого русского мира, даже Януковича нет, теперь есть Турчинов и Яценюк, они ведут Украину к евроинтеграции, сидите в своей Москве и не дергайтесь.

История с отравлением Навального используется для открытого давления на Россию и подрыва европейско-российских отношений — причем игра идет откровенно жульническая и наглая. При этом европейские лидеры жестко ограничены в своих публичных заявлениях — сомневаться в "Новичке" они уже не могут — ведь это же "доказано", да и "Путин всегда так делает". Конечно, Макрон, как и Меркель, не верит в причастность Путина к отравлению — но оба вполне допускают, что Навального пытались убить какие-то "добровольные помощники Кремля". Поэтому они хотят, чтобы Путин помог им спасти российско-европейские отношения — признав вину России, разобравшись и наказав виновных. Но виновных в чем? В применении химического оружия? Но это голословные обвинения Запада, не подтверждаемые российскими врачами. Именно поэтому Путин относится к истории с отравлением как к провокации — пусть пока что и непонятно, чьей именно. И рассказывает об этом Макрону — упоминая самые разные версии. То есть реальность Путина выглядит куда более реальной, чем "точно установленное наличие "Новичка" у Макрона. Применение химического оружия? Ну да, мы помним провокации в Сирии — когда о применении Асадом химического оружия трубили связанные с западными разведками "Белые каски", а потом выяснялось, что это организованные ими постановки.

Франция при Макроне претендует на лидирующую позицию в Европе — да и в отношениях с Россией молодой президент пытался выйти из атлантической ловушки. В мае 2017-го, спустя всего две недели после вступления в должность, он принимал Владимира Путина в Версале — да и потом неоднократно говорил о том, как важны для Европы отношения с Россией, призывал к их развитию. "Необходим диалог, многое можно изменить, если есть воля", — это слова Макрона. Насчет наличия у Эммануэля воли в Кремле и раньше были сомнения, но даже диалог возможен только при факте хотя бы минимального доверия — а сливая в прессу свой разговор с Путиным, Макрон уничтожает и то, что от него осталось. Непорядочно? Да, но главное — очень недальновидно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

72

Получится ли у американского газа заменить российский

35
(обновлено 10:38 26.09.2020)
"Северный поток — 2" строится на замену большей части украинского транзита, так как в будущем ждать существенного роста экспорта российского газа не приходится, пишет колумнист РИА Новости.

В последнее время на фоне проблем с окончанием строительства "Северного потока — 2" все чаще в средствах массовой информации слышится мнение: "Без российских поставок Европа будет сильно переплачивать за дорогой американский СПГ", пишет Александр Собко для РИА Новости. 

Критики этого тезиса посмеиваются, указывая: посмотрите, тот же американский СПГ продается на европейской газовой бирже по таким же ценам (а сейчас вообще — сверхнизким), как и весь остальной газ.

Кто же прав? Жизнь, как всегда, сложнее простых схем: предлагаем разобраться.

Для начала напомним, что "Северный поток — 2", по большому счету, строится на замену большей части украинского транзита, так как в будущем ждать существенного роста экспорта (по сравнению со "стандартными" 200 миллиардами кубометров, которые мы видели в последние годы) российского газа не приходится. Да и украинский транзит (по крайне мере, пока) позволяет транспортировать намного больше текущих объемов. Поэтому, казалось бы, со стороны баланса спроса и предложения ничего не изменится.

Более того: украинский транзит оплачен на четыре года (по 40 миллиардов кубометров в год), а "Северный поток — 2" будет иметь мощность 55 миллиардов. То есть на данном этапе рассуждений гипотетический отказ от достройки "Северного потока — 2" навсегда или на неопределенный срок приведет лишь к очевидным финансовым потерям "Газпрома" (ведь крупные суммы на строительство придется просто списать), но не поможет заставить Европу покупать американский СПГ вместо российского газа.

Поэтому если исходить из тезиса, что американская сторона, создавая трудности для СП-2, планирует получить новую нишу для собственного СПГ (на объем мощностей "Северного потока — 2", или текущего украинского транзита — то есть около 50 миллиардов кубометров газа), это означает одно: вслед за заблокированным СП-2 должен прекратиться (неважно, по каким причинам: старость трубы, запретительная величина транзитного тарифа или иные обстоятельства) сам украинский транзит.

Рассуждаем дальше. Поможет ли это американскому СПГ?

Во-первых, в любом случае газ (и СПГ) подорожает, удаление с рынка 50 миллиардов кубометров — это достаточно существенные объемы для мировой торговли. А более высокие биржевые цены неизбежно приведут к повышению рентабельности и в продажах американского СПГ.

Во-вторых, главное. Здесь нужно напомнить, что в рамках своего текущего экспорта сжиженного газа США в любом случае получают гарантированную плату за сжижение. От низких глобальных котировок страдают трейдеры. То есть Штатам, по большому счету, нет необходимости как-то стимулировать продажи СПГ с уже построенных заводов.

Намного важнее — законтрактовать СПГ с новых проектов. Ведь после того как сейчас импортеры СПГ из США столкнулись с ситуацией, когда они даже не покупают топливо, но выплачивают обязательный сбор за сжижение (а это около половины от конечной цены СПГ), уговорить кого-то законтрактовать на таких условиях новые партии будет сложно. А нереализованных проектов еще много. Здесь бы и пригодился европейский рынок.

Из этого, собственно, и вытекает то кажущееся противоречие, о котором мы начали рассуждать в самом начале. Да, сейчас американский СПГ, как и любой другой, действительно продается, в том числе в Европе, по низким ценам. На рынке кризис, а продукцию все равно нужно где-то реализовать, заводы уже построены, а трейдеры законтрактовали покупку на условиях "сжижай-или-плати".

С другой стороны, и Европа должна понимать, что дешевый американский газ — это излишки, которые в других обстоятельствах быстро уйдут на азиатские, часто более прибыльные, рынки. Хочется гарантированных поставок — заключайте долгосрочный контракт и платите больше.

Насколько же дороже будет американский СПГ по сравнению с прочими поставками?

Тут следует отметить, что в настоящее время существует три основных варианта ценообразования на газ (СПГ): (1) спотовая, (2) с нефтяной привязкой и (3) для американского СПГ, основанная на цене газа внутри США плюс плата за сжижение.

Считается, что при возврате рынка к норме биржевая цена газа будет около 200 долларов за тысячу кубометров. Примерно такими будут и цены на газ с нефтяной привязкой при нефти 50 долларов за баррель. В любом случае сейчас "Газпром" уже продает большую часть газа в ЕС с привязкой к ценам бирж, поэтому ориентироваться лучше именно на эти котировки, а не на нефтяную привязку.

А по какой цене будет отгружаться американский СПГ? Цена его зависит от стоимости газа внутри США (она колеблется, и это — основной фактор неопределенности), стоимости сжижения и цены доставки в Европу. Не вдаваясь в расчетные подробности, можно говорить о диапазоне от 220 до 270 долларов за тысячу кубометров.

Иными словами, если изначально, в 2013 году, американский СПГ выглядел дешевле остальных поставок (тогда была дорогая нефть и более дорогой СПГ на спотовом рынке), то в нынешних условиях (подешевевшая нефть, выше конкуренция в СПГ) он оказывается дороже.

Еще один вопрос. А почему, собственно, Европа должна покупать именно американский СПГ. Почему не катарский или российский?

Тем более что окажется неудивительным, если в ближайшее время часть катарского газа будет продаваться с привязкой к ценам биржевого рынка?

Если оставить в стороне аспекты, связанные с особыми отношениям между ЕС и США, то таких причин нет. В общем случае ЕС может замещать возможный дефицит любым газом.

Возможно, из-за этого сейчас речь и идет о размене: несколько новых СПГ-терминалов в Германии именно под американский СПГ (скажем на 10-20 миллиардов газа, или 20-40 процентов от мощностей СП-2) в обмен на разрешение достройки трубопровода.

Подытожим.

Первое. Замена российского газа на американский СПГ возможна только при одновременном выполнении двух условий: закрытие проекта СП-2 и прекращение украинского транзита. В этом случае ограничение российского экспорта поддержит цены на всем газовом рынке.

Второе. В любом случае американский СПГ будет не в разы, а на 10-30 процентов дороже прочего газа на рынке, а возможно, и по такой же цене — все зависит от внутриамериканских котировок на газ. Но заключая долгосрочные контракты на поставку СПГ из США, Европа берет на себя весь риск, связанный с внутренними ценами на газ в США.

В свою очередь, дешевый американский (и весь остальной) СПГ, который мы видим в Европе сейчас, — это следствие избытка газа на рынке: трейдеры его продают, чтобы хоть частично компенсировать убытки по контрактам на закупку американского СПГ. Если же Европа захочет гарантированных поставок из США, то платить придется по формуле ценообразования на американский СПГ, а отказаться уже не получится.

И последнее. Навязывая Европе свой СПГ, США в первую очередь думают не о текущих поставках, а о перспективных. Речь идет о новых заводах по сжижению и их обеспечении гарантированными контрактами на поставку СПГ. Строительство заводов занимает около четырех лет, и именно к этому моменту закончится действующий транзитный договор с Украиной.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

35

Разгром "врага" в Черном море: как завершились учения "Кавказ-2020" в Абхазии

0
(обновлено 20:03 26.09.2020)
Крупномасштабные стратегические командно-штабные учения проходили на территории Абхазии в горах и на побережье Черного моря.

СУХУМ, 26 сен - Sputnik. Военнослужащие Южного военного округа (ЮВО) совместно с военнослужащими Министерства обороны Абхазии, МЧС и СГБ приняли участие в крупномасштабных совместных стратегических командно-штабных учениях "Кавказ-2020", сообщает пресс-служба ЮВО. 

Завершающим этапом учений стало массированное огневое поражение военнослужащими совместной группировки российских и абхазских войск вооруженных формирований (НВФ) в акватории Черного моря.

Стрельба по "противнику" велась с береговой линии полигона "Нагвалоу" из орудий танков Т-72Б3 и БТР-82АМ, САУ 2С3 "Акация", РСЗО "Град", 122-миллиметровой гаубицы Д-30, 120-миллиметровых минометов "Сани". Всего было поражено более одной тысячи морских целей, израсходовано порядка 20 тысяч боеприпасов крупного калибра.

© Sputnik Пресс-служба ЮВО
Крупномасштабные стратегические командно-штабные учения "Кавказ-2020" в Абхазии завершились разгромом НВФ в море

В общей сложности в маневрах на территории Республики Абхазия приняли участие более 1,5 тысячи военнослужащих, задействовано около 500 единиц различной современной техники совместных разнородных сил России и Абхазии. В том числе авиация двух стран в составе российских вертолетов КА-52 "Аллигатор", МИ-8АМТШ "Терминатор" и абхазских МИ-8 и МИ-24.

Учения "Кавказ-2020" проходили в период с 21 по 26 сентября 2020 года.

Читайте также:

 

0