Тянуть за язык: как поднять престиж абхазского

1339
(обновлено 15:18 31.08.2020)
За неделю до начала учебного года министр просвещения и языковой политики Абхазии Инал Габлия издал приказ, по которому этнические абхазы могут быть приняты только в абхазские школы республики.

Инициатива молодого министра вызвала активное и далеко не очень миролюбивое обсуждение в обществе. Этот приказ обнажил одну из самых больших проблем Абхазии – перспективу развития государственного языка. Через несколько дней спорное решение было отменено премьер-министром, страсти постепенно улеглись, но повод прямо посмотреть на то, что происходит с абхазским языком, остался. И вот что я увидел.

Не рубите сгоряча

Самое печальное заключается в том, что у государства нет четкой позиции по языковому вопросу. Доказать это просто. Последние решения в Министерстве просвещения были приняты явно на основе эмоций. А ведь все механизмы для сохранения и развития родного языка существуют. Есть закон об абхазском языке, и его никто не отменял, финансируются многочисленные программы по развитию государственного языка. Если вся эта система работает, то зачем тогда принимать столь нервные решения, да еще накануне нового учебного года? Других проблем мало? Если же эти механизмы не работают, то зачем тогда тратить на них деньги? Неувязочка, однако. Обычно так бывает, когда нет ясной цели. Если она есть, то проблему можно свести к задаче и поэтапно ее решать. Но ничего похожего на это не происходит. К сожалению.

Надо прежде всего сформулировать четкую и реальную цель: через 10 лет большинство выпускников школ должны владеть абхазским языком. Теперь задача: государство должно обеспечить каждому школьнику возможность выучить абхазский язык.

Начнем с нуля

Далеко не у всех есть возможность нанять ребенку репетитора, поэтому сделаем ставку на групповые занятия и будем считать, что уровень знаний языка у всех первоклашек равен нулю. Сформируем из всех детей три возрастные группы: ученики младших классов, ученики средней школы и старшеклассники.

Первый вопрос касается места для занятий. Очевидно, что проводить занятия надо в школах, но нагрузка на педагогов должна распределяться равномерно. Поэтому посчитаем количество учеников в каждом районе и количество образовательных учреждений, чтобы понять, хватит ли мест всем желающим. Сделать это можно в течение одной недели. Ну, ладно, учитывая нашу энергетику, любовь к цифрам и анализу, дадим на это три месяца. Как раз за лето можно успеть. Хорошо. Посчитали, сравнили, определили ресурсы и возможности. Поехали дальше.

Кто будет преподавать? Необходимы специалисты с безупречным знанием языка, у которых хватит терпения не переходить на русский при каждом неудобном для абхазского языка моменте. Есть такие? Есть, но их надо найти, объективно протестировать и заинтересовать. Срок тот же – три месяца.

Дальше появляется другая проблема. Она заключается в том, что существующие подходы к изучению абхазского языка рассчитаны на тех, кто и так им владеет. Остальным не позавидуешь. К концу школы они будут знать всего несколько десятков слов с чудовищным произношением. В результате получается профанация. Представьте, что вы, не зная ни одной буквы английского языка, должны рассуждать в Лондоне об особенностях поэзии Шекспира на языке оригинала. Примерно так чувствует себя добрая половина абхазов. Особенно это заметно на свадьбах, когда  произносятся бесконечные тосты. Приходится стоять, слушать и кивать, делая вид, что понимаешь, о чем идет речь. Кого мы обманываем?

Чтобы никого не обманывать, необходима принципиально новая программа обучения. Это и методические рекомендации воспитателям, и наглядные пособия детям. Все это нужно разработать с учетом особенностей языка и менталитета под руководством профессионалов. Следующий шаг - обучение преподавателей работе с этим материалом. На разработку и последующую адаптацию такой программы уйдет больше времени, чем на анализ количества школьников и школ. Торопиться здесь нельзя, но и долго раскачиваться тоже нежелательно. Формулируем требования, объявляем конкурс, а потом сравниваем все проекты, корректируем и утверждаем. Срок на подготовку программы – девять месяцев, на обучение кадров – три месяца.

Следующий шаг – определить уровень интеграции изучения языка в процесс школьного обучения. Давайте посмотрим на ситуацию объективно. В каждой школе на абхазском языке преподают только родной язык и литературу, а все остальные предметы – на русском. То есть абхазский язык здесь существует просто как отдельный предмет, а не полноценное средство коммуникации и получения знаний. А в чем тогда разница между школами? Более того, в русских школах дети часто усваивают абхазский язык лучше, так как программа там рассчитана на самый начальный уровень. Я часто слышу, как было бы хорошо вести на абхазском языке все предметы. Это фантазии, особенно при нынешней ситуации. Преподавать физику, химию, алгебру и другие предметы все равно будут на русском языке, по крайней мере, в ближайшие 20 лет. Я слабо представляю, как будет звучать на абхазском доказательство теоремы Пифагора, особенно числительные. Эта тема уже для другой статьи, возможно, научно-фантастической.

"Начальная" школа

Давайте исходить из того, что при зачислении детей в первый класс знания языка у них нет. Поэтому результат обучения напрямую зависит от преподавателя и семьи.

Необходимо изначально сделать программу легкой и доступной для восприятия, а также установить минимальный предел владения языком. Важно, чтобы существовала единая программа для всех школ. В этом случае даже при переходе на другое место учебы детям удастся избежать стресса. Из каких блоков будет состоять эта программа, на каких принципах реализуется необходимый минимум знаний – это тема для специалистов.

"Средняя" школа

Если в начальной школе дети, предположительно, были равны по уровню владения языком, то к пятому классу их знания могут так различаться, что даже в пределах одной группы найдутся те, которым будет скучно, и те, которые вообще ничего не понимают. Учить их всех вместе – утопия. Что делать? Выход тот же – установление следующего минимума знаний, но уже на новом, более развернутом уровне.

"Старшая" школа

При грамотной работе "начальной" и "средней" мы должны прийти к тому, что большинство учеников 10-х – 11-х классов смогут вполне сносно общаться на абхазском. Для тех, кому и после школы будет необходим язык, можно проводить углубленные занятия. Для остальных учеников занятия должны быть направлены на повторение и закрепление пройденных ранее этапов.

Существует общая проблема для всех групп школьников. В каждом следующем классе слабое владение языком будет чувствоваться острее, а любые попытки форсировать обучение приведут к отторжению. Проверено на себе. Поэтому и нужна принципиально новая программа.

В глушь, в деревню         

Как только минимальные знания усвоены, необходимо их закрепить. Это можно реализовать с помощью погружения в языковую среду, например, в сельской  местности. Создать там центры изучения языка без скучных уроков, диктантов и зубрежки. Только живое общение, совместный труд и отдых.

Программу пребывания в таких центрах можно сделать интересной за счет совмещения со спортом и этнотуризмом. Посмотрите, сколько подростков бесцельно шатается возле пляжей, теряя голову от вида отдыхающих в купальниках и без. Это же не дело! В деревне их энергию можно направить в созидательное русло. От государства требуется обеспечить безопасность нахождения детей в этих центрах, создать выгодные условия организаторам и контролировать результаты этого погружения в среду.

Кадры решают все

Основа всех образовательных процессов - кадры. В АГУ есть прекрасная кафедра абхазского языка и литературы, на которой обучаются около 100 студентов. Во время летних каникул можно привлечь их для работы в сельских языковых центрах. Это позволит совместить как языковую подготовку, так и воспитательную. Я уверен, что многие согласятся.

Чем их заинтересовать? Вариантов масса: зарплата, перевод с коммерческого отделения на бюджетное, зачисление трудового стажа, дотация за аренду жилья во время учебы, оплата связи и много других "плюшек". Можно работать с каждым студентом отдельно и предлагать индивидуальный социальный пакет в зависимости от потребностей. 

Дела семейные

Не секрет, что многие абхазы, особенно живущие в городах, почти не говорят на родном языке дома. В этих условиях у детей мало шансов хорошо освоить абхазский. В то же время самый эффективный способ выучить язык – заниматься всей семьей и подтягивать друг друга.

Существуют наработки для решения таких задач. Например, у заслуженного артиста Абхазии Джамбула Жордания на YouTube есть канал с мультфильмами. В них в очень доступном и игровом формате даются азы абхазского языка, начиная с первой буквы алфавита.

Система построена таким образом, что заниматься можно всей семьей сразу, причем в фоновом режиме, не отвлекаясь от обычных домашних дел. И все это было сделано на одном голом энтузиазме одним человеком, поэтому, когда чиновники жалуются на отсутствие денег, кризис и коронавирус, это лукавство.

Я уверен, что все поставленные выше задачи государство решить способно. Это не потребует космических расходов. Достаточно честного аудита тех структур, которые не справляются с этой задачей сегодня. Нужно лишь трезво взглянуть на проблему в практической плоскости, а не нокаутировать общество надуманными приказами. Конечно, рассчитывать на быстрый результат нельзя, надо быть реалистами. Родители не должны оставаться в стороне. Чиновники не будут бегать за нашими детьми и заставлять их учить абхазский язык. Предстоит тяжелая и кропотливая совместная работа, рассчитанная на десятилетия.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

1339

Год 2020-й как он есть: ураганы и банды устанавливают мировые цены на газ

31
(обновлено 23:44 20.09.2020)
Газовый рынок постепенно восстанавливается: биржевые цены в Европе и АТР (для рынка СПГ) составляют соответственно 130 и 150 долларов за тысячу кубометров.

Причины для роста цен есть и со стороны спроса, и со стороны предложения. За восемь месяцев текущего года суммарный импорт СПГ оказался, пусть и всего на 1,3 процента, но выше, чем за тот же период годом ранее. Резкий рост импорта СПГ в июле и августе показывают Индия и Китай, пишет колумнист РИА Новости Александр Собко.

То есть, если делать простую оценку, глобальный спрос на СПГ сейчас на уровне прошлого года, притом что спрос на трубопроводный газ ниже (это видно и по российскому экспорту в Европу, а Китай снижает импорт газа из Средней Азии). Но на рынке СПГ тоже избыток мощностей, так как и на текущем фоне запускались достраивавшиеся заводы предыдущей инвестиционной волны (в основном это США).

Поэтому стабилизировать цены помогают и провалы со стороны предложения: по-прежнему не работает плавучий завод Prelude в Австралии (там технические проблемы), в той же стране остановлена одна из линий Gorgon LNG. Про США уже говорилось немало. Из-за недавних сверхнизких цен, которые не окупали даже операционные затраты, отгрузки СПГ летом снижались до половины и ниже от плановых мощностей заводов, сейчас экспорт постепенно уже может восстанавливаться вместе с ростом глобальных цен, но сезон ураганов мешает быстрому возврату к норме. В ближайшие месяцы рост американского экспорта вновь окажет давление на цены.

То есть восстановление котировок пока не выглядит устойчивым (добавим к этому заполненные хранилища), хотя, по некоторым прогнозам, в отопительный сезон спотовые цены в Азии могут даже превысить 200 долларов за тысячу кубометров. Такие цифры уже соответствуют приемлемой долгосрочной цене для всех производителей. Правда, есть одно но: такой уровень цен должен быть среднегодовым, а не только "зимним".

Но год сложный, нетипичный, делать по нему долгосрочные выводы нельзя. Всех интересует перспектива. И тут самое интересное: в текущем году, впервые за двадцать лет, пока не принято ни одного нового инвестиционного решения о строительстве новых заводов по сжижению. Прогнозы на итог этого года — от нуля до одного-двух решений. Напомним, что в прошлом году сделано рекордное количество инвестрешений, а произошло этого, в свою очередь, после длительного трехлетнего затишья (2016-2018 годы, небольшое число решений) из-за переинвестирования в предыдущий цикл (2011-2015 годы).

Почему так происходит? Простой ответ понятен: все нефтегазовые компании сильно потеряли в доходах, а потому сокращают свои инвестпрограммы. Но, как известно, инвестиции упали всего лишь на треть, уж что-то, казалось бы, должно перепасть и СПГ.

Часть ответа в том, что рынок СПГ последние годы развивается парадоксально. С одной стороны, мы видим и текущий избыток газа, а также острую конкуренцию в будущем (Катар, США, Россия, Восточная Африка), все это не способствует высоким ценам и не посылает достаточных рыночных сигналов для инвестиций в новые проекты. Одновременно рынок считается перспективным (спрос на газ будет расти во всех, даже самых зеленых, сценариях). Одним из драйверов развития рынка стало участие нефтегазовых ТНК, которые постепенно начали переходить от "уходящей" нефти к перспективному СПГ.

Как результат — при дорогой нефти (как тогда казалось, надолго) нефтегазовые компании могли вкладывать в перспективный сжиженный газ из общей корзины доходов. Либо прямо через непосредственные инвестиции в заводы, либо косвенно, через покупку в свой портфель СПГ по долгосрочным контрактам, что давало возможность получить кредиты на постройку заводов остальным, относительно небольшим, участникам рынка СПГ.

Сейчас же, с падением нефтяных котировок, нефтяным ТНК не до этого. Плюс к тому некоторые из них нервничают и объявляют о резком "позеленении" своих инвестиционных планов. В свою очередь, у нефтяных гигантов, которые хотят оставаться приверженными ископаемому топливу, также тяжелая ситуация. Это видно на примере компании ExxonMobil, финансовое состояние которой сейчас находится в непростом положении.

У этой компании были в планах (и, как еще ожидалось в прошедшем году, с "быстрым" инвестрешением) два главных и крупных СПГ-проекта: это Golden Pass LNG в США (совместно с Qatar Petroleum) и Rovuma LNG в Мозамбике.

Оба они сейчас отложены в долгий ящик, принятие решений по американскому заводу задерживается как минимум на год, по Мозамбику — до 2023 года. Планы по расширению действующего завода СПГ компании в Папуа-Новой Гвинее также сдвигаются до лучших времен.

Остальные американские заводы, разумеется, также не торопятся принимать новые решения, ведь прогарантировать строительство долгосрочными контрактами на продажу СПГ сейчас затруднительно. Буксует ситуация и в Восточной Африке в целом. Напомним, что шельф этого региона (Мозамбик, Танзания) рассматривался как один из новых перспективных центров добычи. Об отсрочках в проекте Exxon уже было сказано.

А вот СПГ-заводу, по которому решение уже принято в прошлом году, Mozambique LNG (под контролем Total), регулярно мешают действующие в регионе группы экстремистов, что ставит под вопрос достройку его в срок. Про планы заводов в Танзании последнее время вообще почти не вспоминают.

Из этого всего можно было бы сделать вывод, что в среднесрочной перспективе мы увидим и дефицит предложения. Так бы оно и было, если бы не планы Катара по сразу нескольким новым заводам. Официального инвестрешения еще нет, но предварительные работы активно ведутся. А низкая себестоимость СПГ позволит Катару строить с минимальной оглядкой на цены.

Наконец, еще один фактор, который создает неопределенности: механизмы ценообразования. Несмотря на развитие спотового рынка, до последнего времени ценовая привязка к нефти позволяла производителям СПГ гарантировать окупаемость. При этом на фоне дорогой нефти и растущей конкуренции в СПГ коэффициент этой привязки последние годы в новых контрактах все снижался и снижался.

Сейчас нефть подешевела, но маловероятно, что покупатели захотят возвращаться к старым, высоким коэффициентам. А при нефти по 45 долларов и типовом в последнее время коэффициенте привязки в 0,11,

СПГ будет стоить всего около пять долларов за миллион БТЕ, или около 180 долларов за тысячу кубометров. А покупателей при этом все больше интересует газ по спотовым ценам, тем более что с постепенным окончанием у Катара долгосрочных контрактов все больше СПГ из этой страны будет выходить на биржевой рынок.

Напомним также, что развивающиеся страны АТР способны "переварить" большие объемы газа (с чем и связаны прогнозы удвоения рынка СПГ за 15 лет), но только по низким ценам, максимум на уровне 200 долларов за тысячу кубометров, а лучше меньше.

Все эти факторы приводят к неопределенностям и некоторой парадоксальности развития рынка. Природный газ в целом и СПГ в частности остаются очень перспективным топливом, но на высококонкурентном рынке, спрос на котором, в свою очередь, будет уверенно расти только при достаточно низких ценах.

31

Резолюцией по Навальному: Европарламент признал "Россию будущего"

102
(обновлено 16:06 19.09.2020)
У Европарламента появляется нехорошая традиция — каждый год в середине сентября принимать антироссийскую резолюцию.

Два дня назад была принята "Ситуация в России и отравление Алексея Навального", а ровно год назад, 19 сентября 2019-го, депутаты проголосовали за резолюцию "О важности сохранения исторической памяти для будущего Европы", в которой заявили, что Вторая мировая война явилась "непосредственным результатом пакта Молотова — Риббентропа и его секретных протоколов, которыми два тоталитарных режима, имевшие общей целью завоевание всего мира, поделили Европу на зоны влияния", пишет колумнист РИА Новости Петр Акопов.

Но прошлогодняя резолюция касалась не только истории — в ней содержались и прямые обвинения в адрес российского руководства и России, чье продвижение к демократии "будет сдерживаться до тех пор, пока правительство, политическая элита и политическая пропаганда продолжат оправдывать коммунистические преступления и прославлять советский тоталитарный режим".

Кремль обвиняли и в "искажении исторических фактов и оправдании преступлений советского тоталитарного режима", расценивая эти действия как часть "информационной войны против демократической Европы с целью расколоть ее".

То есть уже тогда было сказано, что Россия ведет войну против Европы — по сути, мы были объявлены агрессором. Нынешняя резолюция развивает принципы прошлогодней — теперь предлагается нанести удар по врагу. Да, именно врагу.

"Новичок" и старичок. Европарламент навалил все в одну кучуС переворотом в Белоруссии не вышло. Вот и решили в Европарламенте пожертвовать буквой, чтобы сохранить хотя бы дух. Душок. Теперь это не революция, а резолюция. От слова – резон. Надо им, значит.

За резолюцию по Навальному проголосовали 532 депутата — на три меньше, чем за принятую год назад. Это абсолютное большинство Европарламента: голосовавших против и воздержавшихся в сумме было всего полторы сотни. Конечно, Европейским союзом управляет не Европарламент, и даже не Еврокомиссия (то есть общеевропейское правительство), а Европейский совет, в который входят руководители всех 27 государств ЕС. Но позиция Европарламента тоже важна, потому что она отражает мнение самой активной части европейского политического класса, той элиты, которая занимается евроинтеграцией. Какая-то часть, или даже большинство, национальных элит, будь то в Германии, Франции или Италии, могут иметь свое, сильно отличающееся от европарламентского мнение по тому или иному вопросу, но голос коллективного агитатора и организатора имеет большое идеологическое и пропагандистское значение.

Резолюция по Навальному посвящена пересмотру отношений с Россией — и поэтому мы с полным правом можем говорить о том, что Европу ставят перед историческим выбором. Кто именно ставит? Та часть европейских элит, которую обычно называют атлантической, но в данном случае можно упростить определение до "русофобской". Европе предлагают окончательно и твердо вернуться на привычный исторический путь — демонизации России и открытой конфронтации с нашей страной. И хотя значительная часть национальных элит большинства европейских государств (включая самые крупные) явно не готова сделать такой выбор и будет сопротивляться давлению, мы в России должны отнестись к высказанной Европарламентом позиции со всей серьезностью. Да, сейчас эти предложения не будут приняты, но сам факт формулирования показывает, насколько жесткая борьба вокруг русской темы будет идти в европейских элитах в ближайшие годы.

Суть шестистраничного документа содержится в его заключительной части — там, где после пяти страниц осуждений и обвинений в адрес России начинаются конкретные рекомендации. Но и представление о ситуации в России более чем странное: например, на полном серьезе говорится о том, что "покушение на Навального было частью системных усилий, направленных на то, чтобы заставить замолчать голоса диссидентов в России — в частности, с целью повлиять на местные и региональные выборы в России 11-13 сентября". Ну да, ради срыва навальновского "умного голосования" решили отправить на тот свет "ведущего российского оппозиционного политика" — и это притом что всем было ясно: абсолютное большинство поддержанных им кандидатов и так проиграет. Хотя почему всем?

В параллельной реальности, в которой живет Европарламент, "в городах, где Алексей Навальный присутствовал перед попыткой отравления (Новосибирск и Томск), его система "умного голосования" доказала свою эффективность и помогла победить кандидатов Путина". Что же за великая победа в том же Томске? В городскую думу, состоящую из 37 депутатов, избраны два представителя Навального, в том числе и координатор его местного штаба Ксения Фадеева. Она набрала 1171 голос — на три сотни больше, чем у кандидата от "Единой России". Понятно, что это начало конца власти Путина. Да, а еще отмечается, что "Алексей Навальный выразил решительную поддержку митингующим в Хабаровске и Белоруссии и считал перемены в Белоруссии вдохновением для народа России" — конечно, так оно все и было, решили остановить надвигающуюся на Россию революцию жестоким убийством!

Европе не привыкать иметь дело с придуманной Россией — этой традиции уже много столетий. И, как и в прошлом, с такой Россией нельзя разговаривать на равных. В лучшем случае сверху вниз, как с непутевым ребенком, но чаще как с опасным рецидивистом, который неспособен к перевоспитанию и лишь прикидывается таким же, как вы. Дело Навального используется по второму сценарию.
"Дело Алексея Навального является одним из элементов более широкой российской политики, ориентированной на репрессивную внутреннюю политику и агрессивные действия по всему миру, распространение нестабильности и хаоса, восстановление сферы его влияния и господства и подрыв основанного на правилах международного порядка".

Естественно, что с такой Россией Европе не по пути: "Европарламент официально пришел к выводу, что Россия больше не может считаться "стратегическим партнером", в том числе в свете антагонистической внешней политики, включая военное вмешательство и незаконную оккупацию в третьих странах".

И вот тут начинаются рекомендации, которые Европарламент дает Еврокомиссии и Евросовету. В них шесть пунктов — все они производные от того, что "крайне необходимо приступить к тщательной и стратегической переоценке отношений ЕС с Россией".

В первом же пункте — призыв пересмотреть европейскую политику касательно России и пять руководящих принципов сотрудничества с Россией и "разработать новую всеобъемлющую стратегию, которая будет зависеть от дальнейшего развития в области демократии, верховенства закона и уважения прав человека российским руководством и властями".

То есть поставить отношения с Россией в зависимость от того, какую оценку ЕС даст внутренней ситуации в нашей стране, — это и называется прямое вмешательство во внутренние дела государства. Представьте себе, что было бы, если бы Россия назвала условием своих контактов с Европой нашу оценку тамошнего уклада, причем изначально назвав его неправильным?

Но это еще цветочки, самое веселое приберегли на конец.

Второй пункт касается призыва к странам Евросоюза "продолжать изолировать Россию на международных форумах (например, G7 и другие форматы) и критически проанализировать сотрудничество с Россией через различные внешнеполитические платформы".

Тут все смешно. Во-первых, ни о какой изоляции России давно уже нет речи, даже сама эта попытка принесла Западу больше ущерба, чем нашей стране (потому что подняла авторитет России в остальном мире и показала истинные размеры мира по-американски). Во-вторых, "Большая восьмерка" была приостановлена Западом, но теперь о возврат к ней России исключен. В-третьих, сами западные страны постоянно намекают на то, что неплохо бы вернуться к "Большой восьмерке" (Италия, Франция) или возобновить сотрудничество с ней в рамках расширенной до G11 нынешней западной "семерки" (это уже Трамп). Ну и самое главное: именно Европе сейчас категорически необходимо взаимодействие с Россией на мировой арене. Причем как в самых разных региональных сюжетах (иранская сделка, Ливия, Сирия, палестино-израильский конфликт), так и в целом, в процессе перестройки миропорядка (Европа ведь собирается усиливать свою самостоятельность?). То есть отказываться от партнерства на мировой арене для Европы — это стрелять себе в ногу.

Собственно говоря, к этому ее подталкивают и третий с четвертыми пунктами резолюции. Третий пункт призывает ввести европейский механизм санкций в отношении россиян, причастных к нарушениям прав человека — в стиле американского "списка Магнитского". В Европарламенте звучали предложения и ввести санкции против "коррумпированных чиновников в соответствии с итогами расследований Фонда борьбы с коррупцией", и понятно, что эта тема будет разогреваться и дальше. А в самой резолюции говорится и о желательности новых "секторальных санкций, направленных против российского режима", то есть дополнительном ударе по и так ограниченным торговым отношениям. Их символом стал "Северный поток — 2", ему посвящен отдельный четвертый пункт, в котором Европарламент "подтверждает свою прежнюю позицию по прекращению его деятельности".

Но самыми откровенными являются два последних пункта. В одном из них Совет Европы (то есть президентов и премьеров европейских стран) призывают принять "стратегию ЕС по поддержке российских диссидентов, неправительственных организаций и организаций гражданского общества, а также независимых СМИ". Каким образом? Например, "в полной мере используя механизмы правозащитников, создавая дополнительные возможности для обучения молодых россиян в ЕС, а также содействуя в открытии российского университета в изгнании в одном из государств-членов". Прекрасно, университет в изгнании, который будет готовить кого? Кадры для "правительства в изгнании"? Для той России, которая устраивает Европу? Нет, никто не говорит об "оккупационной администрации" — это же прекрасная Россия будущего. С которой нужно уже сейчас иметь дело, в отличие от нынешней ужасной России.

Именно поэтому шестой пункт призывает "немедленно начать подготовку и принять стратегию ЕС в части будущих отношений с демократической Россией, включая широкий спектр стимулов и условий для усиления внутренних тенденций к свободе и демократии".

Это похлеще, чем даже содержащиеся в резолюции рекомендации "постоянно требовать от России отмены или изменения всех законов, несовместимых с международными стандартами, включая незаконно принятые недавние изменения к Конституции России и ее правовым основам выборов и законодательству об иностранных агентах", — тут прямо говорится о том, что Европа должна не просто готовиться к отношениям с будущей демократической Россией, но и создавать "стимулы для усиления внутренних тенденций". Европейские депутаты не хотят иметь дело с нынешней Россией, им нужна другая Россия, в создании которой они, не скрываясь, собираются участвовать. Это уже не открытое вмешательство в наши внутренние дела, это заявление о намерении приложить все усилия для смены нашего государственного строя, о желании привести нашу страну к "европейским стандартам".

Интересно, какого ответа ждут евродепутаты от России? России, которую они постоянно обвиняют во вмешательстве во внутренние дела своих стран, но которая не заявляла и не делала и сотой доли того, что содержится в принятой 17 сентября резолюции Европарламента? Чего они добиваются — разрыва отношений между ЕС и Россией?

На самом деле нам нет нужды даже отвечать на нынешнюю резолюцию, мы просто продолжим наблюдать за той борьбой, которая идет в самой Европе. Борьбой за собственное будущее, которого у Евросоюза просто не будет, если рекомендации Европарламента когда-нибудь примут реальные руководители единой Европы. Не будет не потому, что Россия нанесет страшный ответный удар и развалит Европу изнутри, а потому, что неадекватность и вредительство собственным интересам убьют европейский проект.

102

На сапе вдоль Кремля: праздник водного спорта в Москве

0
В столице впервые прошел фестиваль водных видов спорта "Московская акватория". В Москву приехали более 500 спортсменов со всей России.

Они устроили шоу на аквабайках, флайбордах и гидроциклах.

А главным событием стал костюмированный SUP-парад — более тысячи участников в красочных костюмах проплыли вдоль Кремля.

Смотрите также: 

0