Флаг Великобритании

Время колокольчиков Европе предлагают объявить Россию врагом

120
Европа должна уже наконец-то признать Россию враждебной страной — слово "режим" не должно вводить в заблуждение: за последние века в Кремле сидели цари, генсеки, президенты, и это никак не влияло на позицию русофобов, считает польский премьер Матеуш Моравецкий.

Пока Европа (то есть немцы) снова на распутье — повестись на непонятную провокацию с "Новичком" Навального и начать новый виток противостояния с Россией или сохранить спокойствие и отношения с восточным соседом, — лидеры некоторых стран ЕС уже нервничают по поводу европейской нерешительности, пишет Петр Акопов для РИА Новости. Ну что же тут непонятного, надо действовать:

"Грузия 2008-го. Крым и Донбасс 2014 года. МH17. Солсбери-2018. Навальный, 2020. Сколько еще "колокольчиков" нужно, чтобы осознать, что имеем дело с враждебным режимом? Диалог, партнерство, компромисс — для них это чужие слова. Время сделать выводы", — написал польский премьер Матеуш Моравецкий.

То есть Европа должна уже наконец-то признать Россию враждебной страной — слово "режим" не должно вводить в заблуждение: за последние века в Кремле сидели цари, генсеки, президенты, и это никак не влияло на позицию русофобов. Менялись только эпитеты — варварская угроза московитов, реакционная угроза царизма, красная угроза, теперь вот пришло время путинской. Враг, и все тут — не о чем с ним говорить, да он и не хочет с нами разговаривать, этот очередной русский режим.

Тут есть, конечно, и польская специфика: личные счеты славян-католиков к славянам-православным, помеченным как "враги", удивительным образом сочетаются с претензиям к западным партнерам по единой Европе, обозначаемым как "друзья". Буквально на днях тот же Моравецкий обвинял Западную Европу в том, что она просто завидует растущей силе Европы Восточной (поляк, правда, называет ее Центральной). Старая Европа не может смирится с растущей силой новой Европы, вот и упрекает ее в несовершенной демократии:

"Всем нашим друзьям, которые говорят, что нас необходимо подавить, я говорю, что конкуренция — это хорошо".

Заодно Моравецкий отметил, что демонстрации в Варшаве, Праге и Будапеште проходят мирно, в отличие от стран Западной Европы, где полиция жестоко избивает протестующих, и вообще ситуация в "Центральной Европе" отличается от остальной части континента, но "мы не выступаем против кого бы то ни было, мы не против ЕС".

Конечно, не против — пока ЕС помогает деньгами, дает рынок рабочей силы и сбыта. Хотя и критикует за нежелание принимать мигрантов, приверженность традиционным семейным и христианским ценностям и прочие пережитки авторитаризма. Но это все ерунда, семейные споры, говорят поляки, вы лучше посмотрите на Восток, откуда всем нам, европейцам, грозит общий враг: ужасная Россия.

Агрессивная, варварская — с ней вообще нельзя иметь никаких дел.

Понятно, что от поляков и новоевропейцев в целом мало что зависит при принятии общеевропейских решений, максимум, на что хватает их сил, — так это на защиту отдельных элементов своего суверенитета от поползновений Брюсселя. Поэтому вся эта антироссийская риторика рассчитана на староевропейцев, в первую очередь на немцев: поляки пытаются подыграть и помочь тем на Западе, кто считает необходимым наращивать конфронтацию Европы с Россией. В Германии они в меньшинстве — но на фоне истории с Навальным звучат воинственные нотки.

Так, министр обороны и пока еще председатель правящего "Христианско-демократического союза" Аннегрет Крамп-Карренбуаэр заявила, что "режим Путина ставит себя на одну ступень с теми, кто применил химическое оружие против собственного гражданского населения в Сирии. <...> Мы хотим хороших отношений с россиянами, но нам необходимо считать систему Путина тем, чем она на самом деле является: агрессивным режимом, который будет добиваться своих целей беззастенчиво, в том числе с применением насилия, и который то и дело нарушает международные нормы поведения".

То есть сейчас на Западе очень удобный момент для дальнейшей демонизации России — на что и рассчитывает Моравецкий, восклицая свое "доколе!". Поляки очень любят играть на немецко-русских противоречиях, провоцируя, заигрываясь и забывая, чем каждый раз это заканчивается. В этот раз, впрочем, никакого раздела Польши не будет — нам сейчас куда актуальней отбить у поляков (да и европейцев в целом) охоту претендовать на русские земли, временно отделившиеся от России. Но постоянное подзуживание Западной Европы на конфликт с Россией мы, конечно, запомним.

О чем, по сути, говорит Моравецкий? Россия враждебна Европе — и диалог, партнерство и компромисс с ней бесполезны, потому что русские сами этого не хотят. Предпочитая агрессию и коварство — естественно, чтобы подчинить доверчивую Европу своему влиянию.

Действительно, если бы не мудрые поляки, как бы вообще эти лопоухие европейцы не превратились в русских вассалов...

И вот тут даже интересно: что имеется ввиду под диалогом, партнерством и компромиссом, которых мы якобы не хотим? Понять это решительно невозможно.

Разве Россия не предлагает Европе добрососедские отношения, включающие в себя и взаимовыгодное экономическое партнерство?

Торговля, инвестиции, технологии, трубопроводы и все остальное — это что, не партнерство? А диалог — это ведь разговор равных, если мы говорим о великих державах, о двух соседних цивилизациях? Когда Россия была против? Мы даже поддерживали европейские инициативы о Европе от Лиссабона до Урала, да даже до Владивостока. Не подчинение России Европе, а диалог об общих интересах, о проблемах, начиная от безопасности и заканчивая экологией.

Или компромиссы — это Россия на них неспособна? ЕС (тем более без англосаксов) и Россия при желании могут договориться почти о чем угодно за пределами Европы — если говорить о международной ситуации. Потому что сейчас наши геополитические интересы очень часто не противоречат друг другу, если, например, взять ситуацию вокруг Ирана, палестинско-израильскую проблему да и Большой Ближний Восток в целом. Компромиссы возможны даже в "Черной Африке", где сталкиваются интересы едва ли не всех великих держав.
Но в том-то и дело, что под "диалогом, партнерством и компромиссом" имеется в виду нечто совсем другое.

Компромисс означает, что Россия должна, например, согласиться со вступлением Украины в ЕС и НАТО, то есть закрыть глаза на атлантическую экспансию на историческую русскую территорию. Да и в целом отказаться от защиты своих национальных интересов к западу от границ.

Диалог — это выслушивать нотации по поводу нашего политического устройства, наших законов, ценностей и жизненного уклада. Признавать свою недоразвитость и отсталость и перенимать "демократические стандарты" и опыт "передовых стран".

А партнерство — это допустить международное расследование отравления Навального на своей территории, как того уже требует от нас генсек НАТО. Ну и целом — вернуть ту вольницу, что была у западных спецслужб и НКО на нашей территории в те прекрасные времена, когда Запад не называл нас враждебной страной. И считать нормальным открытое вмешательство в наши внутренние дела.

С таким пониманием "диалога, партнерства и компромисса" мы, конечно, никогда не согласимся, так что только от Запада зависит, считать нас из-за этого враждебной силой или нет. Мы, в отличие от наших "партнеров", не хотим никого учить, не хотим вмешиваться в их жизнь, не хотим объяснять, что им выгодно, а что нет, — пусть решают сами.

Мы же будем просто наблюдать за тем, пройдет ли Европа этот тест. Нет, не на русофобию — а на банальную вменяемость, разумность, способность заботиться о своем собственном будущем и своих интересах. Зная рациональность и практичность немцев, можно не сомневаться в том, что они справятся. Если, конечно, отстоят право самим принимать судьбоносные для себя решения.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

120

Байден превратит США в марионетку Европы

64
(обновлено 09:22 25.11.2020)
ЕС в лице главы Евросовета Шарля Мишеля предложил Джо Байдену восстановить "прочный трансатлантический альянс".

Если Байден въедет в Белый дом (а судя по развитию событий, это становится все более неизбежным), у данного пожелания есть все основания сбыться. Знаковой стала кандидатура вероятного госсекретаря США в лице Энтони Блинкена, представляющего собой рафинированный продукт "вашингтонского болота" и "защитника глобальных альянсов", пишет Ирина Алкснис для РИА Новости.

То, что Западная Европа будет счастлива видеть именно Джо Байдена в роли президента США, стало понятно сразу — когда ее лидеры наперегонки бросились поздравлять того с победой на выборах, а ФРГ призналась, что она не настроена "еще четыре года работать с Трампом".

Куда менее понятно, почему для Европы предпочтительнее во главе Штатов глобалисты — те самые глобалисты, что одержимы идеей сохранения статус-кво в виде однополярного мира с безоговорочным лидерством Вашингтона в нем. Ведь неуклонно набирающие в Старом Свете силу процессы суверенизации и освобождения от полувассальной зависимости от заокеанского сюзерена вроде бы противоречат этим стремлениям.

Можно было бы предположить, что в Европе также взяли верх проамериканские силы, готовые принести в жертву Штатам свои страны. Однако факты указывают на обратное. Например, правительство Германии в очередной раз подтвердило свою позицию относительно неприемлемости экстерриториальных санкций, которые прорабатываются в США против "Северного потока — 2".

Таким образом, Европа продолжает гнуть линию по защите своих интересов и усиления собственной геополитической роли, но при этом горячо поддерживает возвращение к власти в Вашингтоне сил, для которых подобное — в теории — должно быть категорически неприемлемым.

Разгадку этого странного противоречия стоит поискать в событиях четырехлетней давности.

Придя в Белый дом, Дональд Трамп отказался от множества готовившихся и даже подписанных международных соглашений с участием США. Такая судьба постигла и знаменитое Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство, у которого к тому моменту сложилась откровенно зловещая репутация. Алармисты предупреждали, что с его помощью Америка просто высосет ресурсы из Европы в свою пользу.

Однако Трамп, за годы президентства использовавший любую возможность для извлечения экономической выгоды для своей страны, без колебаний отказался от "курицы", которая, казалось бы, многие годы должна была нести золотые яйца для Америки. Да еще неоднократно заявлял, что все эти соглашения на самом деле для Соединенных Штатов глубоко невыгодны. Есть подозрение, что яростному американскому патриоту с большим опытом в бизнесе можно верить.

Главное заблуждение — предполагать у глобалистов (в том числе американских) наличие национально ориентированных интересов. Для них Соединенные Штаты могут быть чрезвычайно важны как главный эмиссионный центр и самая мощная армия планеты. Но сама по себе огромная страна с почти 330-миллионным населением является скорее обузой, которую проще списать, чем вкладываться в нее и решение ее проблем.

Зато истинные интересы и сентиментальные чувства у глобалистов как граждан мира могут быть связаны с совсем иными местами. У того же Энтони Блинкена значительная часть детства прошла в Париже и на формирование его личности сильно повлиял отчим-европеец. Так что сомнения, до какой степени на посту госсекретаря он будет руководствоваться исключительно национальными интересами США, вполне закономерны.

В подобном пейзаже позиция Европы приобретает смысл. Она за последние десятилетия научилась добиваться своего при взаимодействии с оторвавшимся от корней американским глубинным государством — при этом выполняя все положенные формальные реверансы перед "лидером свободного мира" и единственной сверхдержавой. Чего стоит только иранская ядерная сделка, которую частенько называют одним из триумфов президентства Обамы, но в которой Евросоюз был заинтересован куда больше США.

Более того: ЕС по-прежнему во многих отношениях нуждается в Штатах. В частности, европейские потуги на создание собственной армии — не той имитации, что существует ныне, а реальной военной силы — выглядят несерьезно. Альтернативы американцам в этом смысле нет и в обозримом будущем не предвидится. Вот только Трамп был твердо намерен заставить Старый Свет по самой высокой ставке заплатить за военный "зонтик", а с "вашингтонским болотом" у Брюсселя или Берлина есть шансы договориться по-хорошему.

Да и противовес России — геополитический, экономический и тот же военный — ЕС по-прежнему нужен. А то у Москвы создаются слишком уж благоприятные условия на западном направлении, что не может радовать западноевропейские столицы.

В результате складывается парадоксальная ситуация: в то время как в глазах большинства Европа выглядит расходным материалом для США, на самом деле впору пожалеть американцев, у которых растут шансы пасть жертвой европейского коварства и предательства собственных элит.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

64

Почему Запад недоволен урегулированием в Нагорном Карабахе

71
(обновлено 09:25 24.11.2020)
Боевые действия в Нагорном Карабахе прекратились после достижения трехстороннего соглашения между Россией, Арменией и Азербайджаном.

Министр иностранных дел Франции поделился деталями гуманитарной миссии, которую его страна организовала для помощи жителям Нагорного Карабаха. Речь идет об отправке в регион миссии хирургов и медико-хирургического оборудования, пишет Ирина Алкснис для РИА Новости. 

США, в свою очередь, и вовсе ограничились выделением пяти миллионов долларов Международному комитету Красного Креста и другим неправительственным организациям, которые оказывают помощь людям, пострадавшим при недавнем обострении конфликта.

Явное отсутствие энтузиазма Парижа и Вашингтона по поводу карабахского урегулирования — и в риторике, и в действиях — подтверждает правоту Сергея Лаврова, упомянувшего демонстрацию ими "уязвленного самолюбия".

О том же сказал и президент Азербайджана Ильхам Алиев, иронично отметивший, что США и Франция "хоть и с запозданием, но тем не менее также выразили свое позитивное отношение" к достигнутому соглашению.

И по сложившейся традиции совсем не церемонилась в выборе слов Анкара. Пресс-секретарь турецкого президента заявил, что Запад в лице НАТО и ЕС за тридцать лет оказался так и не в силах выдвинуть "конкретных и реалистичных предложений" по карабахскому противостоянию, в то время как Россия и Турция смогли "достичь взаимопонимания".

О том, что договоренности по Нагорному Карабаху оказались болезненным поражением Запада — особенно США и Франции, которые вместе с Россией являются сопредседателями Минской группы ОБСЕ по поиску путей мирного урегулирования этого конфликта, — стали писать сразу.

Если верить журналистам The National Interest, Запад умудрился на этот раз проспать вообще все. Для него стали неожиданностью и возобновление боевых действий, и подписанное соглашение, по которому в регион были введены российские миротворцы. Издание возложило вину за произошедшее на американскую разведку, которая, по его сведениям, даже не смогла заполучить информацию о переговорах Путина и Эрдогана, а результатом стало чувствительное ослабление позиций США в регионе.

Однако в реальности ситуация обстоит еще хуже, поскольку позиция "разведка недоработала" позволяет прикрыть куда более масштабный характер провала США во всей этой истории.

Карабахское урегулирование, несмотря на относительно локальный характер конфликта, знаменует собой принципиально новый этап изменений, переживаемых глобальной политической системой. Это был первый раз, когда Соединенные Штаты и Европа оказались ненужными и нежеланными партнерами сразу для всех участвующих сторон.

Важнейшим маркером западной гегемонии на протяжении последних трех десятилетий была его вездесущность и повсеместная востребованность. В любой ситуации, в любом конфликте — даже в значительной части внутриполитических в самых разных странах — всегда находились силы, которые апеллировали к Западу, обращались к нему за поддержкой, рассчитывали на помощь и нередко получали ее в том или ином виде.

В качестве выразительнейшего образца данного подхода можно напомнить эпизод в Крыму весной 2014 года, когда украинские военные попытались "штурмовать" российский военный объект с криками "Америка с нами". Это, конечно, выглядит смешно, но в то же время очень точно отражает образ мыслей значительного числа людей, в том числе высокопоставленных, по всей планете — от Белоруссии до Венесуэлы, от Сирии до Гонконга.

Более того, такое положение дел целенаправленно поддерживается Западом, который, естественно, заинтересован оставаться истиной в последней инстанции и обладать если не контрольным пакетом, то как минимум правом вето по каждой проблеме и конфликту в мире. Это, собственно, одна из главных составляющих его геополитического доминирования.

Нынешнее карабахское урегулирование оказалось уникально тем, что Запад был отрезан от него сразу всеми сторонами-участницами. Это тем более впечатляет, что переговорный процесс явно был непростым, что отражалось и в официальных высказываниях вовлеченных столиц, которые местами взаимно были довольно резкими.

Однако вместо того чтобы по сложившейся мировой традиции подтащить к участию Штаты или Европу для усиления своей позиции, все дружно придерживались убеждения "сами между собой разберемся".

И действительно разобрались — уже постфактум поставив Запад вместе с остальным миром перед фактом достигнутых и уже даже запущенных в реализацию договоренностей.

Тем самым был нанесен очень мощный удар по еще одному краеугольному камню влияния и претензий США на особый статус в мировой системе. А как показывает практика, за первой попыткой — тем более столь удачной — обязательно последуют другие.

Ничего удивительного, что американцы предпочитают списывать произошедшее на случайный провал своей разведки. Это проще и комфортнее, нежели осознание и тем более публичное признание, что на самом деле урегулирование в Нагорном Карабахе означает очередной тектонический сдвиг в мировой политической системе, постепенно лишающий Соединенные Штаты и Запад в целом эксклюзивного статуса в ней.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

71

Эксперт: новая российско-абхазская программа решит проблемы Абхазии

69
(обновлено 14:44 26.11.2020)
Программы формирования общего социального и экономического пространства была опубликована на сайте президента Абхазии во вторник 24 ноября.

СУХУМ, 26 ноя - Sputnik, Алексей Стефанов. Программа формирования общего социального и экономического пространства между Россией и Абхазией, утвержденная по итогам встречи президентов Аслана Бжания и Владимира Путина, включает в себя 45 пунктов. Заместитель директора Института востоковедения РАН Александр Скаков называет ее рабочим документом, который "написан в интересах обеих сторон".

"Многие в Абхазии боялись жесткого давления на тему продажи недвижимости, но в этой программе ничего такого нет. Скорее можно говорить о давлении на парламент Абхазии, в котором зависают и не принимаются законы, нормативные и правовые акты. И эта ситуация утомила абхазских чиновников", - поясняет Александр Скаков.

Изучив документ, он пришел к выводу, что наибольший акцент в программе сделан на энергетику, поскольку этот вопрос очень актуален для Абхазии.

"Это касается серьезных проблем, связанных с "ИнгурГЭС", и вообще с нехваткой электроэнергии в Абхазии, ее разбазариванием, неплатежами. В соглашении речь идет об инвестициях со стороны России в энергетику Абхазии, но чтобы при этом были и гарантии этих инвестиций", - поясняет эксперт.

Еще одним важным пунктом программы формирования общего пространства он называет упрощение регистрации в Абхазии инвесторов, необходимой в случае работы там.

Также, по мнению Скакова, до сих пор "много бардака" было в сфере налогов. "Подписание соглашения об избежании двойного налогообложения - это поиск решения, чтобы бардака было меньше".

Важен и пункт о двойном гражданстве, которое было и до подписания соглашения, но с оговорками. Как поясняет эксперт, права у граждан Абхазии в России есть в полном объеме, а прав у граждан России в Абхазии гораздо меньше. "Вот здесь можно выйти на вопрос о покупке недвижимости. Это прямо не проговаривается в документе, но такая перспектива есть".

Сейчас купить недвижимость может только гражданин Абхазии. Можно ее приобретать через созданные фирмы, но тут и нужны гарантии инвестиций, о которых говорится в документе.

"В том, что просто приехать и купить в Абхазии дом или квартиру нельзя, отчасти есть здравое зерно, - говорит Александр Скаков.  - Потому что в республику поедут люди, которые просто желают вложить деньги, купить недвижимость про запас. Но есть, например, депрессивные районы, которые не находятся у моря. А в подзаконные акты об инвесторах можно ввести пункты, в которых бы оговаривалось, что покупатель недвижимости обязан привести ее в порядок".

Кроме того, эксперт уверен, что соглашение России и Абхазии отразится и на странах участницах Евразийского экономического союза. Законы и нормативные акты Абхазии будут соответствовать нормам объединения. "И при этом данное соглашение напрямую не затрагивает ни Беларусь, ни Армению, ни Казахстан, ни Кыргызстан", - поясняет эксперт.

Читайте также:

69