Россия не допустит большой армяно-азербайджанской войны

297
Россия не может и не будет спокойно наблюдать за разгорающейся в Нагорном Карабахе войной, потому что она напрямую затрагивает ее национальные интересы.

Есть три главных причины, по которым Россия не допустит перерастания боевых действий между армянами и азербайджанцами в полноценную затяжную войну, пишет колумнист РИА Новости Петр Акопов.

Причина первая — самая простая: оба государства относятся не просто к сфере влияния России, но являются частью постсоветского пространства. То есть исторической России — будь то Российская империя или СССР.

Три десятилетия независимого существования не делают обе республики состоявшимися суверенными государствами — просто потому, что реальная устойчивая государственность возникает не благодаря случайному историческому вывиху (каковым был распад СССР), а становится результатом долгой и осознанной деятельности того или иного народа, в том числе и накапливаемых им традиций государственного строительства.

Армяне и азербайджанцы получили свои государства во многом случайно — в качестве республик в составе СССР они были автономиями в рамках единой страны, и местные элиты не занимались ни внешней политикой, ни военными делами, да и государственное управление, как и экономика, были лишь частью общесоюзного механизма.

Межнациональные проблемы омрачали отношения Армении и Азербайджана и в советские годы — но пока Москва крепко держала рычаги управления в своих руках, они не приобретали угрожающего характера.

Начавшееся в 1988 году движение за передачу Нагорного Карабаха (с большинством армянского населения) из состава Азербайджанской СССР в Армянскую привело к первому крупному межнациональному конфликту времен перестройки — во многом благодаря бездарной политике Горбачева.

К моменту распада СССР армяне и азербайджанцы уже пролили кровь друг друга, а став независимыми, сразу же погрузились в полноценную войну за Карабах. Война закончилась в 1994-м победой армян: за ними остался не только Карабах, но и еще семь районов Азербайджана — тех, что отделяли Карабах от Армении. Сотни тысяч беженцев с обеих сторон, обрушившиеся экономики и невнятные государственные устройства — вот что получили по итогам войны оба государства.

Но самое главное — оба они живут в ожидании новой войны. Которая кажется им неизбежной — азербайджанцам потому, что они не могут смириться с потерей территории, а армянам потому, что они это понимают. Выстроенные модели государственности в Армении и Азербайджане сильно отличаются — в Баку правит династия Алиевых, а в Ереване периоды относительной стабилизации внутриэлитной борьбы сменяются ожесточенными схватками за власть.

Но в одном оба государства едины: они очень сильно привязаны к России. Эта ориентация одновременно и осознанная, и вынужденная.

Осознанная потому, что в России давно уже живет больше армян, чем в Армении, да и азербайджанская община насчитывает несколько миллионов. Экономики обеих стран сильно завязаны на Россию — это не только торговля, но и тот бизнес (включая очень крупный), которым выходцы из республик занимаются в нашей стране.

Не имеющая общей границы с Россией Армения формально ближе к нам — она входит в ОДКБ и Евразийский союз, там располагается российская военная база. Но и граничащий с Россией Азербайджан может быть назван как минимум дружественным государством — с которым Россия также выстраивает самые тесные отношения. Обе республики нуждаются в России, но и для России важно нахождение их в нашей ближней орбите. Почему?

Хотя бы потому, что Кавказ един — неспокойное или находящееся под влиянием наших геополитических противников Закавказье самым серьезным образом скажется на нашем Северном Кавказе. Дружественные и спокойные Армения и Азербайджан выгодны России — но как быть с постоянной угрозой войны между ними?

Не давать им воевать — и пытаться принудить их к поиску мирного урегулирования территориального спора. Россия категорически против любых попыток военного решения карабахской проблемы — не только потому, что ей жалко оба народа, или потому, что войной ничего не решить.

Азербайджан тратит куда больше денег на перевооружение армии, у него больше население — но Армения в Карабахе находится в более выгодной с военной точки зрения позиции. Победы в войне быть не может: Азербайджан не может силой вернуть себе Карабах, а Армения не может разгромить Азербайджан. Но начав затяжную войну, они могут серьезно ослабить друг друга.

И самое главное для России — эта война не отвечает нашим национальным интересам. Уничтожающие друг друга Армения и Азербайджан ослабнут — вырастет нестабильность и в этих государствах, и в Закавказье в целом. Поэтому Россия не допустит никакой большой войны за Карабах, принудив Баку и Ереван к прекращению боевых действий.

Причем не будет разбираться, кто прав, а кто виноват: сейчас, похоже, наступление начали азербайджанцы, но до этого провоцировали и армяне. Это уже не принципиально — боевые действия должны быть прекращены как можно быстрее. Россия в данном случае выступает не просто в качестве миротворца — она играет роль старшего, запрещающего младшим выяснять отношения в его присутствии. А так как присутствие России никогда не исчезнет, то о силовом выяснении отношений не стоит и думать.

Однако боевые действия ведь начались? То есть Россию не слушаются? И это вторая причина, по которой Россия не может смотреть на конфликт со стороны: общее геополитическое влияние России, в том числе и в регионе Большого Ближнего Востока, к которому относится и Закавказье, требует активной политики.

Армения является российским военным союзником, но Россия не будет помогать ей в войне за Карабах. Точно так же не будет Москва помогать и Баку — поэтому аппеляции к России в данном случае бессмысленны. Но для России очень важно, чтобы никто из внешних игроков не пытался нагреть руки на армяно-азербайджанском конфликте — причем не только на его разжигании, но, как ни странно, и на попытках его урегулирования (в реальности просто невозможных без России).

В первом случае речь идет о Турции, однозначно вставшей на сторону братского Азербайджана. Два тюркских народа могут быть насколько угодно близки, а Азербайджан может быть сколько угодно прав в карабахском вопросе, но в Анкаре ни в коем случае не должны даже пытаться переходить от слов к делу. Любые громкие заявления Эрдогана (например, "терпению Азербайджана пришел конец, и Баку своими силами ставит точку на армянской оккупации.

Настало время завершить кризис, начавшийся с армянской оккупации Карабаха") можно объяснить с точки зрения пиара — как внутри-, так и внешнеполитического, но прямая военная помощь (в том числе и "добровольцами", слухи о присутствии которых сейчас являются просто частью пропаганды воюющих сторон) со стороны Анкары имела бы катастрофические последствия для русско-турецких отношений. Впрочем, нет повода думать, что Эрдоган этого не понимает.

Он прекрасно осознает, что Карабах (да и Закавказье в целом) — это не Сирия или Ливия, где русские готовы самым серьезным образом считаться с турецкими интересами. Поэтому Анкара ограничит свое вмешательство в азербайджано-армянский конфликт словами (и поставками оружия), хотя Москва настойчиво просит ее воздержаться и от этого.

Третья причина озабоченности России угрозой войны Армении и Азербайджана — внутриполитическая. В России живут многие миллионы армян и азербайджанцев — как граждан страны, так и обладателей паспортов независимых государств.

Никому в России не нужны разборки между неуравновешенными представителями обеих диаспор — а в июле, когда были стычки на армяно-азербайджанской границе, мы уже видели конфликты на столичных продуктовых рынках. Теоретически Москва может более чем эффективно надавить на Баку и Ереван через живущих в России граждан этих стран — исключительно для принуждения к миру и в том случае, если бы остальные аргументы оказались недейственными. Но до этого дело не дойдет — и потому, что Алиев и Пашинян услышат Путина, и потому, что на самом деле ни Азербайджану, ни Армении большая война абсолютно не нужна. А чего же они хотят?

Переговоров. По крайней мере, Баку своим наступлением явно стремится добиться от Еревана согласия на серьезные переговоры. Относительная победа Азербайджана в короткой войне — а успехом станет сам факт занятия, даже временного, отдельных районов Нагорного Карабаха — должна напомнить Армении необходимость признать очевидное. Время работает против нее: Азербайджан гораздо богаче и будет постоянно наращивать свою армию. Да, Россия не допустит полноценной армяно-азербайджанской войны, но это не значит, что нужно бесконечно откладывать даже попытки решения карабахской проблемы. Ее нельзя снять полностью — но можно частично снять напряжение, решив отдельные важные вопросы.

Решать карабахский вопрос все равно придется, и не нужно надеяться на то, что Россия не даст Азербайджану расправиться с Арменией.

Не даст — но это не снимает с армянского руководства ответственности за свой народ. Даже за ту его меньшую часть, что проживает в Армении, даже такой ограниченной ответственности, как и сам армянский суверенитет. Или нужно отказаться от него — и предоставить России решить проблему в интересах всех народов: не только армянского и азербайджанского, но и русского, не заинтересованного ни в какой войне на своих южных границах, в зоне своих национальных интересов.

297

Северный поток-2

Атомный капкан для России

55
(обновлено 12:24 28.10.2020)
Польша, верная выбранному геополитическому курсу и своим обязанностям "главного друга США в Европе", продолжает планомерную работу по разрыву отношений с Россией и максимальному противодействию российской энергетической экспансии.

В начале октября польское Управление по охране конкуренции и потребителей (UOKiK) наложило на "Газпром" рекордный штраф в размере 7,6 миллиарда долларов, а компании — участники проекта — Engie, Uniper, Wintershall и OMV, — по мнению Варшавы, должны ей еще 61 миллион, пишет Сергей Савчук для РИА Новости.

Также UOKiK обязала данные корпорации расторгнуть все контракты, предусматривающие финансирование "Северного потока-2". Польша обиделась на то, что немцы, французы и австрийцы решили строить жизненно важный для них газопровод, не спросив разрешения у нее.

Это далеко не первое подобное решение Варшавы. Правда, на текущий момент "Газпром" и его партнеры по всем аналогичным требованиям выплатили ровно ноль долларов, но поляки упорно гнут свою линию.

Тем временем информационное агентство Reuters сообщило, что Соединенные Штаты и Польша заключили судьбоносное соглашение, которое позволит восточноевропейской стране раз и навсегда избавиться от зависимости от российского газа, а также отказаться от угля в качестве энергетического базиса и начать новую, экологически чистую главу собственной истории.

© Sputnik / Александр Гращенков

По словам министра энергетики США Дэна Бруйетта, Штаты обязуются в течение ближайших полутора лет разработать план строительства шести атомных реакторов на территории Польши совокупной мощностью до девяти гигаватт. Также известно, что покупка американских атомных технологий обойдется польскому бюджету в 18 миллиардов долларов, а всего на реализацию плана перевооружения энергетического комплекса может понадобиться порядка 40 миллиардов.

За эту сумму Вашингтон обещает запустить первый реактор не позднее 2033-го, а к 2040 году в Польше будет три рабочих АЭС, при помощи которых удастся отказаться от сжигания угля и еще через десять лет выйти на нулевой показатель выброса парниковых газов.

Соглашение более чем странное, если знать ключевые факты о финансово-технических способностях подписантов.

Начать нужно с того, что сорок миллиардов долларов для Варшавы сумма неподъемная сугубо физически. Польша уже много лет - один из главных получателей финансовой помощи со стороны Евросоюза. Каждый год в польский бюджет в среднем безвозмездно вливается порядка 20-23 миллиардов евро, потратить которые она может на решение внутренних экономических проблем.

Прямую передачу денег американцам Брюссель просто заблокирует хотя бы потому, что главными донорами европейского бюджета выступают Германия, Австрия и Франция. Те самые, которым поляки изо всех сил мешают строить "Северный поток-2".

Кстати, относительно недавно Вашингтон и Варшава уже анонсировали проект, который должен был окончательно похоронить планы Москвы привязать Европу к себе при помощи газопроводов. Речь шла о поставках американского СПГ. Осенью 2018 года регазификационный терминал в порту Свиноуйсьце заключил соглашение с американской Cheniere Marketing International LLP на поставку 0,52 миллиона тонн СПГ (0,7 миллиарда кубометров) в год.

Тогдашний глава PGNiG — главной нефтегазовой компании Польши — Петр Возняк заявлял, что цена на американский сжиженный газ "совершенно конкурентоспособна" и очень скоро Польша слезет с русской газовой иглы.

Примечательно, что на все прямые вопросы о стоимости газа господин Возняк тогда уклонился от ответа. На дворе конец 2020-го, он уже почти год как уволен с должности руководителя, а цена все еще является абсолютной тайной.

С американской же стороной все еще интереснее.

С 1954 года и по настоящий момент все внешнее сотрудничество в сфере атомной энергетики в США регулируется положениями так называемого Atomic Energy Act. Документ весьма объемный, но основные условия в нем прописаны максимально четко.

Соединенные Штаты, продавая собственные атомные технологии, сохраняют за собой все права физической и интеллектуальной собственности. Покупатель не имеет права ни передавать какие-либо данные, ни самостоятельно обогащать уран, ни искать других поставщиков топлива.

Более того, все технические и научные разработки, полученные в результате эксплуатации американских реакторов, автоматически переходят в собственность США. На текущий момент на такие кабальные условия согласились сорок девять стран и Тайвань.

Впрочем, подписание межгосударственных соглашений с Америкой вовсе не значит, что вторая сторона действительно получит атомный "горшок".

Самый яркий и наглядный пример последних лет — это строительство американских АЭС в Китае, который, модернизируя собственную энергетику, попросил американцев в лице Westinghouse и General Electric построить сразу шесть атомных электростанций. В результате было построено две — "Хайян" и "Саньмынь", при этом сроки строительства с четырех лет выросли до двенадцати, а проектная смета утроилась. Проанализировав ход строительства, Пекин расторг соглашение и от дальнейшего сотрудничества отказался.

Американцы пытались делать хорошую мину при плохой игре, заявив, что, обладая самыми передовыми техническими наработками, они прекрасно чувствуют себя и на внутреннем рынке, где, к слову сказать, средний возраст АЭС уже вплотную приблизился к пятидесяти годам. Однако на практике все опять вышло иначе.

Westinghouse продавала за рубеж реакторы АР1000 поколения III+ установленной мощностью 1,1 гигаватта. В 2011 году, понимая, что контракт с Китаем безнадежно срывается, для АР1000 организовали срочное лицензирование в Комиссии по ядерному регулированию (Nuclear Regulatory Commission), и она получила все необходимые разрешения для применения внутри США.

Спустя девять лет в собственной стране таких реакторов построено ровно ноль. Последняя попытка внедрить АР1000 на внутренний рынок состоялась в 2013 году, когда было начато строительство сразу двух АЭС — Vogtle и Virgil C. Summer, однако по целому ряду причин ни одна из них так и не была завершена.

Пока Westinghouse металась по миру, пытаясь продать свой реактор хоть кому-нибудь, китайская государственная State Power Investment Corp (SPIC) заявила, что начинает разработку собственного реактора нового поколения CAP1400, или "Гуохэ-1".

Как несложно догадаться из аббревиатуры, в основе китайского реактора лежит американский AP1000, однако китайская сторона сразу отмела все возможные посягательства на авторские права.

Главный инженер SPIC утверждает, что компания "полностью переработала конструкцию главных насосов, запорной арматуры, корпуса реактора, парогенератора, внутриреакторных устройств, приводов управляющих стержней, поковок роторов турбин, сварочных материалов, U-образных труб и других ключевых компонентов". То есть, по сути, это совершенно новое техническое решение.

Анализ и трезвый расчет говорят о том, что для получения первой в истории страны АЭС Польше следовало бы обратиться к кому угодно, только не к США, но у большой политики свои правила, где логика играет далеко не ведущую роль.

В связи с польскими планами нами умышленно ни разу не упомянуты Россия и корпорация "Росатом". Американо-польский тандем направлен именно против нашей страны и флагмана ее атомной энергетики. Правда, поскольку полякам нечем платить, а американцам нечего строить, все это очень напоминает очковтирательство и имитацию бурной деятельности.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

55

Террорист убил учителя, а Европа убивает себя сама

382
(обновлено 11:16 19.10.2020)
В пятницу во Франции около учебного заведения в коммуне Конфлан-Сент-Онорин произошло убийство преподавателя. Предполагаемый нападавший был застрелен сотрудниками полиции в соседней коммуне Эраньи.

После кошмарного убийства учителя радикалом-исламистом Франция задалась сакраментальными русскими вопросами: кто виноват и что делать, пишет колумнист РИА Новости Ирина Алкснис.

В связи с первой темой французским журналистам оказался наиболее интересен момент, каким образом чеченская семья из России вообще получила статус политических беженцев. Выяснилось, что она переехала во Францию в 2008 году, где ее ходатайство об убежище несколько лет рассматривалось властями — и в результате было отклонено. Однако в 2011-м Национальный суд по вопросам права убежища отменил это решение. Ну а чуть больше полугода назад — по достижении совершеннолетия — будущий убийца автоматически получил собственный вид на жительство.

В общем, совершенно обычная история в современной Европе.

Что касается второго вопроса, то тут бескомпромиссно выступили французские власти, заверив сограждан, что они не намерены сворачивать с выбранного пути борьбы с исламизмом.

Роковой урок, на котором 47-летний Самюэль Пати в рамках занятия по свободе слова показал ученикам карикатуры на пророка Мухаммеда из журнала Charlie Hebdo, прошел в начале октября. Тогда же состоялось выступление Эммануэля Макрона, вызвавшее серьезный резонанс далеко за пределами страны. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обвинил своего французского коллегу в "открытой провокации" и посягательстве на свободу совести.

Именно в этой речи французский лидер объявил войну "геттоизации" Франции, "исламистскому сепаратизму" и анонсировал масштабный план по борьбе с закрытыми, варящимися сами в себе этническими и религиозными анклавами. Кстати, именно система образования — главное направление кампании. В частности, планируется практически полный запрет домашнего образования и жесткое выкорчевывание "нелегальных школ, которыми зачастую руководят религиозные экстремисты".

После произошедшего теракта нередко звучали удивленные и даже местами осуждающие мнения российских комментаторов в адрес убитого учителя, который продемонстрировал 12-14-летним ученикам откровенно оскорбительные для некоторых из них карикатуры.

Важно понимать, что это была не просто личная инициатива Пати — он действовал в рамках программы и установок французской системы образования. На том злосчастном занятии преподаватель, пытаясь сгладить острый момент, заранее предупредил учеников о содержании изображений, которые покажет, и предложил выйти из класса тем, кому это неприятно.

Самое удивительное, что французское государство и впрямь считает подобный подход эффективным в борьбе за секуляризацию, интеграцию меньшинств и размывание сформировавшихся в стране гетто.

Ведь можно без особых проблем предугадать реакцию подростков, выросших в замкнутой этнической среде, выдернутых из частных школ под руководством имамов-экстремистов и посаженных за парту государственного учебного учреждения, где им на уроке покажут нарисованную картинку обнаженного мужчины с подписью, что это пророк Мухаммед. И дело даже не столько в том, что кто-то из них решит повторить путь 18-летнего чеченца, сколько в том, что трудно придумать более надежный способ навсегда вызвать у молодых людей глубочайшее отторжение и отвращение к европейским ценностям, культуре и образу жизни.

Инициатива Макрона вызвала крайне бурную реакцию не только в исламистских кругах, но и у противоположного — либерального — лагеря, который усмотрел в предложениях французского президента недопустимое наступление на права и свободы граждан.

Самое ироничное и печальное, что все три стороны этого противостояния на самом деле говорят на одном языке — языке радикализма и нет принципиальной разницы между исламистским экстремизмом, левацко-политкорректным либерализмом и секуляризмом в крайних формах, что ныне практикует французское государство. Для решения действительно острой и давно назревшей проблемы Франция прибегает к тем же методам максимально грубой промывки мозгов, что и исламисты, правда, шансов, что они сработают, у нее куда меньше.

В свое время Европа подарила миру удивительную — потому что работающую — концепцию свободы, которая выражена в популярнейшей формуле, согласно которой свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого.
Существуют разные интерпретации этой мысли, но все они так или иначе сводятся к тому, что даже самое свободное общество предполагает определенные ограничения для каждого своего члена.

На практике это вылилось в то, что система западной демократии в своем классическом виде воспринимает маргинальными и неприемлемыми любые крайние и непримиримые в своей крайности точки зрения — будь то правые, левые, красные, белые или серо-буро-малиновые. А общественный и политический консенсус в такой системе делает ставку на компромисс и взаимоуважение, в том числе уважение к чужим убеждениям, верованиям и ценностям.

Нет никакого противоречия в том, чтобы, борясь с религиозным экстремизмом, не допускать и уж тем более не пропагандировать в государственных школах вакханалию воинствующего безбожия, целенаправленно оскорбляющего верующих. Точно также государство может стоять на страже неприкосновенности частной жизни человека вне зависимости от его сексуальной ориентации, но при этом жестко блокировать любые попытки проникновения нетрадиционных сексуальных практик в общественную жизнь, будь то гей-парады или пропаганда гомосексуализма среди несовершеннолетних.
Одно другому никак не противоречит.

Но, похоже, Запад просто забыл об этом. И можно быть уверенным, что взятая им ныне на вооружение концепция, подталкивающая людей к радикализации, а общество — к непримиримости и углублению раскола, даст свои фатальные плоды.

382

Число выявленных случаев коронавируса в Абхазии превысило четыре тысячи

124
(обновлено 20:22 28.10.2020)
Общее число выявленных случаев коронавируса в Абхазии на сегодняшний день достигает 4058. Выздоровел 2071 человек, включая лечившихся амбулаторно. Летальных случаев 36.

СУХУМ, 28 окт - Sputnik. За прошедшие сутки тестирование на коронавирусную инфекцию в Абхазии прошли 458 человек, диагноз COVID-19 подтвержден у 106 из них, сообщает Оперативный штаб по защите населения от коронавирусной инфекции.

© Sputnik
Динамика роста случаев коронавируса в Абхазии

На данный момент в Гудаутском ковидном госпитале на стационарном лечении находятся 137 человек, у 118 из них диагноз COVID-19 подтвержден. В тяжелом состоянии 26 человек, состояние здоровья 40 пациентов – средней степени тяжести. Выписано 15 пациентов, доставили еще девять человек.

В мобильном многопрофильном госпитале, развернутом на территории пансионата "Айтар" в Сухуме, находится 51 пациент с подтвержденным диагнозом новой коронавирусной инфекции. Состояние здоровья 47 пациентов – средней степени тяжести, в тяжелом состоянии четыре человека. В среду из госпиталя выписали первых пациентов – семь человек.

© Sputnik
Динамика роста случаев коронавируса в Абхазии

Оперативный штаб по защите населения от коронавирусной инфекции призывает граждан Абхазии соблюдать все необходимые меры предосторожности, чтобы избежать заражения.

124
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии