Россия превратится в полиэтиленоколонку

289
(обновлено 15:15 04.10.2020)
В условиях известных трудностей на нефтяном и газовом рынках тема нефтегазохимии сохраняет актуальность.

Главный сектор, к которому приковано основное внимание, — это производство полиэтилена и полипропилена из выделяемых из природного газа так называемых жирных фракций — этана и других углеводородов, пишет Александр Собко для РИА Новости. 

Новые газохимические комплексы пока в стадии проектов, в этой сфере — Амурский ГХК, Балтийский ГХК, завод полимеров Иркутской нефтяной компании.

Все они для начала реализации ожидали решения по так называемому обратному акцизу (предполагает дополнительные выплаты за переработку сырья), позволяющему достичь необходимой рентабельности производства. Сейчас закон проходит все чтения в Государственной Думе. И компании, не дожидаясь формальностей, уже приступили к строительству заводов. "Сибур", владелец Амурского ГХК (а на завод пойдут "жирные" фракции из газа "Силы Сибири"), приступил к строительству в августе. Одновременно ООО "Иркутская нефтяная компания" уже вовсю доставляет установки для будущего производства на свою площадку.

Есть новости и по третьему проекту, Балтийскому ГХК. Напомним, что сам проект уникален по своей концепции. Сначала "жирный" газ (по сути газ, принадлежащий "Газпрому") в объеме 45 миллиардов кубометров поставляется на комплекс газопереработки (ГПЗ), где из него выделяются "жирные" фракции (этан и сжиженные углеводородные газы, свыше шести миллионов тонн), а также часть "сухого" газа, которая идет на производство СПГ (13 миллионов тонн).

Оставшийся газ в объеме 18 миллиардов кубометров возвращается в газотранспортную систему страны. В дальнейшем из выделенных "жирных" фракций будут производиться полимеры на газохимическом комплексе (ГХК).

Любопытна также и схема владения, она следующая: блок "ГПЗ плюс СПГ" будет принадлежать компании "Русхимальянс" (в равных долях "Газпром" и "Русгаздобыча"), а ГХК будет принадлежать только "Русгаздобыче".

Соответственно, вопрос цены, по которой сырье будет переходить от одной компании другой, — не формальный. Как уже обсуждалось ранее, та или иная стоимость газа, этана и других углеводородов, которые попадают на ГХК, способна смещать экономику связанных проектов от одного к другому.

И вот в августе стало известно, что сырье для газопереработки будет передаваться "Русхимальянсу" по регулируемой оптовой цене для Ленинградской области. Это означает, что возможные прибыли от более высокой экспортной цены продуктов производства "Газпром" разделит с партнером в рамках СП. О ценообразовании на этан и другие углеводороды, которые далее по цепочке перейдут от ГПЗ к ГХК, пока не сообщалось.

Второй сектор компаний, проявляющих усиленный интерес к нефтехимии, — это классические нефтяные компании, в ряде случаев здесь нефтехимия находится в одном комплексе с традиционной нефтепереработкой (то есть выпуском жидких топлив).

Таким, например, является проект "Роснефти". Там вспомнили о старом и до недавнего времени подзабытом проекте "Восточная нефтехимическая компания" с солидным объемом инвестиций, составляющим в максимальном варианте до полутора триллионов рублей.

Пока реализация под вопросом: для окупаемости нужны дополнительные льготы. В свою очередь, регуляторы оценивают, сможет ли предоставление этих льгот привести в результате к дополнительным налоговым поступлениям.

Ведь именно такой эффект ожидается в обсужденных выше проектах газохимии, когда, казалось бы, прямые субсидии на переработку сырья (обратный акциз) приведут к намного большим доходам бюджета за счет налоговых выплат.

В свою очередь, "Татнефть" запланировала масштабные инвестиции в нефтехимию, еще год назад была принята амбициозная программа на 600 миллиардов рублей. Правда, последние инициативы по усилению налоговой нагрузки могут поставить под вопрос темпы реализации.

С одной стороны, новые налоги на добычу как раз и стимулируют компании больше вкладывать в переработку. Но с другой — в целом свободных денег у компаний для инвестиций в любом случае останется меньше.

При любы обстоятельствах развитие сектора в нашей стране приведет и уже приводит к двум следствиям. Во-первых, Россия переходит от чистого импорта к экспорту продукции в сегменте крупнотоннажных полимеров.

Принципиальный сдвиг произошел после недавнего выхода "Запсибнефтехима" компании "Сибур" на полную мощность.

Во-вторых, на этом фоне стоит ожидать и конкуренции между различными производителями внутри страны.
Полимеры — в первую очередь полиэтилен и полипропилен — крупнейший (и наиболее понятный со стороны) сегмент нефтехимии. Но полимерами дело, разумеется, не ограничивается.

Любопытный сюжет — это производство малеинового ангидрида. История интересна, потому как:

  1. в нашей стране он до настоящего времени не производится;
  2. со своими проектами выходят сразу две компании, что подразумевает даже конкуренцию.

Поэтому, несмотря на отраслевую специфику, уместно остановиться на нескольких подробностях.

В мире его производится около двух миллионов тонн в год. То есть по объемам это не двести миллионов тонн полимеров, но и не малотоннажное производство, не какая-то "эксклюзивная" химия. Производство основано на окислении бутана (четыре атома углерода) — это как раз одна из "жирных" фракций природного газа (или очень легкая фракция в нефти).

В нашей стране "Сибур" планирует достроить свое производство в Тобольске для получения этого продукта уже в 2021 году, мощность — 45 тысяч тонн, хватит и на экспорт.

В свою очередь, к 2023 году собственное производство мощностью 50 тысяч тонн в год организует и "Татнефть".

Сюжет с малеиновым ангидридом показывает еще одну особенность: потребление в России всего шести тысяч тонн по сравнению с мировым спросом в два миллиона. Есть куда расти. Соединение используется в основном как промежуточный продукт для синтеза полиэфирных смол, которые впоследствии применяются в судостроении, автомобилестроении, строительстве.

И здесь мы подходим к следующей проблеме. Если по базовым продуктам нефтехимии наша страна вот-вот выйдет на экспорт, то по продуктам более высоких переделов, высокотехнологическим пластикам, лакам, краскам мы в любом случае остаемся импортерами.

Есть куда развиваться — но теперь не экстенсивно, а увеличивая переделы, добавленную стоимость. Тем более что по базовым полимерам на глобальном рынке со спросом тоже все непросто. А импортозамещение более сложных продуктов (а в будущем и экспорт) — это практически гарантированный спрос и снижение валютных расходов страны.

Обо всем этом недавно говорил профильный вице-премьер Юрий Борисов.

По его словам, в Госдуму передан законопроект, стимулирующий за счет обратного акциза и вычета при производстве этана и СУГов инвестиционную привлекательность этой отрасли.

Однако, по мнению Борисова, и на том не стоит останавливаться, "потому что этот закон стимулирует только исходный материал, который лежит в начале технологической цепочки для производства продуктов нефтехимии.

Есть смысл поговорить и о следующих этапах передела, которые ближе уже к финальной продукции, <...> очень многие продукты нефтехимии сегодня не производятся в России".

Звучит довольно оптимистично для отрасли.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

289

Террорист убил учителя, а Европа убивает себя сама

214
(обновлено 11:16 19.10.2020)
В пятницу во Франции около учебного заведения в коммуне Конфлан-Сент-Онорин произошло убийство преподавателя. Предполагаемый нападавший был застрелен сотрудниками полиции в соседней коммуне Эраньи.

После кошмарного убийства учителя радикалом-исламистом Франция задалась сакраментальными русскими вопросами: кто виноват и что делать, пишет колумнист РИА Новости Ирина Алкснис.

В связи с первой темой французским журналистам оказался наиболее интересен момент, каким образом чеченская семья из России вообще получила статус политических беженцев. Выяснилось, что она переехала во Францию в 2008 году, где ее ходатайство об убежище несколько лет рассматривалось властями — и в результате было отклонено. Однако в 2011-м Национальный суд по вопросам права убежища отменил это решение. Ну а чуть больше полугода назад — по достижении совершеннолетия — будущий убийца автоматически получил собственный вид на жительство.

В общем, совершенно обычная история в современной Европе.

Что касается второго вопроса, то тут бескомпромиссно выступили французские власти, заверив сограждан, что они не намерены сворачивать с выбранного пути борьбы с исламизмом.

Роковой урок, на котором 47-летний Самюэль Пати в рамках занятия по свободе слова показал ученикам карикатуры на пророка Мухаммеда из журнала Charlie Hebdo, прошел в начале октября. Тогда же состоялось выступление Эммануэля Макрона, вызвавшее серьезный резонанс далеко за пределами страны. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обвинил своего французского коллегу в "открытой провокации" и посягательстве на свободу совести.

Именно в этой речи французский лидер объявил войну "геттоизации" Франции, "исламистскому сепаратизму" и анонсировал масштабный план по борьбе с закрытыми, варящимися сами в себе этническими и религиозными анклавами. Кстати, именно система образования — главное направление кампании. В частности, планируется практически полный запрет домашнего образования и жесткое выкорчевывание "нелегальных школ, которыми зачастую руководят религиозные экстремисты".

После произошедшего теракта нередко звучали удивленные и даже местами осуждающие мнения российских комментаторов в адрес убитого учителя, который продемонстрировал 12-14-летним ученикам откровенно оскорбительные для некоторых из них карикатуры.

Важно понимать, что это была не просто личная инициатива Пати — он действовал в рамках программы и установок французской системы образования. На том злосчастном занятии преподаватель, пытаясь сгладить острый момент, заранее предупредил учеников о содержании изображений, которые покажет, и предложил выйти из класса тем, кому это неприятно.

Самое удивительное, что французское государство и впрямь считает подобный подход эффективным в борьбе за секуляризацию, интеграцию меньшинств и размывание сформировавшихся в стране гетто.

Ведь можно без особых проблем предугадать реакцию подростков, выросших в замкнутой этнической среде, выдернутых из частных школ под руководством имамов-экстремистов и посаженных за парту государственного учебного учреждения, где им на уроке покажут нарисованную картинку обнаженного мужчины с подписью, что это пророк Мухаммед. И дело даже не столько в том, что кто-то из них решит повторить путь 18-летнего чеченца, сколько в том, что трудно придумать более надежный способ навсегда вызвать у молодых людей глубочайшее отторжение и отвращение к европейским ценностям, культуре и образу жизни.

Инициатива Макрона вызвала крайне бурную реакцию не только в исламистских кругах, но и у противоположного — либерального — лагеря, который усмотрел в предложениях французского президента недопустимое наступление на права и свободы граждан.

Самое ироничное и печальное, что все три стороны этого противостояния на самом деле говорят на одном языке — языке радикализма и нет принципиальной разницы между исламистским экстремизмом, левацко-политкорректным либерализмом и секуляризмом в крайних формах, что ныне практикует французское государство. Для решения действительно острой и давно назревшей проблемы Франция прибегает к тем же методам максимально грубой промывки мозгов, что и исламисты, правда, шансов, что они сработают, у нее куда меньше.

В свое время Европа подарила миру удивительную — потому что работающую — концепцию свободы, которая выражена в популярнейшей формуле, согласно которой свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого.
Существуют разные интерпретации этой мысли, но все они так или иначе сводятся к тому, что даже самое свободное общество предполагает определенные ограничения для каждого своего члена.

На практике это вылилось в то, что система западной демократии в своем классическом виде воспринимает маргинальными и неприемлемыми любые крайние и непримиримые в своей крайности точки зрения — будь то правые, левые, красные, белые или серо-буро-малиновые. А общественный и политический консенсус в такой системе делает ставку на компромисс и взаимоуважение, в том числе уважение к чужим убеждениям, верованиям и ценностям.

Нет никакого противоречия в том, чтобы, борясь с религиозным экстремизмом, не допускать и уж тем более не пропагандировать в государственных школах вакханалию воинствующего безбожия, целенаправленно оскорбляющего верующих. Точно также государство может стоять на страже неприкосновенности частной жизни человека вне зависимости от его сексуальной ориентации, но при этом жестко блокировать любые попытки проникновения нетрадиционных сексуальных практик в общественную жизнь, будь то гей-парады или пропаганда гомосексуализма среди несовершеннолетних.
Одно другому никак не противоречит.

Но, похоже, Запад просто забыл об этом. И можно быть уверенным, что взятая им ныне на вооружение концепция, подталкивающая людей к радикализации, а общество — к непримиримости и углублению раскола, даст свои фатальные плоды.

214

Назад, к бедности: Всемирный банк грустит, Китай полон оптимизма

132
(обновлено 14:19 18.10.2020)
По данным Всемирного банка, обратно в нищету по итогам 2020 года будут отброшены 88-115 миллионов человек. И вернуться к исходной, вчерашней точке удастся разве что лет за десять.

Самый, наверное, обсуждаемый сейчас повсюду международный документ — это сообщение Всемирного банка о том, что в 2020 году мир резко обеднел и с этим надо что-то делать, пишет колумнист РИА Новости Дмитрий Косырев. Документ, и особенно итоговый призыв, явно обращен к предстоящей ежегодной встрече "Группы двадцати" (лидеров ведущих экономик мира), но в нем масса фактов, интересных также всем и каждому.

И самый эффектный факт в том, что мы, то есть мир, очень хорошо жили в последние два-три десятилетия, но мало кто это замечал: к хорошему привыкаешь. С начала 1990-х годов доля людей в мире, живущих за чертой абсолютной бедности (1,9 доллара в день), снизилась с 35 до 8,4%: фантастический успех, прежде всего благодаря Китаю, где разбогатели около 700 миллионов. На начало года "экстремально бедных" оставалось только 9,2% населения планеты, или 689 миллионов человек. Говорили о том, что к 2030 году будет полная победа — мир без нищеты.

И вот, сообщает нам ВБ, пришел 2020-й — и кривая на графике впервые надломилась. Обратно в нищету по итогам года будут отброшены 88-115 миллионов человек. И вернуться к исходной, вчерашней точке удастся разве что лет за десять (если повезет).

Причины банк обозначает так: сочетание военных конфликтов, перемен климата и пандемии. Важнее всего последний фактор. Здесь надо смотреть на детали: раньше типичный супербедный был жителем какой-то отдаленной деревни в Африке южнее Сахары. Сейчас больше всего пострадали совсем другие страны — "среднего дохода", где будет теперь помещаться до 82% только что обедневших.

Это прежде всего Индия, Бангладеш, Нигерия и прочие. Портрет отброшенных сегодня в нищету такой: это скорее городские жители, работали в "неформальном секторе" и на каких-то производствах, "на которые более всего оказали влияние локдауны и ограничения в перемещении". Индия, напомним, известна наиболее длительными и жесткими карантинами из всех прочих стран мира. Всего, получается у банка, на грани выживания в ближайшее время окажется в 150 раз больше людей, чем умерло от самой пандемии.

Все в целом по масштабу напоминает потери, которые мир обычно несет после какой-нибудь мировой войны. Собственно, множеством экспертов уже было сказано, что Третья мировая давно идет, просто она ведется новыми методами — без боевых действий как таковых (не считая региональных конфликтов). Это война ценностей и подходов к глобальному и местному управлению, неразрывно слитая с борьбой разных лобби и отраслей экономики за то, кто из них будет дальше диктовать людям, как им теперь следует жить.

Резкий рост крайней бедности — только часть такого процесса, можно было бы вспомнить обеднение среднего класса в относительно небольшой группе западных стран, называющих себя развитыми. Или очень странную кампанию по заселению Европы или США мигрантами под разговоры о "врожденном расизме белого человека". Или прочие кампании, направленные на уничтожение нормальной жизни обществ. Раньше такая перезагрузка всей системы происходила по итогам массовых боевых действий (пир победителей), сейчас обходится без них.

Беспрецедентность происходящего наводит на мысли, что призывы ВБ "что-то сделать" с рывком бедности не каждый в сегодняшнем мире услышит — не до того. Ну хотя бы США — кто-то еще думает, что Америка с ее нынешними проблемами способна улучшать мир? Хотя министры финансов G20 очень серьезно отнеслись к идее продлить мораторий на обслуживание внешнего долга наименее развитых стран еще и на 2021 год. Но это капля в море проблем.

Единственная из великих держав, делающая оптимистические заявления насчет способности человечества успешно и дружно пройти через нынешнюю черную полосу, — это Китай. Например, идея построить "процветающий, чистый и красивый мир" достаточно типична для китайских внешнеполитических заявлений (в данном случае речь об инициативах по части экологически дружественных технологий). Но Пекину удается в лучшем случае декларативно обозначить направление, в котором он хотел бы идти вместе с партнерами. Или возглавить движение, хотя лидерство — такая штука, которую нужно предлагать очень аккуратно.

А вот если речь о практических и результативных действиях, то с этим сложнее. На минувшей неделе Китай, например, провел акцию в ООН — инициировал совместное заявление 26 стран в Третьем комитете (по социальным и гуманитарным проблемам). Двадцать шесть (включая Россию) — это страны, против которых вводили санкции США с союзниками, хотя список неполный. Мысль заявления проста: санкции надо немедленно снять. Поскольку они всегда ухудшают положение населения стран, против которых вводятся. И нынешний момент — тот самый случай, когда с санкциями пора распрощаться.

Но всем же понятно, что никто ничего снимать сейчас не будет, сколько бы ни было "новых бедных". В конце концов, что там Третий комитет — 23 марта к тому же призывала комиссар ООН по правам человека, а 26 марта — Генеральный секретарь ООН. А потом и вся Генассамблея большинством голосов.

Да это уже, видимо, и физически невозможно — снимать санкции. Журнал The Atlantic насчитывает 7967 штук санкций США против каких угодно стран, правда, по состоянию на май 2019 года. А с тех пор добавились (в этом октябре) санкции, например, против 18 иранских банков, то есть, по сути, против тех, кто с ними будет иметь дело. И еще много других. Основания — да никому уже они давно не интересны. И как — с чисто технической точки зрения — можно отменить всю эту кучу документов, которые и перечислить-то не одного дня дело?
Обычно по итогам мировых войн все подобное старье разом сметают в прошлое. Но Третья мировая еще явно не закончена, так что и противостояние санкциям, и связанная с ним борьба с внезапно обострившейся бедностью еще не скоро завершатся.

132

Пациентов с COVID-19 начнут принимать в строящейся больнице Ткуарчала

47
(обновлено 16:52 22.10.2020)
За весь период пандемии коронавируса из 450 проверенных жителей Ткуарчала диагноз COVID-19 был подтвержден у более чем 100 человек.

СУХУМ, 22 окт – Sputnik. Отделение для размещения и лечения больных коронавирусом будет открыто в новом здании строящейся больницы Ткуарчала, рассказал в интервью радио Sputnik глава района Исидор Дочиа.

По его словам, отделение будет открыто на первом этаже здания, где в будущем будет функционировать поликлиника.

"В помещении много чего не хватало, не было воды и света. Все это рабочие сделали за два-три дня. Сегодня помещение готово, а когда мы закупим необходимое оборудование и кровати, то сможем принимать пациентов. Думаю, к концу недели это уже будет возможно", - сказал он.

Дочиа отметил, что в отделении будут принимать лишь пациентов, которые переносят заболевание в легкой форме, а тяжелобольных будут отправлять в Гудаутский госпиталь.

По информации главы района, в Ткуарчале диагноз коронавирусная инфекция за весь период был подтвержден у более чем 100 человек, 45 жителей находятся сейчас на самоизоляции и 19 – на лечении в Гудаутском госпитале.

Минздрав Абхазии подготовит спецблоки в районах для лечения зараженных COVID-19>>

Капитальный ремонт в Центральной районной больнице Ткуарчала производится за счет средств Инвестиционной программы содействия социально-экономическому развитию Абхазии. На ремонт выделено более 200 миллионов рублей. Согласно графику, объект должен был быть сдан в 2019 году, однако ремонтные работы все еще не окончены.

47
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии