Доктор не придет: "золотой миллиард" остался без медпомощи

343
(обновлено 15:35 06.12.2020)
По прогнозам, к февралю число умерших от COVID-19 в Соединенных Штатах достигнет 450 тысяч человек.

Соединенные Штаты готовятся побить очередной антирекорд, пишет Виктория Никифорова для РИА Новости. К февралю число умерших от COVID-19 в стране достигнет 450 тысяч человек, предупредил директор сети центров по профилактике и контролю заболеваний США Роберт Редфилд.

Казалось бы, самое время вливать в медицину триллионы от ФРС, строить новые больницы и повышать зарплату врачам. Но нет, американцы пошли парадоксальным путем. Бюджеты больниц и станций скорой помощи сокращаются, госпитали в глубинке банкротятся и закрываются ускоренным темпом, медики и сотрудники EMS (Emergency Medical Services) жалуются на переработку и маленькие зарплаты. В Нью-Йорке, несмотря на ужасающую ситуацию с коронавирусом, 400 сотрудников EMS вообще решили уволить — в бюджете нет денег.

"Внешние наблюдатели, в том числе китайские, поражены тому, что ведущая научная и технологическая держава допустила гибель уже 260 тысяч человек, в то время как гораздо более бедные страны победили пандемию с помощью несложных мер", — удивляется китайское издание China Daily.

На самом деле ничего странного здесь нет. Власти США уже около двадцати лет активно уничтожают медицинскую помощь для большинства населения. Чрезвычайно кстати случившаяся пандемия поможет окончательно закрыть эту тему.

Только с 2010-го по 2019 год в США упразднено почти 160 больниц в сельской местности. Еще около 430 находятся на грани закрытия. Это сразу привело к росту смертности на 5,9%.

Совершенно непостижимая для цивилизованной страны ситуация сложилась со скорой помощью. Собственно, в том смысле, в каком ее создали в СССР для оказания неотложной медицинской помощи на месте, в США никогда и не было.

EMS создали в 1960-е, когда благосостояние американских масс возросло, граждане накупили машин и на дорогах критически увеличилось число аварий. Сотрудники службы должны были просто забирать с места аварии травмированных пассажиров и водителей и доставлять в больницы. Лечение в их обязанности никогда не входило. То, что пациент ехал в автомобиле, было гарантией того, что деньги у него есть и по выходе из больницы он оплатит все счета.

Простой человек, звонящий из дома и вызывающий скорую, чтобы поговорить с врачами, претерпеть укол и поехать в больницу, — это по американским меркам вещь немыслимая. Сломав ногу или ощутив боль в сердце, гражданин вызывает такси либо просит друзей подвезти его до больницы. В крайнем случае, сам садится за руль. Прождав несколько часов в приемном покое, дождавшись исхода переговоров врачей с его страховой компанией, пациент или получит лечение и рецепт, или будет госпитализирован. Это все в том случае, если у него есть хоть какая-то медстраховка. У десятков миллионов американцев ее нет.

Впрочем, и счастливый обладатель страховки может получить "счет-сюрприз" (surprise bill), который его неприятно удивит. Одна поездка на скорой до больницы зачастую обходится в сумму от трех до десяти тысяч долларов. Если пациента транспортировал вертолет — счет может дойти до 90 тысяч долларов.

В сельских районах и маленьких городах штаты давно перестали финансировать станции скорой помощи. Они существуют только благодаря усилиям местных жителей. Несколько энтузиастов проходят за свой счет курсы по оказанию самой элементарной медпомощи — их стоимость начинается от 600 долларов. А потом волонтерят на скорой — развозят пациентов. Зарплату им не платят, так что они вынуждены совмещать это с основной работой.

По самым скромным подсчетам, в 2019 году 60 миллионов американцев не имели доступа к неотложной медицинской помощи. Сегодня, с катастрофическим распространением коронавируса, эти цифры только растут.

Что характерно, смерть американцев от неоказания медпомощи не становится темой громких заголовков и кампаний в прессе. Журналисты не высчитывают, сколько минут ехала скорая к человеку, умершему от коронавируса или инфаркта. Скорее всего, она вообще к нему не ехала. Привыкнув не полагаться на государство, американцы терпеливо переносят и системный развал здравоохранения.

Эмигранты из бывшего СССР ездят лечиться на родину. То же самое делают мексиканцы, тайцы, индусы. А на территории США национальные диаспоры организовывают подпольные клиники для своих, где лечат дешево и сердито — правда, противозаконно.
Пандемия призвана окончательно закрепить это положение дел. Медицина в США станет роскошью для состоятельных людей.

Подавляющее большинство населения будет выживать, как во времена отцов-основателей: лечить будут местные знахари, шаманы да повитухи. В утешение станет изобильно применяться "марихуана в медицинских целях" — во многих штатах она уже официально считается панацеей и пропагандируется на сайтах местного Минздрава.

И 2020-й показал, насколько тупиковым стало развитие США в последние годы и как опасно было пытаться копировать американские решения во всем — особенно в социальной модели.

С похожими проблемами — недофинансирования медицины, закрытия больниц, низких заработков врачей — сталкиваются сегодня практически все страны "золотого миллиарда". Сложилась парадоксальная ситуация, когда менее богатые страны помогали более богатым бороться с коронавирусом. Турция посылала медицинское оборудование в Британию, Куба — своих врачей в Италию. Россия вообще помогала всем, в том числе и США.

Внезапно оказалось, что работающая больница в богом забытом городке может быть гораздо важнее, чем любые цифры ВВП. А возможность бесплатно вызвать скорую — это на самом деле роскошь, доступная в нашем мире очень немногим.

Сегодня англичане, сумевшие сохранить в стране бесплатное здравоохранение, едва не молятся на свою NHS (National Health Service), несмотря на ее бесчисленные огрехи. Больницы, которые в народе прозвали "домами смерти", грязь и холод в палатах, несъедобная еда. Многочасовые очереди к участковым терапевтам и многомесячные — к врачам-специалистам. Да достаточно почитать отзывы пациентов, лежавших в каком-нибудь крупном английском госпитале, чтобы понять, как функционирует местное здравоохранение. Популярная формулировка гласит: "Лучше умереть дома, чем лечиться здесь".

Эмигранты, особенно из России и стран бывшего СССР, искренне не понимают, почему в Англии скорая не едет за человеком с температурой под сорок и он вынужден тащиться в больницу сам. Недоумение вызывает и новая практика "один прием — один симптом". Это значит, что терапевту можно пожаловаться только на головную боль, например. А если одновременно болит желудок — с этим симптомом нужно записаться и прийти еще раз.

И тем не менее англичане совершенно серьезно считают NHS своим национальным достоянием. В период пандемии общей модой стало как можно реже обращаться к врачам, лишь бы не перегрузить местные больницы и не переутомить персонал. Главный страх здесь — что при подписании торгового соглашения с США премьер-министр отдаст NHS на приватизацию американцам.

Похоже, главной жертвой пандемии коронавируса в богатейших странах мира стала социалка. Средний класс уже поработал витриной в противостоянии капитализма и социализма, сегодня он больше не нужен. Соответственно, уходят в прошлое и высокий уровень жизни миллионов людей, и их безопасность, и массовое здравоохранение. Зачем охранять здоровье тех, кому пора на свалку истории?

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

343

Укол правды

6
Простодушную отечественную буржуазию подсаживают на новый карго-культ — вакцину от Pfizer или, на худой конец, от Moderna.

Дело тут не в том, что к отечественному "Спутнику V" есть какие-то претензии по медицинской части. Нет, западная вакцина просто предмет престижного потребления, пишет Виктория Никифорова для РИА Новости. 

Чувствуется во всем этом старинный советский инстинкт: "достать по блату", "настоящая западная фирма", "могу себе позволить". Наша верхушка среднего класса, которая видит себя такой продвинутой, глобализированной и рафинированной, на деле коснеет в совершенно допотопных, фамусовских каких-то предрассудках.

Как в 70-е годы серванты украшали пустые бутылки из-под импортного бухла, так, кажется, сегодня светские люди готовы выставлять на видное место ампулы из-под Pfizer. Странное дело, казалось бы, все наездились за эти годы за границу по самое не могу. Перепробовали там все — от устриц финь-де-клер до фуа-гра, от спа в Люцерне до пластической хирургии в Майями. Между делом успели заценить отечественную кухню и уровень отечественной медицины, которые сегодня, объективно говоря, ни в чем не уступают пресветлому Западу. Однако некоторые привычки никуда не уходят.

Но если просроченным фуа-гра можно банально отравиться, то в случае с американскими вакцинами все серьезнее. Компания с красивым названием Moderna, например, за все время своего существования не выпустила на рынок ни одной вакцины, ни одного лекарства, ни одного продукта вообще. Про деятельность ее ничего толком не известно. Ее вакцина от коронавируса — уже одобренная на территории ЕС — это самая первая продукция "самой засекреченной в мире" компании. Тестировать это средство на себе требует редкого мужества, конечно.

Этап масштабных испытаний на людях компаниями Moderna и Pfizer был пропущен. По сути, они идут именно сейчас. Настораживает то, что и раньше американские фармкомпании и отдельные деятели экспериментировали на людях со своими новыми лекарствами и вакцинами. Иногда это приводило к плачевным результатам.

Широко известна, например, история про то, как в начале XX века американские военные врачи на Кубе боролись с желтой лихорадкой. Они пытались прививать от нее местное население, к которому относились как к подвиду флоры или фауны, но неблагодарное население от вакцин умирало. Среди новаций американцев было, в частности, переливание крови от больных малярией здоровым людям. Это тоже приводило к летальным исходам.

Местные жители пытались как-то отговорить оккупантов от их идей, но те продолжали опыты на людях, хотя еще в 1881 году кубинский врач установил, что малярию разносят комары и нужно просто вывести их с острова.

Американские медики проводили опыты не только на оккупированных территориях, но и внутри страны. Хорошо задокументирован, например, Таскиджийский эксперимент, проходивший в Алабаме с 1932 по 1972 год. Его целью было изучить протекание у мужчин нелеченого сифилиса.

Объектом испытаний стали афроамериканцы из беднейших слоев общества. У них не было медстраховки. Экспериментаторы из Службы общественного здравоохранения США пообещали этим людям бесплатно их обследовать и лечить от легких заболеваний. Проезд до клиники и питание там им тоже оплачивались. Напомним, это был 1932 год, когда американцы буквально умирали с голоду. Подопытные с радостью согласились на все условия.

Их действительно обследовали, однако от сифилиса принципиально не лечили, даже тогда, когда изобрели пенициллин и стали его с успехом применять. Тем, кто не знал о своем диагнозе, его не сообщали. Несчастные заражали своих жен, их дети также рождались больными. Пройдя все этапы заболевания и дав врачам ценный материал, пациенты умирали. Из 399 подопытных выжило лишь 74. Все это длилось сорок лет и было не какой-то инициативой безумных ученых, а совершенно официальным экспериментом, осуществлявшимся в рамках американского Минздрава.

Совсем недавно, в 2004 году, журналисты выяснили, что британский фармгигант Glaxo SmithKline годами испытывал свои новейшие лекарства от ВИЧ на детях-сиротах в нью-йоркских приютах. Побочные явления включали в себя судороги, рвоту, диарею, боли в суставах. "Дети катались по полу от боли", — вспоминал очевидец событий. Если приемные родители или родственники забирали сирот в семью, их заставляли и там давать детям новые лекарства. В противном случае малышей отсылали обратно в приют.

Неудивительно, что та самая вакцина Pfizer, которую так вожделеют отдельные сограждане, самих американцев откровенно пугает. По данным Associated Press, половина жителей США заявили, что не собираются ей прививаться. Среди афроамериканцев эти цифры гораздо выше. Среди медиков штата Иллинойс число отказников достигло 80 процентов. "Не хочу быть подопытной свинкой," — заявил орегонский врач Стивен Ноубл английским журналистам.

Летом прошлого года Мелинда Гейтс, супруга основателя Microsoft, заявила, что прививать от коронавируса следует прежде всего медиков — а среди них чернокожих и тех, кто принадлежит к коренным индейским народам.

Ни афроамериканцев, ни индейцев эта идея отнюдь не обрадовала. Они почему-то уверены, что на них вакцину будут просто испытывать. Возможно, они не правы. Но исторические основания для страхов у них, несомненно, есть. Не добавляет оптимизма и то обстоятельство, что власти США заранее сняли с компаний Pfizer и Moderna всякую ответственность за возможные побочные явления их вакцин.

Тем более что Фонд Билла и Мелинды Гейтс имеет за спиной довольно мутную историю с вакцинацией от полиомиелита в Индии и странах Африки. Говорят, что в ходе прививок погибло, было парализовано и получило серьезные осложнения довольно много детей. То ли это было связано с некачественным хранением или проблемами с производством, то ли с тем, что вокруг таких олигархов, как Гейтс, вечно трутся какие-то шарлатаны, которые могли поставить бог знает что под видом вакцины. Возможно, никакой злой воли миллиардера там и не было. Однако критики обвиняли его в том, что его вакцины навредили здоровью десятков тысяч людей, и призывали правительство Индии расторгнуть контракт с его фондом.

Существенная разница производства вакцин и лекарств в России и на Западе — прежде всего в форме собственности.

Государственный институт прозрачен и понятен, в случае каких-то осложнений всем ясно, чьи головы полетят. На кону у него не прибыль, а общественное здоровье. Поэтому у таких институтов обычно идеальная репутация.

Заведомая безопасность — это бесценное свойство отечественной фармы, которое стоит любой красивой упаковки с английским названием.

Частный фармгигант имеет со своей продукции маржу в десятки тысяч процентов. При такой прибыли, как говорится, "нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, даже под страхом виселицы". Гигантские доходы позволяют производителям лекарств нанимать юристов экстра-класса, заручаться поддержкой правящих кругов и легко отбивать любые иски. Поэтому все судебные дела против них заканчиваются как под копирку: фармацевты выплачивают миллионы долларов отступного и продолжают свои эксперименты. Искренне не хотелось бы, чтобы сегодня жертвами этих опытов становились наши соотечественники.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

6
Президент США Джо Байден

Надежды для Китая нет

82
(обновлено 09:39 23.01.2021)
Есть серьезные основания полагать, что политика Вашингтона в отношении Пекина станет даже более жесткой и опасной в своей бескомпромиссности.

Пекин ввел санкции против 28 сотрудников предыдущей администрации США, включая бывшего госсекретаря Майка Помпео и советника Трампа по торговле Питера Наварро — за "серию безумных действий, которые стали серьезным вмешательством во внутренние дела Китая и нанесли ущерб интересам КНР", пишет колумнист РИА Новости Ирина Алкснис.

Представитель уже нового руководства Соединенных Штатов назвал данное решение "непродуктивным и циничным".

Кроме того, первый день президентства Джо Байдена ознаменовался и другими знаковыми для китайско-американских отношений событиями.

На инаугурацию американского лидера был официально приглашен представитель Тайваня. Союзнические и в целом очень близкие отношения Вашингтона с непризнанным государством-островом никогда не являлись секретом, но на столь выразительное нарушение формальных дипломатических правил американцы пошли впервые за сорок лет.

Ну а затем стало известно, что Twitter заблокировал аккаунт посольства КНР в Вашингтоне, проявив при этом изощренное иезуитство.

Суть в том, что в последние недели работы администрация Трампа в конфронтации с Пекином стала вновь активно эксплуатировать уйгурскую тему. В декабре США ограничили импорт хлопка из Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР. А буквально за сутки до своей отставки Помпео назвал ситуацию там "геноцидом" и "систематическими попытками китайского правительства уничтожить уйгуров".

В свою очередь, пару недель назад посольство КНР опубликовало твит, в котором указало, что благодаря политике "раскрепощения" уйгурские женщины больше не являются "машинами по зачатию детей". Вот за это-то Twitter и наложил рестрикции на аккаунт, заявив, что тот нарушает "политику против расчеловечивания", проводимую социальной сетью.

Тут, конечно, отдельно впечатляет, что заявление дипмиссии о катастрофически бесправном положении женщин в традиционном уйгурском укладе и о прогрессивно-эмансипирующей роли политики КНР было расценено Twitter как антигуманное расчеловечивание.

Но интереснее даже другое: для снятия наказания и восстановления доступа к своему аккаунту посольство должно самостоятельно удалить неприемлемый для соцсети твит, скрытый сейчас от аудитории. Это новый, по-своему оригинальный и, конечно, просто отвратительный шаг в политике цензуры, масштабно развернутой глобальным Big Tech.

Разумеется, Китай — как и ни одно уважающее и дорожащее собственной репутацией государство — не может поддаться подобному публичному шантажу, да еще со стороны частной корпорации.

Другое дело, что за Twitter, не скрываясь, маячат уши американского государства и конкретно новой администрации США, а это, как и прочие события, дает повод для неутешительных выводов.

Первые решения Джо Байдена в Белом доме подтвердили ожидания, что он сразу начнет демонтаж наследия Дональда Трампа. И действительно, все пошло как по нотам: возвращение США во Всемирную организацию здравоохранения и в Парижское соглашение по климату, отмена строительства стены на границе в Мексикой и запрета на въезд в Штаты граждан из ряда мусульманских и африканских стран, отзыв разрешения на строительство нефтепровода Keystone XL.

Однако если перечисленные шаги были вполне ожидаемыми, то судьба самой главной темы внешней политики предыдущего хозяина Белого дома — экономической и политической войны с Китаем — была не ясна.

Хватало оптимистичных мнений экспертов, которые считали, что стоит ожидать потепления в отношениях двух стран. В пользу такого сценария склоняло как не разрушенное до конца китайско-американское торговое партнерство, ставшее квинтэссенцией глобализованного мира, так и давно сложившиеся особо тесные отношения с КНР и ее бизнесом представителей нового руководства и их родственников (вплоть до Хантера Байдена, сына своего отца).

Правда, скептики указывали на объективное исчерпание потенциала, возможностей и выгод Химерики (China+America=Chimerica), а также нарастание противоречий между двумя ее составляющими. Трамп просто оказался готов открыто признать данные реалии и действовать в соответствии с ними, отказываясь плести кулуарно-дипломатические кружева. Из этого очевидным образом следовало, что никакие конфликты между прежним и новым руководством США не изменят, что Байдену и его команде придется иметь дело с тем же самым набором — довольно неблагоприятных для Америки — обстоятельств, которые просто вынудят их продолжить антикитайскую политику предшественника.

Что ж, первый же день президентства Джо Байдена подтвердил правоту данной точки зрения.

Более того: есть серьезные основания полагать, что политика Вашингтона в отношении Пекина станет даже более жесткой и опасной в своей бескомпромиссности.

Трамп, будучи бизнесменом во власти, концентрировался на экономических аспектах борьбы с Китаем — развязанная им торговая война служит тому подтверждением. Политические, идеологические или тем паче военные элементы носили в его политике (и не только в отношении КНР) сильно второстепенный и подчеркнуто обслуживающий характер.

Однако для нынешних хозяев Белого дома приоритеты расставлены принципиально иным образом. Для них характерен идеологический детерминизм, а последние месяцы доказали, что они не считают необходимым соблюдать какие бы то ни было правила, как писаные, так и неписаные — плюс свято верят в эффективность грубой силы, в том числе военной, как метода политической борьбы.

Все это создает откровенно взрывоопасный коктейль не только для взаимоотношений Китая и США, но и для всей Юго-Восточной Азии.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

82

Врач ответил на семь частых вопросов о прививке от COVID-19

0
(обновлено 08:20 24.01.2021)
Всего с начала пандемии в мире выявлено более 98 миллионов случаев коронавируса, более 54 миллионов человек выздоровели, 2,1 миллиона умерли.

СУХУМ, 24 янв - Sputnik. Врач и телеведущий Александр Мясников ответил в Telegram на семь частых вопросов о прививке против коронавирусной инфекции.

Мясников напомнил, что сейчас в России доступны две вакцины — "Спутник V" и "ЭпиВакКорона".

"Поскольку определенная разница есть (одна предположительно обеспечивает более долгую защиту, другая скорее всего больше подойдет людям с хроническими заболеваниями), то принимать решение надо по совету врача", - отметил доктор.

Медик подчеркнул, что больных с онкологическими заболеваниями и другими тяжелыми болезнями можно вакцинировать, поскольку им особенна важна защита от инфекции

"Логично предположить, что иммунный ответ у этих больных может быть значительно слабее, чем у других пациентов. Но тем не менее мы не можем пренебрегать хоть какой-то возможностью уберечь этих людей от фатальных последствий", - объяснил Мясников.

По его мнению, переболевшим COVID-19 не следует прививаться до осени, так как иммунитет может сохраниться и дольше. И если у переболевших низкий уровень антител, то переживать тоже не стоит, так как, у таких людей есть клеточный иммунитет — клетки "памяти", которые сразу начнут опять вырабатывать антитела при столкновении с вирусом.

Мясников также рассказал, что современные вакцины покрывают новые мутации коронавируса.

При этом, для того, чтобы резко снизить количество тяжелых случаев и смертей достаточен уровень всеобщей вакцинации в 30-40 процентов. Коллективный иммунитет требует 70-90% вакцинированных.

Врач развеял миф, что россиян не будут впускать в Евросоюз и США без вакцины от компании Pfizer. При этом он допустил, что в будущем они будут ориентироваться на уровень защитных антител.

0
Темы:
Мировая пандемия коронавируса COVID-19