Вакцина от Трампа

113
(обновлено 20:01 07.12.2020)
Страховка зачастую покрывает лишь часть стоимости препарата. Поэтому треть американских пациентов старается вообще не покупать рецептурные препараты.

Сегодня, когда коронавирус ежедневно убивает больше двух тысяч американцев, политические противники президента Трампа валят всю вину за происходящее на него. Он, мол, развалил здравоохранение, не смог обеспечить население койко-местами, не оценил вовремя опасность COVID-19, пишет Виктория Никифорова для РИА Новости. 

Однако на самом деле развал американской медицины — в ее массовом, предназначенном для широких слоев населения изводе — начался еще в конце 90-х. Дональд Трамп как раз и пытался его притормозить. Он, например, развязал открытую войну против американской "Биг Фармы". Однако победить в ней было практически невозможно.

Одной из главных проблем американского здравоохранения многие годы была цена на лекарства. Вернее, ее неуклонный рост, обусловленный исключительно алчностью производителей.

В 2015 году мировая пресса на все лады склоняла Мартина Шкрели. Ушлый фармацевт купил права на популярное лекарство от ВИЧ и моментально поднял цену на таблетку: вместо 13,5 доллара она стала стоить 750. Шкрели назвали самым ненавистным человеком года, но это не помогло, цену на препарат он так и не снизил.

На самом деле ничего уникального тут не было. Все американские фармкомпании в последние годы ударными темпами повышали цены на лекарства, просто делали это втихомолку, стараясь избегать скандалов. Например, известная корпорация Novartis в 2003 году выпустила препарат от рака. С тех пор его цена взлетела в 22 раза. Сегодня годовой курс лечения им стоит 123 тысячи долларов.

Фантастических прибылей добиваются производители орфанных лекарств, предназначенных для лечения редких болезней. Цена за годовой курс там обретается в районе полумиллиона долларов.

Только за шесть месяцев 2019 года в 8,8 раза вздорожал легендарный "Прозак" — лекарство для хорошего настроения.

Особенно жутко выглядит рост цен на жизненно необходимые препараты. Доза банального инсулина с 2009 по 2019-й подорожала в три раза — с 90 до 330 долларов. Медстраховка покрывает стоимость инсулина, но почти у двух миллионов диабетиков никакой медстраховки нет.

© Foto / из личного архива Михаила Синельникова-Оришак

Тридцатишестилетняя Лора Марстон рассказала год назад журналистам BBC, как после закрытия фирмы, в которой она работала, она осталась без страховки. "Я тратила 2 880 долларов в месяц, просто чтобы остаться в живых," – говорит она. Пока она не нашла работу, Марстон пришлось продать свою квартиру, мебель, машину, потратить все пенсионные накопления – и все это только, чтобы покупать жизненно необходимое лекарство.

Отчаявшиеся люди пытаются растягивать одну дозу инсулина на несколько приемов. Часто это приводит к летальному исходу. Так погиб в 2017 году 26-летний Алек Смит — спустя лишь месяц после того, как закончилась его медстраховка. Смит работал полный рабочий день, но у него все равно не было тысячи долларов в месяц на инсулин.

Дороговизна антибиотиков привела к тому, что американцы стали закупать ветеринарные препараты. Популярностью пользуется, например, пенициллин для аквариумных рыбок. А что поделать, если "человеческий" флакон суспензии популярного антибиотика, произведенного еще в 1950-е годы, стоит от 2 400 до 2 800 долларов?

Забавно, кстати, при этом, что статистика словно не замечает рекордного роста цен на лекарства, как не замечает она и рекордного вздорожания недвижимости. Официальный уровень инфляции в США по-прежнему колеблется где-то в районе полутора процентов, что, конечно, не имеет никакого отношения к реальности.

Ситуация с недоступностью лекарств, сложившаяся в США, абсолютно уникальна. Дело тут не только в цене лекарств, но и в том, что местные фармкомпании полностью монополизировали рынок и перекрыли американцам любую законную возможность купить нужные таблетки по вменяемой цене.

Местный рынок наглухо закрыт от дешевых импортных дженериков. Граждане могут ввезти небольшое количество лекарства из-за границы, только если у них есть рецепт от врача на него. Купить препарат в аптеке без рецепта невозможно. Покупать лекарства на иностранных интернет-сайтах или в соцсетях, с рук — запрещено.

То есть человек без страховки — а это, на минуточку, сорок миллионов американцев, — заболев, попадает в кафкианскую ситуацию. В аптеке он не может купить ничего, кроме парацетамола. Чтобы приобрести тот же антибиотик, ему нужен рецепт от врача. Чтобы попасть к врачу без страховки, нужно заплатить много денег. А денег у него нет, иначе он купил бы себе страховку.

Впрочем, и страховка зачастую покрывает лишь часть стоимости препарата. Поэтому треть американских пациентов старается вообще не покупать рецептурные препараты.

Лекарственным кризисом американцы обязаны невидимой руке рынка. Эта рука регулярно обчищает их карманы без малейшего вмешательства государства. В стране попросту нет госструктуры, которая могла бы отрегулировать цены на препараты.
Единственным федеральным органом, который должен, по идее, контролировать производство лекарств в США, является Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (Food and Drug Administration). Но фармкомпании успешно порешали вопрос с FDA: по какому-то странному совпадению, его руководителями постоянно становятся люди, всю свою жизнь проработавшие в крупнейших фармкомпаниях.

Однако даже у FDA нет права контролировать цены на лекарства. В этом году расследованием деятельности фармкомпаний вынуждены были заняться в конгрессе США, настолько очевидна была несправедливость, царящая на рынке.

Впрочем, расследование ведется без особого усердия. Американские критики "Биг Фармы" утверждают, что представители индустрии тратят сотни миллионов долларов ежегодно на подкуп политиков, продвижение своих кандидатов и лоббирование своих интересов. Причем продвигают их интересы представители обеих руководящих партий — и Демократической, и Республиканской.

Только два политика пытались как-то бороться с засильем фармкомпаний. Это демократ Берни Сандерс и республиканец Дональд Трамп. Оба оказались изгоями, причем для своих же однопартийцев. Вероятно, какие-то бизнес-интересы действительно связывают политический истеблишмент и фармацевтов.

По слухам, в совете директоров каждого крупного СМИ заседает как минимум один представитель крупного фармконцерна. Поэтому журналисты вынуждены закрывать глаза на все проделки фармацевтов. Возможно, это всего лишь слухи, но разоблачительных материалов о "Биг Фарме" в крупных американских изданиях в последние годы действительно не появлялось. Хотя ситуация уже дошла до точки кипения.

Как бы там ни было в реальности, но рядовые американцы на сегодня практически лишены доступа к жизненно необходимым лекарствам. Эту коррумпированную систему попытался сломать президент Трамп. Его четыре, без преувеличения, исторических указа разрешили аптекам закупать относительно дешевые канадские дженерики, ограничили цену на инсулин, обязали Medicare закупать лекарства у производителей по той же цене, что в зарубежных развитых странах, запретили откаты при закупках лекарств.

Указы были подписаны в июле и вызвали праведное негодование фармкомпаний. В ноябре многочисленные махинации на выборах привели к тому, что Трамп оказался в шаге от проигрыша. В этом он винит как раз фармпроизводителей, вложивших миллионы в его поражение. В декабре фармпроизводители подали в суд на администрацию президента из-за июльских указов. С большой вероятностью они его выиграют.

Теперь, если Трамп все-таки уйдет, американцев уже ничто не спасет — лекарства в стране окончательно станут предметом роскоши. Что уж говорить про вакцину от коронавируса?

Неудивительно, что власти США наотрез отказались от "Спутника V", предложенного Россией. Местным фармкомпаниям, разрабатывавшим свои вакцины на деньги американских налогоплательщиков, нужно теперь вынудить налогоплательщиков покупать "только отечественное". Сколько эта вакцина будет стоить, пока неизвестно. Известно лишь, что у властей США нет ни возможности, ни желания как-то на эту цену повлиять.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

113

Мужчина идет через раздвижную дверь со звездами Европейского Союза, архивное фото

Европа пытается спасти отношения с Россией и свое будущее

73
(обновлено 08:34 27.01.2021)
На днях Италия заявила о своей готовности рассмотреть санкции против России из-за дела Алексея Навального.

Чуть раньше идею "действенных санкций" против Москвы поддержали Франция, Польша, Чехия и так далее. Кроме того, чехи вызвали к себе в МИД российского посла в Праге, пишет Ирина Алкснис для РИА Новости. 

© Foto / Администрация президента Аргентины

Вот только воодушевленный запал обернулся ничем, когда по итогам совещания министров иностранных дел стран ЕС глава европейской дипломатии Жозеп Боррель сообщил, что конкретных предложений о новых антироссийских мерах не поступило.

Объяснить произошедший казус попытался глава МИД Словакии. По его словам, "Евросоюз намерен доказать, что не хочет бесконечно опираться лишь на политику санкций", плюс он хочет "дать место справедливому судебному процессу (в отношении блогера. — Прим. ред.)". Также Иван Корчок напомнил, что через десять дней, 5 февраля, Жозеп Боррель летит в Москву на встречу с Сергеем Лавровым, где, по уверениям словацкого политика, данная тема должна стать основной.

В общем, если переводить дипломатическую витиеватость на общепонятный язык, получается, что Европейский cоюз просто дал задний ход в текущем обострении с Москвой.

Однако приведенные аргументы в пользу данного шага выглядят, мягко говоря, неубедительно. За семь — уже семь (!) — лет противостояния с Россией Европа (как и Запад в целом) ни разу столь явно не притормаживала, внезапно делая жест доброй воли в адрес Москвы. Да и сами санкции давно уже превратились в пустой ритуал, когда продлеваются старые рестрикции, вводятся новые — и это особо не влияет ни на двухсторонние отношения, ни на реализуемые совместные проекты.

Закономерно возникает вопрос: что на самом деле стоит за неожиданным шагом ЕС?

Ответ стоит искать в несмягчающейся позиции Москвы в отношении Европы из-за всей этой истории.

Ключевой особенностью комбинации с Навальным является то, что ее инициировала и разыграла Германия при активной поддержке Евросоюза.

Начиная с 2016-2017 годов западное единство по вопросу антироссийской политики стало во многом формальным, где ЕС просто следовал в фарватере, задаваемом США и Великобританией. Именно Вашингтон и Лондон были организаторами самых грязных операций против нашей страны. Европа же совершала минимально необходимые жесты для поддержания видимости трансатлантической солидарности, по существу же взяв курс на восстановление сотрудничества с Россией.

Можно обсуждать и спорить, какие именно цели преследовал Берлин, запустив поразительную дичь об отравлении блогера "Новичком". Однако уже очевидно, что среди них не было намерения торпедировать сотрудничество с Москвой. То, как ФРГ при поддержке Брюсселя прямо сейчас ложится костьми, чтобы достроить и запустить "Северный поток — 2", свидетельствует об этом однозначно.

Скорее всего, немцы просто решили использовать наработанные англичанами и американцами на деле Скрипаля, "химатаке" в сирийской Думе и прочих "преступлениях Кремля" приемы для решения каких-то текущих внешнеполитических задач — и, видимо, не ожидали по-настоящему масштабных последствий своих действий.

И для них стала сюрпризом очень резкая реакция Москвы. Что странно, поскольку таковая была легко предсказуема.

США и Британия являются просто геополитическими противниками России, с которой их не связывает стратегическое партнерство. Именно поэтому Вашингтон и Лондон ограничены в своей русофобии исключительно полетом фантазии.

Но для Европы — а для Германии особенно — сотрудничество с Россией жизненно важно, причем его значение возрастает не по дням, а по часам. И в подобном раскладе они устроили вокруг Навального собственный парк развлечений с блек-джеком и девушками низкой социальной ответственности. И, кажется, искренне удивились, что Москва пришла из-за этого в ледяную ярость — в которой пребывает до сих пор.

Ситуация усугубляется тем, что с приходом в Белый дом новой администрации Западная Европа вступила в сложный и опасный этап избавления от заокеанского контроля. Вот только из-за истории с Навальным у нее теперь возникли серьезные проблемы в отношениях с Россией, которая ранее неизменно поддерживала — и на словах и на деле — курс на геополитическую независимость ЕС. Без помощи Москвы шансы на успех данного предприятия выглядят куда менее привлекательно, а процесс обещает быть намного более трудным и дорогостоящим.

Неудивительно, что самой актуальной задачей для Западной Европы как локомотива ЕС стало восстановление отношений с Россией. Плюс желательно избежать потери лица — а это не так просто, учитывая раскрученный ей самой размах скандала.

Последние решения Брюсселя нацелены на решение именно этих задач: тема новых санкций отложена под благовидным предлогом на неопределенный срок, а главный евродипломат едет в Москву в надежде сгладить проблемы и договориться.

Но надо помнить, что заварил кашу в первую очередь Берлин. Так что ему тоже стоит приготовиться внести лепту в данный процесс.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

73

Первый итог политики Байдена: в Канаде обсуждают санкции против США

73
(обновлено 09:28 26.01.2021)
Keystone XL – это 3,5 тысячи километров нефтепровода, который должен качать до 800 тысяч баррелей нефти в день из канадской провинции Альберта на нефтеперерабатывающие предприятия США на берегу Мексиканского залива.

В ходе избирательной кампании Джо Байдена американские демократы не раз обещали "наказать" Россию (неважно, за что) и одновременно осуждали Дональда Трампа за то, что тот проводил политику отчуждения ближайших союзников США. Однако в первые же минуты правления 46-го президента США болезненная оплеуха нанесена самому близкому во всех смыслах этого слова союзнику — Канаде. Одним из документов, подписанных Байденом буквально сразу после инаугурации, стал исполнительный указ об отзыве разрешения на строительство нефтепровода Keystone XL. Росчерком пера нанесен сокрушительный удар по канадским экономическим интересам, пишет Владимир Корнилов для РИА Новости.

Многострадальный проект Keystone действительно мог бы стать краеугольным камнем (как и переводится его название) для канадской экономики. Родившись еще в 2005 году, он с трудом пробивался через многочисленные бюрократические препоны в Канаде и в США, а также столкнулся с яростным сопротивлением защитников окружающей среды. Согласно задумке, Keystone XL — это 3,5 тысячи километров нефтепровода, который должен качать до 800 тысяч баррелей нефти в день из канадской провинции Альберта на нефтеперерабатывающие предприятия США на берегу Мексиканского залива, в первую очередь в Техасе. По заявлению самого предприятия, данный проект должен был создать или же поддержать около 60 тысяч рабочих мест (42 тысячи в США и 17 тысяч в Канаде).

О важности этого нефтепровода для экономики Канады и ее финансового сектора свидетельствует тот факт, что значительная часть акций собственника проекта принадлежит основным банкам страны (включая крупнейший Royal Bank of Canada) и ряду пенсионных фондов. А с некоторых пор к нему напрямую подключилось правительство Альберты, которое уже вложило туда 1,5 миллиарда долларов плюс выделило кредитных гарантий на шесть миллиардов. И это все — в условиях жесточайшей экономии и сокращения региональных расходов на образование.

Неслучайно в 2013 году тогда еще начинающий политик Джастин Трюдо на встрече с представителями нефтяного бизнеса назвал Keystone "одним из наиболее важных инфраструктурных проектов нашего поколения", пообещав бороться за его реализацию до конца в случае победы его партии на выборах. Критикуя тогдашнего премьера страны Стивена Харпера за невнятную позицию по отстаиванию проекта, Трюдо заявил нефтегазовым воротилам: "Вам нужно правительство, а не чирлидер". Можно себе представить, какой силы удар нанес Байден по Канаде своей подписью.

С одной стороны, нового президента нельзя упрекнуть в непоследовательности. Демократы со своей "зеленой повесткой" изначально выступали против Keystone. В 2015 году президент Барак Обама указом приостановил действие разрешения на прокладку нефтепровода по американской территории. Причем одним из основных лоббистов такого шага выступал именно вице-президент Джо Байден.

Конечно, демократы всегда обосновывали свою позицию исключительно необходимостью защищать экологию. Но партийные интересы в принятии данного решения играют далеко не последнюю роль. Дело в том, что одним из основных бенефициаров от нефтепровода станет бизнес-империя, созданная братьями Кох — главными спонсорами Республиканской партии. Так что, уничтожая этот проект, Обама и Байден лишали своих политических оппонентов значительной финансовой поддержки. Конечно, этот мотив демократическая пресса США старается особо не выпячивать.

Байден в ходе своей предвыборной кампании не скрывал, что намерен "убить" Keystone XL, отменив разрешение на его строительство, подписанное Дональдом Трампом в январе 2017 года (то есть буквально сразу поле вступления в должность президента США). Обещание запрета строительства нефтепровода стало одним из краеугольных камней программы кандидата от демократов с весны прошлого года. И, кстати, тогда же премьер-министр Канады Трюдо торжественно поклялся, что будет жестко сопротивляться любому американскому правительству в случае отказа от строительства нефтяной магистрали.

Так что решение Байдена было ожидаемым и вполне соответствует его предвыборной программе. Но тут мы подходим к другой стороне этого конфликта — к тому, как это решение было преподнесено миру и в первую очередь самой Канаде, главному стратегическому партнеру США. Ведь никто Байдена не торопил, не требовал от него подписания данного указа в первый же час пребывания в Овальном зале. У него достаточно времени для того, чтобы соблюсти формальную вежливость и хотя бы ради галочки провести консультации с Оттавой по чувствительному для той вопросу. Но нет, Канаду сначала уведомили об убийстве столь важного бизнес-проекта, и только спустя пару дней новый президент США совершил звонок главе канадского правительства. А Трюдо вместо обещанного им "яростного сопротивления" вынужден теперь делать примирительные заявления: мол, нас с американцами больше объединяет, чем разъединяет.

А ведь еще одним важным обещанием Байдена в области внешней политики был отказ от пренебрежительного поведения его предшественника в отношении ближайших союзников США. Будучи кандидатом в президенты, ставленник демократов осудил такой подход и поклялся восстановить дружеские отношения с партнерами, выделяя в первую очередь именно Канаду. Но, как свидетельствует его подпись под указом о прекращении строительства Keystone, политические и экономические интересы соседей нового президента США интересуют не больше, чем они интересовали Трампа. Не говоря уже об игнорировании элементарных правил вежливости в отношении даже союзников.
Именно на это, на полное пренебрежение интересами партнеров, указывает сейчас взбешенный премьер-министр Альберты Джейсон Кенни, для которого похороны стратегического нефтепровода являются ужасной катастрофой. Он уже призывает правительство своей страны к принятию жестких ответных мер и даже к введению экономических санкций против США. Причем его возмущение разделяют и главы региональных правительств других канадских провинций.

Кроме того, своим указом Байден вновь демонстрирует миру полную недоговороспособность Соединенных Штатов. Если раньше все знали, что от смены администраций в Белом доме не зависит основной курс внешней политики, то волюнтаристские действия Трампа и Байдена подтверждают абсолютную бесполезность каких бы то ни было долгосрочных соглашений, подписываемых с Вашингтоном. Можно по-разному оценивать мотивы решения Байдена по судьбе Keystone. Но даже Forbes признает этот шаг "опасным прецедентом", указывая на то, что миллиарды долларов, уже потраченные инвесторами нефтепровода, оказались выброшенными на ветер "из-за прихоти нового президента". Конечно, никто в США даже не заикнулся хотя бы о частичной компенсации потерь. Не барское это дело — отвечать за свои гарантии холопу, именуемому "стратегическим партнером".

Складывается впечатление, что Байден бьет своих, чтобы чужие боялись. В самом деле, если новая администрация действует настолько жестко относительно своего соседа, можно себе представить, насколько агрессивно она будет вести себя по отношению к тем странам, которые официально признаны конкурентами и противниками. В частности, к России и Китаю. И уж, казалось бы, теперь ни у кого не должно остаться сомнений в том, что война против проекта "Северный поток — 2", начатая при Трампе, будет только усилена. Опять-таки вопреки интересам европейских союзников США, которые Байден обещал уважать и защищать. На днях об этих интересах в который раз заявила Ангела Меркель. И в который раз эти заявления германского канцлера Вашингтон проигнорирует.

Но у запрета важнейшего инфраструктурного проекта, каковым является Keystone, есть и обратная сторона. Похоронив этот нефтепровод, Байден лишает США возможности отказаться от венесуэльской нефти и играет на руку другим нефтяным странам. Не случайно один из республиканских сенаторов охарактеризовал это решение как демонстрацию политики "Саудовская Аравия — первая".
Если 46-й президент начнет выполнять и дальнейшие свои обещания по отказу от нефтедобычи и запрету технологии фрекинга (гидравлического разрыва пластов) для добычи сланцевого газа, то Европа тем более осознает, что рассчитывать на замену российских энергоресурсов американскими не приходится. Даже несмотря на многочисленные заверения Вашингтона о том, что "демократический газ свободы" спасет европейцев от "российской зависимости".

Пример с Keystone наглядно демонстрирует европейцам, чего стоят договоры с американцами и их обещания. Так что из катастрофических проблем, созданных Байденом для Канады, Россия в конечном итоге даже может извлечь и свои выгоды.

73

Шесть пациентов с COVID-19 скончались в Абхазии

509
(обновлено 22:06 27.01.2021)
Диагноз коронавирусная инфекция подтвержден у 54 человек из 543 протестированных за сутки в Абхазии. 

СУХУМ, 27 янв - Sputnik. Шесть пациентов с коронавирусной инфекцией скончались в Абхазии с 25 января, сообщает оперштаб по защите населения от COVID-19.

В Гудаутском госпитале 26 января скончались два пациента с диагнозом коронавирусная инфекция: мужчина 1931 года рождения и мужчина 1949 года рождения.

В Сухумской инфекционной больнице 26 января скончался пациент 1950 года рождения. Мужчина поступил в медучреждение в тяжелом состоянии с значительным повреждением легких и проходил лечение в течение месяца.

В российском военном госпитале в Сухуме скончались три пациента. Два мужчины, 1946 и 1948 годов рождения, скончались 26 января. Мужчина, 1950 года рождения, умер 25 января.

На данный момент в Гудаутской ЦРБ находятся на стационарном лечении 118 человек, у 104 из них диагноз COVID-19 подтвержден. В тяжелом состоянии 34 человека, состояние здоровья 50 пациентов – средней степени тяжести.

В Сухумской инфекционной больнице 35 пациентов с COVID-19, в Очамчырской ЦРБ - 19, в Ткуарчалской ЦРБ - 15, в Гагрской ЦРБ - 29, в российском военном госпитале в Сухуме - 46 пациентов.

Общее число выявленных случаев коронавируса в Абхазии на сегодняшний день составляет 11355 человек. 167 летальных случаев. Выздоровели 9467 человек.

509
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии