Обобществление детей как высшая стадия "борьбы с исламизмом"

126
Во Франции планируют принять законопроект "О защите республиканских принципов", которым предусматривается обязательное посещение государственного воспитательно-образовательного учреждения начиная с трех лет.

Начиная с трех лет малышей должно воспитывать общество, а не семья, и отказаться вы не сможете, потому что так велит закон. Нет, это не безумные мечты радикальной части наших большевиков столетней давности о коммунистическом будущем — это реальность современной Франции, пишет Петр Акопов для РИА Новости. 

Обязательное посещение государственного воспитательно-образовательного учреждения начиная с трех лет предусматривается законопроектом "О защите республиканских принципов", который французский парламент, несомненно, примет уже в начале следующего года. В первоначальном варианте домашнее образование (оно же отказ от садика-школы, то есть "материнской школы", как это называется во Франции) после достижения трехлетнего возраста полностью запрещалось, но потом все-таки решили оставить послабления для слабых здоровьем детей и тех, кто активно занимается спортом или искусством. Так что начиная со следующего года во Франции резко возрастет спрос как на преподавателей музыки, так и на тренеров.

Особенно среди мусульман — потому что именно им на самом деле и посвящен представленный на этой неделе правительством законопроект "О защите республиканских принципов". Изначально он назывался "О борьбе с исламистским сепаратизмом", но после массовых протестов в исламском мире название решили поменять. Но суть осталась — этот закон призван обеспечить победу светских республиканских принципов над теми, кто, по словам президента Макрона, хочет разделить страну, "кто создает в ней параллельное общество, насаждает исламистский сепаратизм". Мусульмане хотят разделить Францию — или французские власти своими действиями еще больше разделят общество?

Что бы ни говорили в Париже, сами мусульмане (и во Франции, и в мире) воспринимают происходящее очень просто — французы хотят перевоспитать мусульман, Франция хочет заставить часть своего населения (примерно десять процентов, если говорить о мусульманской общине) отказаться от собственного уклада и веры, создав некий "французский ислам". Хотите жить во Франции — отдайте нам своих детей, мы воспитаем их в духе "свободы, равенства, братства", терпимости и атеизма. Ваш уклад не позволяет вам жить по таким правилам? Тогда государство накажет вас — при полной поддержке большинства общества, возмущенного терактами и отрезанием голов учителям (то, что закон нарушает заодно и права католиков и прочих верующих, давно уже никого во власти не волнует — их влияние минимизировано).

Будет ли успешна борьба Макрона с исламизмом? Нет — потому что тут происходит смешение сразу нескольких вещей. С одной стороны, в Европе давно уже признали полный провал политики мультикультурализма — то есть общества, в котором должны мирно сосуществовать разные культуры, этносы, религии. Мультикульти не срабатывает — а миграция при этом растет, рождаемость среди коренного белого населения падает, а понаехавшие плодятся и размножаются. Да еще и не уважают местные обычаи и уклад — вместо того чтобы смеяться над карикатурами "Шарли Эбдо", убивают ее сотрудников. Уже много десятилетий французские власти пытались вписать мусульман в свое общество — и кнутом, запрещая хиджаб и школы при мечетях, и пряником, создавая лояльные советы имамов. Однако ничего не работает — более того, французские ценности не разделяют не какие-то недавно приехавшие мигранты, а их потомки и во втором, и в третьем поколении. Ставят шариат выше республиканских принципов — но, возможно, что-то не так с самими принципами? Может быть, разрушение любой традиции (национальной, религиозной, семейной) и превратило Францию в то, чем она стала? В страну, в которой власти, невзирая на протесты общества, принимают законы об уравнивании семьи обычной и "нетрадиционной". Страну, в которой власти сначала бездумно поощряют миграцию, называют ее противников шовинистами и фашистами, а потом, спохватившись, пытаются закрутить гайки.

В новом законопроекте содержится целый ряд мер, направленных на ограничение активности исламского сообщества и усиление контроля над его организациями, которые можно будет распускать или лишать госфинансирования. Запрещаются самые разные вещи — от конфессиональных меню в столовых до времени раздельного посещения бассейнов мужчинами и женщинами, нельзя будет выдавать справки о девственности и лишать дочерей наследства в пользу сыновей. В рамках борьбы с многоженством и принудительными браками чиновники (после сигнала от общественности) станут проводить отдельные беседы с женихом и невестой. Мечети обяжут отчитываться о крупных переводах из-за границы, в них будет запрещено даже появляться обвиняемым по некоторым статьям УК. Иностранцев, уличенных в многоженстве, будут высылать из страны.

То есть французские власти пытаются разрушить некоторые укоренившиеся мусульманские обычаи. Полицейской и бюрократической силы Пятой республики, конечно, хватит на борьбу с ними, но вот результат будет такой же, как и раньше. То есть плачевный: в лучшем случае никакой, а в худшем — дальнейший рост ответного терроризма. Почему ответного? Нет, террор не имеет никаких оправданий, включая религиозные, но странно не видеть связи между мирным давлением светского государства Франции на местное исламское сообщество и кровавыми актами радикальных безумцев.

То есть у проблемы нет решения? Да, по сути, нет — Макрон не может переделать ислам, мусульмане не могут заставить Францию жить по своим законам. Но, может, они и не хотят этого? Может быть, им достаточно было бы, если бы их просто оставили в покое, дали им жить по их собственным принципам и вере? Нет, на это республика пойти не может — иначе зачем же закрывали католические храмы после Великой революции?

Никакая живая религия не допустима в республике победившего атеизма — хотя на самом деле Франции угрожает не ислам. Ей угрожают последствия бездумной миграционной политики ее властей, в результате которой в стране и возникла многомиллионная община выходцев из Африки и Азии. А ислам — лишь форма самоорганизации этой общины, которая противостоит не исчезающей христианской Франции, а огромной бюрократической машине, лишенной веры, идеалов и принципов (кроме, конечно, "республиканских принципов" власти госаппарата). Мигранты не уважают страну, власти которой не уважают ни свой собственный народ (люди были против нашествия мигрантов — но кто их слушал?), ни свои традиции, ни свою веру. Их потомки поколениями живут в своей, мусульманской Франции — и заставить их отказаться от нее ни у Макрона, ни у французской власти в целом не хватит ни сил, ни духу. Да и что они могут им предложить взамен? Хорошо, не "Шарли Эбдо", а великое прошлое — ну так и у турок в бывшем Константинополе есть Айя-София.

Так что проблема у французов не с мусульманами — а с самими собой. Для того чтобы во Франции возник реальный "исламистский сепаратизм", нужно, чтобы было нечто целое, от которого хочется отделиться, а разделенное внутри себя французское общество не способно к сплочению даже ради своего выживания.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

126

Лекарство от свободы: Биг Фарма расправилась с правами человека

39
(обновлено 09:31 22.01.2021)
Привитые предельно безопасными, произведенными в государственных институтах вакцинами русские и китайцы рискуют получить статус невъездных в ЕС.

Уникальность нынешнего момента в том, что такие личные, интимные моменты нашей жизни, как болезни, таблетки, прививки, стали внезапно мировой политической проблемой. Сегодня частные фармкомпании не просто навязывают вакцины от коронавируса американским и европейским потребителям. В одном комплекте проталкивается идея "иммунных паспортов" и разделения граждан на тех, кто привился, и тех, кто еще нет. По умолчанию предполагается, что вакцинированные граждане — молодцы, а те, кто воздержался от прививки, — подозрительны и подлежат ограничению в правах, пишет Виктория Никифорова для РИА Новости.

На днях глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен заявила, что "паспорт вакцинированного" абсолютно необходим. "Позже, — добавила она, — мы решим, какие права дать владельцам этих паспортов. Все это будет обсуждаться". Свои ковидные паспорта планируют ввести и в отколовшейся Британии.

Если полистать соцсети, видно, как перепуганы европейцы этой идеей. Они боятся, что без такого удостоверения им не дадут ни работать, ни путешествовать, ни посещать публичные мероприятия.

Продолжением темы стал популярный слух о закрытии границ Европы для тех, кто не привился конкретно вакциной Pfizer/BioNTeh. Нет нужды напоминать, что после этой прививки погибли уже десятки людей, а сотни столкнулись с серьезными осложнениями.

Налицо парадокс. Привитые предельно безопасными, произведенными в государственных институтах вакцинами русские и китайцы рискуют получить статус невъездных в ЕС.

Тем временем оставшиеся без туристов европейцы продолжат беспомощно созерцать разрушение своей экономики, плакать и колоться Pfizer. Если же они попытаются от прививки увильнуть (а об этом мечтают от 30 до 60 процентов населения европейских стран), то будут поражены в простейших правах человека — типа сходить на концерт или полететь на самолете.

Получается, что владельцы сугубо частной американской фармацевтической лавочки диктуют европейским правительствам, что им делать с подведомственным населением. Кому давать иммунные паспорта, кому нет. Что делать с теми, кто не привился. Кого впускать на территорию ЕС, кого нет. Разрешать ли гражданину ЕС, уроженцу, например, Авиньона выйти в магазин, если у него нет документа о прививке, или ну его, пускай сидит дома и не распространяет заразу.

Как вообще это стало возможным? Почему несколько богатых дяденек, владеющих крупными фармкомпаниями, попытались взять на себя функции мирового правительства и куда смотрят народные избранники, все эти президенты, премьер-министры и даже, страшно сказать, короли?

История восхождения Биг Фармы к власти началась еще в прошлом веке. Штаб-квартиру ВОЗ недаром разместили в Женеве. Она оказалась в очень удобном соседстве с головными офисами крупнейших фармкомпаний. Они и стали спонсорами этой сугубо некоммерческой организации.

В 1988-1998 годах генеральным директором ВОЗ был Хидео Накадзима. Он начинал карьеру в японском филиале швейцарского фармгиганта La Roche Holding. На посту руководителя ВОЗ Накадзима запустил программу всемирной иммунизации детей от полиомиелита. На благое дело были собраны пожертвования почти на десять миллиардов долларов. Одним из активнейших участников и выгодополучателей программы по какому-то удивительному совпадению стала La Roche.

В 2009 году ВОЗ активно раскручивала тему свиного гриппа. Обещали миллионы жертв и десятки миллионов заболевших. Перепуганные правительства стали заключать контракты на поставки вакцин. Закупили миллионы доз. Британская GlaxoSmithKline подняла тогда 3,5 миллиарда долларов дополнительной прибыли. Французская Sanofi — миллиард, швейцарская Novartis — 600 миллионов. Все они были крупнейшими спонсорами ВОЗ.

Однако вакцина не потребовалась. От свиного гриппа в мире умерло всего около тысячи человек. Остальные вылечились. Вернуть партии вакцин и получить деньги обратно правительства не смогли. "Риск на покупателе," как говаривали в Древнем Риме.

В 2017 году американское издание Politico опубликовало статью "Знакомьтесь, самый влиятельный доктор в мире — Билл Гейтс". В статье цитировалось мнение источника в ВОЗ: "Ни один кандидат на пост гендиректора не может рассчитывать на успех, если не получит одобрения от Гейтса". К тому времени миллиардер был главным частным спонсором этой организации. Через два месяца после публикации гендиректором ВОЗ стал Тедрос Аданом Гебрейесус. Он подружился с Гейтсом еще в 2007 году — тогда миллиардер продвигал свои вакцины в Эфиопии, а министр здравоохранения Гебрейесус ему помогал.

Постепенно богатейшие фармацевты наладили связи с самыми влиятельными политиками современности. Некоторых из них они буквально создали. Во Франции любят рассказывать историю о том, как весной 2008 года серый кардинал французской политики Жак Аттали и будущий руководитель крупнейшей французской фармкомпании Sanofi Серж Вайнберг привели к Давиду де Ротшильду, главе французской ветви знаменитой семьи, скромного молодого человека в черном костюме и голубом — под цвет глаз — галстуке.

Молодого человека звали Эммануэль Макрон. Он понравился легендарному банкиру и получил место специалиста по слияниям и поглощениям в Rothschild & Cie Banque. Его самая удачная сделка в банке Ротшильдов была опять-таки связана с Биг Фармой. Он провел покупку фирмой Nestle филиала по производству детского питания американской корпорации Pfizer — той самой, которая сегодня навязывает свою вакцину всей Европе. Сумма сделки не разглашалась, но злые языки говорят, что комиссионные позволили будущему президенту Франции сколотить свой первоначальный (весьма нехилый) капитал.

Эта история выглядит очень элегантно. В странах попроще фармкомпании действуют гораздо вульгарнее. В 90-е годы, например, та же Pfizer обильно подкупала нигерийских чиновников, чтобы проводить на территории страны нелегальные испытания своих новых лекарств. В материалах уголовного дела против компании есть информация о том, что кеш для взяток возил в чемодане специальный курьер, летавший в Лагос рейсами KLM.

Pfizer выплатила значительные компенсации родителям пострадавших и погибших детей в Нигерии, фактически признав свою вину. Однако многолетнее сотрудничество с властями африканской страны было продолжено. Сегодня Pfizer сумела продать Нигерии десять миллионов доз вакцины от коронавируса, хотя в стране не хватает морозильников для ее хранения при температуре минус 70.

Никуда не делось и традиционное взяточничество. В ноябре Комиссия по ценным бумагам и биржам США начала расследование подкупа чиновников и врачей, которые Pfizer на регулярной основе осуществляла в Китае. В 2012 году компания уже попадала под такое расследование и была вынуждена выплатить больше 60 миллионов долларов, чтобы оно было закрыто.

Забирая на содержание целые правительства и отдельных морально неустойчивых политиков, Биг Фарма пытается править целыми странами и континентами. Рецепт от этой напасти прост — независимое национальное правительство, не склонное брать взятки. Но реально применить его пока смогли разве что в Китае и России.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

39

"Мы уже в состоянии войны!": что потеряла Россия и чего ждет после Трампа

150
(обновлено 14:23 20.01.2021)
Сегодня вечером 74-летний символ старой Америки Дональд Трамп передаст президентские полномочия символу юной Америки, 78-летнему Джозефу Байдену.

Парадоксальность того, что юность дряхлее старости, — лишь малая часть тех парадоксов, что потрясут мир в ближайшие месяцы, пишет Виктор Мараховский для РИА Новости.

По сути Джо Байден — это вообще не столько президент, сколько обертка от президента. И дело не только в том, что он скорее не доживет до конца своего срока, чем доживет. Просто личность Байдена — государственного деятеля с полувековым опытом — вообще не заслуживает анализа: он пережил слишком много эпох и слишком много Америк и давно научился "усредняться", быть просто выразителем коллективных интересов тех, кто за ним стоит. Тот, кто в 1970-х возражал против совместного обучения белых и негров, а в 2020-м объяснял неграм, что они не настоящие черные, если не голосуют за него, — в принципе, может принять любую форму.

Поэтому список самых первых ожидаемых от Байдена нововведений говорит примерно ноль о его личных взглядах и очень много — о запросах, имеющихся у воткнувшей его во власть группировки американских элит.

Если коротко, то нововведения состоят в "отмене всего Трампа".

  • Вернуться в Парижское соглашение по климату.
  • Снять запрет Трампа на въезд в США из ряда стран, где распространены свежие религиозные идеи по преобразованию мира путем терактов.
  • Остановить строительство трубопровода "Кейстоун", ранее прекращенное Обамой и запущенное Трампом.
  • Ослабить запреты на иммиграцию и условия предоставления убежища

— и все это только для начала.

Критики по этому поводу печально констатируют, что Байден действует не исходя из здравого смысла, а как слепая комбинация требований лоббистских групп (тот же трубопровод — "изученный до дыр" пример: очевидно, что при сколь угодно зеленой политике правительства США еще десятилетия будут нужны углеводороды и любой альтернативный трубе способ их транспортировки будет хуже и вреднее для экологии. Но зеленые не хотят трубы, и Байден ее убьет).

Но именно из-за того, что сам Байден бесформен и безличен как боггарт из "Гарри Поттера", его, собственно, и поставили на ответственный пост.

Это делает для нас с вами куда более актуальным другой вопрос: от какой Америки Байден, Харрис и их команда будут отчаливать, какую Америку они будут аннулировать, какой Америки мы больше не увидим.

По понятным причинам эта прежняя Америка сейчас сконцентрирована в уходящем президенте Трампе. Человеке, у которого впереди, возможно, даже уголовное преследование, так сильно его не любят.

Тут стоит сразу отметить парадокс: при том, что симпатии большинства наших сограждан на стороне Трампа, — в чисто практическом смысле от поражения его самого и представляемой им "ветхой Америки" России больше пользы, чем вреда.

Главную заслугу яркого президента-трикстера его неяркий вице-президент Майк Пенс определил так: "Я горд сообщить за несколько дней до истечения полномочий нашей администрации, что наша администрация стала первой за десятилетия, не начавшей новой войны".

(В этом плане, кстати, характерен отклик, поступивший от противников. Independent цитирует множественных критиков, напоминающих об имевшем место "штурме Капитолия" и восклицающих "да мы уже 11 дней живем в состоянии войны!". Некоторые доходят до того, что взваливают на плечи Трампа даже ответственность за 400 000 американцев, умерших от коронавируса.)
Но в действительности это факт: новых военных интервенций администрация Трампа не начала — несмотря на множество моментов, когда казалось, что интервенция вот-вот произойдет.

Напомним, кстати, эти моменты:

а) Северная Корея: в 2017 году медиасфера планеты, как сеттер за фрисби, носилась за идеей, что вот-вот разразится большая, возможно, даже ядерная, война между США и КНДР. Трамп заявил, что "могучая армада" движется в сторону полуострова, в Южной Корее развернули противоракетные комплексы, Трамп заявил, что КНДР вообще можно разнести, но кончилось санкциями и переговорами;

б) Сирия: в апреле 2018 года на основании видеохита, сооруженного "Белыми касками", американские Вооруженные силы кинематографично ударили сотней "Томагавков" по Сирийской Арабской Республике. Практических результатов, правда, практически не имелось — кажется, в среднем 33 ракеты ранили одно гражданское лицо;

в) Иран: в начале 2020 года американским ракетным ударом был убит (в Багдаде, столице Ирака) иранский генерал Сулеймани. В ответ Иран нанес ракетные удары по американским базам в этой же стране. Несколько дней мировая медиасфера ходила на ушах в ожидании большой битвы, но войны снова не случилось.

...Все эти пункты имеют между собой кое-что общее. Во всех этих случаях Трамп ни минуты не стеснялся применить что-нибудь летающее или плавающее для демонстрации силы — но ни разу не перешел от чистого произвола (хотим — и обстреливаем) к настоящей войне, которая по понятным причинам кроме произвола взваливает на агрессора еще и обязательства.

К тому же во всех моментах американская администрация останавливалась перед силой, которая могла бы нанести в ответ неприемлемый ущерб. В случае КНДР и Ирана речь шла о самих странах, обладающих впечатляющим оборонительным потенциалом, в случае Сирии — о неизбежности, в случае интервенции, столкновения с официальной державой — опекуном Дамаска: Россией. Которая вообще ядерная держава в неплохой форме.

Это заставляет нас предположить, что от войн Трамп отказывался не из миролюбия, а из трезвого осознания того факта, что настоящей войны нынешней Америке не потянуть.

...Кстати о России. Несмотря на то что до последних дней президентства Трампа его противники, вплоть до Нэнси Пелоси, спикера конгресса, обзывали его "марионеткой Путина" — в действительности уходящий президент США не был к нам дружественно настроен.

То есть он испытывал, судя по всему, личную симпатию к нашему президенту. Но у политиков это редко конвертируется в какие-либо практические уступки. В конце концов, мы сами, испытывая симпатию к Трампу и трампистам, бунтующим против своих передовых хайтек-олигархов и 58 половых идентичностей, — вряд ли "чисто по дружбе" согласились бы на убийство "Северного потока — 2". А ведь Трамп приложил сверхусилия к тому, чтобы убить наш газопровод.

Более того: как гласит старинная спортивная присказка, счет на табло. Ни одна американская администрация не ввела против России столько санкций, сколько трамповская. И ни один американский президент не общался с нашей страной так мало, как Трамп.

Да, конечно, "ему не давали". Но в мире глобальной политики данное оправдание — ни о чем. Счет по-прежнему на табло: там, где речь идет о сотнях миллионов людей, объяснения типа "ему мешали" не работают. Если у него все эти четыре года были руки коротки — то зачем он с такими короткими руками в президенты шел.

...И наконец, главное соображение.

Трамп представлял "старую", ветхую Америку — Америку белых христиан-гетеросексуалов и примкнувших к ним разноцветных людей, для которых передовая мысль уже придумала идиому "мультирасовая белизна" (речь обо всех людях, перенявших ужасный белый образ мыслей, трудоголизм, гетеросексуальность, христианство, маскулинность и прочее мракобесие).

Его же противники представляют собой Америку новую — с идеями социальной уравниловки по каким-то диким параметрам, с мультиидентичностями половыми и социальными, с левацкими уклонами, с расплывчатым культурным кодом, с зеленым радикализмом, с попытками идеологического манипулирования неподатливой реальностью.

Вероятно, на "русском направлении" эти люди будут активнее предшественников — в том смысле, что местные иноагенты, топящие за условный лесбофеминизм на ветрогенераторах, получат от них больше пиара и поддержки и начнут отважнее испускать сарказмы об отсталой Раше и передовых универсальных ценностях.

Но что хотелось бы отметить.

Просто в силу своей изначальной мозаичности, выдуманности, сборной соляночности и заведомой фантазийности большинства своих передовых идей — новая Америка, ведомая ими, будет, скорее всего, заведомо слабее той, прежней Америки. И заведомо менее опасной.

Той, что ловко приватизировала на себя результаты страшной войны, в которой понесла потери меньше всех прочих держав.

Той, что мастерски победила наших родителей в мировом противостоянии 30 лет назад.

Той Америки, которая на излете своей истории не нашла себе другого представителя, кроме эксцентричного рыжего миллиардера-шоумена.

Так что — чисто по-человечески и с присущим нам великодушием соболезнуя нашим старым врагам, ныне нами потерянным, — мы все же с оптимизмом смотрим на новую Америку и готовимся встречать ее на мировой арене.

Едва ли у нее, считающей, что она живет "в гражданской войне", хватит сил претендовать на мировое лидерство с прежним накалом.
С назначением, г-н Байден.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

150

Объявлен победитель конкурса по выбору туристического бренда Абхазии

10
(обновлено 15:48 22.01.2021)
В финал конкурса Минтуризма по выбору туристического бренда Абхазии прошли три работы, которые набрали большинство голосов при голосовании на сайте ведомства.

СУХУМ, 22 янв – Sputnik, Асмат Цвижба. Министерство по курортам и туризму Абхазии выбрало победителя конкурса по выбору туристического бренда республики в пятницу 22 января.

По итогам голосования членов жюри победителем стал логотип дизайнера из Санкт-Петербурга, который к тому же набрал наибольшее количество голосов в онлайн-голосовании. Однако жюри сошлось во мнении, что макет бренда должен быть доработан.

Больше всего обсуждения вызвало изображение мандарина, представленное в макете бренда. Некоторые члены жюри отметили, что мандарин – слишком банальная ассоциация, и необходимо делать акцент на историко-культурном наследии Абхазии, другие сочли, что цитрус вполне подходит для бренда, так как он уже ассоциируется с республикой и вызывает приятные впечатления.

"Мы не должны идти на поводу массового мышления. Сегодня мандарин стал трагической ценностью. Он стал известен в связи с закрытием границ и выживанием людей, он у меня ассоциируется с тачками. У нас есть более интересные символы, которые важны не только для нас, но и для окружающего мира. У нас есть христианская культура, храмы", - считает историк Батал Кобахия.

С ним согласилась и специалист по брендингу Анастасия Краттли, которая отметила, что не нужно укреплять ассоциации Абхазии с мандарином.

"Бренд должен быть современным, но в то же время с большим уважением к культуре страны", - сказала она.

По мнению депутата Парламента Абхазии Астамура Аршба, мандарины  не ассоциируются с временами блокады, а наоборот стали средством, которое позволило выжить народу, к тому же, на логотипе оно изображено в виде солнца, что вызывает позитивные ассоциации.

Министр по курортам и туризму Абхазии Теймураз Хишба напомнил членам жюри, что выбранный бренд будет изображен на различных поверхностях, в том числе майках, кепках, пляжных и банных принадлежностях и будет проблемно использовать при этом абхазский орнамент или фрески.

По итогу совещания жюри, было решено отправить автору работы замечания и доработать проект.

  • Туристический бренд Абхазии
    © Sputnik / Асмат Цвижба
  • Туристический бренд Абхазии
    © Sputnik / Асмат Цвижба
1 / 2
© Sputnik / Асмат Цвижба
Туристический бренд Абхазии

Прием заявок на участие в конкурсе Минтуризма начался 15 ноября. Всего для участия в конкурсе поступило 54 макета, из которых жюри отобрали десять работ, которые были выставлены на голосование на сайте ведомства.

В финал конкурса прошли три работы. Победителя ждет приз в размере 50 тысяч рублей.

10