"Арабская весна" проиграла. Но Запад обещает на этом не останавливаться

100
(обновлено 08:38 25.12.2020)
В январе 2011 года начались широкомасштабные бунты в Египте, которые закончились свержением Хосни Мубарака, правившего страной три десятилетия.

Весь следующий год, с января по декабрь включительно, пройдет под знаком десятилетних юбилеев, связанных с событиями "арабской весны", пишет Владимир Корнилов для РИА Новости.

Собственно, начало этому процессу уже положено: на прошлой неделе в Тунисе на официальном уровне была отмечена десятая годовщина трагической смерти молодого уличного торговца Мохаммеда Буазизи, который поджег себя в знак протеста против произвола местной чиновницы, конфисковавшей у него товар за нарушение правил торговли. C этого момента начались протесты в Тунисе, которые уже в январе 2011 года привели к отставке президента Бен Али, правившего страной четверть века. А после Туниса последовали демонстрации, восстания или даже войны почти во всех странах арабского мира. Заполыхал весь регион Северной Африки и Ближнего Востока. Кое-где эти пожары продолжаются и поныне. "Арабская весна" быстро сменилась арабской зимой.

В январе 2011 года начались широкомасштабные бунты в Египте, которые закончились свержением Хосни Мубарака, правившего страной три десятилетия. Первые же демократические выборы привели там к власти исламистов — "Братьев-мусульман"*. Вскоре за этим последовал военный переворот, завершившийся массовой казнью "братьев".

Тогда же, в январе, протесты охватили Йемен. Последствием стала гражданская война, не прекращающаяся до сих пор, бомбежки мирных городов иностранной авиацией, полная разруха, голод, гуманитарный кризис неслыханных масштабов.

В феврале начались демонстрации в Бахрейне. Для спасения тамошнего правительства в страну были введены иностранные войска. Революция жестко подавлена.
Тогда же вспыхнула Ливия, что привело к войне, бомбежкам западной авиации и свержению режима Муаммара Каддафи. После чего государство (одно из самых богатых в регионе до этих событий) фактически распалось на отдельные анклавы, не контролируемые центральной властью. Боевые столкновения продолжаются по сей день. Количество жертв и беженцев сосчитать никто не может.

В марте того же года вспыхнули первые крупные протесты против законного правительства Сирии, что привело к широкомасштабной войне, унесшей жизни сотен тысяч людей. Потоки беженцев из разрушенной страны привели к мигрантскому кризису в Европе.

И это далеко не полный перечень последствий "арабской весны", которую с таким восторгом встречал тогда западный мир. Сейчас тот же Запад активно обсуждает, "что же пошло не так". Скажем, журнал The Economist, который десятилетие назад был чуть ли не самым активным протагонистом революций в арабском мире, теперь вынужден признать: "Регион сейчас менее свободен, чем был в 2010 году".

Единственной историей успеха из всей череды бунтов, переворотов и войн либеральные СМИ считают тот же Тунис, с которого эта череда и началась. "Только Тунис вышел из революции с хрупкой, но настоящей республикой, которой ее граждане справедливо гордятся", — утверждает тот же The Economist.

Успех же этот измеряется исключительно количеством демократических институтов, якобы созданных в стране. Например, Financial Times восхищается возросшим числом неправительственных организаций и усилением равноправия женщин. Автор явно подзабыл, что Буазизи сжег себя, не выдержав позора, поскольку получил пощечину как раз от женщины-чиновницы. Видимо, теперь у той было бы больше прав, а у него, по всей видимости, меньше.

Причем в современном Тунисе, уже после победы революции, "подвиг" Буазизи повторили десятки (если не сотни) отчаявшихся людей. Только за десять месяцев нынешнего года зафиксированы 62 случая самосожжения тунисских граждан. Но теперь никто уже не ставит им памятники, не называет в их честь улицы, как это сделано в отношении Буазизи, и даже особо никто уже не обращает внимания ни на подобные события, ни на их причины. В стране "победившей демократии" это не так интересно.

А если уж обратить внимание на мнение самих жителей Туниса, уставших от экономического кризиса и нищенских условий жизни, то они уже в основном клянут вчерашнего "героя-мученика" и членов его семьи, сколотивших состояние на его смерти и благополучно переехавших в Канаду, откуда теперь призывают к "продолжению борьбы". "Я проклинаю его… Он — тот, кто погубил нас", — все чаще говорят о Буазизи рядовые тунисцы.

Ну вот, а как же "история успеха" и возросшее количество "демократических институтов"? Судя по опросам общественного мнения, 50 процентов населения Туниса считает, что после "арабской весны" качество жизни ухудшилось, а улучшение почувствовали лишь 27 процентов. Шестьдесят три процента опрошенных считают, что жизнь их детей будет еще хуже. То есть тунисцы, в отличие от западных СМИ, никакого особого успеха у себя не заметили. Наверняка многие из них очень удивились бы, если бы им в 2011 году сказали, что они, оказывается, выходят на площади не ради улучшения качества жизни, а ради увеличения количества НПО — главного показателя успешных демократических преобразований.

Что уж говорить о других странах, которые в результате "арабской весны" оказались разрушены гражданскими войнами и иностранными бомбежками. На ухудшение жизни указывают 75 процентов сирийцев, 72 процента йеменцев, 59 процентов ливийцев. Ни в одной стране, пережившей события "арабской весны", число тех, кто заметил улучшение жизни, не превышает долю социальных пессимистов. Наименьший разрыв во мнениях зафиксирован в Египте, где 38 процентов граждан считают, что их жизнь ухудшилась, а 23 — что улучшилась. Да и то столь невысокий для арабского мира показатель пессимизма объясняется скорее тем, что революция в итоге была подавлена (причем довольно жестко).

Самое поразительное, что западные журналисты, сыгравшие немалую роль в разжигании протестных настроений десять лет назад, пытаются анализировать свои ошибки исключительно в одном русле: что мы сделали не так, раз позволили "демократическим преобразованиям" захлебнуться? Они стараются не допустить мысли о том, что во многом ответственность за кровь, разрушение целых государств, войны, бомбежки, личные трагедии миллионов людей лежит и на них — на тех, кто подстрекал арабов к восстаниям, кто призывал свои правительства бомбить мирные города Ливии или закрывал глаза на бомбежки Йемена, осуществлявшиеся Саудовской Аравией. Все это — как бы во имя демократии.

Западные аналитики не хотят признать, что практически всегда насильственное свержение законной власти не ведет к улучшению качества жизни людей (ради чего те и идут на восстания), а, наоборот, приводит к хаосу и разрухе. Отказ от этой очевидной истины, доказанной в том числе и "арабской весной", порождает многочисленные выводы либеральных СМИ о необходимости продолжать "демократический" эксперимент в регионе.

The Guardian, например, соглашаясь с выводом о полном провале "арабской весны", уже зловеще обещает: "В следующий раз будет по-другому". "Зерна современной демократии еще должны быть соответствующим образом посеяны в арабском мире", — сообщает The Economist. "Арабская весна" никогда не кончалась", — пишет Foreign Affairs, обещая продолжение бунтов и революций. Это общий рефрен западных публикаций о событиях десятилетней давности.

И хоть кто-то задался бы вопросом: может быть, не надо навязывать арабским странам модель правления, общепринятую на Западе? Просто признайте, что она там не приживается и влечет за собой страшные для населения катастрофы и жертвы. Попытки устраивать там извне очередные "цветные революции" и устанавливать "демократические режимы" снова и снова приводят к еще более жестким диктатурам и новым самосожжениям очередных Мохаммедов Буазизи, чьи трагедии перестают волновать Запад сразу после того, как в том или ином государстве устанавливается нужный этому Западу режим.

* Террористическая организация, запрещенная в России.

100

Лекарство от свободы: Биг Фарма расправилась с правами человека

40
(обновлено 09:31 22.01.2021)
Привитые предельно безопасными, произведенными в государственных институтах вакцинами русские и китайцы рискуют получить статус невъездных в ЕС.

Уникальность нынешнего момента в том, что такие личные, интимные моменты нашей жизни, как болезни, таблетки, прививки, стали внезапно мировой политической проблемой. Сегодня частные фармкомпании не просто навязывают вакцины от коронавируса американским и европейским потребителям. В одном комплекте проталкивается идея "иммунных паспортов" и разделения граждан на тех, кто привился, и тех, кто еще нет. По умолчанию предполагается, что вакцинированные граждане — молодцы, а те, кто воздержался от прививки, — подозрительны и подлежат ограничению в правах, пишет Виктория Никифорова для РИА Новости.

На днях глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен заявила, что "паспорт вакцинированного" абсолютно необходим. "Позже, — добавила она, — мы решим, какие права дать владельцам этих паспортов. Все это будет обсуждаться". Свои ковидные паспорта планируют ввести и в отколовшейся Британии.

Если полистать соцсети, видно, как перепуганы европейцы этой идеей. Они боятся, что без такого удостоверения им не дадут ни работать, ни путешествовать, ни посещать публичные мероприятия.

Продолжением темы стал популярный слух о закрытии границ Европы для тех, кто не привился конкретно вакциной Pfizer/BioNTeh. Нет нужды напоминать, что после этой прививки погибли уже десятки людей, а сотни столкнулись с серьезными осложнениями.

Налицо парадокс. Привитые предельно безопасными, произведенными в государственных институтах вакцинами русские и китайцы рискуют получить статус невъездных в ЕС.

Тем временем оставшиеся без туристов европейцы продолжат беспомощно созерцать разрушение своей экономики, плакать и колоться Pfizer. Если же они попытаются от прививки увильнуть (а об этом мечтают от 30 до 60 процентов населения европейских стран), то будут поражены в простейших правах человека — типа сходить на концерт или полететь на самолете.

Получается, что владельцы сугубо частной американской фармацевтической лавочки диктуют европейским правительствам, что им делать с подведомственным населением. Кому давать иммунные паспорта, кому нет. Что делать с теми, кто не привился. Кого впускать на территорию ЕС, кого нет. Разрешать ли гражданину ЕС, уроженцу, например, Авиньона выйти в магазин, если у него нет документа о прививке, или ну его, пускай сидит дома и не распространяет заразу.

Как вообще это стало возможным? Почему несколько богатых дяденек, владеющих крупными фармкомпаниями, попытались взять на себя функции мирового правительства и куда смотрят народные избранники, все эти президенты, премьер-министры и даже, страшно сказать, короли?

История восхождения Биг Фармы к власти началась еще в прошлом веке. Штаб-квартиру ВОЗ недаром разместили в Женеве. Она оказалась в очень удобном соседстве с головными офисами крупнейших фармкомпаний. Они и стали спонсорами этой сугубо некоммерческой организации.

В 1988-1998 годах генеральным директором ВОЗ был Хидео Накадзима. Он начинал карьеру в японском филиале швейцарского фармгиганта La Roche Holding. На посту руководителя ВОЗ Накадзима запустил программу всемирной иммунизации детей от полиомиелита. На благое дело были собраны пожертвования почти на десять миллиардов долларов. Одним из активнейших участников и выгодополучателей программы по какому-то удивительному совпадению стала La Roche.

В 2009 году ВОЗ активно раскручивала тему свиного гриппа. Обещали миллионы жертв и десятки миллионов заболевших. Перепуганные правительства стали заключать контракты на поставки вакцин. Закупили миллионы доз. Британская GlaxoSmithKline подняла тогда 3,5 миллиарда долларов дополнительной прибыли. Французская Sanofi — миллиард, швейцарская Novartis — 600 миллионов. Все они были крупнейшими спонсорами ВОЗ.

Однако вакцина не потребовалась. От свиного гриппа в мире умерло всего около тысячи человек. Остальные вылечились. Вернуть партии вакцин и получить деньги обратно правительства не смогли. "Риск на покупателе," как говаривали в Древнем Риме.

В 2017 году американское издание Politico опубликовало статью "Знакомьтесь, самый влиятельный доктор в мире — Билл Гейтс". В статье цитировалось мнение источника в ВОЗ: "Ни один кандидат на пост гендиректора не может рассчитывать на успех, если не получит одобрения от Гейтса". К тому времени миллиардер был главным частным спонсором этой организации. Через два месяца после публикации гендиректором ВОЗ стал Тедрос Аданом Гебрейесус. Он подружился с Гейтсом еще в 2007 году — тогда миллиардер продвигал свои вакцины в Эфиопии, а министр здравоохранения Гебрейесус ему помогал.

Постепенно богатейшие фармацевты наладили связи с самыми влиятельными политиками современности. Некоторых из них они буквально создали. Во Франции любят рассказывать историю о том, как весной 2008 года серый кардинал французской политики Жак Аттали и будущий руководитель крупнейшей французской фармкомпании Sanofi Серж Вайнберг привели к Давиду де Ротшильду, главе французской ветви знаменитой семьи, скромного молодого человека в черном костюме и голубом — под цвет глаз — галстуке.

Молодого человека звали Эммануэль Макрон. Он понравился легендарному банкиру и получил место специалиста по слияниям и поглощениям в Rothschild & Cie Banque. Его самая удачная сделка в банке Ротшильдов была опять-таки связана с Биг Фармой. Он провел покупку фирмой Nestle филиала по производству детского питания американской корпорации Pfizer — той самой, которая сегодня навязывает свою вакцину всей Европе. Сумма сделки не разглашалась, но злые языки говорят, что комиссионные позволили будущему президенту Франции сколотить свой первоначальный (весьма нехилый) капитал.

Эта история выглядит очень элегантно. В странах попроще фармкомпании действуют гораздо вульгарнее. В 90-е годы, например, та же Pfizer обильно подкупала нигерийских чиновников, чтобы проводить на территории страны нелегальные испытания своих новых лекарств. В материалах уголовного дела против компании есть информация о том, что кеш для взяток возил в чемодане специальный курьер, летавший в Лагос рейсами KLM.

Pfizer выплатила значительные компенсации родителям пострадавших и погибших детей в Нигерии, фактически признав свою вину. Однако многолетнее сотрудничество с властями африканской страны было продолжено. Сегодня Pfizer сумела продать Нигерии десять миллионов доз вакцины от коронавируса, хотя в стране не хватает морозильников для ее хранения при температуре минус 70.

Никуда не делось и традиционное взяточничество. В ноябре Комиссия по ценным бумагам и биржам США начала расследование подкупа чиновников и врачей, которые Pfizer на регулярной основе осуществляла в Китае. В 2012 году компания уже попадала под такое расследование и была вынуждена выплатить больше 60 миллионов долларов, чтобы оно было закрыто.

Забирая на содержание целые правительства и отдельных морально неустойчивых политиков, Биг Фарма пытается править целыми странами и континентами. Рецепт от этой напасти прост — независимое национальное правительство, не склонное брать взятки. Но реально применить его пока смогли разве что в Китае и России.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

40

"Мы уже в состоянии войны!": что потеряла Россия и чего ждет после Трампа

151
(обновлено 14:23 20.01.2021)
Сегодня вечером 74-летний символ старой Америки Дональд Трамп передаст президентские полномочия символу юной Америки, 78-летнему Джозефу Байдену.

Парадоксальность того, что юность дряхлее старости, — лишь малая часть тех парадоксов, что потрясут мир в ближайшие месяцы, пишет Виктор Мараховский для РИА Новости.

По сути Джо Байден — это вообще не столько президент, сколько обертка от президента. И дело не только в том, что он скорее не доживет до конца своего срока, чем доживет. Просто личность Байдена — государственного деятеля с полувековым опытом — вообще не заслуживает анализа: он пережил слишком много эпох и слишком много Америк и давно научился "усредняться", быть просто выразителем коллективных интересов тех, кто за ним стоит. Тот, кто в 1970-х возражал против совместного обучения белых и негров, а в 2020-м объяснял неграм, что они не настоящие черные, если не голосуют за него, — в принципе, может принять любую форму.

Поэтому список самых первых ожидаемых от Байдена нововведений говорит примерно ноль о его личных взглядах и очень много — о запросах, имеющихся у воткнувшей его во власть группировки американских элит.

Если коротко, то нововведения состоят в "отмене всего Трампа".

  • Вернуться в Парижское соглашение по климату.
  • Снять запрет Трампа на въезд в США из ряда стран, где распространены свежие религиозные идеи по преобразованию мира путем терактов.
  • Остановить строительство трубопровода "Кейстоун", ранее прекращенное Обамой и запущенное Трампом.
  • Ослабить запреты на иммиграцию и условия предоставления убежища

— и все это только для начала.

Критики по этому поводу печально констатируют, что Байден действует не исходя из здравого смысла, а как слепая комбинация требований лоббистских групп (тот же трубопровод — "изученный до дыр" пример: очевидно, что при сколь угодно зеленой политике правительства США еще десятилетия будут нужны углеводороды и любой альтернативный трубе способ их транспортировки будет хуже и вреднее для экологии. Но зеленые не хотят трубы, и Байден ее убьет).

Но именно из-за того, что сам Байден бесформен и безличен как боггарт из "Гарри Поттера", его, собственно, и поставили на ответственный пост.

Это делает для нас с вами куда более актуальным другой вопрос: от какой Америки Байден, Харрис и их команда будут отчаливать, какую Америку они будут аннулировать, какой Америки мы больше не увидим.

По понятным причинам эта прежняя Америка сейчас сконцентрирована в уходящем президенте Трампе. Человеке, у которого впереди, возможно, даже уголовное преследование, так сильно его не любят.

Тут стоит сразу отметить парадокс: при том, что симпатии большинства наших сограждан на стороне Трампа, — в чисто практическом смысле от поражения его самого и представляемой им "ветхой Америки" России больше пользы, чем вреда.

Главную заслугу яркого президента-трикстера его неяркий вице-президент Майк Пенс определил так: "Я горд сообщить за несколько дней до истечения полномочий нашей администрации, что наша администрация стала первой за десятилетия, не начавшей новой войны".

(В этом плане, кстати, характерен отклик, поступивший от противников. Independent цитирует множественных критиков, напоминающих об имевшем место "штурме Капитолия" и восклицающих "да мы уже 11 дней живем в состоянии войны!". Некоторые доходят до того, что взваливают на плечи Трампа даже ответственность за 400 000 американцев, умерших от коронавируса.)
Но в действительности это факт: новых военных интервенций администрация Трампа не начала — несмотря на множество моментов, когда казалось, что интервенция вот-вот произойдет.

Напомним, кстати, эти моменты:

а) Северная Корея: в 2017 году медиасфера планеты, как сеттер за фрисби, носилась за идеей, что вот-вот разразится большая, возможно, даже ядерная, война между США и КНДР. Трамп заявил, что "могучая армада" движется в сторону полуострова, в Южной Корее развернули противоракетные комплексы, Трамп заявил, что КНДР вообще можно разнести, но кончилось санкциями и переговорами;

б) Сирия: в апреле 2018 года на основании видеохита, сооруженного "Белыми касками", американские Вооруженные силы кинематографично ударили сотней "Томагавков" по Сирийской Арабской Республике. Практических результатов, правда, практически не имелось — кажется, в среднем 33 ракеты ранили одно гражданское лицо;

в) Иран: в начале 2020 года американским ракетным ударом был убит (в Багдаде, столице Ирака) иранский генерал Сулеймани. В ответ Иран нанес ракетные удары по американским базам в этой же стране. Несколько дней мировая медиасфера ходила на ушах в ожидании большой битвы, но войны снова не случилось.

...Все эти пункты имеют между собой кое-что общее. Во всех этих случаях Трамп ни минуты не стеснялся применить что-нибудь летающее или плавающее для демонстрации силы — но ни разу не перешел от чистого произвола (хотим — и обстреливаем) к настоящей войне, которая по понятным причинам кроме произвола взваливает на агрессора еще и обязательства.

К тому же во всех моментах американская администрация останавливалась перед силой, которая могла бы нанести в ответ неприемлемый ущерб. В случае КНДР и Ирана речь шла о самих странах, обладающих впечатляющим оборонительным потенциалом, в случае Сирии — о неизбежности, в случае интервенции, столкновения с официальной державой — опекуном Дамаска: Россией. Которая вообще ядерная держава в неплохой форме.

Это заставляет нас предположить, что от войн Трамп отказывался не из миролюбия, а из трезвого осознания того факта, что настоящей войны нынешней Америке не потянуть.

...Кстати о России. Несмотря на то что до последних дней президентства Трампа его противники, вплоть до Нэнси Пелоси, спикера конгресса, обзывали его "марионеткой Путина" — в действительности уходящий президент США не был к нам дружественно настроен.

То есть он испытывал, судя по всему, личную симпатию к нашему президенту. Но у политиков это редко конвертируется в какие-либо практические уступки. В конце концов, мы сами, испытывая симпатию к Трампу и трампистам, бунтующим против своих передовых хайтек-олигархов и 58 половых идентичностей, — вряд ли "чисто по дружбе" согласились бы на убийство "Северного потока — 2". А ведь Трамп приложил сверхусилия к тому, чтобы убить наш газопровод.

Более того: как гласит старинная спортивная присказка, счет на табло. Ни одна американская администрация не ввела против России столько санкций, сколько трамповская. И ни один американский президент не общался с нашей страной так мало, как Трамп.

Да, конечно, "ему не давали". Но в мире глобальной политики данное оправдание — ни о чем. Счет по-прежнему на табло: там, где речь идет о сотнях миллионов людей, объяснения типа "ему мешали" не работают. Если у него все эти четыре года были руки коротки — то зачем он с такими короткими руками в президенты шел.

...И наконец, главное соображение.

Трамп представлял "старую", ветхую Америку — Америку белых христиан-гетеросексуалов и примкнувших к ним разноцветных людей, для которых передовая мысль уже придумала идиому "мультирасовая белизна" (речь обо всех людях, перенявших ужасный белый образ мыслей, трудоголизм, гетеросексуальность, христианство, маскулинность и прочее мракобесие).

Его же противники представляют собой Америку новую — с идеями социальной уравниловки по каким-то диким параметрам, с мультиидентичностями половыми и социальными, с левацкими уклонами, с расплывчатым культурным кодом, с зеленым радикализмом, с попытками идеологического манипулирования неподатливой реальностью.

Вероятно, на "русском направлении" эти люди будут активнее предшественников — в том смысле, что местные иноагенты, топящие за условный лесбофеминизм на ветрогенераторах, получат от них больше пиара и поддержки и начнут отважнее испускать сарказмы об отсталой Раше и передовых универсальных ценностях.

Но что хотелось бы отметить.

Просто в силу своей изначальной мозаичности, выдуманности, сборной соляночности и заведомой фантазийности большинства своих передовых идей — новая Америка, ведомая ими, будет, скорее всего, заведомо слабее той, прежней Америки. И заведомо менее опасной.

Той, что ловко приватизировала на себя результаты страшной войны, в которой понесла потери меньше всех прочих держав.

Той, что мастерски победила наших родителей в мировом противостоянии 30 лет назад.

Той Америки, которая на излете своей истории не нашла себе другого представителя, кроме эксцентричного рыжего миллиардера-шоумена.

Так что — чисто по-человечески и с присущим нам великодушием соболезнуя нашим старым врагам, ныне нами потерянным, — мы все же с оптимизмом смотрим на новую Америку и готовимся встречать ее на мировой арене.

Едва ли у нее, считающей, что она живет "в гражданской войне", хватит сил претендовать на мировое лидерство с прежним накалом.
С назначением, г-н Байден.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

151

Президент дал неделю на устойчивое снижение потреблений электричества

17
(обновлено 16:43 22.01.2021)
Президент Абхазии Аслан Бжания в пятницу 22 января провел совещание, посвященное вопросам энергетического кризиса в республике.

СУХУМ, 22 янв – Sputnik, Бадрак Авидзба. Если в течение недели по районам не обозначится устойчивая тенденция на снижение потребления электроэнергии, все главы администраций, начальники милиций, прокуроры получат строгий выговор, а в следующий понедельник увольнение с работы, сказал президент Абхазии Аслан Бжания на совещании в пятницу 22 января.

"Всех сразу и быстро. Решение этой проблемы возлагать только на министерство экономики и МВД неправильно. Все главы администраций сел знают, кто этим занимается, за неделю вы должны ситуацию взять под контроль ", - сказал глава государства.

По его словам, в энергетической отрасли Абхазии сложилась чрезвычайная ситуация.

"Для того, чтобы выйти из этого кризиса, нам придется предпринять чрезвычайные меры, я ничего не усугубляю, ситуация именно такая", - подчеркнул глава государства.

По сравнению с 2019 годом, в 2020 году потребление электроэнергии увеличилось на 21 процент. В городе Ткурчал и Ткуарчалском районе потребление за год увеличилось на 62 процента, в Очамчыре на 56 процентов, в Сухумском районе на 47 процентов, в Гулрыпшском районе на 31 процент, привел цифры президент.

"В районах создаются штабы, руководить ими и осуществлять общий контроль главы районов. В штаб входят начальник милиции, прокурор и энергетик. Сегодня, вы приезжаете на свои рабочие места, проводите встречу, соответствующие министры дают поручения своим подчиненным. Проводите первое заседание, после чего докладываете исполняющему обязанности премьер-министра и главе администрации президента о том, что заседание штаба состоялось", - сказал Бжания.

Президент также поинтересовался у представителя администрации Ткуарчалского района с чем связан существенный рост потребления электроэнергии.

"Каким образом могло произойти такое повышение потребления, население города увеличилось? Введены в эксплуатацию новые промышленные предприятия?", – задал вопрос Аслан Бжания. В ответ, заместитель главы администрации Ткурачалского района отметил, что такое повышение, скорее всего, связано с несанкционированными подключениями к энергетическим сетям.

После, президент задал такой же вопрос главе администрации Гулрыпшского района Аслану Барателия. В ответ – увеличение потребления произошло только из-за деятельности майнинговых ферм.

"Буквально за последние два дня от электросетей отрезаны восемь майнинговых ферм, такая работа продолжается и сегодня. Я вас уверяю, что к концу недели мы практически избавимся от этих ферм", – сказал он.

Во встрече приняли участие глава Совбеза Сергей Шамба, министр внутренних дел Дмитрий Дбар, гендиректор "Черноморэнерго" Михаил Логуа, представители городов и районов республики.

17
Темы:
Проблемы энергетической отрасли в Абхазии