Люди в масках в центре Лондона. Архивное фото

Запад созрел: COVID-19 это Гитлер, а значит, время для союза с Россией

159
Происходит нечто крайне интересное: Запад на глазах производит разворот в своем отношении к российским разработкам в области создания вакцин против COVID-19.

За последние дни в самых влиятельных изданиях косяком пошли публикации, которые утверждают, что русская вакцина не так уж и плоха и более того — она, вероятно, вполне себе эффективна, пишет Ирина Алкснис для РИА Новости.

И это после многих месяцев, когда глобальный мейнстрим сначала был заполнен насмешками на тему "Москва вообще ничего не сможет создать", а затем преисполнился тревог по поводу опасности российского препарата "Спутник V", созданного в кратчайшие сроки и не прошедшего необходимые испытания до запуска в широкий оборот. Факт, что работа над абсолютно всеми вакцинами против коронавируса — в том числе в западных лабораториях — идет по ускоренной процедуре, там, разумеется, никого не смущал.

Однако внезапно агентство Bloomberg выпустило материал, в котором журналист Сэм Фазели перечислил причины, благодаря которым можно доверять "Спутнику V".

Еще дальше пошел московский корреспондент газеты New York Times Эндрю Крамер. Он не только похвалил российский препарат, назвав его "подлинным достижением", но и сам им привился, отдельно отметив впечатляющий уровень организации процесса вакцинации и ее доступности гражданам.

Совсем уж удивительная статья вышла в британском журнале Spectator, поводом для которой стала новость о телефонном разговоре Владимира Путина и Ангелы Меркель, обсудивших возможность производства российской вакцины в Германии. Автор материала сравнил COVID-19 с Гитлером и объяснил, что раз тогда — почти 80 лет назад — Запад в лице Черчилля и Рузвельта объединился со Сталиным против общего врага, то нет ничего страшного в том, чтобы и сейчас пойти тем же путем.

Тут, конечно, трудно удержаться от ерничества над логикой и особенностями памяти западных партнеров, которые много лет старательно вдалбливают своей аудитории пропагандистскую ложь "Сталин не лучше Гитлера, а СССР в равной с Третьим рейхом степени несет ответственность за Вторую мировую войну", но быстренько вспоминают, как все было на самом деле, когда оказываются в тупике.

А похоже, именно в нем Запад сейчас и находится.

Несколько дней назад посол Британии в США Карен Пирс сделала скандальное, но и по-своему честное заявление, сказав, что Россия и Китай не должны выйти победителями из пандемии коронавируса.

Дипломат имела в виду не только вакцину — чей препарат окажется лучшим и будет создан быстрее. Эпидемия COVID-19 стала также проверкой на прочность и эффективность самых разных сфер общественной жизни и государств как управленческих машин в целом.

Пресловутой "победой" над коронавирусом может считаться не его уничтожение (это невозможно — теперь человечеству предстоит с ним жить), а нормализация жизни — с минимальными ограничениями для граждан и без захлебывающихся систем здравоохранения.

У каждой страны свои особенности борьбы с эпидемией. Китай, как известно, пошел по пути жестких, но точечных мер. Буквально пару дней назад там закрыли на недельный строжайший локдаун два очередных города (общей численностью около 18 миллионов жителей) — и все из-за обнаруженных 137 случаев ковида и 197 бессимптомных носителей. Зато остальная почти полуторамиллиардная страна живет относительно обычной жизнью.

У России свои ноу-хау, в результате которых система здравоохранения справляется с нагрузкой, а количество вакцинированных перевалило за миллион. Да и статистика заболеваемости в последние дни внушает оптимизм, хотя, конечно, радоваться рано: надо подождать, что будет после закончившихся новогодних каникул.

Как бы то ни было, на Западе все обстоит куда хуже. Если в США из-за внутриполитических пертурбаций тема борьбы с эпидемией пока отошла на третий план, то в Европе это самый больной вопрос в настоящий момент.

Наиболее тяжелая ситуация в Британии, где власти пошли на введение в Англии локдауна, по жесткости аналогичного самому первому, весеннему. На континенте ситуация немногим лучше — ограничения ширятся и усиливаются, а власти прогнозируют, что ближайшие недели станут самыми тяжелыми и грозят нарушителям карами.

Причем вакцинация-то там началась, но с ней связано слишком много разочарований и опасений. Ее скорость довольно низкая, поскольку темпы производства и поставок физически не позволяют удовлетворить имеющийся спрос. Вокруг самих препаратов формируется довольно негативный информационный фон — тут и сообщения о неожиданных смертях получивших прививку (хотя связь между событиями, разумеется, не подтверждена), и новости об особенностях вакцин, которые сами по себе затрудняют и тормозят весь процесс. Например, для основной на Западе на данный момент вакцины Pfizer и BioNTec таковой является обязательность хранения при температуре ниже минус 70 градусов по Цельсию (для сравнения: у "Спутника V" этот показатель составляет минус 18 градусов).

А еще есть огромная общественная усталость и недовольство — и это, возможно, самая большая проблема для властей европейских стран.

Тут наиболее показателен, пожалуй, пример Германии, которая весь прошедший год служила образцом успешной работы в условиях кризиса. Правительство там действовало уверенно и энергично, а имеющиеся в его распоряжении ресурсы позволяли быстро решать возникающие проблемы. Немецкая система здравоохранения успешно выдержала стресс-тест, там не было дефицита больничных коек и ИВЛ, а самая богатая и развитая экономика континента смогла развернуть мощнейшую программу социальной помощи своим гражданам.

Казалось бы, все прекрасно. За одним только но: именно в ФРГ общественное недовольство государственной ковид-политикой — самое масштабное и активное, и проявляется оно, в том числе, в виде многотысячных манифестаций, которые приходится разгонять водометами.

В результате прямо сейчас и федеральное правительство, и власти земель, и лично Ангела Меркель находятся в фактически патовой ситуации. С одной стороны, они вынуждены сохранять локдаун, потому что перед ними ежедневно ложатся сводки, свидетельствующие об ухудшении ситуации и требующие поддержания экстренных мер. А с другой стороны — немецкое общество все больше приходит в бешенство от повсеместных ограничений, сидения по домам и испорченного Рождества — и никакие аргументы, что все делается ради его же блага, уже просто не работают.

Похожие настроения усиливаются и в других странах. Почему глубоко несвободные Россия и Китай проявляют гибкость в ограничительных мерах, чтобы насколько возможно сохранить для граждан обычный образ жизни, а светоч демократии Европа не знает иных методов, кроме как все наглухо закрыть и запретить? Почему у Москвы и Пекина получилось создать вакцины и спокойно запустить процесс массовой вакцинации, а на Западе что ни день, то скандал с прививками? За что людьми платятся бешеные европейские налоги?

А подобные настроения опасны.

Последние годы неоднократно доказали Западу, что его технологии манипуляции общественным мнением имеют свои пределы, а также особенность отказывать в самый неподходящий момент, оборачиваясь непрогнозируемыми и крайне неприятными последствиями.

В свете же нарастающей в мире турбулентности контроль над системой и сохранение ее управляемости становится критически важным. Для той же немецкой правящей элиты на кону сейчас стоит куда большее, нежели просто итоги очередных выборов.

Неудивительно, что сотрудничество с Москвой по вопросу производства вакцины перестало быть для Европы категорически неприемлемым и перешло в разряд решения достаточно выгодного, чтобы о нем стоило поразмыслить.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

159

Укол правды

49
Простодушную отечественную буржуазию подсаживают на новый карго-культ — вакцину от Pfizer или, на худой конец, от Moderna.

Дело тут не в том, что к отечественному "Спутнику V" есть какие-то претензии по медицинской части. Нет, западная вакцина просто предмет престижного потребления, пишет Виктория Никифорова для РИА Новости. 

Чувствуется во всем этом старинный советский инстинкт: "достать по блату", "настоящая западная фирма", "могу себе позволить". Наша верхушка среднего класса, которая видит себя такой продвинутой, глобализированной и рафинированной, на деле коснеет в совершенно допотопных, фамусовских каких-то предрассудках.

Как в 70-е годы серванты украшали пустые бутылки из-под импортного бухла, так, кажется, сегодня светские люди готовы выставлять на видное место ампулы из-под Pfizer. Странное дело, казалось бы, все наездились за эти годы за границу по самое не могу. Перепробовали там все — от устриц финь-де-клер до фуа-гра, от спа в Люцерне до пластической хирургии в Майями. Между делом успели заценить отечественную кухню и уровень отечественной медицины, которые сегодня, объективно говоря, ни в чем не уступают пресветлому Западу. Однако некоторые привычки никуда не уходят.

Но если просроченным фуа-гра можно банально отравиться, то в случае с американскими вакцинами все серьезнее. Компания с красивым названием Moderna, например, за все время своего существования не выпустила на рынок ни одной вакцины, ни одного лекарства, ни одного продукта вообще. Про деятельность ее ничего толком не известно. Ее вакцина от коронавируса — уже одобренная на территории ЕС — это самая первая продукция "самой засекреченной в мире" компании. Тестировать это средство на себе требует редкого мужества, конечно.

Этап масштабных испытаний на людях компаниями Moderna и Pfizer был пропущен. По сути, они идут именно сейчас. Настораживает то, что и раньше американские фармкомпании и отдельные деятели экспериментировали на людях со своими новыми лекарствами и вакцинами. Иногда это приводило к плачевным результатам.

Широко известна, например, история про то, как в начале XX века американские военные врачи на Кубе боролись с желтой лихорадкой. Они пытались прививать от нее местное население, к которому относились как к подвиду флоры или фауны, но неблагодарное население от вакцин умирало. Среди новаций американцев было, в частности, переливание крови от больных малярией здоровым людям. Это тоже приводило к летальным исходам.

Местные жители пытались как-то отговорить оккупантов от их идей, но те продолжали опыты на людях, хотя еще в 1881 году кубинский врач установил, что малярию разносят комары и нужно просто вывести их с острова.

Американские медики проводили опыты не только на оккупированных территориях, но и внутри страны. Хорошо задокументирован, например, Таскиджийский эксперимент, проходивший в Алабаме с 1932 по 1972 год. Его целью было изучить протекание у мужчин нелеченого сифилиса.

Объектом испытаний стали афроамериканцы из беднейших слоев общества. У них не было медстраховки. Экспериментаторы из Службы общественного здравоохранения США пообещали этим людям бесплатно их обследовать и лечить от легких заболеваний. Проезд до клиники и питание там им тоже оплачивались. Напомним, это был 1932 год, когда американцы буквально умирали с голоду. Подопытные с радостью согласились на все условия.

Их действительно обследовали, однако от сифилиса принципиально не лечили, даже тогда, когда изобрели пенициллин и стали его с успехом применять. Тем, кто не знал о своем диагнозе, его не сообщали. Несчастные заражали своих жен, их дети также рождались больными. Пройдя все этапы заболевания и дав врачам ценный материал, пациенты умирали. Из 399 подопытных выжило лишь 74. Все это длилось сорок лет и было не какой-то инициативой безумных ученых, а совершенно официальным экспериментом, осуществлявшимся в рамках американского Минздрава.

Совсем недавно, в 2004 году, журналисты выяснили, что британский фармгигант Glaxo SmithKline годами испытывал свои новейшие лекарства от ВИЧ на детях-сиротах в нью-йоркских приютах. Побочные явления включали в себя судороги, рвоту, диарею, боли в суставах. "Дети катались по полу от боли", — вспоминал очевидец событий. Если приемные родители или родственники забирали сирот в семью, их заставляли и там давать детям новые лекарства. В противном случае малышей отсылали обратно в приют.

Неудивительно, что та самая вакцина Pfizer, которую так вожделеют отдельные сограждане, самих американцев откровенно пугает. По данным Associated Press, половина жителей США заявили, что не собираются ей прививаться. Среди афроамериканцев эти цифры гораздо выше. Среди медиков штата Иллинойс число отказников достигло 80 процентов. "Не хочу быть подопытной свинкой," — заявил орегонский врач Стивен Ноубл английским журналистам.

Летом прошлого года Мелинда Гейтс, супруга основателя Microsoft, заявила, что прививать от коронавируса следует прежде всего медиков — а среди них чернокожих и тех, кто принадлежит к коренным индейским народам.

Ни афроамериканцев, ни индейцев эта идея отнюдь не обрадовала. Они почему-то уверены, что на них вакцину будут просто испытывать. Возможно, они не правы. Но исторические основания для страхов у них, несомненно, есть. Не добавляет оптимизма и то обстоятельство, что власти США заранее сняли с компаний Pfizer и Moderna всякую ответственность за возможные побочные явления их вакцин.

Тем более что Фонд Билла и Мелинды Гейтс имеет за спиной довольно мутную историю с вакцинацией от полиомиелита в Индии и странах Африки. Говорят, что в ходе прививок погибло, было парализовано и получило серьезные осложнения довольно много детей. То ли это было связано с некачественным хранением или проблемами с производством, то ли с тем, что вокруг таких олигархов, как Гейтс, вечно трутся какие-то шарлатаны, которые могли поставить бог знает что под видом вакцины. Возможно, никакой злой воли миллиардера там и не было. Однако критики обвиняли его в том, что его вакцины навредили здоровью десятков тысяч людей, и призывали правительство Индии расторгнуть контракт с его фондом.

Существенная разница производства вакцин и лекарств в России и на Западе — прежде всего в форме собственности.

Государственный институт прозрачен и понятен, в случае каких-то осложнений всем ясно, чьи головы полетят. На кону у него не прибыль, а общественное здоровье. Поэтому у таких институтов обычно идеальная репутация.

Заведомая безопасность — это бесценное свойство отечественной фармы, которое стоит любой красивой упаковки с английским названием.

Частный фармгигант имеет со своей продукции маржу в десятки тысяч процентов. При такой прибыли, как говорится, "нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, даже под страхом виселицы". Гигантские доходы позволяют производителям лекарств нанимать юристов экстра-класса, заручаться поддержкой правящих кругов и легко отбивать любые иски. Поэтому все судебные дела против них заканчиваются как под копирку: фармацевты выплачивают миллионы долларов отступного и продолжают свои эксперименты. Искренне не хотелось бы, чтобы сегодня жертвами этих опытов становились наши соотечественники.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

49
Президент США Джо Байден

Надежды для Китая нет

86
(обновлено 09:39 23.01.2021)
Есть серьезные основания полагать, что политика Вашингтона в отношении Пекина станет даже более жесткой и опасной в своей бескомпромиссности.

Пекин ввел санкции против 28 сотрудников предыдущей администрации США, включая бывшего госсекретаря Майка Помпео и советника Трампа по торговле Питера Наварро — за "серию безумных действий, которые стали серьезным вмешательством во внутренние дела Китая и нанесли ущерб интересам КНР", пишет колумнист РИА Новости Ирина Алкснис.

Представитель уже нового руководства Соединенных Штатов назвал данное решение "непродуктивным и циничным".

Кроме того, первый день президентства Джо Байдена ознаменовался и другими знаковыми для китайско-американских отношений событиями.

На инаугурацию американского лидера был официально приглашен представитель Тайваня. Союзнические и в целом очень близкие отношения Вашингтона с непризнанным государством-островом никогда не являлись секретом, но на столь выразительное нарушение формальных дипломатических правил американцы пошли впервые за сорок лет.

Ну а затем стало известно, что Twitter заблокировал аккаунт посольства КНР в Вашингтоне, проявив при этом изощренное иезуитство.

Суть в том, что в последние недели работы администрация Трампа в конфронтации с Пекином стала вновь активно эксплуатировать уйгурскую тему. В декабре США ограничили импорт хлопка из Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР. А буквально за сутки до своей отставки Помпео назвал ситуацию там "геноцидом" и "систематическими попытками китайского правительства уничтожить уйгуров".

В свою очередь, пару недель назад посольство КНР опубликовало твит, в котором указало, что благодаря политике "раскрепощения" уйгурские женщины больше не являются "машинами по зачатию детей". Вот за это-то Twitter и наложил рестрикции на аккаунт, заявив, что тот нарушает "политику против расчеловечивания", проводимую социальной сетью.

Тут, конечно, отдельно впечатляет, что заявление дипмиссии о катастрофически бесправном положении женщин в традиционном уйгурском укладе и о прогрессивно-эмансипирующей роли политики КНР было расценено Twitter как антигуманное расчеловечивание.

Но интереснее даже другое: для снятия наказания и восстановления доступа к своему аккаунту посольство должно самостоятельно удалить неприемлемый для соцсети твит, скрытый сейчас от аудитории. Это новый, по-своему оригинальный и, конечно, просто отвратительный шаг в политике цензуры, масштабно развернутой глобальным Big Tech.

Разумеется, Китай — как и ни одно уважающее и дорожащее собственной репутацией государство — не может поддаться подобному публичному шантажу, да еще со стороны частной корпорации.

Другое дело, что за Twitter, не скрываясь, маячат уши американского государства и конкретно новой администрации США, а это, как и прочие события, дает повод для неутешительных выводов.

Первые решения Джо Байдена в Белом доме подтвердили ожидания, что он сразу начнет демонтаж наследия Дональда Трампа. И действительно, все пошло как по нотам: возвращение США во Всемирную организацию здравоохранения и в Парижское соглашение по климату, отмена строительства стены на границе в Мексикой и запрета на въезд в Штаты граждан из ряда мусульманских и африканских стран, отзыв разрешения на строительство нефтепровода Keystone XL.

Однако если перечисленные шаги были вполне ожидаемыми, то судьба самой главной темы внешней политики предыдущего хозяина Белого дома — экономической и политической войны с Китаем — была не ясна.

Хватало оптимистичных мнений экспертов, которые считали, что стоит ожидать потепления в отношениях двух стран. В пользу такого сценария склоняло как не разрушенное до конца китайско-американское торговое партнерство, ставшее квинтэссенцией глобализованного мира, так и давно сложившиеся особо тесные отношения с КНР и ее бизнесом представителей нового руководства и их родственников (вплоть до Хантера Байдена, сына своего отца).

Правда, скептики указывали на объективное исчерпание потенциала, возможностей и выгод Химерики (China+America=Chimerica), а также нарастание противоречий между двумя ее составляющими. Трамп просто оказался готов открыто признать данные реалии и действовать в соответствии с ними, отказываясь плести кулуарно-дипломатические кружева. Из этого очевидным образом следовало, что никакие конфликты между прежним и новым руководством США не изменят, что Байдену и его команде придется иметь дело с тем же самым набором — довольно неблагоприятных для Америки — обстоятельств, которые просто вынудят их продолжить антикитайскую политику предшественника.

Что ж, первый же день президентства Джо Байдена подтвердил правоту данной точки зрения.

Более того: есть серьезные основания полагать, что политика Вашингтона в отношении Пекина станет даже более жесткой и опасной в своей бескомпромиссности.

Трамп, будучи бизнесменом во власти, концентрировался на экономических аспектах борьбы с Китаем — развязанная им торговая война служит тому подтверждением. Политические, идеологические или тем паче военные элементы носили в его политике (и не только в отношении КНР) сильно второстепенный и подчеркнуто обслуживающий характер.

Однако для нынешних хозяев Белого дома приоритеты расставлены принципиально иным образом. Для них характерен идеологический детерминизм, а последние месяцы доказали, что они не считают необходимым соблюдать какие бы то ни было правила, как писаные, так и неписаные — плюс свято верят в эффективность грубой силы, в том числе военной, как метода политической борьбы.

Все это создает откровенно взрывоопасный коктейль не только для взаимоотношений Китая и США, но и для всей Юго-Восточной Азии.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

86

Ликвидировать пожары: военнослужащие ЮВО провели учения с МЧС Абхазии

22
(обновлено 15:31 24.01.2021)
Российские и абхазские спасатели отработали задачи по тушению пожаров в труднодоступных лесных и горных районах, в том числе с использованием авиации.

СУХУМ, 24 янв - Sputnik. Военнослужащие российской военной базы Южного военного округа (ЮВО) в Абхазии провели совместное учение с МЧС республики по тушению лесных пожаров, сообщает пресс-служба ЮВО.

Учения проводились в Гудаутском районе. Согласно сценарию, российские военнослужащие совместно со спасателями МЧС Абхазии локализовали очаги возгорания и оперативно эвакуировали людей из небезопасной территории. Медицинский персонал ЮВО оказал первую помощь "пострадавшим" в пожаре.

Вв ходе тренировочных учений использовали пожарные автоцистерны АЦ 6-40 на базе армейского грузовика КамАЗ. Каждая цистерна вмещает до шести тысяч литров воды и обладает мощностью подачи воды до 40 литров в секунду.

Автоцистерна позволяет бороться с огнем в труднодоступных и безводных лесных районах. Российские и абхазские спасатели также отработали задачи по тушению пожаров в горной местности,  где отсутствуют подъездные пути. Для этого была задействована пожарная авиация. 

Отмечается, что подобные совместные учения пожарных расчетов военной базы совместно с пожарными МЧС Абхазии проводятся на регулярной основе.

Всего к учению было привлечено 150 военнослужащих соединения, задействовано десять единиц современной пожарной техники.

Читайте также:

22
Темы:
Лесные пожары в Абхазии