Сколько стоит дружба с Китаем

90
(обновлено 09:54 14.01.2021)
Министр Китайской Народной Республики Ван И в начале 2021 года совершил поездку в Африку и Юго-Восточную Азию.

Первое по времени событие года из области международной дипломатии — поездки главы китайского МИД Ван И в Африку и сразу после этого в Юго-Восточную Азию. Дипломатия в целом находится в вирусной летаргии (исключение — разве что личная встреча лидеров России, Азербайджана и Армении в Москве), а тут целое путешествие, Дмитрий Косырев для РИА Новости.

Чем это событие важно: оно показывает точки на земном шаре, где будет в наступившем году происходить что-то хорошее типа роста, выздоровления и прочего. Хотя какие точки — целый Африканский континент и еще целый регион к югу от Китая и востоку от Индии.

Кстати, уже и в конце прошлого года было заметно, что если где-то есть зоны отсутствия чересчур плохих событий, то это никак не США и не Европа. А скорее страны, как-то связанные с Китаем, его партнеры разной степени близости.

И вот некоторые факты, всплывшие по ходу африканской поездки Ван И. За последние 20 лет товарооборот между Китаем и Африкой и объем прямых инвестиций Пекина туда выросли в 20 и 100 раз соответственно. КНР построила в Африке больше 6000 километров железных дорог, 6000 километров автомобильных дорог, почти 20 портов, свыше 80 крупных электроэнергетических объектов, а также оказала помощь при строительстве более 130 медицинских учреждений. Еще направила в 48 африканских стран медицинские бригады в составе 21 тысячи человек, которые обслужили примерно 220 миллионов пациентов.

Никакое сотрудничество не играет только в одни ворота. Каким образом Китай не только оказался единственной крупной экономикой мира, которая росла в истекшем 2020-м, но вдобавок должен обеспечить более чем одну треть от мирового экономического роста в этом году? Никак не благодаря США, которые три года пытались во всяких смыслах "развестись" с Пекином. Успехи ожидаются вследствие его давно выстроенной системы партнерств с десятками стран, включая Россию и многих других. Для того чтобы что-то производить и особенно экспортировать, нужны адреса, куда произведенное пойдет. Соответственно, экспорт без импорта тоже выглядит шатко, итог — то самое партнерство, выгодное всем.

Со странами ЮВА у Китая картина отношений выглядит сложнее, чем с Африкой, — все-таки соседи, а раз так, есть и территориальные, и прочие проблемы. Хотя первым экономическим партнером Юго-Восточной Азии он в итоге давно стал. И вот Индонезия — один из пунктов маршрута Вана — закупает у Пекина 143 миллиона доз китайской вакцины от коронавируса, а Филиппины — относительно новый партнер и тоже часть поездки министра — организовали в прошлом году целый воздушный медицинский мост с великим соседом. Теперь сравните ситуацию этих двух государств с, например, украинской — в этой стремящейся на Запад стране уже поняли, что их очередь следующая за тем самым Западом, так что несколько месяцев вакцины не будет. Ну если только ввезенной в частном порядке и за несколько тысяч евро на одного привитого.

Или сравните относительно мирную санитарную картину в десятках азиатских и африканских стран (за небольшими исключениями) с безумием, которое охватывает европейцев или американцев на почве нескончаемых локдаунов. Речь и о неожиданно мощном антивакцинном движении, и кстати — а концлагеря для зараженных не хотите? Есть такой законопроект в штате Нью-Йорк. Так вот, и у партнеров ужасно тоталитарного Китая, и у самого Пекина концлагерных планов точно нет, в том числе потому, что просто незачем.

Но что теперь и в светлом будущем станет с проектом, который — пусть в чисто пропагандистском плане — связывает Пекин и более половины мира (речь о концепции "Один пояс, один путь")?
Какие-то итоги по этой части уже можно подвести. Получается, что на протяжении зачумленного 2020-го если в нашем мире хоть какие-то проекты сотрудничества как-то вообще работали, то это именно "Пояс и путь". За девять месяцев года страны-участницы получили прямых китайских инвестиций в разные стройки до 13 миллиардов долларов, то есть на 30% больше, чем год назад. Что касается финансовой помощи (грантов, беспроцентных и почти беспроцентных займов), то таковых Пекином было выдано на 41,4 миллиарда — правда, в период с 2013 по 2018 год.

Все вместе означает, что к неприятному 2020 году множество партнеров Пекина подошли несколько более богатыми, чем если бы подобного партнерства не было. За что Китай, ясное дело, заработал от стратегических конкурентов кличку "финансового хищника", удушающего друзей в объятиях.

В целом мировая экономика в истекшем году потерпела если не катастрофу, то спад, какой именно — сейчас подсчитывают. Было бы оптимистично ожидать, что после такого удара "Пояс и путь" продолжит развиваться прежними темпами. Собственно, одна из целей поездки Ван И как раз в том, чтобы подвергнуть ревизии весь комплект инфраструктурных проектов с Африкой и частью Азии, через которые пролегает "Пояс и путь".

А это прекрасная тема. Пока в Вашингтоне трамписты шли на Капитолий, а Ван И еще ездил по Африке, американские и союзные им идеологи оттачивали формулировки насчет того, что вирус убил "Пояс и путь". И будьте уверены, достаточно окажется всего одного замороженного проекта в любой стране, чтобы в тех или иных СМИ прозвучало радостное "вот видите".

Кристаллизовалось это мироощущение в знаменитом высказывании посла Великобритании в США Карен Пирс, которая несколько дней назад заявила, что Россия и Китай не должны выйти победителями из пандемии коронавируса. Кому-то могло показаться, что речь о человеческих потерях от болезни, то есть что англичанка кровожадно ведет из таковых турнирную таблицу. Но нет, она говорила о другом. О частностях — "Мы не хотим однажды проснуться и обнаружить китайские стандарты в таких сферах, как искусственный интеллект и кибернетика". Но также и о целом: "Второй большой вызов — это стратегическая конкуренция со стороны Москвы и Пекина".

Стратегическая конкуренция — это в данном случае вот что: пока британцы или американцы разбираются со свалившейся на них медико-экономическо-политической катастрофой, никакие русские с китайцами не должны чувствовать себя хорошо. Они — в идеале — должны отстать в развитии еще больше, чем западники, или как минимум пострадать так же тяжело. Таково сейчас стратегическое содержание момента. И с подобными чувствами сейчас множество людей прекрасного Запада наблюдает за пусть и рядовыми международными дипломатическими событиями — типа двух поездок китайского министра.

90

Укол правды

3
Простодушную отечественную буржуазию подсаживают на новый карго-культ — вакцину от Pfizer или, на худой конец, от Moderna.

Дело тут не в том, что к отечественному "Спутнику V" есть какие-то претензии по медицинской части. Нет, западная вакцина просто предмет престижного потребления, пишет Виктория Никифорова для РИА Новости. 

Чувствуется во всем этом старинный советский инстинкт: "достать по блату", "настоящая западная фирма", "могу себе позволить". Наша верхушка среднего класса, которая видит себя такой продвинутой, глобализированной и рафинированной, на деле коснеет в совершенно допотопных, фамусовских каких-то предрассудках.

Как в 70-е годы серванты украшали пустые бутылки из-под импортного бухла, так, кажется, сегодня светские люди готовы выставлять на видное место ампулы из-под Pfizer. Странное дело, казалось бы, все наездились за эти годы за границу по самое не могу. Перепробовали там все — от устриц финь-де-клер до фуа-гра, от спа в Люцерне до пластической хирургии в Майями. Между делом успели заценить отечественную кухню и уровень отечественной медицины, которые сегодня, объективно говоря, ни в чем не уступают пресветлому Западу. Однако некоторые привычки никуда не уходят.

Но если просроченным фуа-гра можно банально отравиться, то в случае с американскими вакцинами все серьезнее. Компания с красивым названием Moderna, например, за все время своего существования не выпустила на рынок ни одной вакцины, ни одного лекарства, ни одного продукта вообще. Про деятельность ее ничего толком не известно. Ее вакцина от коронавируса — уже одобренная на территории ЕС — это самая первая продукция "самой засекреченной в мире" компании. Тестировать это средство на себе требует редкого мужества, конечно.

Этап масштабных испытаний на людях компаниями Moderna и Pfizer был пропущен. По сути, они идут именно сейчас. Настораживает то, что и раньше американские фармкомпании и отдельные деятели экспериментировали на людях со своими новыми лекарствами и вакцинами. Иногда это приводило к плачевным результатам.

Широко известна, например, история про то, как в начале XX века американские военные врачи на Кубе боролись с желтой лихорадкой. Они пытались прививать от нее местное население, к которому относились как к подвиду флоры или фауны, но неблагодарное население от вакцин умирало. Среди новаций американцев было, в частности, переливание крови от больных малярией здоровым людям. Это тоже приводило к летальным исходам.

Местные жители пытались как-то отговорить оккупантов от их идей, но те продолжали опыты на людях, хотя еще в 1881 году кубинский врач установил, что малярию разносят комары и нужно просто вывести их с острова.

Американские медики проводили опыты не только на оккупированных территориях, но и внутри страны. Хорошо задокументирован, например, Таскиджийский эксперимент, проходивший в Алабаме с 1932 по 1972 год. Его целью было изучить протекание у мужчин нелеченого сифилиса.

Объектом испытаний стали афроамериканцы из беднейших слоев общества. У них не было медстраховки. Экспериментаторы из Службы общественного здравоохранения США пообещали этим людям бесплатно их обследовать и лечить от легких заболеваний. Проезд до клиники и питание там им тоже оплачивались. Напомним, это был 1932 год, когда американцы буквально умирали с голоду. Подопытные с радостью согласились на все условия.

Их действительно обследовали, однако от сифилиса принципиально не лечили, даже тогда, когда изобрели пенициллин и стали его с успехом применять. Тем, кто не знал о своем диагнозе, его не сообщали. Несчастные заражали своих жен, их дети также рождались больными. Пройдя все этапы заболевания и дав врачам ценный материал, пациенты умирали. Из 399 подопытных выжило лишь 74. Все это длилось сорок лет и было не какой-то инициативой безумных ученых, а совершенно официальным экспериментом, осуществлявшимся в рамках американского Минздрава.

Совсем недавно, в 2004 году, журналисты выяснили, что британский фармгигант Glaxo SmithKline годами испытывал свои новейшие лекарства от ВИЧ на детях-сиротах в нью-йоркских приютах. Побочные явления включали в себя судороги, рвоту, диарею, боли в суставах. "Дети катались по полу от боли", — вспоминал очевидец событий. Если приемные родители или родственники забирали сирот в семью, их заставляли и там давать детям новые лекарства. В противном случае малышей отсылали обратно в приют.

Неудивительно, что та самая вакцина Pfizer, которую так вожделеют отдельные сограждане, самих американцев откровенно пугает. По данным Associated Press, половина жителей США заявили, что не собираются ей прививаться. Среди афроамериканцев эти цифры гораздо выше. Среди медиков штата Иллинойс число отказников достигло 80 процентов. "Не хочу быть подопытной свинкой," — заявил орегонский врач Стивен Ноубл английским журналистам.

Летом прошлого года Мелинда Гейтс, супруга основателя Microsoft, заявила, что прививать от коронавируса следует прежде всего медиков — а среди них чернокожих и тех, кто принадлежит к коренным индейским народам.

Ни афроамериканцев, ни индейцев эта идея отнюдь не обрадовала. Они почему-то уверены, что на них вакцину будут просто испытывать. Возможно, они не правы. Но исторические основания для страхов у них, несомненно, есть. Не добавляет оптимизма и то обстоятельство, что власти США заранее сняли с компаний Pfizer и Moderna всякую ответственность за возможные побочные явления их вакцин.

Тем более что Фонд Билла и Мелинды Гейтс имеет за спиной довольно мутную историю с вакцинацией от полиомиелита в Индии и странах Африки. Говорят, что в ходе прививок погибло, было парализовано и получило серьезные осложнения довольно много детей. То ли это было связано с некачественным хранением или проблемами с производством, то ли с тем, что вокруг таких олигархов, как Гейтс, вечно трутся какие-то шарлатаны, которые могли поставить бог знает что под видом вакцины. Возможно, никакой злой воли миллиардера там и не было. Однако критики обвиняли его в том, что его вакцины навредили здоровью десятков тысяч людей, и призывали правительство Индии расторгнуть контракт с его фондом.

Существенная разница производства вакцин и лекарств в России и на Западе — прежде всего в форме собственности.

Государственный институт прозрачен и понятен, в случае каких-то осложнений всем ясно, чьи головы полетят. На кону у него не прибыль, а общественное здоровье. Поэтому у таких институтов обычно идеальная репутация.

Заведомая безопасность — это бесценное свойство отечественной фармы, которое стоит любой красивой упаковки с английским названием.

Частный фармгигант имеет со своей продукции маржу в десятки тысяч процентов. При такой прибыли, как говорится, "нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, даже под страхом виселицы". Гигантские доходы позволяют производителям лекарств нанимать юристов экстра-класса, заручаться поддержкой правящих кругов и легко отбивать любые иски. Поэтому все судебные дела против них заканчиваются как под копирку: фармацевты выплачивают миллионы долларов отступного и продолжают свои эксперименты. Искренне не хотелось бы, чтобы сегодня жертвами этих опытов становились наши соотечественники.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

3
Президент США Джо Байден

Надежды для Китая нет

81
(обновлено 09:39 23.01.2021)
Есть серьезные основания полагать, что политика Вашингтона в отношении Пекина станет даже более жесткой и опасной в своей бескомпромиссности.

Пекин ввел санкции против 28 сотрудников предыдущей администрации США, включая бывшего госсекретаря Майка Помпео и советника Трампа по торговле Питера Наварро — за "серию безумных действий, которые стали серьезным вмешательством во внутренние дела Китая и нанесли ущерб интересам КНР", пишет колумнист РИА Новости Ирина Алкснис.

Представитель уже нового руководства Соединенных Штатов назвал данное решение "непродуктивным и циничным".

Кроме того, первый день президентства Джо Байдена ознаменовался и другими знаковыми для китайско-американских отношений событиями.

На инаугурацию американского лидера был официально приглашен представитель Тайваня. Союзнические и в целом очень близкие отношения Вашингтона с непризнанным государством-островом никогда не являлись секретом, но на столь выразительное нарушение формальных дипломатических правил американцы пошли впервые за сорок лет.

Ну а затем стало известно, что Twitter заблокировал аккаунт посольства КНР в Вашингтоне, проявив при этом изощренное иезуитство.

Суть в том, что в последние недели работы администрация Трампа в конфронтации с Пекином стала вновь активно эксплуатировать уйгурскую тему. В декабре США ограничили импорт хлопка из Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР. А буквально за сутки до своей отставки Помпео назвал ситуацию там "геноцидом" и "систематическими попытками китайского правительства уничтожить уйгуров".

В свою очередь, пару недель назад посольство КНР опубликовало твит, в котором указало, что благодаря политике "раскрепощения" уйгурские женщины больше не являются "машинами по зачатию детей". Вот за это-то Twitter и наложил рестрикции на аккаунт, заявив, что тот нарушает "политику против расчеловечивания", проводимую социальной сетью.

Тут, конечно, отдельно впечатляет, что заявление дипмиссии о катастрофически бесправном положении женщин в традиционном уйгурском укладе и о прогрессивно-эмансипирующей роли политики КНР было расценено Twitter как антигуманное расчеловечивание.

Но интереснее даже другое: для снятия наказания и восстановления доступа к своему аккаунту посольство должно самостоятельно удалить неприемлемый для соцсети твит, скрытый сейчас от аудитории. Это новый, по-своему оригинальный и, конечно, просто отвратительный шаг в политике цензуры, масштабно развернутой глобальным Big Tech.

Разумеется, Китай — как и ни одно уважающее и дорожащее собственной репутацией государство — не может поддаться подобному публичному шантажу, да еще со стороны частной корпорации.

Другое дело, что за Twitter, не скрываясь, маячат уши американского государства и конкретно новой администрации США, а это, как и прочие события, дает повод для неутешительных выводов.

Первые решения Джо Байдена в Белом доме подтвердили ожидания, что он сразу начнет демонтаж наследия Дональда Трампа. И действительно, все пошло как по нотам: возвращение США во Всемирную организацию здравоохранения и в Парижское соглашение по климату, отмена строительства стены на границе в Мексикой и запрета на въезд в Штаты граждан из ряда мусульманских и африканских стран, отзыв разрешения на строительство нефтепровода Keystone XL.

Однако если перечисленные шаги были вполне ожидаемыми, то судьба самой главной темы внешней политики предыдущего хозяина Белого дома — экономической и политической войны с Китаем — была не ясна.

Хватало оптимистичных мнений экспертов, которые считали, что стоит ожидать потепления в отношениях двух стран. В пользу такого сценария склоняло как не разрушенное до конца китайско-американское торговое партнерство, ставшее квинтэссенцией глобализованного мира, так и давно сложившиеся особо тесные отношения с КНР и ее бизнесом представителей нового руководства и их родственников (вплоть до Хантера Байдена, сына своего отца).

Правда, скептики указывали на объективное исчерпание потенциала, возможностей и выгод Химерики (China+America=Chimerica), а также нарастание противоречий между двумя ее составляющими. Трамп просто оказался готов открыто признать данные реалии и действовать в соответствии с ними, отказываясь плести кулуарно-дипломатические кружева. Из этого очевидным образом следовало, что никакие конфликты между прежним и новым руководством США не изменят, что Байдену и его команде придется иметь дело с тем же самым набором — довольно неблагоприятных для Америки — обстоятельств, которые просто вынудят их продолжить антикитайскую политику предшественника.

Что ж, первый же день президентства Джо Байдена подтвердил правоту данной точки зрения.

Более того: есть серьезные основания полагать, что политика Вашингтона в отношении Пекина станет даже более жесткой и опасной в своей бескомпромиссности.

Трамп, будучи бизнесменом во власти, концентрировался на экономических аспектах борьбы с Китаем — развязанная им торговая война служит тому подтверждением. Политические, идеологические или тем паче военные элементы носили в его политике (и не только в отношении КНР) сильно второстепенный и подчеркнуто обслуживающий характер.

Однако для нынешних хозяев Белого дома приоритеты расставлены принципиально иным образом. Для них характерен идеологический детерминизм, а последние месяцы доказали, что они не считают необходимым соблюдать какие бы то ни было правила, как писаные, так и неписаные — плюс свято верят в эффективность грубой силы, в том числе военной, как метода политической борьбы.

Все это создает откровенно взрывоопасный коктейль не только для взаимоотношений Китая и США, но и для всей Юго-Восточной Азии.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

81

Врач ответил на семь частых вопросов о прививке от COVID-19

0
(обновлено 08:20 24.01.2021)
Всего с начала пандемии в мире выявлено более 98 миллионов случаев коронавируса, более 54 миллионов человек выздоровели, 2,1 миллиона умерли.

СУХУМ, 24 янв - Sputnik. Врач и телеведущий Александр Мясников ответил в Telegram на семь частых вопросов о прививке против коронавирусной инфекции.

Мясников напомнил, что сейчас в России доступны две вакцины — "Спутник V" и "ЭпиВакКорона".

"Поскольку определенная разница есть (одна предположительно обеспечивает более долгую защиту, другая скорее всего больше подойдет людям с хроническими заболеваниями), то принимать решение надо по совету врача", - отметил доктор.

Медик подчеркнул, что больных с онкологическими заболеваниями и другими тяжелыми болезнями можно вакцинировать, поскольку им особенна важна защита от инфекции

"Логично предположить, что иммунный ответ у этих больных может быть значительно слабее, чем у других пациентов. Но тем не менее мы не можем пренебрегать хоть какой-то возможностью уберечь этих людей от фатальных последствий", - объяснил Мясников.

По его мнению, переболевшим COVID-19 не следует прививаться до осени, так как иммунитет может сохраниться и дольше. И если у переболевших низкий уровень антител, то переживать тоже не стоит, так как, у таких людей есть клеточный иммунитет — клетки "памяти", которые сразу начнут опять вырабатывать антитела при столкновении с вирусом.

Мясников также рассказал, что современные вакцины покрывают новые мутации коронавируса.

При этом, для того, чтобы резко снизить количество тяжелых случаев и смертей достаточен уровень всеобщей вакцинации в 30-40 процентов. Коллективный иммунитет требует 70-90% вакцинированных.

Врач развеял миф, что россиян не будут впускать в Евросоюз и США без вакцины от компании Pfizer. При этом он допустил, что в будущем они будут ориентироваться на уровень защитных антител.

0
Темы:
Мировая пандемия коронавируса COVID-19