Открытие военных учений Rapid Trident-2020 на Украине

США перестали интересоваться Украиной: теперь войны ждут в другом месте

15010
(обновлено 09:55 19.01.2021)
Впервые с 2014 года Совет по международным отношениям (Council on Foreign Relations, или CFR), влиятельнейший аналитический центр в США, в своем ежегодном рейтинге мировых угроз опустил возможность войны на востоке Украины с крайне опасного уровня до умеренного.

Зато на первое место поднят уровень опасности широкомасштабного военного конфликта между США и Китаем из-за Тайваня. И опасения эти не случайны, пишет Владимир Корнилов для РИА Новости. 

Уходящая администрация президента США за последние месяцы своего пребывания у власти делает все от нее зависящее с целью сжигания любых мостов для будущего состава Госдепа в отношениях с целым рядом государств. Одним из таких фундаментальных мостов на протяжении десятилетий оставалась формальная приверженность "политике одного Китая". Начиная с 1970-х годов этим "единственно правильным" Китаем Вашингтон считает Китайскую Народную Республику со столицей в Пекине. Признание же Тайваня, который сам себя называет Китайской республикой, американцы тогда отозвали. И с тех пор поддерживают самые тесные экономические и военные отношения с отколовшимся островом, при этом не считая его независимым государством.

С 1979 года в США действует Закон об отношениях с Тайванем, в котором ни словом не упоминается Китайская республика, но де-факто признаются "реальные власти острова". Тогда же был учрежден Американский институт на Тайване, который имеет все функции посольства США, включая визовые вопросы. Похожие представительства вслед за этим учредили там и некоторые другие государства Запада. Вашингтон с того времени наложил табу на официальные визиты и встречи своих дипломатов и чиновников с тайваньскими коллегами. Периодически такие контакты все равно происходили, но всегда носили характер неофициальных.

Осенью прошлого года это табу было демонстративно нарушено трехдневным визитом заместителя госсекретаря США Кейта Крача на Тайвань, в ходе которого он встречался с высшим руководством острова. Пекин был в бешенстве, не ограничившись нотами протеста, — по заявлению так называемого министерства обороны Тайваня, за время визита Крача китайские военные самолеты 46 раз "нарушали воздушное пространство" непризнанной республики, которую КНР считает своей неотъемлемой составной частью.

И вот несколько дней назад госсекретарь США Майк Помпео громогласно объявил о том, что Вашингтон снимает с себя "все добровольные ограничения на взаимодействие органов исполнительной власти с их коллегами с Тайваня". Вполне резонно Крач заявил, что данное объявление фактически обозначает предоставление острову "статуса свободной страны". А сразу же после заявления госсекретаря последовал ряд контактов официальных деятелей. Например, посол США в Нидерландах Петер Хукстра принял у себя в диппредставительстве "посла" Тайваня. Аналогичный прием на прошлой неделе состоялся и в посольстве США в Швейцарии.

Помпео же анонсировал внезапный визит на остров посла США в ООН Келли Крафт, который был так же неожиданно отменен в самый последний момент. Вместо этого на прошлой неделе Крафт провела видеоконференцию с президентом непризнанной республики Цай Инвэнь. В ходе беседы (и на это стоит обратить особое внимание) посол США заявила, что Тайвань "во многих отношениях является моделью для всего мира". Забавнее всего, что Крафт выразила возмущение позицией Китая, блокирующего членство Тайваня во Всемирной организации здравоохранения. На фоне того, что сам Вашингтон уведомил ВОЗ о выходе из данной структуры с июля нынешнего года, гнев посла США выглядит слишком уж лицемерным.

В довершение вышеперечисленных скандальных шагов, подрывающих основу взаимоотношений между Америкой и Китаем, на прошлой же неделе Вашингтон пошел еще дальше, рассекретив свою национальную стратегию в Индо-Тихоокеанском регионе. Документ был принят в 2017 году и вполне мог храниться под грифом "Секретно" 25 лет. Однако администрация Дональда Трампа сознательно пошла на этот шаг ради еще большего обострения с Китаем за неделю до прихода к власти Джо Байдена. А стратегия является откровенно антикитайской и, помимо всего прочего, уделяет значительное внимание расширению экономического и военного сотрудничества с непризнанным Тайванем.

Цель данной публикации именно в это время очевидна для всех: вызвать ответную реакцию Китая и тем самым создать для администрации Байдена неопределимые препятствия для возобновления прежних отношений с Пекином. Причем в столь непростое для Трампа время этому продолжает подыгрывать вся его уже бывшая команда. Даже вице-президент Майк Пенс, окончательно побивший горшки со своим боссом, в субботу публично призвал Байдена продолжить политику предшественника "по противостоянию агрессии Китая".

И хотя команда Байдена гораздо более осторожна в данных вопросах, а ее отдельные представители высказывали приверженность "политике одного Китая", никто из них официально не отмежевался ни от решений Помпео, ни от скандальной стратегии Трампа по китайскому вопросу. А недавнее объявление о том, что Байден назначает Курта Кэмпбелла, бывшего помощника госсекретаря, своим координатором по Индо-Тихоокеанскому региону, вызвало восторг на Тайване — в разном качестве Кэмпбелл посещал остров как минимум шесть раз.

На протяжении многих лет различные политики, дипломаты и эксперты призывают США и другие западные страны расширять сотрудничество с Тайванем и тем самым противодействовать Китаю. Скажем, известный британский критик России и Китая Эдвард Лукас предложил Лондону последовать американскому примеру и снять ограничения на политические контакты, организовав визиты министров на китайский остров. А Гуверовский институт, еще один влиятельнейший аналитический центр в США, прямо побуждает признать Тайвань.

При этом чаще всего те же эксперты требуют вводить самые жесткие меры против России "за поддержку сепаратистов на Украине". Напомним, именно это вменяется в вину Москве при введении западных санкций. Одни и те же деятели призывают Запад поддержать Тайвань и заставить Россию "уважать территориальную целостность Украины". Одни и те же эксперты осуждают Москву за выдачу паспортов для жителей Донбасса и громко аплодируют решению Лондона выдавать британское гражданство жителям китайского Гонконга. И не видят же в этом никаких противоречий.

А ведь вспомним слова посла США Крафт о том, что Тайвань, с точки зрения Вашингтона, "является моделью". Возникает закономерный вопрос: если американцы считают это успешным примером для всего мира, то почему бы не использовать его для других проблемных регионов планеты? Например, для тех же регионов, отколовшихся от Украины.

Скажем, недавние слова Владимира Путина на Большой пресс-конференции о том, что Россия будет расширять "прямое сотрудничество" с Донбассом, вызвали очень нервную реакцию на Западе и тем более на Украине. Но если бы Москва полностью скопировала американский подход к тайваньскому вопросу, то мы бы уже видели наличие в Донецке и Луганске фактических диппредставительств России, обмен официальными визитами, заключение прямых договоров о политическом и военном сотрудничестве с непризнанными республиками, прямые экономические связи, а не только приезд гуманитарных грузов. А что не так? Нам ведь сам Вашингтон приводит Тайвань в качестве модели.

Если американцы так пекутся о том, чтобы Тайвань стал членом проклятой в Америке ВОЗ, то логично предложить такой же статус республикам Донбасса. Причем даже без этого статуса китайский остров получил право на приобретение вакцины от коронавируса по международной программе COVAX, как и некоторые другие непризнанные или частично признанные образования, не представленные в ООН. Но стоит России поставить вопрос о появлении представителей Донбасса даже на неформальных международных площадках — Запад сразу начинает истерику и ложится костьми, чтобы не допустить этого. Сразу оказывается, что тайваньская модель вовсе не универсальна в глазах ее западных адептов.

Россия последовательно отстаивает территориальную целостность Китая. Поэтому вопрос признания Тайваня у нас никогда не стоял на повестке дня. А все отношения с островом (включая визовые вопросы) строятся в строгом согласовании с Пекином. Но в конце концов, раз Запад сам нас призывает использовать тайваньскую модель в качестве приемлемой, то почему бы и не задействовать ее в Донбассе, с которым украинская власть отказывается вести прямой диалог? Хотя можно не сомневаться: как только Россия применит хотя бы несколько методов, опробованных Вашингтоном на Тайване, мы сразу услышим массу гневных окриков в стиле "Это другое!"

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

15010

Люди на набережной Сухума 20 февраля 2019

Инициатива не прошла: Бжания пытался преодолеть раскол, но вмешалась реальность

2
(обновлено 09:22 27.02.2021)
О зарождении и политических последствиях раскола в абхазском обществе размышляет колумнист Sputnik Алексей Ломия.

В конце ХХ века в наше общество вселился могучий червь раздора, который шаг за шагом стал разъедать единство и сплоченность народа.

Первыми его жертвами стали творческие коллективы, потом союзы писателей, художников. Уже на пороге ХХI века он разъединил ветеранов. Дальше больше - началась президентская гонка, выборная страда, и тут уже червь разросся до таких масштабов, что смог проникнуть даже в семьи.

Раскол и раскольники

С тех пор любой политик, который решается на покорение политического Олимпа, громогласно обещает устранить этот раскол в народе, как только его изберут президентом. Некоторые даже излагали свои рецепты преодоления этой проблемы и порой очень даже убедительно. Но, увы, выборы заканчиваются, а лозунги остаются лозунгами.

Очередной попыткой выйти из этого кризиса можно считать встречу, на которую были приглашены все политические партии, объединения, организации, в том числе оппозиционного толка, депутаты, так называемого, "золотого" парламента. Инициатором выступил президент Аслан Бжания, проводил встречу вице-президент Бадра Гумба. Такого рода мероприятия практиковались и раньше, при других президентах, и чаще всего срывались из-за отказа сил, оппонирующих действующей власти, принять участие. Причем как по объективным причинам, так и по надуманным, сродни саботажу.

Может это начало?

На удивление, на этот раз приглашение приняли практически все представители политической палитры Абхазии, за исключением руководства общественной организации "Аидгылара".  Общество, обычно с большим скепсисом наблюдающее за такими встречами, было заинтриговано: неужели в этот раз удастся преодолеть собственные амбиции и выработать оптимистический, действенный алгоритм совместных действий во благо развития страны. Это крайне необходимо в данный момент, если учесть стремительно развивающиеся события на Южном Кавказе и мировую пандемию коронавирусной инфекции.

После взаимных реверансов участники на удивление единодушно приняли предложение главы государства создать Общественный совет, который будет собираться не реже, чем раз в три месяца для выработки рекомендаций по основным вопросам жизнедеятельности государства.

В этот момент в социальных сетях был небывалый ажиотаж. Активные участники высказывали предположения о возможных результатах, мнения были, естественно, разнополярные. Провластные восхищались инициативой президента, обозначая это как выполнение предвыборных обещаний, как большой шаг вперед в сложном процессе объединения общества. Другие были более осторожными. Одна из активных участниц дискуссий в сердцах предлагала заколотить двери в совещательном зале, отключить свет и воду и не выпускать участников до тех пор, пока не придут к консенсусу.

Обольщаться не стоит

Положительным результатом встречи надо считать не создание самого Общественного совета, а конструктивную позицию оппозиционных партий и общественных организаций, способность их лидеров встать выше своих амбиций. Такова логика мирного сосуществования в обществе. Теперь остается ждать, насколько реально желание власти объединить народ, а это будет прямо пропорционально зависеть от тех конкретных шагов, которые предпримет руководство страны, какую гибкость проявит.

И не стоит обольщаться. Могучий червь раскола не такая уж и метафора, он жив, силен как никогда, он среди нас и в каждом из нас.

Инициатива не прошла

А ведь можно было бы так закончить мысль, но, увы, оппозиция по итогам встречи распространила совместное заявление, в котором обвинила власть в том, что с ее подачи государственное телевидение показало двадцатиминутный сюжет о заседании, где, по мнению оппозиции, прозвучала  неправильная, неправдивая и необъективная информация. На основании этого фактически был выдвинут ультиматум с рядом требований. Не берусь судить, кто прав, кто виноват, ввиду того, что не присутствовал на заседании и не могу знать, что и как там происходило, но точно знаю, что мы имеем в сухом остатке. Все надеялись и ждали шага вперед навстречу друг другу, а получили новый виток в противостоянии власти и оппозиции.

2
Отражение мужчины на фоне флага ЕС

Европе не дают избавиться от обязательств по сдерживанию России

51
Запад запускает новую серию санкций против России: в понедельник Евросоюз согласовал введение персональных санкций против ряда российских чиновников, ответственных за "преследование Навального".

Конкретный список появится через несколько дней, а в Штатах завершается подготовка целого пакета "санкций и других мер" уже не только за Навального, но и хакерские атаки (названные SolarWinds) на американские ведомства и компании, в которых обвиняют Россию, пишет Петр Акопов для РИА Новости. 

Все это было предсказуемо — не говоря уже о том, что санкционное давление на нашу страну идет (в масштабной форме, а не в виде отдельных американских акций) уже семь лет. Можно бы и привыкнуть? Конечно — но всегда интересны те доводы, которыми подкрепляют свои действия наши западные "партнеры".

Именно доводы, аргументы, а не мотивы, которые ими движут. Мотивы как раз совершенно понятны — и о них в среду напомнил, выступая на коллегии ФСБ, Владимир Путин.

"Мы сталкиваемся с так называемой политикой сдерживания России. Речь здесь идет не о естественной для международных отношений конкуренции, а именно о последовательной и весьма агрессивной линии, направленной на то, чтобы сорвать наше развитие, затормозить его, создать проблемы по внешнему периметру, спровоцировать внутреннюю нестабильность, подорвать ценности, которые объединяют российское общество, и в конечном итоге ослабить Россию и поставить ее под внешний контроль, как, это мы видим, знаем это, происходит в некоторых странах на постсоветском пространстве".

Эти цели вовсе не из разряда тайных: как заметил Путин, "достаточно познакомиться с публичными стратегическими документами и весьма откровенными заявлениями государственных деятелей целого ряда стран".

"Недружественное отношение к России, к ряду других самостоятельных, суверенных центров мирового развития даже не пытаются скрывать".

Хорошо известны и все способы сдерживания, Путин просто перечислил их: "Нас пытаются сковать экономическими и иными санкциями, блокировать крупные международные проекты, в которых заинтересованы, кстати говоря, не только мы, но и наши партнеры, прямо вмешиваться в общественную и политическую жизнь, в демократические процедуры нашей страны. И, конечно же, активно используются инструменты из арсенала спецслужб".

Все это уже не раз было в нашей истории: в разных комбинациях против нас использовали все названные методы, так что мы научились противодействовать и отвечать.

Именно поэтому Путин и сказал, что "подобная линия в отношении России абсолютно бесперспективна" — нас никаким давлением не получится ни заставить пойти на уступки, ни подорвать изнутри. При этом Россия заявляет о своей роли обороняющегося, защищающего свой суверенитет и свои интересы — а не агрессора.

Более того, мы все время подчеркиваем свою готовность к развитию отношений со всеми, к открытому диалогу на основе взаимного доверия и уважения, как и в этот раз напомнил Путин. Но что мы слышим в ответ?

Россия не заинтересована в сотрудничестве с Европейским союзом, а российские власти ведут страну по пути к авторитаризму — к такому выводу пришли министры иностранных дел стран ЕС на встрече, в ходе которой они приняли решение о новых санкциях.

А глава европейской демократии Жозеп Боррель назвал Россию "соседом, который решил вести себя как противник", подчеркнув, правда: "Мы должны определить модель, чтобы избежать постоянной конфронтации с соседями, которые решили действовать противоположным образом".

То есть Европа в частности и Запад в целом представляют дело так, что это Россия ищет конфронтации и не хочет развивать отношения. Более того, Россия, оказывается, постоянно вмешивается в европейские дела и давит на ЕС. Поэтому Евросоюз теперь будет выстраивать отношения с Москвой исходя из трех принципов.

Вот как их описал Боррель: давать отпор в случае нарушения Москвой международного права и прав человека, заниматься сдерживанием в том случае, если Россия будет увеличивать давление на ЕС, и сотрудничать с Россией по тем направлениям, в которых будет заинтересован Евросоюз.

Отпор, сдерживание, сотрудничество там, где выгодно ЕС, — боевой набор европейской дипломатии. Но о чем идет речь?

Под "нарушение международного права и прав человека" подверстывается практически все — от Крыма и Навального до любой другой темы, причем как внутрироссийской, так и международной. Санкции за отсутствие в России гей-браков — то есть за нарушение прав человека? Пожалуйста.

Санкции за отказ "вернуть" Абхазию Грузии? Несомненно. Санкции за очередного убитого в Европе эмигранта или беженца из России, да и вообще кого-либо (как в раскручиваемой уже давно истории с чеченцем из Грузии, убитым в Берлине) — в любой момент. Взломали компьютерную систему немецкого бундестага? Конечно, нужно наказать Россию.

Точно так же и давлением на ЕС можно назвать вообще все, что угодно. Сепаратисты голосуют за отделение Каталонии? Ищем русский след. В Москву приезжают представители парламентской фракции "Альтернатива для Германии"? Русские копают под Меркель. Москва заявляет протест против демонтажа памятников советским воинам в Польше или Чехии? Давят на несчастных и свободолюбивых восточноевропейцев. Строят газопровод? Хотят расколоть Европу. Отказываются от стройки? Хотят заморозить Европу. Абсурд? Нет, вполне просчитываемая реакция.

То есть ЕС хочет обладать односторонним правом регулировать отношения с Россией, правом карать и миловать по своему усмотрению — а Россия должна это принять как данность и не возмущаться, и еще быть готовой, как только позовут, к сотрудничеству, но только в тех сферах, которые выгодны добрым европейцам.

Но в реальности все ровно наоборот: это ЕС является соседом, который ведет себя как противник. Давит на Россию, ставит нам условия, поучает и демонизирует, вмешивается в наши внутренние дела (даже сейчас Боррель сообщил, что "союз расширит поддержку гражданского общества в России") и считает это само собой разумеющимся.

Это ЕС (пусть и по атлантической инициативе) пытается оторвать Украину от России, изменить исторические границы Востока и Запада, расширить свое жизненное пространство за счет русской цивилизации — и хочет, чтобы Россия спокойно смирилась с этим?

Подобная наглость еще могла быть объяснима четверть века, даже 15 лет назад, когда Россия боролась за собственное выживание и не могла ни заниматься всем русским миром, ни требовать от европейцев вести себя прилично, но смешно сейчас ждать от России покорности нерадивого ученика.

Россия в любом случае перестроит отношения с Европой на приемлемых для себя условиях — и чем раньше это поймут в ЕС, тем легче и быстрее пройдет этот процесс. Никакой альтернативы этому у Европы все равно нет: она просто не может себе позволить ни отгородиться от России, ни превратиться из соседа в нашего противника. Точнее, позволить-то может — но только в последний для себя раз.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

51