Укол правды

177
Простодушную отечественную буржуазию подсаживают на новый карго-культ — вакцину от Pfizer или, на худой конец, от Moderna.

Дело тут не в том, что к отечественному "Спутнику V" есть какие-то претензии по медицинской части. Нет, западная вакцина просто предмет престижного потребления, пишет Виктория Никифорова для РИА Новости. 

Чувствуется во всем этом старинный советский инстинкт: "достать по блату", "настоящая западная фирма", "могу себе позволить". Наша верхушка среднего класса, которая видит себя такой продвинутой, глобализированной и рафинированной, на деле коснеет в совершенно допотопных, фамусовских каких-то предрассудках.

Как в 70-е годы серванты украшали пустые бутылки из-под импортного бухла, так, кажется, сегодня светские люди готовы выставлять на видное место ампулы из-под Pfizer. Странное дело, казалось бы, все наездились за эти годы за границу по самое не могу. Перепробовали там все — от устриц финь-де-клер до фуа-гра, от спа в Люцерне до пластической хирургии в Майями. Между делом успели заценить отечественную кухню и уровень отечественной медицины, которые сегодня, объективно говоря, ни в чем не уступают пресветлому Западу. Однако некоторые привычки никуда не уходят.

Но если просроченным фуа-гра можно банально отравиться, то в случае с американскими вакцинами все серьезнее. Компания с красивым названием Moderna, например, за все время своего существования не выпустила на рынок ни одной вакцины, ни одного лекарства, ни одного продукта вообще. Про деятельность ее ничего толком не известно. Ее вакцина от коронавируса — уже одобренная на территории ЕС — это самая первая продукция "самой засекреченной в мире" компании. Тестировать это средство на себе требует редкого мужества, конечно.

Этап масштабных испытаний на людях компаниями Moderna и Pfizer был пропущен. По сути, они идут именно сейчас. Настораживает то, что и раньше американские фармкомпании и отдельные деятели экспериментировали на людях со своими новыми лекарствами и вакцинами. Иногда это приводило к плачевным результатам.

Широко известна, например, история про то, как в начале XX века американские военные врачи на Кубе боролись с желтой лихорадкой. Они пытались прививать от нее местное население, к которому относились как к подвиду флоры или фауны, но неблагодарное население от вакцин умирало. Среди новаций американцев было, в частности, переливание крови от больных малярией здоровым людям. Это тоже приводило к летальным исходам.

Местные жители пытались как-то отговорить оккупантов от их идей, но те продолжали опыты на людях, хотя еще в 1881 году кубинский врач установил, что малярию разносят комары и нужно просто вывести их с острова.

Американские медики проводили опыты не только на оккупированных территориях, но и внутри страны. Хорошо задокументирован, например, Таскиджийский эксперимент, проходивший в Алабаме с 1932 по 1972 год. Его целью было изучить протекание у мужчин нелеченого сифилиса.

Объектом испытаний стали афроамериканцы из беднейших слоев общества. У них не было медстраховки. Экспериментаторы из Службы общественного здравоохранения США пообещали этим людям бесплатно их обследовать и лечить от легких заболеваний. Проезд до клиники и питание там им тоже оплачивались. Напомним, это был 1932 год, когда американцы буквально умирали с голоду. Подопытные с радостью согласились на все условия.

Их действительно обследовали, однако от сифилиса принципиально не лечили, даже тогда, когда изобрели пенициллин и стали его с успехом применять. Тем, кто не знал о своем диагнозе, его не сообщали. Несчастные заражали своих жен, их дети также рождались больными. Пройдя все этапы заболевания и дав врачам ценный материал, пациенты умирали. Из 399 подопытных выжило лишь 74. Все это длилось сорок лет и было не какой-то инициативой безумных ученых, а совершенно официальным экспериментом, осуществлявшимся в рамках американского Минздрава.

Совсем недавно, в 2004 году, журналисты выяснили, что британский фармгигант Glaxo SmithKline годами испытывал свои новейшие лекарства от ВИЧ на детях-сиротах в нью-йоркских приютах. Побочные явления включали в себя судороги, рвоту, диарею, боли в суставах. "Дети катались по полу от боли", — вспоминал очевидец событий. Если приемные родители или родственники забирали сирот в семью, их заставляли и там давать детям новые лекарства. В противном случае малышей отсылали обратно в приют.

Неудивительно, что та самая вакцина Pfizer, которую так вожделеют отдельные сограждане, самих американцев откровенно пугает. По данным Associated Press, половина жителей США заявили, что не собираются ей прививаться. Среди афроамериканцев эти цифры гораздо выше. Среди медиков штата Иллинойс число отказников достигло 80 процентов. "Не хочу быть подопытной свинкой," — заявил орегонский врач Стивен Ноубл английским журналистам.

Летом прошлого года Мелинда Гейтс, супруга основателя Microsoft, заявила, что прививать от коронавируса следует прежде всего медиков — а среди них чернокожих и тех, кто принадлежит к коренным индейским народам.

Ни афроамериканцев, ни индейцев эта идея отнюдь не обрадовала. Они почему-то уверены, что на них вакцину будут просто испытывать. Возможно, они не правы. Но исторические основания для страхов у них, несомненно, есть. Не добавляет оптимизма и то обстоятельство, что власти США заранее сняли с компаний Pfizer и Moderna всякую ответственность за возможные побочные явления их вакцин.

Тем более что Фонд Билла и Мелинды Гейтс имеет за спиной довольно мутную историю с вакцинацией от полиомиелита в Индии и странах Африки. Говорят, что в ходе прививок погибло, было парализовано и получило серьезные осложнения довольно много детей. То ли это было связано с некачественным хранением или проблемами с производством, то ли с тем, что вокруг таких олигархов, как Гейтс, вечно трутся какие-то шарлатаны, которые могли поставить бог знает что под видом вакцины. Возможно, никакой злой воли миллиардера там и не было. Однако критики обвиняли его в том, что его вакцины навредили здоровью десятков тысяч людей, и призывали правительство Индии расторгнуть контракт с его фондом.

Существенная разница производства вакцин и лекарств в России и на Западе — прежде всего в форме собственности.

Государственный институт прозрачен и понятен, в случае каких-то осложнений всем ясно, чьи головы полетят. На кону у него не прибыль, а общественное здоровье. Поэтому у таких институтов обычно идеальная репутация.

Заведомая безопасность — это бесценное свойство отечественной фармы, которое стоит любой красивой упаковки с английским названием.

Частный фармгигант имеет со своей продукции маржу в десятки тысяч процентов. При такой прибыли, как говорится, "нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, даже под страхом виселицы". Гигантские доходы позволяют производителям лекарств нанимать юристов экстра-класса, заручаться поддержкой правящих кругов и легко отбивать любые иски. Поэтому все судебные дела против них заканчиваются как под копирку: фармацевты выплачивают миллионы долларов отступного и продолжают свои эксперименты. Искренне не хотелось бы, чтобы сегодня жертвами этих опытов становились наши соотечественники.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

177

Зачем коммунисты развалили СССР

57
(обновлено 19:36 05.03.2021)
На днях лидер КПРФ Геннадий Зюганов заявил, что 17 марта коммунисты и их союзники проведут всероссийскую акцию "За СССР — за сильную, справедливую, социалистическую Россию", и призвал всех россиян принять в ней участие.

То есть подразумевается, что сейчас у нас Россия слабая, несправедливая, но есть прекрасные коммунисты, которые знают, как все это поправить, пишет Павел Данилин для РИА Новости. Ой ли?

Надо сказать, что приурочены акции коммунистов к очень интересному событию: ровно 30 лет назад, 17 марта 1991 года, состоялся референдум о сохранении Союза Советских Социалистических Республик (СССР). Считается, что тогда впервые в ходе прямого волеизъявления граждане СССР смогли высказаться о будущем страны. Вопрос был сформулирован тогдашними коммунистами крайне хитро и двусмысленно: "Считаете ли вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?" Хотите ли вы быть богатым и здоровым или бедным и больным?

Неудивительно, что 76,4 процента проголосовавших ответили на поставленный вопрос "да", то есть высказались против завершения проекта под названием "СССР". На основании чего однопартийцы Геннадия Зюганова до сих пор убеждают потенциальных сторонников, что распад Советского Союза был нелегитимен.

Впрочем, дьявол всегда кроется в деталях, в данном случае — в частностях формулировки. Из-за мудрено составленного вопроса одни голосовали за сохранение Союза, другие — за новую федерацию, третьи — вообще за права и свободы, будучи при этом противниками СССР, пусть и в обновленном виде. А шесть из 15 союзных республик — Литва, Латвия, Эстония, Грузия, Молдавия и Армения — вообще отказались участвовать в голосовании. В известном смысле сам этот факт уже делал референдум не вполне легитимным — если почти половина субъектов Союза решили на вопрос не отвечать как на неактуальный.

Весной 1991 года процесс демонтажа советского государства шел уже полным ходом. И как известно, все попытки остановить этот исторический процесс оказались неудачными. Что не мешает сегодня коммунистам предлагать следующую интерпретацию событий 30-летней давности: якобы граждане Советского Союза однозначно высказались за сохранение единства страны и лишь предательство и политические амбиции отдельных руководителей республик не дали спасти СССР. Конкретнее: виноваты Ельцин, Кравчук и Шушкевич (главы РСФСР, УССР и БССР), которые несколько месяцев спустя сепаратно решили судьбу Советского Союза, не имея на то мандата народа.

Подобная трактовка, безусловно, была выгодна для КПРФ: получается, что распад СССР стал результатом заговора, в котором виноваты исключительно идеологические противники коммунистов. Но эта трактовка является, мягко говоря, полуправдой, а на самом деле — прямой ложью.

Начнем с того, что сама идея проведения референдума означала, что к тому времени Советский Союз стал настолько слаб, что для его сохранения пришлось придумывать различные подпорки. Вопрос о сохранении СССР означал, что на повестке дня стоит не менее важное требование народов и элит о его роспуске. Референдум, по сути дела, легитимизировал начало процесса развода, что бы кто ни говорил и кто бы чего ни ожидал от его итогов.

Вынесение вопроса о будущем Союза было поддержано подавляющим большинством делегатов IV съезда Верховного совета народных депутатов СССР. За принятие постановления о референдуме голосовали 1677 депутатов, против — 32, воздержались — 66. Кто были эти депутаты? Это были члены КПСС, представители высшей советской номенклатуры — директора предприятий, председатели колхозов, высокие чины силовых ведомств, секретари региональных партийных организаций, руководители органов исполнительной власти и так далее. И вот все они дружно проголосовали за вопрос: "А не похоронить ли нам Советский Союз".

Почему это был именно старт процедуры похорон? Ну, помимо того, что референдум проигнорировали многие советские республики, немаловажно и то, что именно по его итогам Горбачев со товарищи начали процесс "обновления" Союза. И это самое "обновление" стало окном возможностей для тех, кто не хотел очередной опостылевшей реформы и не хотел жить в одной стране с теми, с кем шел плечом к плечу 74 года. Горбачев и его окружение крайне смутно представляли себе, что же нужно сотворить, чтобы "сделать Советы великими снова", зато их противники прекрасно и ясно знали, что им нужно сделать, чтобы у них все получилось: нужно развестись с остальными и жить отдельным домом и отдельным хозяйством. Согласитесь, что позитивная программа у таких рачительных хозяев была куда как интереснее для масс, чем устремления благоустроить обветшавший барак.

Бессмысленные переговоры между Горбачевым и лидерами республик продолжались с момента подведения итогов референдума и вплоть до августа 1991 года. На 20 августа было намечено подписание очередных соглашений, которые теоретически позволяли бы сохранить СССР в виде новой федерации, но уже без Прибалтики. В этот момент радикально настроенные руководители КПСС устроили карикатурный путч, закончившийся полным фиаско. Провал ГКЧП стал сигналом для похорон Советского Союза. И похороны эти организовывали вполне себе правоверные коммунисты. Других-то тогда в руководстве страны и не было!

Таким образом, реальная история 30-летней давности выглядит так: сперва коммунисты инициируют референдум о превращении унитарного государства в аморфную конфедерацию, затем производят документальное оформление этого процесса, после чего то ли устраивают, то ли не устраивают квазипутч и тут же, без всяческого сопротивления, передают всю власть в руки руководителей уже независимых государств. Беловежские соглашения и трое могильщиков Союза в этом трагическом водевиле — лишь финальный акт. Это даже не сами похороны, а всего лишь закапывание могилы. Все предыдущие акты были поставлены и сыграны "верными ленинцами". Они убивали, они в морг на каталке везли, они же и в гроб положили. Все это сделали сами коммунисты.

Поэтому когда сегодня КПРФ настаивает на том, что граждан СССР кто-то предал, то искать им следует среди своих же вождей, однопартийцев и сторонников.

Понятно, что современным коммунистам интересна только такая трактовка событий 1991 года, в которой страна оказалась жертвой "заговора Ельцина и демократов". Подобная интерпретация позволяет руководству КПРФ снять с себя и своих предшественников ответственность за распад страны и приватизировать миф об СССР.

Коммунисты вообще любят поддерживать мифы о себе. Лет 40 назад кого ни спроси в советской школе, а кто ж царя сверг, так 90 процентов ответят, что, мол, большевики. Которые на тот момент находились либо за границей, либо в ссылке. А свергали царя-батюшку его же верные нукеры из Генштаба, разбавленные говорливыми депутатами Государственной думы. Вот от расстрела последнего императора и его семьи коммунисты пытались дистанцироваться, мол, не мы, а уральский облсовет, и вообще… Но тут с мифом не очень получилось. Больно грязным было дело.

Зато сейчас Зюганов активно эксплуатирует мифы. Послушать его, так все хорошее, что было в советское время, это прямая заслуга даже не советских коммунистов, а чуть ли не лично Геннадия Андреевича. Так, победа в войне, ликвидация безграмотности, индустриализация, космический проект, бесплатная медицина и образование — все это было сделано если не самой КПРФ, то уж точно теми, кто оную КПРФ основывал. Зато все плохое в истории СССР — либо наветы врагов, либо наследие дикого капитализма. А в современной истории — так и вовсе наследие дикого капитализма 90-х и акта предательства Союза, совершенного Борисом Ельциным. В этом мифе коммунисты — прямые наследники СССР и единственные продолжатели советского периода, и они преподносятся так, будто лично Зюганов построил ДнепроГЭС.

По факту, впрочем, КПРФ имеет отношение к советскому прошлому весьма сомнительное. А если пристально всмотреться в состав думской фракции коммунистов года эдак с 2003-го, не возникает сомнения, что вряд ли хоть один из респектабельных депутатов имел шанс пережить 1937 год. И вправду, именно в 2003 году из фракции коммунистов в Госдуме исчез последний рабочий (Шандыбин), зато тогда же там появились самые видные юкосовцы Муравленко (гендиректор компании) и Кондауров (начальник информационного управления "Менатепа" и "Юкоса"), и один из совладельцев "Мегафона" Маевский, и финансист и специалист в сфере недвижимости Семигин — и многие другие не самые бедные люди, к рабочему классу имеющие отношение такое же, как Геннадий Зюганов к балету. Что получается? Получается поистине "народная" партия, которая выгнала из фракции единственного рабочего, зато запросто включила очевидных мироедов-эксплуататоров и даже участников "преступных" (с точки зрения самой КПРФ) приватизационных сделок.

Так КПРФ, позиционируя себя наследницей партии рабочих и крестьян, на деле превратилась в организацию с косной структурой для несменяемой партноменклатуры и крупного бизнеса. То есть в нормальную такую буржуазную партию, слабо отличимую от какого-нибудь "Яблока".

Но, быть может, сегодня партия очистилась от представителей старого олигархата и все это было лишь досадной случайностью? Ничуть не бывало. Тот же Муравленко перестал быть депутатом только в текущем созыве. К примеру, рыбопромышленник Владимир Блоцкий, банкир Вадим Кумин — действующие депутаты-коммунисты. Не говоря о многочисленных представителях крупного бизнеса в региональных отделениях КПРФ и законодательных собраниях субъектов!

Да чего там далеко ходить, когда можно вспомнить о кандидате в президенты России от КПРФ — о Павле Грудинине. Да, Грудинин не член КПРФ, но именно его она выдвинула на главную государственную должность в России! Очень показательный нюанс, да? Вообще, если посмотреть на Грудинина, он является поистине идеальным олицетворением зюгановской Компартии. Потомственный аграрий путем не самых хитрых приватизационных сделок превратил подмосковный совхоз имени Ленина в ЗАО "Совхоз имени Ленина", где номинально является директором.

Предвыборные ролики Грудинина рекламировали жизнь в его хозяйстве как частичку "небесного СССР", которую Грудинин смог сохранить на фоне развала страны. На деле Грудинину досталась золотая подмосковная земля. А его ЗАО "Совхоз" — обычный капиталистический агрохолдинг, бенефициарами которого являются Грудинин и его близкие. При этом в лучших традициях Компартии ими активно эксплуатируется имидж "советского". Идет беззастенчивая торговля ностальгией.

Но как бы ни старался Зюганов убедить всех, что все, что было в прошлом хорошего, произошло благодаря коммунистам, а все, что было плохого, случилось из-за противников коммунистов, — ничего у лидера КПРФ не выходит. Попытки скорчить хорошую мину, уверяя избирателя, что только коммунисты смогут "опять сделать СССР великим", потому что они, дескать, наследники советской же Компартии, также разбиваются о суровую реальность. Как мы только что увидели, и сам СССР развалили эти же коммунисты, а их противники были чуть менее чем на 146 процентов ни при чем. Да и КПРФ — совсем не КПСС, а обычная буржуазная лево-популистская партия, отнюдь не чурающаяся союзнических и даже вассальных отношений с капиталистами.

Как-то вот так и выглядит данный коммунистический миф, если с него содрать шкурку.

Напоследок нужно сказать и еще об одном: торгуя ностальгией, включая капиталистов в списки партии, а также устроив в руководстве организации геронтократию, которой позавидовало бы даже Политбюро времен Черненко, КПРФ стремительно движется в тупик истории. Де-факто коммунисты крушат идеологическую и политическую основу левого проекта, дискредитируют социал-демократические традиции и ценности. Из этого тупика Компартия вряд ли сможет выбраться самостоятельно. Это, в свою очередь, приведет к разбалансировке политической системы нашей страны. И не исключено, что всему российскому обществу придется довольно существенно напрягаться, чтобы исправить все то, что нагородили Геннадий Андреевич Зюганов и его так называемые правоверные коммунисты.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

57
Флаг Евросоюза. Архивное фото

Доросли ли европейцы до самостоятельности

56
(обновлено 20:37 04.03.2021)
В России снова обсуждают возможность выхода из Совета Европы — в который мы вступили ровно четверть века назад.

Формально эта организация не связана с Евросоюзом — в СЕ входят 47 государств, на 20 больше, чем в ЕС. Но стран, не входящих в орбиту Запада, среди них по большому счету всего две — Россия и Турция, пишет Петр Акопов для РИА Новости.

Без России Совет Европы, по сути, потеряет свой смысл — но ведь и сейчас, когда он все больше превращается в инструмент давления Запада на Россию, наша заинтересованность в нем катастрофически снижается. Зачем нам международная организация, которая действует как наднациональная, пытаясь не только ограничивать наш суверенитет, но еще и навязывать, диктовать нам чужие правила? В качестве площадки для выстраивания отношений, диалога с Европой? Ну так с ней нужно и можно разговаривать на равных в других форматах — если уж якобы общий превращается в откровенно враждебный.

Но для того чтобы выстраивать российско-европейские отношения, нужно понимать, куда идет Европа: к все большей интеграции в единое сверхгосударство — или скоро вернется время национальных государств? Нам нужны новые российско-европейские форматы — или стратегически правильнее будет сосредоточиться на двусторонних отношениях с каждой европейской страной?

Настрой европейских элит понятен — пока что большая их часть делает ставку на углубление евроинтеграции. Споры идут в основном о том, насколько суверенной должна быть единая Европа: оставаться частью единого Запада, младшим партнером даже не США, а атлантического наднационального проекта, или брать на себя всю полноту ответственности за свою судьбу? Единства нет — не говоря уже о том, что часть элит вообще выступает против нынешнего пути ЕС (который неизбежно приведет к отмиранию национальных государств), настаивая на том, что сильная Европа может состоять только из сильных суверенных государств. Споры со временем будут лишь ожесточаться — тем более если отношения с Россией (являющиеся на самом деле главным показателем европейской самостоятельности) будут и дальше деградировать под влиянием наднациональных, общеевропейских структур, усиливая тем самым претензии националистов к глобалистам.

Европейцам нужно разобраться в первую очередь со своим пониманием единой Европы, с образом ее будущего — но способны ли они к этому? Есть ли у них вообще понимание того, что они строят, — не у глобалистски настроенной части элиты, которая прямо призывает отказаться от национального в пользу европейского (почему не общечеловеческого?), а у обычных европейцев? Опубликованный во вторник опрос общественного мнения как раз и дает ответ на этот вопрос.

Европейцев (компания Ipsos провела по заказу французского Фонда Жана Жореса и немецкого Фонда имени Фридриха Эберта опрос жителей восьми стран, в которых проживает три четверти всего населения ЕС) спрашивали только о суверенитете, но и этого достаточно, чтобы понять разницу в настроениях.

Грубо говоря, данные соцопроса подтверждают то, что нынешний ЕС выгоден немцам и их устраивает. Поэтому немцы довольны, а французы и итальянцы — нет. Пятьдесят семь процентов немцев считают Евросоюз суверенным, а 64 процента французов с ними не согласны. И это не говоря о том, что само понимание суверенитета у двух народов существенно отличается: для немцев это "независимость", а для французов "королевская власть" и мощь. Неудивительно, что большинство французов считают сам термин "суверенитет" устаревшим, но при этом именно они (как и итальянцы, чьи позиции вообще близки к французам) считают, что вообще нельзя употреблять слова "суверенитет" и "Европа" вместе. То есть не понимают, что такое "европейский суверенитет", которому и был посвящен опрос: что-то хорошее видят в нем 41 процент французов против 63 процентов немцев.

Получается, что большинство немцев ассоциируют себя с Европой и переносят понятие суверенитета с национального уровня на европейский, а для большинства французов, итальянцев (да и испанцев) суверенный все еще означает национальный. Неудивительно, что они недовольны нынешним Евросоюзом и считают его недостаточно суверенным, ведь мало того, что он и в самом деле не обладает геополитической самостоятельностью, так еще и является немецким проектом.

При этом сами немцы удивительным образом (если учесть данные других опросов — например, об отношении к Америке) считают Евросоюз самостоятельным, по сути, закрывая глаза на его ограниченный суверенитет во внешней политике. Похоже, что сама евроинтеграция замещает для большей части немецкого общества борьбу за национальный суверенитет. То есть немцы решили освободиться от американцев (а такое желание фиксируют все опросы) не в формате ФРГ, а сразу всем своим Евросоюзом.

Смешно, что восточноевропейские страны (а в опросе участвовали поляки, румыны и литовцы) стали в этом плане даже большими "немцами", чем сами немцы, — среди них оказалось больше всего тех, кто считает нынешний ЕС суверенным: соответственно 65, 63 и 56 процентов. Какой контраст с 36 процентами во Франции!

Пока что немцам удается держать Европу вокруг себя — Brexit сыграет на руку немецким планам евроинтеграции. Хотя понятно, что англосаксы будут держать руку на ее пульсе и делать все для того, чтобы единая Европа не только оставалась верной частью атлантического Запада, но и сдерживала немецкое усиление с помощью поддержки всех недовольных Берлином стран. А немцы будут делать ставку как на разобщенность евроскептиков и национальных правительств, так и на поддержку идеи дальнейшей евроинтеграции среди европейцев. Ведь отвечая на вопрос о том, необходимо ли усиление европейского суверенитета, 73 процента опрошенных сказали "да" — причем в этом с немцами были едины даже французы и итальянцы. Да, они по-разному представляют себе единую Европу, особенно ее внутреннее устройство и баланс сил между ЕС и национальными правительствами — но в любом случае хотят видеть ее самостоятельной в международных делах. Что это значит для России?

То, что основная борьба за Европу идет внутри нее самой — и внутри пока еще единого Запада. Какой из трех вариантов будущего Европы — все более централизованный ЕС как часть Запада, суверенный Евросоюз или полураспад (ослабление интеграции) ЕС — осуществится в среднесрочной перспективе, зависит в первую очередь от самых европейцев (точнее, внутриэлитной борьбы).

России выгодны все варианты, кроме первого, и он единственный, для осуществления которого нужно поддерживать максимально конфликтные российско-европейские отношения. Нужно не россиянам и не европейцам — но мы и не стремимся нагнетать и рвать, да и повлиять на нашу позицию никакая третья сила не сможет. А вот европейцам придется определиться — не с Россией, а со своим пониманием и главное – с желанием обрести суверенитет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

 

56

В Абхазии за сутки зафиксирован 21 новый случай коронавируса

326
Общее число выявленных случаев коронавируса в Абхазии на сегодняшний день составляет 12952 человека. Зарегистрировано 203 летальных случая. Выздоровели 12400 человек.

СУХУМ, 5 мар - Sputnik. Диагноз коронавирус подтвержден у 21 человека из 234 протестированных за сутки в Абхазии, сообщает оперштаб по защите населения от COVID-19.

На данный момент в Гудаутской ЦРБ находятся на стационарном лечении 34 человека, у 21 из них диагноз COVID-19 подтвержден. В тяжелом состоянии 6 человек, состояние здоровья 16 пациентов – средней степени тяжести.

В Сухумской инфекционной больнице 14 пациентов с COVID-19, в Очамчырской ЦРБ - 6, в Ткуарчалской ЦРБ - 3, в Гагрской ЦРБ - 10.

326
Темы:
Ситуация с коронавирусом в Абхазии