Мужчина идет через раздвижную дверь со звездами Европейского Союза, архивное фото

Европа пытается спасти отношения с Россией и свое будущее

167
(обновлено 08:34 27.01.2021)
На днях Италия заявила о своей готовности рассмотреть санкции против России из-за дела Алексея Навального.

Чуть раньше идею "действенных санкций" против Москвы поддержали Франция, Польша, Чехия и так далее. Кроме того, чехи вызвали к себе в МИД российского посла в Праге, пишет Ирина Алкснис для РИА Новости. 

© Foto / Администрация президента Аргентины

Вот только воодушевленный запал обернулся ничем, когда по итогам совещания министров иностранных дел стран ЕС глава европейской дипломатии Жозеп Боррель сообщил, что конкретных предложений о новых антироссийских мерах не поступило.

Объяснить произошедший казус попытался глава МИД Словакии. По его словам, "Евросоюз намерен доказать, что не хочет бесконечно опираться лишь на политику санкций", плюс он хочет "дать место справедливому судебному процессу (в отношении блогера. — Прим. ред.)". Также Иван Корчок напомнил, что через десять дней, 5 февраля, Жозеп Боррель летит в Москву на встречу с Сергеем Лавровым, где, по уверениям словацкого политика, данная тема должна стать основной.

В общем, если переводить дипломатическую витиеватость на общепонятный язык, получается, что Европейский cоюз просто дал задний ход в текущем обострении с Москвой.

Однако приведенные аргументы в пользу данного шага выглядят, мягко говоря, неубедительно. За семь — уже семь (!) — лет противостояния с Россией Европа (как и Запад в целом) ни разу столь явно не притормаживала, внезапно делая жест доброй воли в адрес Москвы. Да и сами санкции давно уже превратились в пустой ритуал, когда продлеваются старые рестрикции, вводятся новые — и это особо не влияет ни на двухсторонние отношения, ни на реализуемые совместные проекты.

Закономерно возникает вопрос: что на самом деле стоит за неожиданным шагом ЕС?

Ответ стоит искать в несмягчающейся позиции Москвы в отношении Европы из-за всей этой истории.

Ключевой особенностью комбинации с Навальным является то, что ее инициировала и разыграла Германия при активной поддержке Евросоюза.

Начиная с 2016-2017 годов западное единство по вопросу антироссийской политики стало во многом формальным, где ЕС просто следовал в фарватере, задаваемом США и Великобританией. Именно Вашингтон и Лондон были организаторами самых грязных операций против нашей страны. Европа же совершала минимально необходимые жесты для поддержания видимости трансатлантической солидарности, по существу же взяв курс на восстановление сотрудничества с Россией.

Можно обсуждать и спорить, какие именно цели преследовал Берлин, запустив поразительную дичь об отравлении блогера "Новичком". Однако уже очевидно, что среди них не было намерения торпедировать сотрудничество с Москвой. То, как ФРГ при поддержке Брюсселя прямо сейчас ложится костьми, чтобы достроить и запустить "Северный поток — 2", свидетельствует об этом однозначно.

Скорее всего, немцы просто решили использовать наработанные англичанами и американцами на деле Скрипаля, "химатаке" в сирийской Думе и прочих "преступлениях Кремля" приемы для решения каких-то текущих внешнеполитических задач — и, видимо, не ожидали по-настоящему масштабных последствий своих действий.

И для них стала сюрпризом очень резкая реакция Москвы. Что странно, поскольку таковая была легко предсказуема.

США и Британия являются просто геополитическими противниками России, с которой их не связывает стратегическое партнерство. Именно поэтому Вашингтон и Лондон ограничены в своей русофобии исключительно полетом фантазии.

Но для Европы — а для Германии особенно — сотрудничество с Россией жизненно важно, причем его значение возрастает не по дням, а по часам. И в подобном раскладе они устроили вокруг Навального собственный парк развлечений с блек-джеком и девушками низкой социальной ответственности. И, кажется, искренне удивились, что Москва пришла из-за этого в ледяную ярость — в которой пребывает до сих пор.

Ситуация усугубляется тем, что с приходом в Белый дом новой администрации Западная Европа вступила в сложный и опасный этап избавления от заокеанского контроля. Вот только из-за истории с Навальным у нее теперь возникли серьезные проблемы в отношениях с Россией, которая ранее неизменно поддерживала — и на словах и на деле — курс на геополитическую независимость ЕС. Без помощи Москвы шансы на успех данного предприятия выглядят куда менее привлекательно, а процесс обещает быть намного более трудным и дорогостоящим.

Неудивительно, что самой актуальной задачей для Западной Европы как локомотива ЕС стало восстановление отношений с Россией. Плюс желательно избежать потери лица — а это не так просто, учитывая раскрученный ей самой размах скандала.

Последние решения Брюсселя нацелены на решение именно этих задач: тема новых санкций отложена под благовидным предлогом на неопределенный срок, а главный евродипломат едет в Москву в надежде сгладить проблемы и договориться.

Но надо помнить, что заварил кашу в первую очередь Берлин. Так что ему тоже стоит приготовиться внести лепту в данный процесс.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

167

На словах давить, на деле сотрудничать: "новая" стратегия ЕС в отношении России

119
Народная пословица гласит, что все новое является хорошо забытым старым. Это правило неприменимо к тому, что представлено как новая стратегия ЕС по отношению к России, пишет автор Sputnik.

Ростислав Ищенко, международный обозреватель – для Sputnik

Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности (с изрядной долей условности его называют министром иностранных дел ЕС или главой европейской дипломатии) Жозеп Боррель обнародовал доклад, который 24-25 июня будет рассмотрен в Брюсселе на саммите Евросоюза. В нем он огласил три принципа, на которых будет строиться "новая" стратегия ЕС в отношении России.

Слово "новая" я неслучайно взял в кавычки. В данном случае говорить о "новизне" могла бы спящая красавица, благополучно проспавшая последние полвека и вчера неожиданно проснувшаяся.

"Давать отпор, сковывать, взаимодействовать", - ровно то же самое, что ЕС делал на российском направлении последние двадцать пять лет, как минимум. Причём даже смысловая нагрузка этих терминов не изменилась. В интерпретации Борреля "давать отпор" - означает вмешательство во внутренние дела России под предлогом защиты прав человека, принципов демократии и международного права. "Сковывание" определяется как защита информационного пространства Евросоюза от попыток России донести свой взгляд на актуальные проблемы современности.

"Взаимодействие" же означает координацию усилий с Москвой в тех областях, в которых ЕС не может достичь желаемого успеха без российской поддержки.

По советским лекалам?

Если в этом есть что-то новое, то исключительно названия, присвоенные принципам, на которых базируется европейская стратегия на российском направлении. Суть же ее не изменилась ещё с тех пор, как ЕС взаимодействовал с ныне несуществующим СССР, и даже с тех пор, как в первой половине ХХ века страна советов взаимодействовала с европейскими странами.

Тем не менее, для чего-то ЕС о новой-старой стратегии заявил. Более того, заявление Борреля прозвучало сразу после саммита ЕС-США (15 июня) и до российско-американской встречи в верхах в Женеве (16 июня).

Значит ли это, что евродипломат пытался послать Москве сигнал, что по итогам переговоров с Байденом в отношении Москвы с Западом ничего не изменится? Нет, не значит. Ибо все изменилось еще до переговоров. Ведь в лице Байдена именно коллективный Запад (причем его наиболее "ястребиные круги") вынужден был запросить у России переговоры на равных, под давлением обстоятельств непреодолимой силы признав, что многолетняя политика давления и повышения ставок в отношениях с Москвой себя исчерпала. У Запада больше нет аргументов для продолжения действий в прежней парадигме.

Следим за руками!

Почему же Боррель новыми словами рисует старую политику?

Потому что давно пора привыкнуть к тому, что Запад говорит одно, думает другое, а делает третье. А также вкладывает в один и тот же термин массу разных смыслов. Для внутреннего западноевропейского употребления смысл один, для России - другой, для серой лимитрофной зоны на восточных границах ЕС – третий.

В данном случае важны незадекларированные принципы, которые, в отличие от весьма подвижной международной политики ЕС, остаются неизменными на протяжении десятилетий, а конкретные действия по их реализации и приоритетности.

Простой пример. В полузабытой уже истории с Навальным Германия заняла формально весьма жесткую позицию. Немцы на высшем уровне безоговорочно приняли версию отравления, официально выражали России протесты и озабоченности. Но когда их союзники по ЕС попытались намекнуть, что сильным ходом в данной ситуации было бы введение санкций против "Северного потока – 2", германские политики сказали "это другое" и постарались оперативно сбагрить оппозиционера назад в Россию.

Результат: Навальный сидит, "СП-2" практически достроен (даже США уже не берутся помешать окончанию строительства), об инциденте все почти забыли.

Действия Германии полностью соответствовали задекларированной только вчера "новой" стратегии ЕС. Берлин "дал отпор", озаботившись здоровьем оппозиционера, "сковал" Россию, отказавшись рассматривать альтернативные версии его болезни, при этом успешно продолжает взаимодействие с Москвой по конкретным важным для Германии экономическим проектам.

Думаю, что если ситуация резко и драматически не изменится (а такое возможно, поскольку Запад внутренне не един и по поводу взаимоотношений с Россией там продолжается активная борьба), то дальнейшее развитие отношений России с ЕС будет иметь примерно тот же рисунок, что и описанный германский случай.

Западная Европа будет выражать обеспокоенность и делать жесткие заявления по поводу российской внутренней политики и прав оппозиции, при этом практически не имея возможности реально влиять на ситуацию в России. Свое информационное пространство ЕС также будет защищать от невыгодных ему сравнений с растущей Россией. Но вот в том, что касается конкретного экономического сотрудничества, Европа будет стараться избегать конфронтации и политизации, введения новых санкционных пакетов, постарается постепенно не отменить, но обойти (нивелировать) уже введенные санкции. "Новая" стратегия ЕС будет состоять в экономическом сближении с Россией при старательном политическом дистанцировании и подчеркнутом информационном шуме, имитирующем "жесткую борьбу".

Предотвратить "бунт лимитрофов"

Зачем же лидеры ЕС демонстрируют эти чудеса политической эквилибристики? Вынужденно. За двадцать пять лет нараставшего противостояния с Россией Запад вырастил целую свору лимитрофных режимов, весь смысл существования которых заключается в организации антироссийских провокаций. Часть из них вошли в ЕС, другим повезло меньше, но все они могут существовать лишь в формате внешней ресурсной накачки. Собственной базы для поддержания суверенного существования у них недостаточно.

Снижение напряженности в отношениях Запада и России, не говоря уже о потенциальном переходе к нормальным прагматичным контактам, обессмысливает подкормку лимитрофов. Они уже ощутили на себе недостаток внимания Запада, и с ними (с прибалтами, поляками и с украинцами) уже случились первые истеричные припадки по этому поводу.

Проблема Запада заключается в том, что в эпоху противостояния с Россией он позволил лимитрофам занять слишком серьезные позиции в структурах, формирующих западную политику (в том числе в НАТО и ЕС). Поменять нынешнее положение дел быстро нельзя, для этого требуется время – несколько лет, в течение которых влияние восточноевропейских стран на политику Запада должно быть обнулено, а сами они маргинализированы.

Для Запада крайне важно не допустить в течение этого времени "бунта лимитрофов", которые в отчаянии могут попытаться спровоцировать конфликт с Россией, даже рискуя боевыми действиями на собственной территории.

Поэтому, в своих лучших традициях, ЕС заявляет о фактической неизменности своей политики (чтобы лимитрофы не волновались), при этом прекрасно понимания, что никто не может помешать ему играть смыслами заявленных "стратегических принципов" так, как он захочет.

Кстати, и на случай внезапного охлаждения с Россией тоже страховка. Никто ведь сегодня не может предсказать, какая группировка внутри Запада победит и какие политические принципы на российском направлении будут в реальности доминировать.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

119

Убийцы нового типа: на Россию напустили "стервятников"