Так кто же на самом деле здесь власть

131
(обновлено 15:43 28.01.2021)
Попытки раскачать ситуацию в России с помощь протестных митингов в защиту Навального продолжатся — уже в эти выходные москвичей призывают снова выйти на улицы.

При этом ставка на провоцирование власти на жестокость при разгоне несанкционированных акций уже играет против проекта "Навальный" — консолидируется только ядро самых отмороженных сторонников (то есть те, кто ради мечты о свержении Путина готов на любые "великие потрясения"), а многие сочувствующие смотрят на провокации с явным неодобрением. Не говоря уже о том, что подавляющее большинство, и так негативно относившееся к Навальному, теперь оценивает его еще хуже. Так зачем же делается ставка на эскалацию ситуации — если вместо роста популярности в обществе Навальный становится все более непопулярным?

Может быть, причина в безвыходности ситуации — после ареста Навального решили пойти ва-банк, поставить все на кон? Нет, операторы проекта прекрасно понимали, что он с большой долей вероятности будет арестован. Более того, они ускорили его возвращение в Россию для того, чтобы запустить новый сезон сериала "Битва добра со злом". Внешнеполитические мотивы (использовать тему "незаконного ареста" для давления на Россию) тут, конечно, важны, однако все же вторичны — главным в проекте была и остается внутрироссийская составляющая. То есть стремление дестабилизировать ситуацию — но на чем основана уверенность в способности Навального сделать это? Против него большинство народа, а уличные провокации власть в целом уже научилась аккуратно пресекать, то есть и они не дают возможности раскачать ситуацию.

Все просто — авторы проекта "Навальный" делают ставку на переворот. Да, причем сами этого не скрывают. Нет, не они должны быть его авторами — они расчитывают на верхушечный переворот, то есть нечто похожее на смену власти в России в феврале — марте 1917-го, получившую название "Февральская революция". Надеются на раскол власти, на внутренний заговор, в результате которого Путина уберут его же соратники. Вот что говорит в интервью Frankfurter Allgemeine Zeitung правая рука Навального Леонид Волков, глава его штаба, давно уже перебравшийся в Европу:

"В режиме Путина есть некоторое разнообразие. Он играет в изощренную игру за власть. У него много подручных и приятелей, которые отвечают за одно или за другое. Их интересы он уравновешивает так, чтобы каждому было выгодно быть частью этой системы равновесия. Это сразу прекратит функционировать, когда Путина больше не будет. Поэтому мы весьма уверены, что добьемся успеха. Сценарий, согласно которому нам придется ждать, пока он умрет, является для нас наиболее неблагоприятным. Есть и другие модели. Например, может произойти переворот. <...> Равновесие выгоды и ущерба при Путине как верховном третейском судье меняется. В настоящий момент у каждого игрока есть выгода. Но если один из подручных заметит, что с Путиным он находится в тупике, что он больше не может перемещаться и что Путин требует от него все больше, этот человек задастся вопросом о том, действительно ли ему нужен Путин. И тогда он может начать искать единомышленников. <...> Все подручные конкурируют друг с другом. Они ненавидят друг друга. Поэтому я думаю, что, если Путин выйдет из уравнения, система потеряет равновесие — и у нас появится шанс".

То есть все предельно откровенно: ставка на то, что система власти, выстроенная Путиным, отторгнет Путина, ударит ему в спину. Роль Навального в этой схеме — создать условия для этого переворота, напугать власть так сильно, чтобы в ней созрел заговор по устранению первого лица.

В подобных построениях нет ничего нового — по ним работают едва ли не с самого начала президентства Путина, после того как он лишил власти и влияния на нее олигархов. После ареста Ходорковского в 2003-м, после перемещения Путина в кресло премьера в 2008-м, накануне его выдвижения в президенты в 2011-м, после Крыма в 2014-м — всегда делалась ставка на раскол власти. То есть вся уличная протестная активность, все разоблачения "тайн" и "злодеяний" Путина, все санкции как против России в целом, так и против чиновников и бизнесменов преследовали только одну цель — расколоть власть, сформировать внутри нее условия для заговора и избавиться от Путина.

Для реваншистов из числа олигархов, потерявших посты чиновников и эмигрантов (из обоих групп) это была личная война с президентом. Для Запада (то есть для части атлантических элит) это была часть работы по сдерживанию и ослаблению России. Ничего личного — если люди из России рассказывают вам о том, как можно убрать вашего сильного противника, вы как минимум внимательно их выслушаете. А как максимум будете всячески помогать им — более того, начнете выстраивать свою стратегию по их рекомендациям.

Так было, например, в ходе Первой мировой войны — когда либеральная и великосветская оппозиция рассказывала союзникам (англичанам и французам) о том, как бездарно руководит страной император Николай, в какие сети немецкой разведки попало его окружение и он сам. И о том, что лучшие люди готовы взять на себя ответственность за страну, — на что английские и французские "братья" понимающе кивали и всячески одобряли. Но откровенно давить на императора — главнокомандующего союзной им армией — Лондону и Парижу было не с руки, поэтому внутрироссийский верхушечный заговор созрел лишь при тайной поддержке друзей из Антанты. После победы "революции" видные борцы с режимом Гучков и Милюков пришли к власти, но уже через несколько месяцев потеряли ее, а к концу года лишились и страны.

А откровенно подрывной работой в России тогда занимались страны, с которыми мы воевали, — Германия и Австро-Венгрия. Талантливому публицисту и теоретику, переквалифицировавшемуся в авантюристы и агенты спецслужб, Парвусу (жалкой пародией на которого является Волков) давали деньги на издание большевистских газет, на стачки и забастовки. Пломбированный вагон с Лениным был позже — когда царя свергли, а смута уже разгоралась в России.

Этот исторический опыт греет сердца англосаксонских стратегов — тем более что в глобализированном мире и возможности влияния возросли.

Вот и работают уже долгие годы по накатаной схеме — слушают сначала Березовского, потом Ходорковского, теперь Навального, а заодно и сотни, даже тысячи поддерживающих их "лучших людей", что в эмиграции, что в России. Те рассказывают им о том, как падает поддержка Путина в народе, как сильны противоречия в российских элитах в целом и между башнями Кремля в частности, как надо еще надавить и поднажать...

И так продолжается уже очень много лет — безо всякого результата. Точнее, даже с прямо противоположным результатом: Путин за эти годы стал только опытнее и сильнее, доверие к нему прошло испытание временем, Россия окрепла и получила пусть и не полный, но заметный иммунитет от внешнего влияния. Однако ставка на раскол продолжается — может быть, потому, что наши противники никуда не торопятся?

Нет, они просто не понимают природу власти в России. И западные "партнеры", и наши "борцы с режимом" делают ставку на раскол власти, но не понимают, что такое власть в России. Путают власть и элиту. На Западе правят элиты — которых, конечно, волнует фамилия канцлера Германии или президента США (но только если это несогласованный выскочка Трамп), однако за многовековую историю их родов сменилось уже много разного вида "властей" и даже государств. В постсоветской России власть тоже изначально взяли "элиты" — смесь самозванцев, нуворишей и проходимцев активно оттесняла даже остатки разгромленного и ослабленного чиновничества.

Но с приходом Путина начался процесс вытеснения "элит" от власти, которая постепенно стала концентрироваться в руках служивых людей, то есть сословия государственных служащих. Даже супербогатые главы госкорпораций — по сути своей государственные служащие, и они это хорошо понимают. Потому что Путин ставил их на корпорации не ради их личного обогащения, а для наведения порядка в этих до того фактически приватизированных монополиях, для того, чтобы они наполняли бюджет и работали на развитие страны.

Класс "государевых людей" пока что далек от идеала, кадровая работа с ним только выстраивается в систему, но он формируется как национальный и государственно мыслящий. В нынешнем составе служивого класса могут быть самые разные взгляды на управление страной, могут быть люди самых разных деловых и личных качеств, однако никакого раскола и заговора в его рядах (тем более если брать высший уровень) не будет. Не только потому, что служивые люди понимают роль и вклад Путина в восстановление и укрепление России, но и потому, что они прекрасно видят, кто именно делает ставку на раскол и предательство во власти. Эти так называемые элиты — даже не просто офшорная аристократия, а уже откровенная пятая колонна, мечтающая вернуть свое золотое время, годы, когда они правили разваливающейся Россией. Ни народ, ни его власть не дадут им ни одного шанса на это.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

131

Домайнимся: как обанкротить Абхазию

2988
(обновлено 11:44 03.03.2021)
О масштабах и последствиях майнинга криптовлют в Абхазии читайте в материале колумниста Sputnik Алексея Ломия.

Очень хочется дистанцироваться от всех проблем, обвалившихся на наше общество с разгулом добычи криптовалют, но не получается. Вот вроде бы хорошая идея, креативная, прибыльная, я бы добавил, непыльная, но к чему она нас уже привела и к чему неминуемо приведет, хочется поразмышлять.

Криптобум

Масштабы проникновения этого бизнеса зашкаливают. Чтобы в этом убедиться, достаточно пройтись по городу, пообщаться с людьми, и ты поймешь, насколько все пронизано идеей зарабатывать деньги практически из воздуха. Сидишь в парикмахерской и слышишь, что все вокруг только об этом и говорят. Парикмахерша за соседним креслом сетует, что ее сосед уже два года как приобрел эти машинки: "Зарабатывает в два раза больше, сидя дома, чем я, наживая себе варикоз вен. Поднакоплю деньги и тоже приобрету". Мой сосед, который охраняет магазин, с воодушевлением делится, что его родственник тоже работает охранником, но сторожит не лавку, а криптоферму в восточной Абхазии, и ему платят аж 90 тысяч в месяц! И естественно, мечтает устроиться на такую же должность. Парнишка, выпускник школы, хочет поступить в институт на программиста. Но не для того, чтобы создавать приложения и программы, а чтобы стать хорошим айтишником и наняться наладчиком к криптовалютчикам. Смотришь объявления, а там за машинки для майнинга люди готовы отдать земельные участки, дома, машины. Женщина за чашкой кофе у соседки хвастается, что дает своей дочке в приданое аж пять "асиков", так еще называют эти чудо-устройства, подчеркивая, что они последнего поколения. Даже преступники наловчились воровать вместо автомобилей, телевизоров и телефонов эти майнинг-машинки, причем прилично в этом деле поднаторели и что угодно не сопрут, квалифицированно выбирают только новейшие и самые мощные.

Не хочу заниматься морализаторством. Желающих и без меня хватает. Скажу только одно - все хороши: и те, кто на первых порах впустил сюда это бедствие, и те, кто по недомыслию решил, что это можно упорядочить и на этом будет зарабатывать государство.

Криптореализм

Что у нас сегодня? Двести или триста человек, которые в разных масштабах слизывают сливки на добыче криптовалют, с упоением наблюдая, как биткоин растет в цене. На фоне дышащей на ладан энергосистемы, которая вот-вот накроется из-за непомерных нагрузок. Озлобленное из-за постоянного отключения электроэнергии население, которое и без того еле выживает. Деньги, которые могли бы работать в экономике, бизнесмены легкомысленно вкладывают в криптофермы. Оппозиция, которая, естественно, не может не использовать этот момент для расшатывания позиций действующей власти. Сама власть, которая пытается выправить ситуацию, инициируя поправки в законодательство с драконовскими мерами против незаконного майнинга. Правоохранители, которые пытаются умерить пыл криптовалютчиков, вынужденные отвлекать оперативников для выявления незаконных подключений вместо борьбы с реальным криминалом. Президент, который уже сам лично выехал на операцию по обнаружению и закрытию двух больших криптоделянок.

Криптотупик

Что нас ждет? Если в ближайшее время не предпринять экстраординарные меры и не прикрыть этот вышедший из-под контроля бизнес абсолютно для всех и совсем, где ключевое слово "совсем", мы очень скоро добьем нашу хилую энергосистему. При этом мы влезем, да чего уж там, уже влезли  в непомерные, несоизмеримые с нашими возможностями долги перед стратегическим партнером. Свою долю электричества от ИнгурГЭС мы будем буквально проглатывать за несколько месяцев. А это неизбежно ударит по туристическому бизнесу в первую очередь, да и по остальным сферам тоже. Это создаст непреодолимый заслон для инвесторов, которых и без того не особо привлекает Абхазия. Мы просто не сможем подключить их к энергоресурсам, элементарно из-за отсутствия таких мощностей. Неминуемо назреет социальный взрыв, и к чему он приведет, даже прогнозировать страшно. Есть кто-то в этом мире, который может с уверенностью сказать, что биткоин не обвалится, и что это не очередная финансовая пирамида?

Кто-то скажет, что я утрирую ситуацию, сгущаю краски? Ваше право. Но я убежден, и существующие реалии, и проблемы утверждают меня в мнении, что майнинг криптовалют в Абхазии - это прямой путь к банкротству государства.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

2988
Темы:
Майнинг в Абхазии

Как коллективный Запад защищает убийцу от "щупалец Русского мира"

75
(обновлено 11:02 03.03.2021)
Весна пришла — и от президента Украины Владимира Зеленского традиционно требуют "посадок".

Это связано с одним из самых популярных его предвыборных лозунгов: "Весна придет — сажать будем". Ровно год назад он даже хотел подарить правоохранителям календарь с напоминанием о наступлении весны и, соответственно, о начале эпохи обещанных приговоров, пишет Владимир Корнилов для РИА Новости.

Оправдываясь за невыполнение данного лозунга, Зеленский как-то за рулем чужой Tesla перечислил несколько фамилий задержанных чиновников, торжественно пообещав: "А дальше будут приговоры по этим людям". Правда, всех названных им подозреваемых отпустили в первые же недели после того заявления, а их дела довольно быстро сошли на нет.

И вот последовал первый громкий судебный вердикт эпохи Зеленского. Двадцать третьего февраля Приморский суд Одессы приговорил известного праворадикала, лидера одесского "Правого сектора"* Сергея Стерненко и его подельника Руслана Демчука — каждого к семи годам тюремного заключения. И это вызвало бурю протестов со стороны ультраправых, которые в тот же день устроили беспорядки под зданием офиса президента. А киевские издания вышли с обложками "Пришла весна, не тех сажают".

В общем-то, не поспоришь — действительно, от Зеленского давно ожидали посадки топ-коррупционеров во главе с Петром Порошенко, которому его оппонент на знаменитых стадионных дебатах громогласно заявил: "Я — ваш приговор!" Мало того, команда победившего президента в 2019 году обещала сажать именно чиновников. Во всяком случае, так заявлял и Руслан Рябошапка, назначенный тогда же генпрокурором Украины. Но, в конце концов, приговор по Стерненко — это хоть что-то, хоть какая-то посадка. Тем более что в суде были представлены более чем обоснованные доказательства причастности обвиняемого к вооруженному разбою, похищению человека и грабежу.

А теперь тот же Рябошапка (уже будучи отставленным) чуть ли не хвастается, что именно при нем дело, по которому сейчас приговорили Стерненко, "фактически было похоронено". А еще более резонансное дело с участием лидера одесских радикалов (убийство человека в прямом эфире) было публично заблокировано Рябошапкой после личной встречи с подозреваемым, что в правовом государстве представить очень сложно.

Заметим, Рябошапка всегда пользовался репутацией человека, очень близкого к посольству США и людям Джорджа Сороса (на Украине их принято называть "соросятами"). И тут мы подходим к самому интересному: последние акции четко выявили, что против приговора праворадикалу Стерненко активнее всего выступили даже не его "побратимы"-националисты, а именно те самые "соросята". К примеру, на судебное заседание лично поехала гражданка США Ульяна Супрун, известная в народе как "Доктор Смерть" за годы ее руководства Министерством здравоохранения Украины. Причем она не скрывала, что ехала в Одессу, чтобы "защитить Сергея Стерненко от щупалец рускава мира (так в оригинале. — Прим. авт.) и не дать режиму Авакова — Зеленского взять в плен очередного невинного человека".

Не менее откровенно высказался и Александр Сушко, глава фонда "Возрождение", являющегося представительством фонда Джорджа Сороса в Киеве. Тот сразу после приговора Приморского суда фактически призвал к наложению санкций СНБО Украины "на судебную систему или на ее отдельные институции" — якобы в связи с "определенными угрозами национальной безопасности". Подобные призывы из уст прямого представителя Сороса не оставляют никаких сомнений в том, что вмешательство американского миллиардера во внутриукраинские процессы — это не конспирологические теории.

Кстати, показательна и та акция в защиту Стерненко, которая произошла под стенами офиса президента и Генпрокуратуры в минувшую субботу. Если во время первой, стихийной демонстрации сразу после оглашения приговора суда роль заводил играли праворадикалы (например, бывший нардеп Владимир Парасюк), то во время субботней, запланированной акции одним из основных ее организаторов стал глава Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин — персона, более чем близкая к посольству США. Неудивительно, что и конечные требования митинга содержали не только освобождение Стерненко, но и скорейшее проведение так называемой судебной реформы. А именно этого (на деле — закрепления тотального контроля Запада над украинскими судами) в ультимативной форме потребовали недавно от Зеленского послы "Большой семерки". И именно потому следующую акцию в поддержку Стерненко анонсировали на 9 марта — день, когда в Киеве запланирован съезд судей.

Итак, США, послы G7 и структуры Сороса активнейшим образом подключились к кампании за немедленное освобождение праворадикала. Потому-то ни у кого нет особых сомнений в том, что в ближайшее время человек, в судебном порядке признанный разбойником и грабителем, окажется на свободе — об этом украинские политики говорят с экранов прямо и откровенно.

Самое поразительное, что в ходе обсуждений дела Стерненко, за которое он получил приговор, никто особо даже и не выражает сомнений в том, что он и его подручные в апреле 2015 года действительно похищали и жестоко пытали человека — одесского политика Сергея Щербича. Но это даже ставят радикалу в плюс — ведь потерпевший является "ватой" (как на Украине принято называть людей, не поддержавших Майдан и войну в Донбассе). Это подчеркивают все те, кто выступает в поддержку Стерненко. К примеру, Петр Порошенко трактовал эти обвинения так: "защищал Одессу от прокремлевской агентуры и противодействовал планам по созданию Новороссии".

А адвокат Маси Найем, защищающий Стерненко в суде, в оправдание своего подзащитного просто зачитал биографию потерпевшего: в 2011 году являлся руководителем районной ячейки партии "Родина", в 2013 году агитировал за Януковича, в 2014 году участвовал в митингах "антимайдана". Заявив это, Найем даже не стал комментировать данные факты — мол, какие еще могут быть вопросы к тем, кто пытал "сторонника Русского мира"?

Для адвоката, для Порошенко, для Супрун даже нет вопросов по поводу мотивов Стерненко. Ну да, пытал, похищал, грабил, но ведь все это — в отношении "ватника", для защиты Украины "от Новороссии". Найем считает ключевым лишь один пункт: у Стерненко и его подельников не было "злого умысла" с целью похитить у Щербича 300 гривен (все, что было у местного политика при себе в момент захвата его националистами). То есть само похищение и пытки оправданны — вы же слышали биографию потерпевшего, — а 300 гривен были отобраны "без умысла", а значит, и нет состава преступления. Поразительный, очень либеральный подход к трактовке тяжких преступлений! Но именно так сейчас и работает система на Украине. И это, как мы видим, вполне устраивает западных покровителей.

Стоит подчеркнуть, что речь идет лишь о деле по разбою, совершенному Стерненко в 2015 году. Убийство, которое он совершил в 2018-м, похоже, уже сошло ему с рук. Не говоря уже о более мелких прегрешениях. Скажем, другой праворадикал Андрей Билецкий открыто говорит о Стерненко: "Вся Одесса прекрасно знает, что это человек, который занимался публичными домами и наркопритонами". Сей факт так же открыто признают представители Одесской прокуратуры, но защитники убийцы даже умудряются ставить радикалу это в заслугу — мол, нашел наркодилеров быстрее правоохранителей, пусть потом и "крышевал" их.

Возникает закономерный вопрос: зачем же Западу нужно столь откровенно поддерживать и раскручивать отъявленного уголовника и убийцу? Заметьте, фамилия второго фигуранта того же дела о пытках, также приговоренного к семи годам, особо и не звучит ни на митингах, ни в громких заявлениях "соросят". В Демчука не вкладывали такие средства и усилия, чтобы мараться теперь и об него тоже.

А вот Стерненко, похоже, очень нужен. Поскольку именно он может в нужный для Запада момент одернуть и Порошенко, призвав "валить" его из любого калибра, и Зеленского, используя в адрес того словечки вроде "чмо". Похоже, западные хозяева Украины понимают, что для эффективного контроля киевской власти недостаточно полностью подмять под себя судебную и антикоррупционную систему. Им необходимо также поддерживать постоянное давление улицы. Значит, нужны и более подконтрольные лидеры этой улицы. А чем можно намертво привязать к себе совершенное отребье в лице уголовников, футбольных хулиганов и нацистов, составляющих основу уличного протеста на Украине? Конечно, кровью.

В этом плане Стерненко особенно полезен для западных посольств и структур Сороса. А это значит, что те и дальше будут активно защищать убийцу и закрывать глаза на его дальнейшие "шалости" после выхода из тюрьмы. А в том, что этот выход в ближайшее время продавят, мало кто сомневается.

*Террористическая организация, запрещенная в России.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

75

Гражданин и начальник: Амичба о годе ужесточения наказания за сбыт наркотиков

0
Год назад в Абхазии был принят закон о смертной казни за распространение наркотиков в особо крупном размере. Об эффекте этого закона и о статистике преступлений в эфире радио Sputnik рассказал начальник судебного управления Генеральной прокуратуры Даур Амичба.
Гражданин и начальник: Амичба об эффекте закона за распространение наркотиков

Закон, ужесточающий наказание за распространение наркотиков на территории Абхазии, вступил в силу 1 марта 2020 года. Из-за действующего в Абхазии с 2007 года моратория на смертную казнь, это наказание за распространение наркотиков в особо крупном размере заменено на пожизненное лишение свободы.

"Новый пакет законов, который был принят в марте, он ужесточил наказание максимально возможно, то есть за незаконное распространение наркотиков в крупном размере, как и за ввоз наркотиков на территорию Абхазии предусматривается наказание в виде 15 лет лишения свободы без какой-либо альтернативы, то есть нет нижнего предела, нет и верхнего предела. А если в деле не будут установлены смягчающие обстоятельства, то при признании вины могут назначить и пожизненное лишение свободы, и смертную казнь, независимо от того, есть ли мораторий. Казнь не будут исполнять, но может быть назначена", - сказал Амичба.    

Смертную казнь исполнить можно лишь в военной время, но тем не менее, приняв такой закон, лицо будет находиться в местах лишения свободы без каких-либо сроков, то есть тем самым это лицо ограничивается от общества, от социума и находится, не зная своих сроков, соответственно - несет ответственность и достигается цель наказания, подчеркнул Амичба.

"Чтобы приговорить человека к смертной казни за такое преступление, сам преступник должен быть либо ранее судим, либо не признать свою вину, то есть должны быть отягчающие обстоятельства, по которым можно приговорить виновного человека к смертной казни", - сказал Амичба.  

Говоря о статистике преступлений за время действующего закона, начальник судебного управления Генеральной прокуратуры отметил, что преступлений стало меньше, и причиной тому является пандемия.   

"Законопроект вступил в силу в марте, а с апреля по август граница была закрыта. Соответственно, уменьшился ввоз наркотических средств, и это привело к тому, что распространение также уменьшилось. Практически не было ни одного дела возбуждено. Надо пояснить, что понятие закона касается только тех лиц, которые совершили преступление после вступления его в силу, а после того как граница была открыта, сразу же появились люди, которые стали завозить. Были задержаны крупные партии", - рассказал Амичба.

Полную версию интервью слушайте в аудиофайле.   

0