Верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель

Визит Борреля в Россию как разведка боем

72
(обновлено 17:50 12.02.2021)
Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель, посетивший на минувшей неделе с визитом Москву, по возвращении разродился целой серией нелицеприятных заявлений. О причинах и последствиях — колумнист Павел Данилин.

Февраль выдался для Европы жарким. Брюссель никак не может определиться, как же ему относиться к России, в Берлине обсуждают, что же для них дороже: национальная гордость, российский газ, призрак Навального или красивый прогиб перед американским президентом. На фоне этого рядовой, казалось бы, визит в нашу страну главы европейской дипломатии Жозепа Борреля (не самого главного и не самого популярного чиновника ЕС) вылился в череду скандалов, пишет Павел Данилин для РИА Новости.

Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель, посетивший на минувшей неделе с визитом Москву, по возвращении разродился целой серией нелицеприятных заявлений. Так, он пообещал, что инициирует новые санкции в отношении России и этот вопрос будет поднят им уже на заседании Совета глав МИД ЕС 22 февраля. Затем, выступая на пленарной сессии Европарламента, Боррель заявил, что Россия "не оправдала ожиданий" и "не стала современной демократией". Основная причина недовольства евробюрократа, как стало понятно из обидчивых реплик, заключается в том, что ему не дали повстречаться с осужденным за мошенничество Алексеем Навальным, а также не выпустили последнего на свободу, как того желал старый испанец.

В Кремле на эти эскапады отреагировали немедленно и довольно жестко. "По той информации, которая есть, переговоры в Москве были гораздо более содержательны, чем только одна тема, которая была упомянута", — сказал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, комментируя высказывания Борреля.

Почему Боррель выступил с такими недружественными заявлениями, понятно. Его визит можно с полным правом назвать неудачным и даже провальным. Попытка сыграть на нервах Москвы, используя ситуацию с Навальным, потерпела крах. Российское руководство не стало ни подстраиваться под европейских чиновников, ни делать вид, что проблем во взаимоотношениях между Россией и ЕС не существует. Все было предельно откровенно: глава МИД России Сергей Лавров в лицо заявил посланцу от европейской дипломатии, что ЕС является ненадежным партнером. В ответ понеслись ритуальные заявления о том, что ЕС "будет поддерживать команду Навального", и другое подобное этому сотрясание воздуха.

Вернувшегося Борреля встретили неласково со всех сторон. С одной стороны, им были недовольны радикалы, устроившие в Европарламенте обструкцию главе европейской бюрократии. Радикалам показалось, что представитель ЕС поработал в роли коврика для лап московского медведя. С другой стороны, им оказались недовольны и серьезные европейские политики, уставшие от конфронтационной риторики с Россией. Здесь следует привести в пример недвусмысленные высказывания Герхарда Шредера, Франка-Вальтера Штайнмайера и Хайко Мааса. Все они заявили, что странное стремление разозлить Москву может привести к геополитической катастрофе.

Политика, как известно, — продолжение экономики. Именно в этом контексте стоит рассматривать и визит в Москву Борреля. Так же, как и дело Навального, визит еврочиновника — суть продолжение международного конфликта вокруг "Северного потока — 2".

Кратко напомню: "Северный поток-2" — строящийся магистральный газопровод из России в Германию через Балтийское море длиной 1234 километра (2468 километров по двум ниткам). Представляет собой расширение газопровода "Северный поток". Трубопровод проходит через исключительные экономические зоны и территориальные воды пяти стран: Германии, Дании, России, Финляндии и Швеции. Протяженность трубопровода для российского участка составляет 118 километров, для финского — 374, для шведского — 510 километров, для датского — 147 километров, а для немецкого участка — 85 километров.

Проекту не раз пытались вставить палки в колеса, но сейчас он очевидно вступил в финальную фазу реализации. И это очень не понравилось за океаном. Настолько, что в декабре 2019 года комитет по вооруженным силам сената США опубликовал проект военного бюджета на 2020-й, предусматривающий санкции в отношении российской энергетики. И главной мишенью стал именно СП-2. Под санкции попали в том числе и иностранные суда, прокладывающие ветку российского газопровода.

Позиция Соединенных Штатов не нашла широкой поддержки в Европе. Особенно у главного интересанта в российском газе — Германии. Уже 11 января прошлого, 2020 года, непосредственно после введения американских санкций, на совместной пресс-конференции в Москве по итогам переговоров с президентом России Владимиром Путиным канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что "Берлин отвергает санкции против "Северного потока-2" и считает проект "коммерческим" и "правильным", а также заявила, что "его необходимо завершить".

Немцы прекрасно осознают, что давление со стороны американцев и их требование присоединиться к антироссийским санкциям против "Северного потока-2" — лишь часть конкурентной борьбы, ведущейся, впрочем, внеэкономическими средствами. США были бы не прочь вытеснить российский газ с европейского рынка и поставлять туда свой сжиженный природный газ. Никто не скрывает, что он будет подороже, зато, по мысли идеологов этой нехитрой затеи, Европа будет избавлена от "газового шантажа" со стороны Кремля. Заодно американцы выступят в качестве "защитников демократических ценностей" в самой России. Совершенно непонятно, впрочем, о каком шантаже говорят США, поскольку "Газпром" свои обязательства перед западными партнерами исполняет так, что комар носу не подточит: своевременно, по всем законам и правилам рыночной экономики.

За прошедший год позиция германской стороны особых изменений не претерпела, несмотря на многочисленные усилия заокеанских "партнеров" надавить на Берлин. Высшие немецкие чиновники неоднократно подчеркивали, что этот совместный газовый проект является экономическим, примешивать сюда политику Европа не намерена. Но начиная с осени атаки на Россию стали куда более яростными. В дело, помимо угрозы санкций, пошла тяжелая артиллерия, и одним из снарядов этой необъявленной войны стало дело Навального. А очередным снарядом — визит в Москву Борреля.

Этот визит необходимо рассматривать в общем контексте усилий США по ограничению возможностей России и созданию препятствий ее развитию. В Европе есть довольно значительная и вполне себе значимая часть политиков, выступающих в качестве лоббистов американских интересов. Среди них есть и те, кто готов прогибать нашу страну, вынуждать ее идти на уступки — любым способом. История с Алексеем Навальным показалась этому крылу европейских бюрократов удобным поводом для оказания давления и торговли.

Ответ на столь наглое и откровенное прощупывание был дан мгновенный и однозначный. Все, что происходит с Навальным, является сугубо внутренним делом России, и давление в этом ключе Москва считает неприемлемым. И вообще — при чем тут газовые контракты? Кстати, ваши дипломаты что-то много стали себе позволять, господин Боррель. Не хотите ли во время визита узнать о том, что трое иностранных представителей из ФРГ, Польши и Швеции объявлены персонами нон грата? Так что: будем продолжать играть в игры или все же поговорим серьезно?

К серьезному разговору еврочиновник оказался не готов.

Тем не менее визит Борреля подтвердил справедливость поговорки "собака лает, караван идет". На днях стали известны сроки завершения датского участка газопровода. Соответствующая информация содержится в уведомлении для мореплавателей, опубликованном на сайте Датского морского управления. Строительство газопровода "Северный поток-2" в водах Дании, которое началось в январе, должно финишировать в апреле этого года. А в бундестаге глава МИД Германии Хайко Маас объяснил некоторым особо ретивым депутатам, что можно сколько угодно рассказывать гадости про Россию, но геостратегически отказ от строительства газопровода будет катастрофой, которой воспользуются конкуренты Германии: "Есть страны, которые требуют от нас прекращения строительства, в то время как они сами увеличивают импорт нефти из России", — подчеркнул он. Уверенность в том, что проект будет реализован, выразили и вице-канцлер ФРГ Олаф Шольц, и канцлер Австрии Себастьян Курц.

Таким образом, визит Борреля не стал спусковым крючком для новой волны русофобии в Евросоюзе. Но не стоит расслабляться — это была лишь разведка боем. Москву попытаются обвинить во всех грехах уже на встрече глав МИД ЕС 22 февраля, а затем закрепить достигнутые договоренности на саммите в марте. И только последовательная жесткая позиция Кремля позволит нашим западным "партнерам" отнестись со всей серьезностью к той вполне реальной угрозе, о которой предупреждают их многие немецкие политики: дальнейшая деградация отношений между Востоком и Западом может изменить геополитический ландшафт и выйти боком Европе в целом. В конце концов, наши отношения с европейскими странами давно не находились на столь низком уровне. Повыше, чем до Рапалло 1922-го, но пониже, чем после созыва Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975-го.

Содержательно проблема в том, что экономику и географию не в силах отменить никто, даже чиновники из Брюсселя. Россия и Европа всегда будут соседями, а потому экономические контакты нельзя просто взять и прервать — такого не было даже в годы самого жесткого противостояния соседей в эпоху холодной войны. Политика влияет на экономические связи, но инфантильная политика по принципу "назло бабушке отморожу уши" серьезным государствам и политикам обычно не свойственна. Что до желания прогнуть Россию по теме загадочной истории с Навальным, то так дешево купить Россию точно не получится, что и продемонстрировала Москва.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

72

Флаг Евросоюза. Архивное фото

Доросли ли европейцы до самостоятельности

8
(обновлено 20:37 04.03.2021)
В России снова обсуждают возможность выхода из Совета Европы — в который мы вступили ровно четверть века назад.

Формально эта организация не связана с Евросоюзом — в СЕ входят 47 государств, на 20 больше, чем в ЕС. Но стран, не входящих в орбиту Запада, среди них по большому счету всего две — Россия и Турция, пишет Петр Акопов для РИА Новости.

Без России Совет Европы, по сути, потеряет свой смысл — но ведь и сейчас, когда он все больше превращается в инструмент давления Запада на Россию, наша заинтересованность в нем катастрофически снижается. Зачем нам международная организация, которая действует как наднациональная, пытаясь не только ограничивать наш суверенитет, но еще и навязывать, диктовать нам чужие правила? В качестве площадки для выстраивания отношений, диалога с Европой? Ну так с ней нужно и можно разговаривать на равных в других форматах — если уж якобы общий превращается в откровенно враждебный.

Но для того чтобы выстраивать российско-европейские отношения, нужно понимать, куда идет Европа: к все большей интеграции в единое сверхгосударство — или скоро вернется время национальных государств? Нам нужны новые российско-европейские форматы — или стратегически правильнее будет сосредоточиться на двусторонних отношениях с каждой европейской страной?

Настрой европейских элит понятен — пока что большая их часть делает ставку на углубление евроинтеграции. Споры идут в основном о том, насколько суверенной должна быть единая Европа: оставаться частью единого Запада, младшим партнером даже не США, а атлантического наднационального проекта, или брать на себя всю полноту ответственности за свою судьбу? Единства нет — не говоря уже о том, что часть элит вообще выступает против нынешнего пути ЕС (который неизбежно приведет к отмиранию национальных государств), настаивая на том, что сильная Европа может состоять только из сильных суверенных государств. Споры со временем будут лишь ожесточаться — тем более если отношения с Россией (являющиеся на самом деле главным показателем европейской самостоятельности) будут и дальше деградировать под влиянием наднациональных, общеевропейских структур, усиливая тем самым претензии националистов к глобалистам.

Европейцам нужно разобраться в первую очередь со своим пониманием единой Европы, с образом ее будущего — но способны ли они к этому? Есть ли у них вообще понимание того, что они строят, — не у глобалистски настроенной части элиты, которая прямо призывает отказаться от национального в пользу европейского (почему не общечеловеческого?), а у обычных европейцев? Опубликованный во вторник опрос общественного мнения как раз и дает ответ на этот вопрос.

Европейцев (компания Ipsos провела по заказу французского Фонда Жана Жореса и немецкого Фонда имени Фридриха Эберта опрос жителей восьми стран, в которых проживает три четверти всего населения ЕС) спрашивали только о суверенитете, но и этого достаточно, чтобы понять разницу в настроениях.

Грубо говоря, данные соцопроса подтверждают то, что нынешний ЕС выгоден немцам и их устраивает. Поэтому немцы довольны, а французы и итальянцы — нет. Пятьдесят семь процентов немцев считают Евросоюз суверенным, а 64 процента французов с ними не согласны. И это не говоря о том, что само понимание суверенитета у двух народов существенно отличается: для немцев это "независимость", а для французов "королевская власть" и мощь. Неудивительно, что большинство французов считают сам термин "суверенитет" устаревшим, но при этом именно они (как и итальянцы, чьи позиции вообще близки к французам) считают, что вообще нельзя употреблять слова "суверенитет" и "Европа" вместе. То есть не понимают, что такое "европейский суверенитет", которому и был посвящен опрос: что-то хорошее видят в нем 41 процент французов против 63 процентов немцев.

Получается, что большинство немцев ассоциируют себя с Европой и переносят понятие суверенитета с национального уровня на европейский, а для большинства французов, итальянцев (да и испанцев) суверенный все еще означает национальный. Неудивительно, что они недовольны нынешним Евросоюзом и считают его недостаточно суверенным, ведь мало того, что он и в самом деле не обладает геополитической самостоятельностью, так еще и является немецким проектом.

При этом сами немцы удивительным образом (если учесть данные других опросов — например, об отношении к Америке) считают Евросоюз самостоятельным, по сути, закрывая глаза на его ограниченный суверенитет во внешней политике. Похоже, что сама евроинтеграция замещает для большей части немецкого общества борьбу за национальный суверенитет. То есть немцы решили освободиться от американцев (а такое желание фиксируют все опросы) не в формате ФРГ, а сразу всем своим Евросоюзом.

Смешно, что восточноевропейские страны (а в опросе участвовали поляки, румыны и литовцы) стали в этом плане даже большими "немцами", чем сами немцы, — среди них оказалось больше всего тех, кто считает нынешний ЕС суверенным: соответственно 65, 63 и 56 процентов. Какой контраст с 36 процентами во Франции!

Пока что немцам удается держать Европу вокруг себя — Brexit сыграет на руку немецким планам евроинтеграции. Хотя понятно, что англосаксы будут держать руку на ее пульсе и делать все для того, чтобы единая Европа не только оставалась верной частью атлантического Запада, но и сдерживала немецкое усиление с помощью поддержки всех недовольных Берлином стран. А немцы будут делать ставку как на разобщенность евроскептиков и национальных правительств, так и на поддержку идеи дальнейшей евроинтеграции среди европейцев. Ведь отвечая на вопрос о том, необходимо ли усиление европейского суверенитета, 73 процента опрошенных сказали "да" — причем в этом с немцами были едины даже французы и итальянцы. Да, они по-разному представляют себе единую Европу, особенно ее внутреннее устройство и баланс сил между ЕС и национальными правительствами — но в любом случае хотят видеть ее самостоятельной в международных делах. Что это значит для России?

То, что основная борьба за Европу идет внутри нее самой — и внутри пока еще единого Запада. Какой из трех вариантов будущего Европы — все более централизованный ЕС как часть Запада, суверенный Евросоюз или полураспад (ослабление интеграции) ЕС — осуществится в среднесрочной перспективе, зависит в первую очередь от самых европейцев (точнее, внутриэлитной борьбы).

России выгодны все варианты, кроме первого, и он единственный, для осуществления которого нужно поддерживать максимально конфликтные российско-европейские отношения. Нужно не россиянам и не европейцам — но мы и не стремимся нагнетать и рвать, да и повлиять на нашу позицию никакая третья сила не сможет. А вот европейцам придется определиться — не с Россией, а со своим пониманием и главное – с желанием обрести суверенитет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

 

8

Домайнимся: как обанкротить Абхазию

3047
(обновлено 11:44 03.03.2021)
О масштабах и последствиях майнинга криптовлют в Абхазии читайте в материале колумниста Sputnik Алексея Ломия.

Очень хочется дистанцироваться от всех проблем, обвалившихся на наше общество с разгулом добычи криптовалют, но не получается. Вот вроде бы хорошая идея, креативная, прибыльная, я бы добавил, непыльная, но к чему она нас уже привела и к чему неминуемо приведет, хочется поразмышлять.

Криптобум

Масштабы проникновения этого бизнеса зашкаливают. Чтобы в этом убедиться, достаточно пройтись по городу, пообщаться с людьми, и ты поймешь, насколько все пронизано идеей зарабатывать деньги практически из воздуха. Сидишь в парикмахерской и слышишь, что все вокруг только об этом и говорят. Парикмахерша за соседним креслом сетует, что ее сосед уже два года как приобрел эти машинки: "Зарабатывает в два раза больше, сидя дома, чем я, наживая себе варикоз вен. Поднакоплю деньги и тоже приобрету". Мой сосед, который охраняет магазин, с воодушевлением делится, что его родственник тоже работает охранником, но сторожит не лавку, а криптоферму в восточной Абхазии, и ему платят аж 90 тысяч в месяц! И естественно, мечтает устроиться на такую же должность. Парнишка, выпускник школы, хочет поступить в институт на программиста. Но не для того, чтобы создавать приложения и программы, а чтобы стать хорошим айтишником и наняться наладчиком к криптовалютчикам. Смотришь объявления, а там за машинки для майнинга люди готовы отдать земельные участки, дома, машины. Женщина за чашкой кофе у соседки хвастается, что дает своей дочке в приданое аж пять "асиков", так еще называют эти чудо-устройства, подчеркивая, что они последнего поколения. Даже преступники наловчились воровать вместо автомобилей, телевизоров и телефонов эти майнинг-машинки, причем прилично в этом деле поднаторели и что угодно не сопрут, квалифицированно выбирают только новейшие и самые мощные.

Не хочу заниматься морализаторством. Желающих и без меня хватает. Скажу только одно - все хороши: и те, кто на первых порах впустил сюда это бедствие, и те, кто по недомыслию решил, что это можно упорядочить и на этом будет зарабатывать государство.

Криптореализм

Что у нас сегодня? Двести или триста человек, которые в разных масштабах слизывают сливки на добыче криптовалют, с упоением наблюдая, как биткоин растет в цене. На фоне дышащей на ладан энергосистемы, которая вот-вот накроется из-за непомерных нагрузок. Озлобленное из-за постоянного отключения электроэнергии население, которое и без того еле выживает. Деньги, которые могли бы работать в экономике, бизнесмены легкомысленно вкладывают в криптофермы. Оппозиция, которая, естественно, не может не использовать этот момент для расшатывания позиций действующей власти. Сама власть, которая пытается выправить ситуацию, инициируя поправки в законодательство с драконовскими мерами против незаконного майнинга. Правоохранители, которые пытаются умерить пыл криптовалютчиков, вынужденные отвлекать оперативников для выявления незаконных подключений вместо борьбы с реальным криминалом. Президент, который уже сам лично выехал на операцию по обнаружению и закрытию двух больших криптоделянок.

Криптотупик

Что нас ждет? Если в ближайшее время не предпринять экстраординарные меры и не прикрыть этот вышедший из-под контроля бизнес абсолютно для всех и совсем, где ключевое слово "совсем", мы очень скоро добьем нашу хилую энергосистему. При этом мы влезем, да чего уж там, уже влезли  в непомерные, несоизмеримые с нашими возможностями долги перед стратегическим партнером. Свою долю электричества от ИнгурГЭС мы будем буквально проглатывать за несколько месяцев. А это неизбежно ударит по туристическому бизнесу в первую очередь, да и по остальным сферам тоже. Это создаст непреодолимый заслон для инвесторов, которых и без того не особо привлекает Абхазия. Мы просто не сможем подключить их к энергоресурсам, элементарно из-за отсутствия таких мощностей. Неминуемо назреет социальный взрыв, и к чему он приведет, даже прогнозировать страшно. Есть кто-то в этом мире, который может с уверенностью сказать, что биткоин не обвалится, и что это не очередная финансовая пирамида?

Кто-то скажет, что я утрирую ситуацию, сгущаю краски? Ваше право. Но я убежден, и существующие реалии, и проблемы утверждают меня в мнении, что майнинг криптовалют в Абхазии - это прямой путь к банкротству государства.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

3047
Темы:
Майнинг в Абхазии