В Польше размещен батальон НАТО

Почему Россия готова спасти Америку от войны и позора

181
(обновлено 09:55 18.02.2021)
Министры обороны стран НАТО проводят двухдневную видеоконференцию — первый саммит после прихода к власти в США Джо Байдена.

Итоги этой встречи будут иметь далеко идущие последствия для всего мира — но не потому даже, что министры будут обсуждать подготовку новой стратегической концепции альянса, в которой среди основных противников будет названа уже не только Россия, но и Китай, пишет Петр Акопов для РИА Новости.

Это, конечно, очень важно — но атлантисты и так все последние годы не покладая рук трудились над цементированием российско-китайского альянса, так что тут нет ничего неожиданного. Но на саммите будет принято еще одно решение — последствием которого может стать кровавая бойня уже в ближайшие месяцы.

Общеизвестно, что Дональд Трамп стал первым за много десятилетий американским президентом, при котором Штаты не начали ни одной новой войны, но кроме того, он еще и пытался завершить существующие, вернуть американских солдат домой. В первую очередь из Афганистана — год назад Вашингтон подписал с контролирующими большую часть страны талибами соглашение о выводе американских войск. Они (включая и представителей ЧВК) должны быть полностью выведены уже к 1 мая — то есть до полной деоккупации Афганистана осталось всего два с небольшим месяца. Трамп успел сократить контингент с десяти до 2,5 тысячи — но, кроме американцев, в Афганистане остаются еще 7,5 тысячи военнослужащих стран НАТО. Естественно, их тоже необходимо вывести — да они бы и не остались там без американцев. Но сейчас решение о выводе войск может быть отменено — именно этот вариант и обсуждают министры обороны стран НАТО.

Новая американская администрация не хочет уходить из Афганистана — формально решение об отказе от вывода войск еще не принято, но в Вашингтоне уже заявили, что "пересматривают соглашение" и "рассматривают вопрос о том, выполняет ли Талибан взятые на себя обязательства". Учитывая, что новый госсекретарь Энтони Блинкен еще в прошлом году говорил о том, что Штаты должны остаться в Афганистане, вопрос можно считать решенным. Генсек НАТО Йенс Столтенберг на днях сетовал на то, что решение по "миссии в Афганистане" будет непростым:

"Мы можем остаться и продолжать военное участие. Или же можем покинуть Афганистан и рискнуть, что страна снова станет убежищем для террористов. Простого выбора нет. <...> Талибы должны сдержать свои обещания: сократить насилие и прекратить свои связи с террористическими группировками. Вместо этого мы наблюдаем неприемлемый уровень насилия со стороны талибов, который также направлен против медиков, судей и журналистов".

Столтенберг откровенно передергивает: талибы соблюдают взятые на себя в соглашении с американцами обязательства, которые касались ненападения на натовские силы. Что касается внутриафганских конфликтов, то их не остановить — но главной их причиной является как раз продолжающая американская оккупация. Если сейчас в Вашингтоне решат отменить (формально — отложить, но сути это не меняет) вывод войск, в Афганистане начнется полномасштабная война. Талибы и так контролируют три четверти территории страны — если американцы обманут их с выводом войск, они возобновят полноценные боевые действия против сидящего на натовских штыках кабульского правительства. И против американских оккупантов тоже — неужели этого и добивается Байден?

Проблема американцев в том, что они не могут уйти из Афганистана, сохранив там дружественный к ним режим, — это абсолютно исключено. Почти двадцать лет оккупации не принесли Штатам ничего, кроме ненависти самых разных слоев афганского общества. Включая тех коллаборационистов, которые сейчас находятся у власти, — они прекрасно понимают, что как только американцы уйдут, то их время закончится.

Единственным возможным компромиссным вариантом, позволяющим избежать постамериканской войны всех против всех, могло бы стать создание коалиционного правительства — и как раз об этом, судя по всему, и шла речь в секретных приложениях к американо-талибскому договору. Но кабульские власти боятся идти на компромисс с талибами — именно поэтому весь прошедший с подписания договора год они тянули резину, всячески тормозя начало реальных внутриафганских переговоров. Ждали смены власти в Вашингтоне? Конечно. Но готов ли Байден развязать новую фазу войны в Афганистане, вновь отправить туда тысячи американских солдат (а заодно придется перебрасывать и немцев, и других натовцев)? И все это ради того, чтобы в конечном итоге через год-два-три все равно уйти из Афганистана — только уже в гораздо более неблагоприятных для США обстоятельствах?

Изначально Штаты хотели закрепится в Афганистане для того, чтобы иметь плацдарм влияния на всю Центральную Азию, включая и сопредельные Россию и Китай. Но, как показали прошедшие 20 лет, никакой надежной опоры в Афганистане у американцев не возникло — не говоря уже о том, что талибы никуда не делись и продолжают контролировать большую часть страны. Трампу не было никакого дела до планов глобального контроля атлантистов над всем миром — поэтому он был готов вывести войска и забыть про Афганистан. Байден, как и вся его глобалистская команда, верят в способность Америки оставаться мировым гегемоном — притом что никаких условий для этого уже нет. Но даже нынешние вашингтонские руководители понимают, что в Афганистане невозможно удержаться, поэтому полный уход американцев при Байдене представляется вполне вероятным даже после отказа от трамповских обязательств насчет 1 мая.

Сейчас у Вашингтона останется два варианта дальнейших действий.

Первый — талибы возобновят боевые действия, Штаты нарастят контингент, попытаются взбодрить афганскую армию, но все это закончится как обычно, то есть ничем. После чего американцы снова начнут переговоры с талибами — в попытке навязать им новое соглашение, но в итоге все ограничится попыткой согласовать новый срок вывода войск. Попытка будет неудачной, и в ходе одного из наступлений талибы возьмут Кабул. И американцам придется с позором эвакуироваться со своих военных баз уже в экстренном порядке.

Второй вариант пока еще тоже возможен — но для него Америке нужна Россия. Им нужно убедить талибов, что нынешний отказ от вывода войск — это временная мера и у них есть новый срок окончания оккупации. То есть Штаты не рвут договор от февраля 2020 года — а просто чуть сдвигают выполнение своих обязательств. Талибы могут пойти на это? Да, но только при одном условии: если начнутся реальные внутриафганские переговоры. Для этого нужно очень сильно надавить на кабульские власти — причем сделать это должны не только США, но и Россия с Китаем. Фактически талибам нужны будут жесткие гарантии со стороны великих держав насчет того, что вывод американских войск состоится, а кабульские власти должны быть поставлены перед фактом, что у них нет другого варианта, кроме как прийти к соглашению с талибами по поводу конфигурации и баланса сил во власти в постамериканском Афганистане.

Именно к этому и подталкивает американцев Россия — как стало известно, до конца февраля в Москве должна пройти многосторонняя встреча по афганскому урегулированию в формате "расширенной тройки". Россия, США, Китай и два соседа Афганистана, имеющих большое влияние на него, — Пакистан и Иран. Хотя иранское участие пока что под вопросом (иранцы в принципе не хотят сидеть за одним столом с американцами), администрация Байдена к встрече уже готова — об этом сообщил в среду спецпредставитель президента России по Афганистану Замир Кабулов, сославшись на свои разговоры с американским спецпредставителем Халилзадом (который и подписывал в прошлом году договор с талибами).

Заявления Кабулова прозвучали в 32-ю годовщину вывода советских войск из Афганистана — но наши находились там девять лет, а американцы уже больше 19. И чтобы относительно спокойно уйти из Афганистана, им нужна помощь России. Если, конечно, в Вашингтоне возобладает забота о собственных национальных интересах — ведь для того, чтобы остаться в Афганистане, никакая Россия не нужна. Нужна лишь безумная вера в собственное всемогущество и исключительность — в которые не верят ни афганцы, ни русские, ни весь остальной мир. Да и сами американцы, не обитающие на "вашингтонском болоте".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

181

Люди на набережной Сухума 20 февраля 2019

Инициатива не прошла: Бжания пытался преодолеть раскол, но вмешалась реальность

19
(обновлено 09:22 27.02.2021)
О зарождении и политических последствиях раскола в абхазском обществе размышляет колумнист Sputnik Алексей Ломия.

В конце ХХ века в наше общество вселился могучий червь раздора, который шаг за шагом стал разъедать единство и сплоченность народа.

Первыми его жертвами стали творческие коллективы, потом союзы писателей, художников. Уже на пороге ХХI века он разъединил ветеранов. Дальше больше - началась президентская гонка, выборная страда, и тут уже червь разросся до таких масштабов, что смог проникнуть даже в семьи.

Раскол и раскольники

С тех пор любой политик, который решается на покорение политического Олимпа, громогласно обещает устранить этот раскол в народе, как только его изберут президентом. Некоторые даже излагали свои рецепты преодоления этой проблемы и порой очень даже убедительно. Но, увы, выборы заканчиваются, а лозунги остаются лозунгами.

Очередной попыткой выйти из этого кризиса можно считать встречу, на которую были приглашены все политические партии, объединения, организации, в том числе оппозиционного толка, депутаты, так называемого, "золотого" парламента. Инициатором выступил президент Аслан Бжания, проводил встречу вице-президент Бадра Гумба. Такого рода мероприятия практиковались и раньше, при других президентах, и чаще всего срывались из-за отказа сил, оппонирующих действующей власти, принять участие. Причем как по объективным причинам, так и по надуманным, сродни саботажу.

Может это начало?

На удивление, на этот раз приглашение приняли практически все представители политической палитры Абхазии, за исключением руководства общественной организации "Аидгылара".  Общество, обычно с большим скепсисом наблюдающее за такими встречами, было заинтриговано: неужели в этот раз удастся преодолеть собственные амбиции и выработать оптимистический, действенный алгоритм совместных действий во благо развития страны. Это крайне необходимо в данный момент, если учесть стремительно развивающиеся события на Южном Кавказе и мировую пандемию коронавирусной инфекции.

После взаимных реверансов участники на удивление единодушно приняли предложение главы государства создать Общественный совет, который будет собираться не реже, чем раз в три месяца для выработки рекомендаций по основным вопросам жизнедеятельности государства.

В этот момент в социальных сетях был небывалый ажиотаж. Активные участники высказывали предположения о возможных результатах, мнения были, естественно, разнополярные. Провластные восхищались инициативой президента, обозначая это как выполнение предвыборных обещаний, как большой шаг вперед в сложном процессе объединения общества. Другие были более осторожными. Одна из активных участниц дискуссий в сердцах предлагала заколотить двери в совещательном зале, отключить свет и воду и не выпускать участников до тех пор, пока не придут к консенсусу.

Обольщаться не стоит

Положительным результатом встречи надо считать не создание самого Общественного совета, а конструктивную позицию оппозиционных партий и общественных организаций, способность их лидеров встать выше своих амбиций. Такова логика мирного сосуществования в обществе. Теперь остается ждать, насколько реально желание власти объединить народ, а это будет прямо пропорционально зависеть от тех конкретных шагов, которые предпримет руководство страны, какую гибкость проявит.

И не стоит обольщаться. Могучий червь раскола не такая уж и метафора, он жив, силен как никогда, он среди нас и в каждом из нас.

Инициатива не прошла

А ведь можно было бы так закончить мысль, но, увы, оппозиция по итогам встречи распространила совместное заявление, в котором обвинила власть в том, что с ее подачи государственное телевидение показало двадцатиминутный сюжет о заседании, где, по мнению оппозиции, прозвучала  неправильная, неправдивая и необъективная информация. На основании этого фактически был выдвинут ультиматум с рядом требований. Не берусь судить, кто прав, кто виноват, ввиду того, что не присутствовал на заседании и не могу знать, что и как там происходило, но точно знаю, что мы имеем в сухом остатке. Все надеялись и ждали шага вперед навстречу друг другу, а получили новый виток в противостоянии власти и оппозиции.

19
Отражение мужчины на фоне флага ЕС

Европе не дают избавиться от обязательств по сдерживанию России

51
Запад запускает новую серию санкций против России: в понедельник Евросоюз согласовал введение персональных санкций против ряда российских чиновников, ответственных за "преследование Навального".

Конкретный список появится через несколько дней, а в Штатах завершается подготовка целого пакета "санкций и других мер" уже не только за Навального, но и хакерские атаки (названные SolarWinds) на американские ведомства и компании, в которых обвиняют Россию, пишет Петр Акопов для РИА Новости. 

Все это было предсказуемо — не говоря уже о том, что санкционное давление на нашу страну идет (в масштабной форме, а не в виде отдельных американских акций) уже семь лет. Можно бы и привыкнуть? Конечно — но всегда интересны те доводы, которыми подкрепляют свои действия наши западные "партнеры".

Именно доводы, аргументы, а не мотивы, которые ими движут. Мотивы как раз совершенно понятны — и о них в среду напомнил, выступая на коллегии ФСБ, Владимир Путин.

"Мы сталкиваемся с так называемой политикой сдерживания России. Речь здесь идет не о естественной для международных отношений конкуренции, а именно о последовательной и весьма агрессивной линии, направленной на то, чтобы сорвать наше развитие, затормозить его, создать проблемы по внешнему периметру, спровоцировать внутреннюю нестабильность, подорвать ценности, которые объединяют российское общество, и в конечном итоге ослабить Россию и поставить ее под внешний контроль, как, это мы видим, знаем это, происходит в некоторых странах на постсоветском пространстве".

Эти цели вовсе не из разряда тайных: как заметил Путин, "достаточно познакомиться с публичными стратегическими документами и весьма откровенными заявлениями государственных деятелей целого ряда стран".

"Недружественное отношение к России, к ряду других самостоятельных, суверенных центров мирового развития даже не пытаются скрывать".

Хорошо известны и все способы сдерживания, Путин просто перечислил их: "Нас пытаются сковать экономическими и иными санкциями, блокировать крупные международные проекты, в которых заинтересованы, кстати говоря, не только мы, но и наши партнеры, прямо вмешиваться в общественную и политическую жизнь, в демократические процедуры нашей страны. И, конечно же, активно используются инструменты из арсенала спецслужб".

Все это уже не раз было в нашей истории: в разных комбинациях против нас использовали все названные методы, так что мы научились противодействовать и отвечать.

Именно поэтому Путин и сказал, что "подобная линия в отношении России абсолютно бесперспективна" — нас никаким давлением не получится ни заставить пойти на уступки, ни подорвать изнутри. При этом Россия заявляет о своей роли обороняющегося, защищающего свой суверенитет и свои интересы — а не агрессора.

Более того, мы все время подчеркиваем свою готовность к развитию отношений со всеми, к открытому диалогу на основе взаимного доверия и уважения, как и в этот раз напомнил Путин. Но что мы слышим в ответ?

Россия не заинтересована в сотрудничестве с Европейским союзом, а российские власти ведут страну по пути к авторитаризму — к такому выводу пришли министры иностранных дел стран ЕС на встрече, в ходе которой они приняли решение о новых санкциях.

А глава европейской демократии Жозеп Боррель назвал Россию "соседом, который решил вести себя как противник", подчеркнув, правда: "Мы должны определить модель, чтобы избежать постоянной конфронтации с соседями, которые решили действовать противоположным образом".

То есть Европа в частности и Запад в целом представляют дело так, что это Россия ищет конфронтации и не хочет развивать отношения. Более того, Россия, оказывается, постоянно вмешивается в европейские дела и давит на ЕС. Поэтому Евросоюз теперь будет выстраивать отношения с Москвой исходя из трех принципов.

Вот как их описал Боррель: давать отпор в случае нарушения Москвой международного права и прав человека, заниматься сдерживанием в том случае, если Россия будет увеличивать давление на ЕС, и сотрудничать с Россией по тем направлениям, в которых будет заинтересован Евросоюз.

Отпор, сдерживание, сотрудничество там, где выгодно ЕС, — боевой набор европейской дипломатии. Но о чем идет речь?

Под "нарушение международного права и прав человека" подверстывается практически все — от Крыма и Навального до любой другой темы, причем как внутрироссийской, так и международной. Санкции за отсутствие в России гей-браков — то есть за нарушение прав человека? Пожалуйста.

Санкции за отказ "вернуть" Абхазию Грузии? Несомненно. Санкции за очередного убитого в Европе эмигранта или беженца из России, да и вообще кого-либо (как в раскручиваемой уже давно истории с чеченцем из Грузии, убитым в Берлине) — в любой момент. Взломали компьютерную систему немецкого бундестага? Конечно, нужно наказать Россию.

Точно так же и давлением на ЕС можно назвать вообще все, что угодно. Сепаратисты голосуют за отделение Каталонии? Ищем русский след. В Москву приезжают представители парламентской фракции "Альтернатива для Германии"? Русские копают под Меркель. Москва заявляет протест против демонтажа памятников советским воинам в Польше или Чехии? Давят на несчастных и свободолюбивых восточноевропейцев. Строят газопровод? Хотят расколоть Европу. Отказываются от стройки? Хотят заморозить Европу. Абсурд? Нет, вполне просчитываемая реакция.

То есть ЕС хочет обладать односторонним правом регулировать отношения с Россией, правом карать и миловать по своему усмотрению — а Россия должна это принять как данность и не возмущаться, и еще быть готовой, как только позовут, к сотрудничеству, но только в тех сферах, которые выгодны добрым европейцам.

Но в реальности все ровно наоборот: это ЕС является соседом, который ведет себя как противник. Давит на Россию, ставит нам условия, поучает и демонизирует, вмешивается в наши внутренние дела (даже сейчас Боррель сообщил, что "союз расширит поддержку гражданского общества в России") и считает это само собой разумеющимся.

Это ЕС (пусть и по атлантической инициативе) пытается оторвать Украину от России, изменить исторические границы Востока и Запада, расширить свое жизненное пространство за счет русской цивилизации — и хочет, чтобы Россия спокойно смирилась с этим?

Подобная наглость еще могла быть объяснима четверть века, даже 15 лет назад, когда Россия боролась за собственное выживание и не могла ни заниматься всем русским миром, ни требовать от европейцев вести себя прилично, но смешно сейчас ждать от России покорности нерадивого ученика.

Россия в любом случае перестроит отношения с Европой на приемлемых для себя условиях — и чем раньше это поймут в ЕС, тем легче и быстрее пройдет этот процесс. Никакой альтернативы этому у Европы все равно нет: она просто не может себе позволить ни отгородиться от России, ни превратиться из соседа в нашего противника. Точнее, позволить-то может — но только в последний для себя раз.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

51