Преследование Латвией российских СМИ как вопль о помощи

79
(обновлено 17:06 20.02.2021)
Самое любопытное в истории с запретом въезда в Латвию Владимира Соловьева — подчеркнуто фейковый повод, выбранный властями страны.

А конкретно — якобы "прославление нацизма" российским журналистом, рассуждает колумнист РИА Новости Ирина Алкснис.

В своей авторской передаче, вышедшей в эфир 15 февраля, Соловьев обсуждал Алексея Навального, который, по его мнению, не заслуживает уважения.

Он напомнил про "бескомпромиссно смелого" немецкого диверсанта Отто Скорцени, который, несмотря на свою личную храбрость, "не переставал быть нацистским преступником".

Также, по словам журналиста, "очень смелым человеком" был и Адольф Гитлер, который "воевал доблестно во время Первой мировой войны".

В общем, в передаче была озвучена вполне очевидная мысль, что человека необходимо оценивать по совокупности его деятельности и личных качеств: даже у исчадия ада могут быть личные качества, считающиеся похвальными у нормальных людей. Но это не может служить тому оправданием.

Любая попытка представить подобную точку зрения апологией зла выдает либо глубокую инфантильность, либо политическую ангажированность, либо просто глупость критиков.

К слову сказать, несколько лет назад схожая ситуация возникла вокруг слов российского президента. 

В 2014 году Владимир Путин на встрече с группой зарубежных раввинов сказал дословно следующее: "Ведь Геббельс же говорил: чем невероятнее ложь, тем быстрее в нее поверят. И он добивался своего, он был талантливый человек".

Ох, сколько криков тогда было по поводу того, что Путин посмел назвать Геббельса талантливым человеком.

Правда, звучали они почти исключительно в социальных сетях и украинских СМИ.

Собственно, если бы слова Соловьева расценил как "глорификацию нацизма" Киев, это бы никого не удивило. Про состояние, уровень и качество украинской государственности всем все давно стало понятно.

Но в исполнении Латвии подобный кульбит до сих пор казался маловероятным. Все-таки при всей многолетней последовательной русофобии Прибалтийские республики довольно тщательно подходили к формальному соблюдению принятых внешнеполитических ритуалов, как бы подчеркивая, что у них тут Европа.

Передергивание же слов в стиле диванных воинов света и принятие на подобной основе государственного решения — это сильное отступление от стандартов дипломатической работы.

Впрочем, учитывая нарастающую украинизацию Запада, это, видимо, было неизбежно. Если уж Штаты, Германия и прочие Британии вытворяют все более удивительные вещи в своей внешней и внутренней политике, тот же путь для Прибалтики был предопределен.

Тем не менее решение МИД Латвии в отношении Владимира Соловьева производит странное впечатление некоторой натужности.

Оно стало очередным в целой веренице недавних откровенно недружественных шагов властей прибалтийской республики в отношении российских СМИ.

Причем интенсивность нынешней кампании заметно превышает привычный уровень русофобии латвийской политики, которая уже неоднократно в прошлом и журналистов выдворяла, и трансляции каналов ограничивала/приостанавливала, и даже полностью запрещала вещание (как это случилось летом прошлого года с группой каналов RT).

Но даже на таком фоне нынешние события — с задержаниями журналистов, с запретом вещания 16 российских ТВ-каналов и теперь объявлением персоной нон грата журналиста — выглядят из ряда фон выходящими.

И заставляют задаваться вопросом о причинах.

Наиболее очевидной кажется версия, что за всем этим стоит попытка латвийских властей получить какую-то нужную им реакцию Москвы. Отсюда и повышающийся градус провокационности — вплоть до бредового.

Но, видимо, необходимый эффект никак не достигается. Правда, неясно, что именно еще может быть нужно Риге, поскольку все идет по привычной схеме: МИД России выражает негодование, российские политики громко возмущаются, Союз журналистов требует пересмотреть принятые решения, медиа довольно активно пишут по теме, ядовито критикуя Ригу. И сверх этого ничего, в общем, быть и не может.

А раз так, то, возможно, действия латвийских властей ориентированы вовсе не на Россию, а в противоположную сторону.

О социально-экономической стратегии государств Балтии традиционно принято отзываться пренебрежительно.

Между тем это не вполне справедливо. Наоборот, в свое время они сделали выбор, который позволял им минимальными усилиями получать максимальные выгоды.

Прибалтика успешно эксплуатировала свое соседство с Россией по достаточно большому числу направлений.

Тут были и транзит, и продовольственный экспорт, и туризм, и вывод-отмыв капиталов, и инвестиционное гражданство (весьма популярное у тех, кому не хватило денег на Лондон или Прагу), и субсидии от ЕС, и помощь США, и многое-многое другое.

Вот только реалии с тех пор изменились радикально. Все Прибалтийские республики находятся в очень непростом положении, но хуже всего ситуация сейчас именно у Латвии. Она первой из трех подошла к практически полному исчерпанию некогда имевшихся возможностей.

После мощных ударов по сельскому хозяйству, производству продуктов питания, банковской и другим сферам очередь дошла до транспортно-логистической отрасли страны, где ныне царят похоронные настроения: транзит и перевалка грузов из России за предыдущие два года упали радикально, поскольку перенаправлены на отечественные порты. Ну а про туризм в условиях пандемии можно просто не упоминать.

Шансов договориться с Россией нет. Латвия не может себе позволить не только сделать реальные шаги навстречу восточному соседу, но даже хотя бы чуть смягчить ожесточенность своей антироссийской риторики.

Достаточно вспомнить, как негативно и возмущенно отреагировал МИД республики на письмо, направленное в ноябре латвийским же Министерством сообщений в Москву с просьбой помочь остановить падение грузопотока.

То, что за посланием стояла судьба целой отрасли национальной экономики, политиков и дипломатов, очевидно, не волновало.

Соответственно, единственное, на кого остается республике уповать, — на геополитические силы, находящиеся западнее.

Вот только там тоже все не просто: внутренние склоки, политические и экономические потрясения, природные катаклизмы и все та же пандемия.

В таких обстоятельствах никому просто нет дела до маленьких загибающихся стран на восточной окраине Европы. Да еще и ЕС стоит на пороге кардинального сокращения субсидирования своих "младших" членов.

А значит, у Латвии нет иного выхода, кроме как попыток максимально громко напомнить о себе в надежде, что "там" заметят, вспомнят и протянут руку помощи, хотя бы небольшой. Ведь вот же она — крошечная республика, грудью вставшая первой линией обороны против агрессии, пусть пока только информационной, Кремля.

Однако, похоже, запрет сразу множества российских телеканалов не произвел задуманного впечатления на тех, кто должен был этим шагом вдохновиться на весомую и реальную поддержку Риги.

Так что далее был использован еще более скандальный повод: наказание объявлением персоной нон грата известного российского журналиста — и не за что-то там, а за "глорификацию нацизма".

По эту сторону границы остается только с интересом наблюдать, что будет пущено в дело следующим, если и это не поможет латвийским властям привлечь внимание.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

79

Отражение мужчины на фоне флага ЕС

Европе не дают избавиться от обязательств по сдерживанию России

48
Запад запускает новую серию санкций против России: в понедельник Евросоюз согласовал введение персональных санкций против ряда российских чиновников, ответственных за "преследование Навального".

Конкретный список появится через несколько дней, а в Штатах завершается подготовка целого пакета "санкций и других мер" уже не только за Навального, но и хакерские атаки (названные SolarWinds) на американские ведомства и компании, в которых обвиняют Россию, пишет Петр Акопов для РИА Новости. 

Все это было предсказуемо — не говоря уже о том, что санкционное давление на нашу страну идет (в масштабной форме, а не в виде отдельных американских акций) уже семь лет. Можно бы и привыкнуть? Конечно — но всегда интересны те доводы, которыми подкрепляют свои действия наши западные "партнеры".

Именно доводы, аргументы, а не мотивы, которые ими движут. Мотивы как раз совершенно понятны — и о них в среду напомнил, выступая на коллегии ФСБ, Владимир Путин.

"Мы сталкиваемся с так называемой политикой сдерживания России. Речь здесь идет не о естественной для международных отношений конкуренции, а именно о последовательной и весьма агрессивной линии, направленной на то, чтобы сорвать наше развитие, затормозить его, создать проблемы по внешнему периметру, спровоцировать внутреннюю нестабильность, подорвать ценности, которые объединяют российское общество, и в конечном итоге ослабить Россию и поставить ее под внешний контроль, как, это мы видим, знаем это, происходит в некоторых странах на постсоветском пространстве".

Эти цели вовсе не из разряда тайных: как заметил Путин, "достаточно познакомиться с публичными стратегическими документами и весьма откровенными заявлениями государственных деятелей целого ряда стран".

"Недружественное отношение к России, к ряду других самостоятельных, суверенных центров мирового развития даже не пытаются скрывать".

Хорошо известны и все способы сдерживания, Путин просто перечислил их: "Нас пытаются сковать экономическими и иными санкциями, блокировать крупные международные проекты, в которых заинтересованы, кстати говоря, не только мы, но и наши партнеры, прямо вмешиваться в общественную и политическую жизнь, в демократические процедуры нашей страны. И, конечно же, активно используются инструменты из арсенала спецслужб".

Все это уже не раз было в нашей истории: в разных комбинациях против нас использовали все названные методы, так что мы научились противодействовать и отвечать.

Именно поэтому Путин и сказал, что "подобная линия в отношении России абсолютно бесперспективна" — нас никаким давлением не получится ни заставить пойти на уступки, ни подорвать изнутри. При этом Россия заявляет о своей роли обороняющегося, защищающего свой суверенитет и свои интересы — а не агрессора.

Более того, мы все время подчеркиваем свою готовность к развитию отношений со всеми, к открытому диалогу на основе взаимного доверия и уважения, как и в этот раз напомнил Путин. Но что мы слышим в ответ?

Россия не заинтересована в сотрудничестве с Европейским союзом, а российские власти ведут страну по пути к авторитаризму — к такому выводу пришли министры иностранных дел стран ЕС на встрече, в ходе которой они приняли решение о новых санкциях.

А глава европейской демократии Жозеп Боррель назвал Россию "соседом, который решил вести себя как противник", подчеркнув, правда: "Мы должны определить модель, чтобы избежать постоянной конфронтации с соседями, которые решили действовать противоположным образом".

То есть Европа в частности и Запад в целом представляют дело так, что это Россия ищет конфронтации и не хочет развивать отношения. Более того, Россия, оказывается, постоянно вмешивается в европейские дела и давит на ЕС. Поэтому Евросоюз теперь будет выстраивать отношения с Москвой исходя из трех принципов.

Вот как их описал Боррель: давать отпор в случае нарушения Москвой международного права и прав человека, заниматься сдерживанием в том случае, если Россия будет увеличивать давление на ЕС, и сотрудничать с Россией по тем направлениям, в которых будет заинтересован Евросоюз.

Отпор, сдерживание, сотрудничество там, где выгодно ЕС, — боевой набор европейской дипломатии. Но о чем идет речь?

Под "нарушение международного права и прав человека" подверстывается практически все — от Крыма и Навального до любой другой темы, причем как внутрироссийской, так и международной. Санкции за отсутствие в России гей-браков — то есть за нарушение прав человека? Пожалуйста.

Санкции за отказ "вернуть" Абхазию Грузии? Несомненно. Санкции за очередного убитого в Европе эмигранта или беженца из России, да и вообще кого-либо (как в раскручиваемой уже давно истории с чеченцем из Грузии, убитым в Берлине) — в любой момент. Взломали компьютерную систему немецкого бундестага? Конечно, нужно наказать Россию.

Точно так же и давлением на ЕС можно назвать вообще все, что угодно. Сепаратисты голосуют за отделение Каталонии? Ищем русский след. В Москву приезжают представители парламентской фракции "Альтернатива для Германии"? Русские копают под Меркель. Москва заявляет протест против демонтажа памятников советским воинам в Польше или Чехии? Давят на несчастных и свободолюбивых восточноевропейцев. Строят газопровод? Хотят расколоть Европу. Отказываются от стройки? Хотят заморозить Европу. Абсурд? Нет, вполне просчитываемая реакция.

То есть ЕС хочет обладать односторонним правом регулировать отношения с Россией, правом карать и миловать по своему усмотрению — а Россия должна это принять как данность и не возмущаться, и еще быть готовой, как только позовут, к сотрудничеству, но только в тех сферах, которые выгодны добрым европейцам.

Но в реальности все ровно наоборот: это ЕС является соседом, который ведет себя как противник. Давит на Россию, ставит нам условия, поучает и демонизирует, вмешивается в наши внутренние дела (даже сейчас Боррель сообщил, что "союз расширит поддержку гражданского общества в России") и считает это само собой разумеющимся.

Это ЕС (пусть и по атлантической инициативе) пытается оторвать Украину от России, изменить исторические границы Востока и Запада, расширить свое жизненное пространство за счет русской цивилизации — и хочет, чтобы Россия спокойно смирилась с этим?

Подобная наглость еще могла быть объяснима четверть века, даже 15 лет назад, когда Россия боролась за собственное выживание и не могла ни заниматься всем русским миром, ни требовать от европейцев вести себя прилично, но смешно сейчас ждать от России покорности нерадивого ученика.

Россия в любом случае перестроит отношения с Европой на приемлемых для себя условиях — и чем раньше это поймут в ЕС, тем легче и быстрее пройдет этот процесс. Никакой альтернативы этому у Европы все равно нет: она просто не может себе позволить ни отгородиться от России, ни превратиться из соседа в нашего противника. Точнее, позволить-то может — но только в последний для себя раз.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

48

Оружие в законе: что произойдет после 1 марта

3955
(обновлено 14:45 24.02.2021)
Колумнист Sputnik Алексей Ломия в своей второй колонке о вступающем в силу 1 марта законе "Об оружии" обращает внимание на самые важные детали документа.

В предыдущем анализе я затронул некоторые аспекты, связанные с введением в действие нового закона "Об оружии", который вступает в силу с 1 марта 2021 года. Отмечая положительные моменты, связанные с тем, что впервые за все послевоенное время предпринята попытка четко регламентировать эту немаловажную сферу и упорядочить оборот оружия в республике, хочется заострить внимание читателя на некоторых самых важных деталях закона.

Важно знать

Что же важно знать гражданам и особенно тем, кто является обладателями оружия, из нового закона? Не буду вдаваться в скучные вводные моменты, которые всегда наличествуют в законодательных актах такого типа, но обязательно пройдусь по самому актуальному.

Что очень важно - это то, что законодатель разъяснил, что именно подразумевается под словом "оружие" , что такое "боеприпасы", что такое "холодное оружие". Любой человек, которые не поленится и прочитает закон, точно будет знать, что именно он хранит или носит и, соответственно, какие могут быть последствия.

Думаю, что читателю важно знать, что подразумевается под "гражданским оружием". Государство вводит обязательные ограничения для этой категории, такие как невозможность вести огонь очередями и емкость магазина не свыше 17 патронов. Сюда входит: оружие для самообороны, спортивное оружие, охотничье, сигнальное, старинное, антикварное, представляющее культурную ценность и списанное. Учитывая нашу ментальность и обычаи, законодатель ввел понятие "холодного клинкового оружия, носимого с абхазской национальной одеждой".

Обладателям гражданского оружия необходимо знать, что, к примеру, на него нельзя устанавливать приспособления для бесшумной стрельбы, прицельные устройства (за исключением охотничьего), приборы ночного видения, нельзя носить его заряженным в населенных пунктах и во время митингов, парадов, массовых шествий, в нетрезвом виде, в объектах богослужения, образовательных учреждениях.

Приобретать гражданское оружие на территории Абхазии могут только лишь граждане республики, с некоторыми оговорками для лиц, зарегистрированных в установленном порядке как индивидуальные предприниматели и представители организаций.

Кому, что и когда можно

Отдельно следует подчеркнуть, что лицо, не являющееся резервистом Вооруженных сил Республики Абхазия, не может владеть автоматом, автоматической винтовкой, боевым оружием и пулеметом.

Особого внимания заслуживают возрастные цензы, которые ввел законодатель. Общепринятый момент дееспособности наступает по достижении 18-летнего возраста. Но приобрести с этого момента можно только гладкоствольное охотничье оружие. С 21-летнего возраста уже можно владеть и нарезным охотничьим оружием, и только лишь с 27-летнего возраста почти все ограничения снимаются, а гражданин получает право пополнить свой личный арсенал пистолетами и револьверами. Эти возрастные ограничения всегда были предметом споров и дискуссий. Бытовало мнение, что если мы призываем в армию с 18 лет, доверяем право управления автомобилем, который тоже является источником повышенной опасности, то почему нельзя снять все барьеры начиная с этого возраста. Видимо, возобладала та точка зрения, что личность должна устояться, достичь определенного уровня ответственности и самосознания.

Права и правила

Основанием для приобретения оружия является лицензия, которая выдается уполномоченным органом, которым, как и было раньше, осталось Министерство внутренних дел. Выдается на 10 лет. Требования стандартные: наличие прописки, медицинские показатели, знание правил безопасного обращения с оружием. Естественно, что закон ограничил выдачу лицензий лицам, состоящим на учете в психоневрологическом диспансере, наркоманам, лицам отбывающим наказание и с непогашенной судимостью, лишенным такого права судом и злостным нарушителям закона.

Лицензия не требуется для приобретения травматического, газового, пневматического оружия, электрошокеров, газовых распылителей и национального холодного оружия.

Особое внимание законодатель уделил правилам ношения гражданского оружия для самообороны. Если для ношения при себе травматического, газового, пневматического оружия не требуется специального разрешения, то в случае ношения нарезного оружия такое разрешение обязательно. Причем оговорены конкретные правила ношения, такие как ношение в кобуре, с недосланным в боевую часть патроном и скрытно.

Новым законом закрыты такие пробелы в законодательстве, где не совсем ясно и четко были отражены правила продажи и передачи оружия, а также его наследования.

Вполне прозрачно и понятно в законе отражены все нюансы, связанные с оборотом наградного оружия.

Таковы основные моменты нового закона "Об оружии". Хочется верить, что правильное и единообразное исполнение этого закона внесет положительный вклад в укрепление правопорядка.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

3955

Жизнь в карантинных отелях в Великобритании

0
(обновлено 20:57 26.02.2021)
В Великобритании выявлено свыше четырех миллионов случаев заражения коронавирусом, локдаун продлен до апреля, авиасообщение с королевством приостановили многие страны.

Все ограничения в Англии, введенные в связи с пандемией, могут быть сняты к 21 июня в зависимости от ситуации, объявил, выступая в парламенте, премьер-министр Великобритании Борис Джонсон.

Первый этап снятия ограничений начнется 8 марта с открытия школ и разрешения на встречи под открытым небом с одним посторонним человеком.

12 апреля смогут открыться непродовольственные магазины, террасы ресторанов в Англии, салоны красоты, парикмахерские, музеи, библиотеки и зоопарки.

17 мая, возможно, смогут распахнуть свои двери пабы, рестораны, кинотеатры, гостиницы, а семьям разрешат встречаться в помещении.

Для каждого этапа ослабления ограничений необходимо будет соблюдение четырех условий: успешное продолжение программы вакцинации, наличие свидетельств того, что вакцинация влечет за собой сокращение числа госпитализаций и смертей среди вакцинированных, уровень распространения вируса не должен создавать риск роста числа госпитализаций, а новые штаммы COVID-19 не должны значительно повышать риск для населения.

Между этапами должно проходить не менее четырех недель, и перед каждым из них будет производиться оценка ситуации, так что озвученные даты означают самые ранние сроки, когда подобные смягчения могут произойти.

0
  • © REUTERS / Henry Nicholls

    Женщина с табличкой в окне отеля Radisson Blu в аэропорту Хитроу.

  • © REUTERS / Carl Recibe

    Пассажиры в аэропорту Бирмингема.

  • © REUTERS / Hannah McKay

    Пассажир с ребенком выходит из автобуса по прибытии в отель Holiday Inn возле аэропорта Хитроу.

  • © REUTERS / Hannah McKay

    Отель Holiday Inn возле аэропорта Хитроу.

  • © REUTERS / Hannah McKay

    Человек с табличкой в окне отеля Radisson Blu в аэропорту Хитроу.

  • © REUTERS / Henry Nicholls

    Люди в окнах отеля Radisson Blu в аэропорту Хитроу.

  • © REUTERS / Toby Melville

    Мужчина смотрит из окна отеля Radisson Blu в аэропорту Хитроу.

  • © REUTERS / Henry Nicholls

    Женщина смотрит из окна отеля Radisson Blu в аэропорту Хитроу.

  • © REUTERS / Henry Nicholls

    Вывеска в окне отеля Renaissance London Heathrow в аэропорту Хитроу.

  • © REUTERS / Hannah McKay

    Журналисты обмениваются сообщениями с постояльцем отеля Radisson Blu в аэропорту Хитроу.

  • © REUTERS / Henry Nicholls

    Путешественнику помогает служба безопасности возле отеля Novotel в аэропорту Хитроу.

  • © REUTERS / Hannah McKay

    Женщина машет рукой из окна отеля Radisson Blu в аэропорту Хитроу.

  • © REUTERS / Hannah McKay

    Бумажный пакет с написанным на нем сообщением виден в окне отеля Radisson Blu в аэропорту Хитроу.

  • © REUTERS / Hannah McKay

    Женщина с ребенком смотрит из окна отеля Radisson Blu в аэропорту Хитроу.

  • © REUTERS / Carl Recibe

    Аэропорт Бирмингема.

Темы:
Мировая пандемия коронавируса COVID-19