Автомобили полицейского управления Нью-Йорка, архивное фото

Это другое! Почему в России донос это "стукачество", а в США подвиг

136
(обновлено 12:35 23.02.2021)
В США продолжают устанавливать участников штурма Капитолия, о том, как это происходит, читайте в материале колумниста РИА Новости.

Если кто-то думал, что с окончанием очередного процесса импичмента против Дональда Трампа закончится и "охота на ведьм" в США, начатая там после штурма парламента, он глубоко заблуждался, пишет Владимир Корнилов для РИА Новости. Уже полтора месяца демократическая пресса с нескрываемым энтузиазмом продолжает идентификацию "бандитов Капитолия" (как она называет участников протрамповских протестов в Вашингтоне), используя при этом новейшие технологии распознавания лиц.

Продолжается и кампания массовых доносов на потенциальных участников того штурма. История с 18-летней активисткой BLM Хеленой Дюк, сдавшей полиции свою маму и ближайших родственников, хорошо известна. Сейчас либеральная общественность дружно собирает ей донаты на продолжение учебы в колледже — мама-то из-за доносительства дочери потеряла работу и не может больше платить. Но эта история — только вершина айсберга. Кампания массового доносительства на друзей и родственников охватила всю страну.

Что поражает больше всего наших граждан, так это нормальное (если не сказать — восторженное) восприятие подобного явления значительной частью американского общества. Еще один 18-летний тинейджер из Техаса Джексон Реффитт направо и налево раздает интервью о том, как он сдал полиции своего отца, который был по этому доносу арестован и обвинен в том, что проник в Капитолий с оружием.

Судя по интервью, парень совершенно не терзается сомнениями в правильности своего поступка, обвиняя во всем Трампа. Скажем, отвечая на вопросы The Times, юноша заявил: "Мой папа вырастил меня и предоставил столько возможностей в жизни. Но он болен. Вся политическая повестка больна. То, что он сделал, — это болезнь". Сколько лет теперь отец будет "лечиться" за решеткой, Джексона не волнует — все же это ради блага родителя.

У нашей публики такие сообщения вызывают шок. Да что там говорить, даже некоторые наши эксперты полагают, что такое "позорное" явление, как массовое доносительство, является для Америки чем-то новым, присущим исключительно сегодняшнему дню. Между тем для США это — обычное явление, традиция, складывавшаяся десятилетиями и ставшая неотъемлемой частью американской идентичности.

Там написано немало работ, доказывающих этичность доносов, особенно если речь идет о сдаче своих работодателей. Несколько десятилетий назад в общество был внедрен специальный термин "whistleblower" (буквально: "свистящий в свисток") для того, чтобы отойти от отрицательных терминов вроде "стукачества" или "доноса". И напомним, еще в 2002 году журнал Time провозгласил американских доносчиков "Персонами года". Так что назвать доносительство новым явлением для США — значит совершенно не представлять, каким образом устроена Америка.

Как раз первое, что шокирует большинство наших сограждан, переселившихся в Штаты, — это обыденность доносов на соседей, на лучших друзей, на родственников, на прохожих, показавшихся кому-то подозрительными. "Стучать" американцев учат с раннего детства. Если у нас дежурный по классу должен был следить за мелом и чистотой доски, то в американских школах эта "должность" обязывает доносить на провинности своих одноклассников. И они доносят, поскольку знают, что в противном случае донесут на них. Историй об этом явлении от наших школьников и студентов, попавших в американские учебные заведения, в интернете — пруд пруди.

Забавнее всего наблюдать, как либералы, которые сами же прививали в российском обществе стойкое неприятие доносительства (особенно 1930-х годов), пытаются оправдать подобное явление в США, являющихся незыблемым примером для подражания в глазах демократической общественности. Приведем характерное мнение одного из основных организаторов большинства антироссийских акций в США Дмитрия Валуева (тот является представителем Фонда Free Russia, программным директором движения Magnitsky Act Initiative, координатором последних митингов в поддержку Навального в Штатах).

Он без обиняков объясняет непонятливой аудитории, почему доносы в России — это плохо, а в США — просто чудесно: "В Америке, как и в любой демократии, закон — это общественный договор или как минимум выражение мнения большинства. Отсюда возникает понимание необходимости подчинения закону и информирование о случаях его нарушения. В России, как в любом авторитарном государстве, закон спускается сверху, а значит, антинароден по сути. Отсюда постоянные попытки обойти закон, найти лазейки и ходы. Порой обход закона становится единственной возможностью выжить или осуществить ту или иную деятельность. Информирование о нарушении становится антинародным".

Как видите, с точки зрения нашего либерала, все просто: Америка — это "сияющий град на холме", а Россия — "империя зла". Потому закон в России соблюдать нельзя, доносить — значит быть "стукачом", а донос в США — это мужественный гражданский поступок. Причем это объяснение является вполне обыденным в среде бывших россиян, осевших в Штатах и считающих любовь к Родине "пережитком прошлого". Они преспокойно объясняют, почему заложить соседа за антисоветский анекдот было "подлостью" и "стукачеством", а в Америке доносы надо всячески приветствовать, поскольку это "не несет той стигмы, которая была в Советском Союзе", — там, мол, "нет такого противостояния власти и народа". Ну да, мы же помним, сторонники Трампа — это не народ, а "внутренние террористы". Соответственно, и доносы на них — это не противостояние, а исполнение гражданского долга.

В этой связи не приходится удивляться тому, что наши либералы за рубежом с такой готовностью кидаются писать коллективные кляузы на российских общественных деятелей, призывая примерно наказать их. Именно поэтому они требуют ввести всевозможные "списки Магнитского" (как тот же упомянутый выше Валуев) или "списки Путина". Или вспомним того же Навального с его призывом ввести санкции против известных россиян, включая журналистов. Вполне в тренде американской культуры доносительства.

Итак, доносы в США — дело обыденное. Хотя, надо признать, в течение двух последних десятилетий они вышли на совершенно новый уровень. Любой американец знает сейчас слоган "If you see something, say something" ("Если ты увидел что-то, скажи что-то"). Один из рупоров демократов, газета The Washington Post, не без гордости пишет, что эта фраза стала "национальным девизом" современной Америки. Появившись в массовом обороте сразу после терактов 11 сентября 2001 года, слоган ныне является официальным для Министерства внутренней безопасности США.

Но если сначала эти призывы к бдительности касались исключительно борьбы против международных террористов, то теперь-то к "террористам" приравняли 74 миллиона граждан США, проголосовавших за Трампа. Причем нагнетание истерии продолжается и после того, как Джо Байден занял пост президента.

Одним из самых ярких примеров этой истерии стала написанная известной журналисткой и телевизионным критиком Вирджинией Хеффернан колонка в Los Angeles Times под характерным заголовком "Что вы можете сделать с соседом-трампистом?". Ведущие Fox News даже поразились: "Мы уже имеем победителя в номинации "Худшая статья 2021 года". А ведь сейчас только февраль".

Хеффернан в колонке публично "стучит" на своих соседей, являющихся открытыми сторонниками Трампа (в Калифорнии, где вышла ее статья, это уже приравнено к злоумышлению). С точки зрения американской журналистки, они виновны в том, что… почистили от снега дорожку, ведущую к ее двору. И это названо актом "агрессивной вежливости", поскольку в городе, где проживает автор, "люди обычно не чистят дорожки для других бесплатно". Поэтому вместо благодарности соседям Хеффернан сравнивает тех с исламскими террористами, с "Хезболлой" и даже с "вежливыми нацистами" и французскими коллаборационистами времен Второй мировой войны. Заметьте, когда актриса Джина Карано сравнила поведение демократов с нацистской Германией, ее тут же изгнали из профессии, сравнивать же трампистов с нацистами для демократической прессы давно стало традицией.

Хеффернан в своей колонке ультимативно потребовала от соседей покаяния за поддержку Трампа и публичного отречения от трампизма. Видимо, после этого она великодушно позволит тем чистить ее дорожки во искупление вины. И ведь этот публичный донос на соседа не просто пишет кто-то, его публикуют на страницах солидного американского издания.

Складывается впечатление, что сейчас демократические газеты и телеканалы Америки состязаются друг с другом в том, кто больше "врагов народа" найдет у себя в стране и потребует их наказания. Не стесняясь в выражениях и эпитетах, они уже объявляют "угрозой демократии" своих коллег — например, популярного телеведущего Fox News Такера Карлсона. И безостановочно требуют посадить, закрыть, запретить, удалить.

Но вы же помните, "стукачеством" это должно называться только в России. В Америке же "власть и общество едины". Особенно когда лишают половину этого общества права на собственное мнение и позволяют ей лишь чистить дорожки от снега. После публичного покаяния, разумеется.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

136

Мусик, Мама и Рок-н-Ролл: однажды вечером 8 марта

90
(обновлено 12:24 08.03.2021)
Своими воспоминаниями об одном московском вечере на Восьмое марта поделился колумнист Sputnik Алексей Ломия.

Вот не вспомню, на третьем или четвертом курсе я учился, когда произошло просто чудо. В то время, когда у меня гостила мама, в Москву приехал мой дядя -  Мусик. Это настоящий праздник, так событие пришлось на начало марта.

"Московский" прием

Мусик, как обычно, устроился в гостинице "Москва", куда позвал нас с мамой. Мало того, и день был примечательный - 8 марта. С одной стороны Всемирный женский день, с другой - памятная для нашей семьи дата - день смерти Туты,  младшей сестры мамы, которая совсем молодой ушла из жизни.

В назначенное время мы подъехали к гостинице, где нас ждал красавец Мусик. Швейцары любили его, видимо, за щедрость и очень старались угодить. Маме, как английской королеве, открыли дверь и любезно подали руку. После теплых объятий мы прошли в ресторан, в самом элитном уголке которого был накрыт шикарный стол со всем размахом. Мусик не особо любил обильно поесть, но заказывал все по полной программе. Множество закусок, салатиков, сырные и мясные нарезки, икра черная и красная, одним словом, не просто праздник, а какой-то невероятный пир для студента. Я помаленьку начал налегать на еду, не забывая осматриваться. В таких советских ресторанах собиралась особая публика. Прямо с улицы и, особенно на 8 марта, попасть сюда практически невозможно было. Или надо было быть завсегдатаем, или находить общий язык с швейцарами. Заветный червонец (советская купюра в 10 рублей - прим.) в карман был проходным билетом. Ну, и конечно, надо учесть управляющего в самом ресторане, чтобы получить свободный столик. Зал был забит гостями почти под завязку. Хватало и москвичей и гостей столицы.

Очень тепло и запредельно громко

 Мусик несказанно радовался встрече, очень громко разговаривал, смеялся, чем привлекал внимание окружающих. Мама даже ему сделала замечание.

- Да оставь ты это, Чимса! Пусть смотрят! Я сегодня гуляю с сестрой и племянником! Кому не нравится, пусть идут отдыхать! - аргументировал  Мусик.

Мне нравилось, что он называл ее Чимсой. Этим он напоминал мне Родину, величественное село Дурипш, откуда родом были они. Именно тут принято, как у всех бзыбских абхазов, давать людям вторые имена. Мусик - Сергей. Чимса - Нелли. Умершая сестра Людмила - Тута. И обстановка для меня была очень теплая. Я любовался их отношениями. Сколько тепла было! Какая трепетная любовь объединяла брата и сестру. Они просто светились от радости, что они в далекой Москве и рядом. Видимо, суровые испытания, через которые они прошли вместе по жизни, усиливали втрое их чувства.

- Нелли! Сегодня мы с тобой жахнем шампанского! - опять неприлично громко сказал Мусик.

- Ну можно же потише! - взмолилась мама.

- Не переживай, Чимса! Все будет хорошо! Давай выпьем за Лешку! -предложил он.

А если Пресли?

Я попытался встать, как полагается, когда за тебя пьют.

- Сиди, слушай! Мы в Москве! Тут разрешаю не стоять, - осадил меня дядя и обратился к сестре,  -  Чимса, я самый скромный и самый воспитанный у тебя,  скажи, какие песни тебе заказать? Сегодня твой день, согласен, Лешка? - заручился он моей мужской поддержкой на всякий случай.

Мама попросила необычную песню. Мусик сунул мне в карман пять рублей и делегировал к оркестру. Мне пришлось потрудиться, чтобы объяснить музыкантам, какую именно песню хочу услышать в их исполнении. Им пришлось собрать маленький консилиум и даже наигрывать мне на рояле, пока наконец я не утвердил заказ.

- А следующая песня от брата посвящается сестре Нелли из солнечной Абхазии! - анонсировали музыканты и зал наполнился звуками песни Элвиса Пресли. Но это был не зажигательный рок-н-ролл, а грустная баллада. Я поразился сходству. Пели очень прилично, играли тоже. Мама сияла!

- Когда я умру, пусть эта песня играет на моих похоронах, хорошо, сычкун (сын - абх.)? - ошарашила она меня.

- Ну мааама! Какие похороны ты сейчас вспомнила?! Так хорошо сидим! - возмутился я. На мое удивление, Мусик вдруг блеснул:

- Это Элвис Пресли?

- Да, Мусик.

- Знаю я его! Но другую его музыку. Из-за которой, чуть не вылетел с учебы, - заявил дядя.

Урок танцев

Мусик поведал очень интересную историю. Оказывается на танцевальных вечерах, где студенты вальсировали под строго определенный репертуар, иногда пробивались современные веяния и самые отчаянные ребята отжигали под Пресли. Танцевали запрещенный бдительным руководством рок-н-ролл. На один из таких вечеров нагрянула комиссия, которая застала группу студентов в тот самый момент, когда они лихо и озорно крутили виражи на танцплощадке под запрещенную музыку. Чуждая нам музыка и чуждые нам танцы! Разразился скандал! Всех смельчаков, в том числе и Мусика, вызвали на заседание комсомольского бюро. Там им устроили разнос, обвинили в пристрастии к вредным музыке и танцам, в пропаганде вражеской культуры, чуть ли не в предательстве.

- Почти всех из группы танцоров исключили без права восстановления, - вспоминал Мусик, - меня спасло то, что я посетовал на свое простое деревенское происхождение из далекой Абхазии, и понятия не имел, что это запрещено. Просто подражал городским по наивности. Ну и, конечно, помогло то, что я отлично учился! - резюмировал Мусик.

- Надо же! - очень удивился я, даже не верится, что за такое могли исключить. Ну и времена…- Мусик! Ты хочешь сказать, что умеешь танцевать рок-н-ролл?!

- Еще как! Равных мне не было! - похвастался дядя, - Все девчонки института без ума были от моих пируэтов! Как я вертел их, как подкидывал!

- А можешь сейчас станцевать? - мне стало любопытно. Плюс ко всему я сам немного знал этот танец, - Или уже не тот возраст? Сейчас-то тебя точно не исключат из института! - провоцировал я.

- Иди, закажи! Увидишь! - заявил Мусик.

Как дядя танцует

И вот я уже опять иду к музыкантам с очередной пятирублевкой. Еще один маленький консилиум, и зал взрывается лихим рок-н-роллом! Мусик уже на танцполе, я рядом. Что тут началось! Кто бы мог поверить, что убеленный сединой мужчина, уже в летах, будет вытворять такое! Если я хорошо чувствовал ритм, правильно слышал музыку, то мои ноги не поспевали. У Мусика все было в гармонии. Он как бы порхал, ноги то заплетались, то расплетались. Уследить за его пируэтами было невозможно! Порой казалось, что его ноги и руки ему не принадлежат, его выкрутасы были необъяснимы ни логикой, ни физикой. Это был самый настоящий рок-н-ролл! Темпераментный, энергичный, просто фантастический! Нас обступили, образовали круг и любовались танцующим Мусиком. Мама, как ребенок хлопала в ладоши и смеялась. Единственное, чего Мусику не хватало, так это достойной пары. Песня закончилась, танец остановился. Нас проводили бурными аплодисментами.

- Ну что, фраер македонский! Убедился?! -  Мусик смаковал свое превосходство, обращаясь ко мне.

- Мусиииик! Слов нет! Просто убил! Теперь верю, что тебя могли исключить! Красавчик! - неподдельно восхитился я.

Вечер удался на славу. Мама и я были счастливы. Мусик торжественно нас проводил на такси. И как заведено, сунул в карман хрустящую купюру:

- Расскажешь своей девушке, как дядя танцует! - подмигнул он мне.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

90
Улица Крещатик в Киеве.

Украина разрешит не платить налоги своим гражданам

172
(обновлено 11:47 07.03.2021)
На днях от имени Владимира Зеленского в Верховной раде был зарегистрирован законопроект о налоговой амнистии.

Обычно налоговая амнистия — это предоставляемая государством возможность в течение ограниченного периода времени легализовать без штрафов и других видов преследования, только с уплатой специального сбора (как правило, по сниженной относительно обычных налогов ставке), доходы (активы), с которых ранее налоги уплачены не были, пишет Сергей Левченко для РИА Новости.

Главной целью мероприятия является начало взаимодействия государства и налогоплательщиков-уклонистов с чистого листа. Что нередко сопровождается усилением налогового контроля и санкций за нарушение налогового законодательства и происходит в рамках налоговой реформы. Еще одна важная цель — привлечение в страну ранее выведенных из нее гражданами капиталов. Налоговая амнистия, как правило, направлена на вовлечение в правовое поле наиболее богатой прослойки граждан. Некоторая фискальная выгода от легализации активов является приятным довеском, но целью обычно не является.

Но Украина — страна необычная. Зарегистрированные от имени Зеленского законопроекты направлены прежде всего на получение дополнительных доходов бюджетом. Причем в первую очередь за счет широких слоев населения, имеющих какие-то накопления и активы, путем фактического введения презумпции виновности. При этом налоговая реформа параллельно не проводится.

Результат такой налоговой амнистии наверняка будет провальным. Тем более что для нее нет и необходимых условий, о которых будет сказано ниже. Выиграют разве что сотрудники создаваемого Бюро экономической безопасности, которые после ее завершения смогут произвольно предъявлять претензии не участвовавшим в амнистии гражданам. Доказывать свою правоту при этом придется последним.

Налоговые амнистии не являются явлением совсем уж диковинным. Они проводились в разное время в самых разных странах. Едва ли не наиболее успешными считаются налоговые амнистии, проведенные в 1999 году в Ирландии и в 2006-2007 годах в Казахстане. В Ирландии амнистии сопутствовало усиление налогового контроля и увеличение штрафов на фоне либеральной в рамках ЕС налоговой системы. Налоговая амнистия привела к саморазоблачению почти 3,7 тысячи уклонистов, от которых бюджет получил 227 миллионов евро. В Казахстане были легализованы активы на сумму, составляющую 8,7 процента ВВП страны. Изюминкой кампании было то, что все поданные декларации подлежали уничтожению после ее завершения.

Вслед за Казахстаном по его лекалам налоговую амнистию попыталась провести Киргизия. Результат получился ошеломительным: в мероприятии не принял участие ни один человек. Причины очевидны: в стране отсутствовали необходимые условия — экономическая и политическая стабильность, доверие к власти.

Что же касается Украины, то тут в наличии целый букет неблагоприятных условий:

  • Тотальное недоверие населения и бизнеса к власти, отягощенное принятием ею решений о применении санкций к собственным гражданам и внесудебном блокировании/изъятии активов.
  • Абсолютная политическая и экономическая нестабильность, да еще и с возможным скатыванием к горячей фазе противостояния в Донбассе.
  • Отсутствие какой-либо конфиденциальности информации в стране, в которой уже столько лет функционирует сайт "Миротворец", а переговоры президента страны с президентом США "сливаются" в открытый эфир.

Именно в таких условиях на Украине решили провести налоговую амнистию. Да еще и на каких условиях!

Декларированию подлежат денежные активы, имущество и имущественные права. При этом наличные денежным активом не считаются. Деньги в наличной форме задекларировать будет просто нельзя: если они не выведены за границу, их нужно будет нести в украинский банк. Это притом что Национальный банк с 2014 года уничтожил более сотни коммерческих банков — больше половины от всех, работавших до Майдана. И процесс этот, хоть и пошел на спад, но не остановился: в декабре НБУ "прихлопнул" очередной банк. При этом государство в случае банкротства банка гарантирует вкладчикам возврат всего 200 тысяч гривен, то есть чуть больше семи тысяч долларов. Можно себе представить очередь из желающих легализовать свои миллионы, играя в банковскую рулетку.

Стоимость неденежных активов декларанту придется подтверждать за свой счет путем проведения их оценки.

Декларантами не смогут быть лица, которые в любом периоде начиная с 1 января 2005 года подавали или должны были подавать декларации в рамках законодательства о предупреждении коррупции. Другими словами, из круга декларантов выпадают чиновники, судьи, прокуроры и тому подобные. Хотя, конечно, это не исключает возможности декларирования их активов на родственников.

Даже если человек хочет и имеет право подавать декларацию, то его активы не будут восприняты государством в качестве объектов декларирования в случае проведения в их отношении досудебного следствия по признакам уклонения от уплаты налогов. Разумеется, человек вполне может не знать, что в отношении каких-то его активов такое следствие ведется. То есть появляется еще одна рулетка.

Любопытны и нюансы, связанные с налогообложением задекларированного. Пять процентов придется заплатить от денежных средств, размещенных в украинских банках, а также от стоимости прочих активов, находящихся на Украине. Девять процентов в отношении того же, но размещенного за рубежом. А вот в случае покупки декларантом облигаций внутреннего государственного займа (ОВГЗ), он отделается уплатой 2,5 процента. Это притом что выплата ОВГЗ гарантируется государством в полном объеме и по ним можно будет получить около десяти процентов дохода, не облагаемого налогом в отличие от доходов по депозитам. Фишка тут в том, что ОВГЗ не продаются с прилавков как пирожки. Из-за особенностей приобретения ОВГЗ (плата за открытие и сопровождение инвестиционного счета, оплата комиссий за проведенные операции) овчинка хоть как-то стоит выделки только на крупных суммах — скажем, от миллиона гривен. То есть этот вариант будет интересен и доступен ограниченному кругу лиц.

Предусмотренное в рамках налоговой амнистии декларирование активов — дело добровольное. Но есть нюанс. Если лицо декларацию не подало, то состав и объем активов, по которым государство считает налоги уплаченными по умолчанию, ограничен наличием:

—  или одной квартиры площадью до 120 квадратных метров, или дома до 240 квадратных метров на территории Украины (измерением площади здесь и далее гениально уравнивается недвижимость на Крещатике и где-нибудь в Крыжополе);

— объектом нежилой недвижимости площадью до 60 квадратных метров;

— земельного участка до двух гектаров в селах и до 0,1 гектара в городах;

— легкового транспортного средства с объемом двигателя до трех литров и стоимостью до 80 тысяч долларов;

— стоимости всех остальных активов, включая денежные сбережения, в сумме до 400 тысяч гривен (14 тысяч долларов).

Уплата налогов со всех активов, имеющихся у лица сверх перечисленного, государством подвергается сомнению. То есть вводится презумпция виновности — причем отнюдь не для толстосумов, а для довольно широких слоев населения.

В итоге именно перед широкими слоями населения ставится выбор: декларировать активы и платить с них налоги (даже в случае законного получения доходов) или же иметь риск столкнуться с интересом силовых органов. Дотянуться до иностранных активов более обеспеченных сограждан у них вряд ли получится: руки коротки.

То есть конечная цель законопроекта — максимально ограбить население и, по возможности, политических оппонентов. Что совпадает с целями других инициатив власти вроде законопроекта о коллаборационизме или бесконечных санкций Зеленского.

Впрочем, в украинских условиях люди скорее рискнут столкнуться с презумпцией виновности, чем побегут декларировать активы.

172

ООН: только пять стран в мире полностью доступны для иностранных туристов

42
(обновлено 19:13 08.03.2021)
По данным Всемирной туристской организации (ЮНВТО), в 2020 году число международных туристических поездок снизилось на 74%.

СУХУМ, 8 мар - Sputnik. Каждая третья страна сейчас закрыта для международного туризма, открыты для поездок лишь пять государств, говорится в заявлении Всемирной туристической организации (ЮНВТО).

На начало февраля 69 из 217 стран в мире (32%) не принимают иностранных туристов, при этом в половине из них границы закрыты уже на протяжении десяти месяцев. Границы еще 73 стран (34%) закрыты частично. Тесты или прохождение карантина требуют 70 государств (32%).

По данным организации, только два процента стран пускают туристов без каких-либо ограничений, это пять стран – Албания, Доминиканская Республика, Коста-Рика, Северная Македония и Танзания.

Многие страны на ужесточение антиковидных мер подтолкнуло появление новых штаммов коронавируса.

В связи с пандемией и принятых странами ограничений международный туристический поток сократился на один миллиард поездок по сравнению с 2019 годом. Кризис поставил под угрозу от 100 до 120 миллионов рабочих мест в сфере туризма.

В Абхазию туристы могут попасть с территории Российской Федерации. При этом, по информации пресс-службы Министерства иностранных дел Абхазии, въезд в республику разрешен как гражданам России, так и гражданам других иностранных государств, которые предварительно должны заполнить анкету, опубликованную на сайте ведомства. В 2021 году Абхазия ожидает принять более миллиона туристов из России.

Читайте также:

42