Флаг Евросоюза. Архивное фото

Доросли ли европейцы до самостоятельности

102
(обновлено 20:37 04.03.2021)
В России снова обсуждают возможность выхода из Совета Европы — в который мы вступили ровно четверть века назад.

Формально эта организация не связана с Евросоюзом — в СЕ входят 47 государств, на 20 больше, чем в ЕС. Но стран, не входящих в орбиту Запада, среди них по большому счету всего две — Россия и Турция, пишет Петр Акопов для РИА Новости.

Без России Совет Европы, по сути, потеряет свой смысл — но ведь и сейчас, когда он все больше превращается в инструмент давления Запада на Россию, наша заинтересованность в нем катастрофически снижается. Зачем нам международная организация, которая действует как наднациональная, пытаясь не только ограничивать наш суверенитет, но еще и навязывать, диктовать нам чужие правила? В качестве площадки для выстраивания отношений, диалога с Европой? Ну так с ней нужно и можно разговаривать на равных в других форматах — если уж якобы общий превращается в откровенно враждебный.

Но для того чтобы выстраивать российско-европейские отношения, нужно понимать, куда идет Европа: к все большей интеграции в единое сверхгосударство — или скоро вернется время национальных государств? Нам нужны новые российско-европейские форматы — или стратегически правильнее будет сосредоточиться на двусторонних отношениях с каждой европейской страной?

Настрой европейских элит понятен — пока что большая их часть делает ставку на углубление евроинтеграции. Споры идут в основном о том, насколько суверенной должна быть единая Европа: оставаться частью единого Запада, младшим партнером даже не США, а атлантического наднационального проекта, или брать на себя всю полноту ответственности за свою судьбу? Единства нет — не говоря уже о том, что часть элит вообще выступает против нынешнего пути ЕС (который неизбежно приведет к отмиранию национальных государств), настаивая на том, что сильная Европа может состоять только из сильных суверенных государств. Споры со временем будут лишь ожесточаться — тем более если отношения с Россией (являющиеся на самом деле главным показателем европейской самостоятельности) будут и дальше деградировать под влиянием наднациональных, общеевропейских структур, усиливая тем самым претензии националистов к глобалистам.

Европейцам нужно разобраться в первую очередь со своим пониманием единой Европы, с образом ее будущего — но способны ли они к этому? Есть ли у них вообще понимание того, что они строят, — не у глобалистски настроенной части элиты, которая прямо призывает отказаться от национального в пользу европейского (почему не общечеловеческого?), а у обычных европейцев? Опубликованный во вторник опрос общественного мнения как раз и дает ответ на этот вопрос.

Европейцев (компания Ipsos провела по заказу французского Фонда Жана Жореса и немецкого Фонда имени Фридриха Эберта опрос жителей восьми стран, в которых проживает три четверти всего населения ЕС) спрашивали только о суверенитете, но и этого достаточно, чтобы понять разницу в настроениях.

Грубо говоря, данные соцопроса подтверждают то, что нынешний ЕС выгоден немцам и их устраивает. Поэтому немцы довольны, а французы и итальянцы — нет. Пятьдесят семь процентов немцев считают Евросоюз суверенным, а 64 процента французов с ними не согласны. И это не говоря о том, что само понимание суверенитета у двух народов существенно отличается: для немцев это "независимость", а для французов "королевская власть" и мощь. Неудивительно, что большинство французов считают сам термин "суверенитет" устаревшим, но при этом именно они (как и итальянцы, чьи позиции вообще близки к французам) считают, что вообще нельзя употреблять слова "суверенитет" и "Европа" вместе. То есть не понимают, что такое "европейский суверенитет", которому и был посвящен опрос: что-то хорошее видят в нем 41 процент французов против 63 процентов немцев.

Получается, что большинство немцев ассоциируют себя с Европой и переносят понятие суверенитета с национального уровня на европейский, а для большинства французов, итальянцев (да и испанцев) суверенный все еще означает национальный. Неудивительно, что они недовольны нынешним Евросоюзом и считают его недостаточно суверенным, ведь мало того, что он и в самом деле не обладает геополитической самостоятельностью, так еще и является немецким проектом.

При этом сами немцы удивительным образом (если учесть данные других опросов — например, об отношении к Америке) считают Евросоюз самостоятельным, по сути, закрывая глаза на его ограниченный суверенитет во внешней политике. Похоже, что сама евроинтеграция замещает для большей части немецкого общества борьбу за национальный суверенитет. То есть немцы решили освободиться от американцев (а такое желание фиксируют все опросы) не в формате ФРГ, а сразу всем своим Евросоюзом.

Смешно, что восточноевропейские страны (а в опросе участвовали поляки, румыны и литовцы) стали в этом плане даже большими "немцами", чем сами немцы, — среди них оказалось больше всего тех, кто считает нынешний ЕС суверенным: соответственно 65, 63 и 56 процентов. Какой контраст с 36 процентами во Франции!

Пока что немцам удается держать Европу вокруг себя — Brexit сыграет на руку немецким планам евроинтеграции. Хотя понятно, что англосаксы будут держать руку на ее пульсе и делать все для того, чтобы единая Европа не только оставалась верной частью атлантического Запада, но и сдерживала немецкое усиление с помощью поддержки всех недовольных Берлином стран. А немцы будут делать ставку как на разобщенность евроскептиков и национальных правительств, так и на поддержку идеи дальнейшей евроинтеграции среди европейцев. Ведь отвечая на вопрос о том, необходимо ли усиление европейского суверенитета, 73 процента опрошенных сказали "да" — причем в этом с немцами были едины даже французы и итальянцы. Да, они по-разному представляют себе единую Европу, особенно ее внутреннее устройство и баланс сил между ЕС и национальными правительствами — но в любом случае хотят видеть ее самостоятельной в международных делах. Что это значит для России?

То, что основная борьба за Европу идет внутри нее самой — и внутри пока еще единого Запада. Какой из трех вариантов будущего Европы — все более централизованный ЕС как часть Запада, суверенный Евросоюз или полураспад (ослабление интеграции) ЕС — осуществится в среднесрочной перспективе, зависит в первую очередь от самых европейцев (точнее, внутриэлитной борьбы).

России выгодны все варианты, кроме первого, и он единственный, для осуществления которого нужно поддерживать максимально конфликтные российско-европейские отношения. Нужно не россиянам и не европейцам — но мы и не стремимся нагнетать и рвать, да и повлиять на нашу позицию никакая третья сила не сможет. А вот европейцам придется определиться — не с Россией, а со своим пониманием и главное – с желанием обрести суверенитет.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

 

102

Страсти вокруг вакцинных паспортов: сможет ли Россия остаться в стороне

53
(обновлено 09:26 14.04.2021)
Без сомнений, одной из самых горячих тем нынешнего года являются повсеместные споры о введении паспортов вакцинации.

Споры яростные, глобальные, принципиальные, выходящие далеко за рамки вопросов здравоохранения. И сейчас, по мере приближения летнего сезона отпусков, они еще больше актуализировались, пишет Владимир Корнилов для РИА Новости. 

Не могли они не затронуть и нашу страну. Достаточно вспомнить дискуссию, которая в январе была вызвана попыткой введения антиковидных паспортов в Башкирии, где их обладателям предоставляли значительные преимущества и льготы. Эту идею раскритиковали на разных уровнях, а вице-премьер России Татьяна Голикова назвала ее "вредной и нецелесообразной".

Она обосновала это так: "Введение дополнительных паспортов или каких-то иных документов, как мы видим, вызывает раздражение граждан, и граждане в этом случае формулируют вакцинацию как принудительный процесс — это на сегодняшний день недопустимо".

В итоге руководство Башкирии отложило запуск паспортов, решив, что вернется к проекту после того, как будет привито не менее 25 процентов взрослого населения республики. При этом важное уточнение сделал глава Башкирии Радий Хабиров, который обратил внимание на то, что больший резонанс вызывает даже не факт появления определенного вида документа о прививке, а само слово "паспорт", допустив замену этого названия термином "справка".

Действительно интересный феномен. Практически все исследования выявляют неприятие значительной частью жителей России идеи введения вакцинных паспортов. Например, январский опрос на портале Superjob показал, что против этого высказались почти 60 процентов, а уровень поддержки составил всего 12 процентов. Еще больше (84 процента) проголосовало против этого при опросе на сайте Ассоциации туроператоров.

Но, заметьте, появление электронных QR-сертификатов для граждан, прошедших полную вакцинацию, не вызвал особых споров и возражений. Во всяком случае, после того как из его названия пропало столь неудобное слово "паспорт". А с недавних пор к этому электронному сертификату стали подтягивать и данные о загранпаспорте гражданина. Многие жители России уже скачали себе на смартфоны эти справки. Правда, не ощутили еще никакой практической выгоды от их наличия.

Однако по мере приближения туристического сезона начинает выясняться, что российские сертификаты о вакцинации уже могут принести ощутимую пользу для их обладателей. Такие справки собираются признать при въезде в Грецию, где с европейскими вакцинами уравняли "Спутник V". Черногория также заявила, что для въезда туда российским гражданам достаточно будет предъявить сертификат о прививке "Спутником". Вдруг оказывается, что такие документы, как их ни называй, все равно на практике постепенно начинают выполнять функции паспортов. И этот факт, несомненно, вызовет еще больше споров по мере практической реализации данных планов.

© Foto / Информационный портал "Ветеринария и жизнь"

Причем внутрироссийские дискуссии на тему ковид-паспортов в Башкирии кажутся легким бризом на фоне штормов, которые бушуют вокруг данной темы на Западе. Сторонники конспирологических теорий о том, что за любыми новыми паспортами или кодами обязательно должна стоять "мировая закулиса", мечтающая закабалить все население земного шара, будут удивлены, узнав, что против идеи вакцинных паспортов выступает официальный Вашингтон. На прошлой неделе об этом однозначно заявила пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки, подчеркнувшая: "Правительство ни сейчас, ни в будущем не будет поддерживать систему, требующую от американцев носить удостоверения. Не будет ни федеральной базы данных вакцинации, ни федерального мандата, требующего от каждого получать единый документ о вакцинации". А за день до этого заявления губернатор Техаса Грег Эбботт даже издал специальный указ, запрещающий введение обязательных ковидных паспортов.

Но в целом ряде регионов США такие документы все равно вводятся. Например, губернатор Нью-Йорка Эндрю Куомо в конце марта презентовал запуск электронного документа Excelsior Pass, который позволит вакцинированным жителям получить доступ в театры, на стадионы и в другие общественные места. Собственно, это приложение уже назвали "первым в США ковидным паспортом", поэтому опыт Нью-Йорка активно изучается другими штатами.

А в Британии объявленный на прошлой неделе Борисом Джонсоном план ковидной паспортизации может даже вызвать правительственный кризис. Во всяком случае, против предложения премьера выступили уже и оппозиция, и ряд членов правящей Консервативной партии. Не помогло даже то, что Джонсон тоже попытался уйти от слова "паспорт", назвав планируемый документ "сертификатом о ковидном статусе". Но уж больно широко он размахнулся, предлагая применять это удостоверение и для зарубежных поездок, и для входа в пабы, бары, рестораны, непродовольственные магазины, стадионы и так далее внутри самой Британии. Поэтому столь жаркая дискуссия и разгорелась в тамошних СМИ.

Дошло даже до того, что противники введения ковидных паспортов сравнили их с татуировками в нацистских лагерях смерти. Такое сравнение вызвало осуждение даже со стороны тех оппозиционных политиков, которые сами выступают против сертификатов.

Но и старается консервативная пресса, выступающая на стороне правительства. Забавную аргументацию в поддержку плана введения ковидных паспортов применила The Times. Ее колумнист Доминик Лоусон одобрил идею исключительно на том основании, что ее осуждает Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), считающая обязательные паспорта дискриминацией значительной части населения планеты. Он обвинил ВОЗ во всех эпидемиологических бедах Британии: мол, прислушались к рекомендациям организации на первом этапе — и получили проблемы. И теперь советует делать все с точностью до наоборот.

Не менее яростная дискуссия развернулась и в Европейском союзе. Еврокомиссия еще в середине марта выдвинула идею создания единого вакцинного паспорта, который по своей структуре очень похож на те электронные сертификаты, которые формируются на российском портале госуслуг. При этом Брюссель поясняет, что данный документ будет использоваться исключительно для получения европейцами возможности передвигаться внутри ЕС без карантинных ограничений. Сей план уже вступил в противоречие со строгими европейскими законами, ограничивающими сбор и хранение персональных данных граждан. Пока не понятно, как будут выходить из этой ситуации еврочиновники, объявившие, что сертификаты (пока еще необязательные) вступят в силу 15 июня.

© Foto / Пресс-служба НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф. Гамалеи

Но уже появляются страны Евросоюза, которые не ждут милости от Брюсселя, вводя собственные ковидные паспорта. На прошлой неделе такую схему начала Дания. Счастливые обладатели вакцинного сертификата отныне получили возможность посещать парикмахеров, салоны красоты, парки развлечений, а вскоре этот документ откроет право посещения ресторанов, кафе, музеев, стадионов и другого. Как и всюду, у данной идеи нашлось много критиков, заявляющих о нарушении их прав. Петиция, требующая запрета ковидных паспортов, набрала на сайте датского парламента десятки тысяч подписей. Оппоненты идеи указывают, в частности, на то, что пока полностью привиты лишь семь процентов населения страны и, соответственно, более 90 процентов окажутся дискриминированными.

Ну а флагманом этой схемы является Израиль, на чей пример активно ссылаются и сторонники, и оппоненты ковид-паспортизации планеты. Там "зеленые паспорта" были введены сразу со стартом вакцинной кампании и являются необходимым документом для входа фактически в любое общественное место. Во многом именно необходимость наличия такого паспорта и побудила население Израиля практически к поголовной вакцинации. Что превратило эту страну во всемирную лабораторию по обкатке "практических, юридических и этических проблем", связанных с неравными правами вакцинированных и невакцинированных граждан. Конечно, и в самом Израиле данная схема встретила бурную критику. Но уже ряд стран (в частности, Кипр и Греция) признали "зеленый паспорт" в качестве документа, позволяющего въезд к ним без карантинных ограничений.

Так что, хотим мы того или не хотим, но по мере распространения ковид-паспортизации планеты и особенно с приближением летних каникул этот вопрос будет становиться более актуальным и для России, вызывая новые и новые споры. Причем вне зависимости от того, будем мы использовать слово "паспорт" или ограничимся понятиями "сертификат" и "справка". Остаться вне этих общемировых процессов не получится.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. 

53

Эрдоган не прав, но Европу не жалко

110
(обновлено 16:16 13.04.2021)
Турция заморозила сделку по закупке вертолетов у итальянской компании Leonardo стоимостью 70 миллионов евро. Также предупреждения о возможных проблемах получили еще три крупные итальянские компании, среди которых Ansaldo Energia, строящая в Турции электростанции.

Причина демарша Анкары — в дипломатическом скандале, бушующем в двусторонних отношениях. В прошлый четверг премьер-министр Италии Марио Драги назвал Реджепа Тайипа Эрдогана диктатором, причем уточнил, что с ним все равно необходимо сотрудничать, отмечает колумнист РИА Новости Ирина Алкснис.

Турецкий МИД немедленно вызвал итальянского посла. Глава ведомства Мевлют Чавушоглу назвал высказывания Драги неприемлемой популистской риторикой. Теперь вот прилетело и итальянскому бизнесу.

Скандал органично продолжил ухудшение отношений Турции и Европы, очередное обострение которых было спровоцировано инцидентом с отсутствующим стулом для главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен на переговорах в Анкаре, что случилось буквально за день до заявлений Драги. Итальянский премьер прошелся и по этому поводу, назвав произошедшее "неподобающим поведением" со стороны Эрдогана.

Всю эту историю можно рассматривать как аналог чашки Петри, в которой отражается суть текущей ситуации на международной арене. Ну и, разумеется, она чрезвычайно наглядно иллюстрирует особенности внешней политики обеих вовлеченных сторон.

"Зачинщиком" эскалации на этот раз является, конечно, Анкара. Любые оправдания действий турок на переговорах, попытки объяснить, что все так случайно у них со стулом получилось, откровенно неубедительны. Вне всякого сомнения, это был осознанный вызов со стороны Эрдогана. Да турецкие официальные лица этого и не скрывают. Чавушоглу категорически заявил, что на встрече "все было согласно принятым международным правилам и обычному протоколу".

А Европа — в лице двух самых высокопоставленных должностных лиц ЕС — проглотила унижение. Урсула фон дер Ляйен сама предпочла "сосредоточиться на сущности переговоров", присев сбоку на диванчик. В свою очередь председатель Евросовета Шарль Мишель сделал вид, что не заметил вопиющего нарушения дипломатического протокола и просто хамства турецкой стороны.

То есть при всей возмутительности действий Анкары в сухой остаток выпал факт, что европейцы позволили так с собой обращаться. А любые потуги сохранить лицо постфактум идут по разряду "после драки кулаками не машут". Это относится и к высказываниям итальянского премьер-министра.

Заявление Марио Драги обнажает внешнеполитический тупик, в который завела себя Европа, да и Запад в целом. В его основе привычка — та самая, что становится второй натурой, — учить жизни окружающих и свободно навешивать ярлыки на международных партнеров, позиционируя себя выше других, и никак не соотносить демонстрируемую уверенность в собственном превосходстве с реалиями окружающего мира.

Обозвать президента другой страны диктатором и тут же признать необходимость сотрудничества с ним — в этой конструкции европейцев ничего не смущает. Да это и понятно, поскольку за последние десятилетия данный подход стал для Запада обычным делом и применяется к любым внешнеполитическим оппонентам, будь то Россия, Китай и еще несколько десятков стран. Та же фон дер Ляйен неоднократно критиковала турецкие власти и лично Эрдогана по вопросам политического устройства, демократии и прав человека, то есть влезая в сугубо внутренние дела другого государства.

Можно осуждать — и это будет вполне обоснованно — внешнеполитический стиль турецкого президента, который старательно столбит за собой роль главного мирового скандалиста и хулигана. Но Эрдоган пришел на уже возделанное поле современной международной политики, которое усилиями Европы и США превратилось в вопиюще несправедливую и запредельно лицемерную систему. Западные державы настолько давно отказались от базовых принципов баланса интересов, взаимоуважения и невмешательства в чужие дела, что банально не слышат и не понимают, о чем идет речь, когда их призывают соблюдать правила и нормы классической дипломатии.

Зато, как выясняется, метод прямолинейной грубости в отношениях с ними работает — и весьма доходчив.

Более того, инцидент со стулом доказал, что Европа не способна должным образом реагировать на подобные вызовы. Видимо, дает о себе знать крайняя забюрократизированность европейских процессов, где любой вопрос требует длительных обсуждений и бесчисленных согласований. В результате в ситуации, в которой фон дер Ляйен и Мишелю стоило бы просто развернуться и покинуть переговоры, они дружно выставили собственную сторону в уязвимом и неприглядном свете.

Главная же проблема для Европы заключается в том, что многие годы она вместе со Штатами демонстрировала, что воспринимает как слабость соблюдение геополитическими конкурентами традиционных дипломатических принципов и правил. Зато теперь она выказала свою неспособность противостоять бесцеремонному нахрапу.

А это означает, что почти наверняка найдутся страны, которые извлекут для себя полезный урок из происходящего — и раз на Западе их не слышат и не понимают по-хорошему, они попробуют по-плохому.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

110
Микрофон

Гражданин и начальник: Гагулия о продолжительности энергетического веера в Абхазии

0
Каков дефицит электроэнергии в настоящее время, за счет чего сократили веер и будет ли страна продолжать испытывать дефицит после ввода в эксплуатацию ИнгурГЭС, в эфире радио Sputnik Абхазия рассказал пресс-секретарь РУП "Черноморэнерго" Алхас Гагулия.
Гражданин и начальник: Гагулия о продолжительности веерных отключений электричества в Абхазии

Говоря о причинах веерных отключений, Гагулия напомнил, что зимой, в холодное время года, руководство предприятия "Черноморэнерго" приняло решение не ограничивать население в подаче электроэнергии.

"К этому времени мы подошли к необходимости ограничений. Отрицательную роль сыграл ряд факторов – это авария на "Кавкасиони", которая была починена, но почему-то осталась в резерве, и сокращение российской стороной поставок электроэнергии. Но мы отслеживаем факторы, среди которых потепление и снижение нагрузок, а также российская сторона пошла нам навстречу, видя наши жесткие ограничения, и чуть увеличила подачу электроэнергии. Поэтому было принято решение уйти от жесткого графика", - рассказал Гагулия.

Подробности слушайте в аудиофайле.

 

0