Китайская пятилетка: курс на создание технологической сверхдержавы

108
(обновлено 09:37 11.03.2021)
О планах Китая на ближайшую пятилетку в направлении экономического развития читайте в материале колумниста.

В предстоящие пять лет (2021-2025) Китай будет опережающими темпами финансировать исследования по высоким технологиям и сосредотачиваться на выпуске новых материалов на основе редкоземельных ископаемых, а также развивать производство роботов, машин на новых видах энергии, сложной медицинской техники, судов, самолетов, космических аппаратов, скоростных поездов и многого прочего, пишет Дмитрий Косырев для РИА Новости.

Речь о технологической сверхдержаве — это, возможно, ключевой вывод, который внешний мир должен сделать из завершившейся в среду "двойной сессии" — заседания полного состава китайского парламента плюс всего руководства, числом в пять тысяч человек. Такое мероприятие проходит обычно весной и решает стратегические вопросы, в то время как рутинная законодательная работа проходит в обычном режиме и круглый год.

В данном случае речь о стратегии на следующую пятилетку. История здесь такая: еще в 2018 году началась экономическая война США против Китая, а в 2020-м с КНР пошла вирусная пандемия и немыслимые меры по борьбе с таковой, что в итоге нанесло тяжелейший удар прежде всего по западной группе государств, а уже потом по всем остальным. В итоге произошло случайное временное совпадение — именно в начале 2021 года логично было ожидать какую-то новую стратегию дальнейшего движения Китая как одной из двух крупнейших экономик мира. А тут как раз истекала прежняя пятилетка.

Ничего принципиально нового на нынешней "двойной сессии" не произошло именно потому, что идеи на пятилетку вызревали долго и постепенно. Это прежде всего концепция "двойной циркуляции" с опорой на "циркуляцию" внутреннюю, то есть китайской экономике пришло время (и, что важнее, возникла возможность) опираться не на экспорт и импорт, а на внутренний рынок — и только потом рассчитывать на какие-то радости от сотрудничества с внешними партнерами. Но немаловажным оказалось и то, что в своей атаке на Китай трамповская Америка не смогла скрыть главную причину своей паники — выявившееся технологическое лидерство Поднебесной и перспектива утраты такого лидерства Соединенными Штатами. В итоге общие идеи следующей пятилетки получили шанс на долгое и спокойное вызревание. Да и вообще это не в сегодняшнем китайском стиле — резкие шараханья от одной модели к другой, не говоря о том, что экономики такого размера разгоняются долго и постепенно.

Ключевая особенность нынешнего планирования Пекина в том, что количественные показатели (рост ВВП) окончательно перестали иметь значение, как и дата, когда ВВП Китая превысит американский уже не по одной, а по всем существующим системам подсчета. Впервые в истории пятилеток не задается параметров того самого роста ВВП, все ограничивается общей идеей, что рост не должен быть сильно меньше шести процентов ежегодно. Причем цифры эти чаще мелькают в разговорах экономистов, чем в обязательных к исполнению документах. А вот по части расходов на научно-технические исследования все гораздо яснее: они обязаны превышать общий рост экономики и составлять минимум семь процентов.

Приведенный выше список приоритетных отраслей показывает лишь то, в чем Китай стал мировым лидером уже сегодня. Прочие перспективные отрасли выявятся по ходу дела. Заметим, что страница под названием "5G" уже перевернута — большая часть налаживаемых во всем мире этих систем и так строится китайцами, а в самой стране отладка единой системы уже завершается.

Из иных особенностей мышления Пекина — осторожность по части финансов. Никаких "ковидных пакетов" не будет, упор будет сделан на уменьшение долга как бюджета, так и корпораций, а также на обуздание финансистов, придумывающих все новые способы дать кому-то новые кредиты.

Китайские СМИ внимательно отслеживают международную реакцию на происходящее. Цитируют экономистов — от знаменитого Джеффри Сакса (он сейчас профессор Колумбийского университета, США) до Бога Тхура Манатша, преподавателя Университета Ботсваны. Реакция этих и прочих наблюдателей одна и та же — их интересует, каким образом Китай поможет в ближайшие годы не только общему выходу из пандемийного погрома, но и созданию завтрашнего мира. Цифровые оценки такие: в ближайшие пять-десять лет Китай будет генерировать 25-30% общего мирового роста. Что делает его очень ценной и нужной страной для множества партнеров по всему миру.

Если речь о такой стране, как Китай, то его экономическое будущее — это вопрос того, каким будет завтрашний мир. Но как насчет большой политики? Общее впечатление такое: ход пекинских заседаний никак не показывает, что речь об "осажденном лагере", уже который год подвергающемся каким угодно бомбардировкам. Например, в выступлениях звучали идеи, что требуется пакет законов, которые системно подошли бы к вопросу о всяких и разных санкциях, отраслевых или персональных. Но речь о том, что такие законы надо неспешно подготовить в течение года и принять на предстоящей в 2022-м "двойной сессии".

Также вторым планом звучали уроки неудавшейся "цветной революции" в Гонконге. Это тоже юридический вопрос — речь о переводе на язык законов созревшей идеи о том, что член местного парламента должен быть патриотом, а не сепаратистом. Но и эти проекты пока не приобрели ясности, да они, собственно, и вообще относятся к местным вопросам, которых на сессиях звучало немало.

И, как и во всяких парламентах, не было недостатка в экзотических инициативах, которые обречены на популярность у избирателя. Речь о предложении учредить День учителя 28 сентября — в дату рождения Конфуция. Кстати, хорошая идея, которую можно было бы и позаимствовать. В конце концов, если бы не пережившие 2,5 тысячи лет мысли великого философа, вряд ли бы Китай оказался страной, по планам которой мы сейчас пытаемся представить собственное будущее.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

108

Флаг на здании Государственной Думы РФ на улице Охотный ряд в Москве

Власть над Россией доверена новым силам

84
(обновлено 10:12 20.09.2021)
Накануне завершились выборы в Госдуму, по результатам обработки более половины протоколов пятипроцентный барьер прошли пять партий: "Единая Россия" с более 48%, КПРФ с 20%, ЛДПР и "Справедливая Россия - За правду", с около 7% каждая, и "Новые люди" с 5,5%.

Главный итог парламентских выборов — в Госдуме будет очень много новых людей. Но не потому, что созданная в прошлом году одноименная партия неожиданно преодолела пятипроцентный барьер, а потому, что представительство "Единой России" обновится практически наполовину, пишет Петр Акопов для РИА Новости.

У "Новых людей" будет небольшая фракция, примерно 15 депутатов, а вот единороссы обеспечили себе от 315 до 320 мест. То есть сохранили конституционное большинство, пусть и потеряв почти девять процентов по партспискам (набрав 45 процентов против 54 в 2016-м), но проведя более 190 депутатов по одномандатным округам (а это уже около 85 процентов от всех избираемых по округам).

И больше половины этой огромной фракции — новые люди в парламенте. Конечно, обновятся и фракции других парламентских партий, так что в целом это действительно будет новый парламент.

Восьмая Госдума стала более левой, хотя само классическое разделение на левых и правых уже давно устарело. Партии социалистической ориентации (а к ним можно отнести как минимум четыре) получили в сумме около трети голосов, то есть в полтора раза больше, чем на прошлых выборах. КПРФ набирает больше 20 процентов, превзойдя свой лучший результат в этом веке (19 процентов на выборах десять лет назад), но не дотянув до своего исторического рекорда (24 процента в 1999-м).

Рост левого электората не стал неожиданным — все опросы последних лет свидетельствуют о полевении российского общества. Причем число сторонников социалистической модели (что под этим подразумевается, вопрос отдельный) значительно, практически вдвое больше, чем проголосовало за коммунистов и социалистов из "Справедливой России". Просто многие из них отдали голоса "Единой России" или не пошли на выборы (при этом сейчас явка оказалась даже чуть выше, чем на прошлых выборах, — участвовало около половины избирателей).

Нет, левый избиратель голосовал за ЕР не под дулом пистолета, а потому что и в этой партии есть значительная левая составляющая. Да, ведь ЕР продвигает путинскую повестку, закрепленную в том числе и в прошлогодних социальных поправках в Конституцию. И не только в них: курс на социальную справедливость (через рост налоговой нагрузки) уже чувствуют на себе и крупнейшие экспортноориентированные компании.

Путин никогда не говорил о том, что считает нынешний социально-экономический строй справедливым, вечным и единственно верным для России, просто он уверен, что для сохранения внутренней стабильности страны (даже риск потери которой в наших условиях абсолютно недопустим) его нужно менять эволюционным, а не революционным путем.

Полевевшая пятипартийная Дума станет и более влиятельной благодаря все тем же прошлогодним поправкам в основной закон. Она будет утверждать министров и вице-премьеров, то есть ее влияние на исполнительную власть вырастет, как и ответственность правительства перед парламентом. Чем профессиональней будут обе стороны, тем грамотней будут принимаемые ими решения и эффективнее работа. Совместная работа — невзирая ни на какие партийные различия внутри того же парламента. Потому что есть общенациональные интересы, да и выборы в конце концов проводятся не для партий, а для формирования высшего органа представительной и законодательной власти.

Госдума должна представлять интересы всех избирателей — да, через политические партии, но те в данном случае лишь удобный (или не очень) формат передачи общественного мнения и настроения различных частей нашего общества. Такого разного, но при этом практически единого в фундаментальных ценностях и принципах, среди которых важнейшее место занимает солидарность (есть куда более точное слово — "соборность", но его, увы, уже далеко не все понимают) и справедливость. И ответственности — за свою страну и свой народ. Что абсолютно обязательно для депутатов Государственной Думы, вне зависимости от их партийной принадлежности.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

84

"Маленькая НАТО": США, Британия и Австралия толкают мир к новой войне