Может ли американская "четверка" побить русскую "тройку"?

154
(обновлено 08:31 16.03.2021)
В четверг 18 марта на Аляске пройдут американо-китайские переговоры, первые для администрации Джо Байдена.

Хотя у России нет союзников, у нее есть очень близкие соратники, вместе с которыми она решает главную задачу нашего времени — перестройку всей системы миропорядка, связанную с завершением западноцентричного периода мировой истории и провалом атлантического проекта глобализации, пишет Петр Акопов для РИА Новости.

Россия играет вдолгую — точно так же, как и такие ее ключевые партнеры, как Китай и Индия, заинтересованные в приближении евразийской эпохи мироустройства. Расчет же "охранителей", то есть создателей и выгодополучателей нынешнего уходящего миропорядка, строится на том, чтобы всеми силами тормозить бросившие им вызов (то есть, по их терминологии, "ревизионистские") державы, рассчитывая на рост у них внутренних проблем, играть на противоречиях между ними, мешать их скоординированным действиям. Сейчас мы наблюдаем пример как раз такой игры на принципиально важном направлении.

Послезавтра на Аляске пройдут американо-китайские переговоры, первые для администрации Джо Байдена. Госсекретарь Блинкен и помощник президента по национальной безопасности Салливан встретятся с министром иностранных дел Китая Ван И и Ян Цзечи, курирующим внешнюю политику членом Политбюро ЦК КПК. Американцы едут на встречу в хорошем настроении (Салливан подчеркнул, что они будут "выступать с позиции силы"): им кажется, что они только что провернули хорошую антикитайскую операцию. Ведь в прошлую пятницу состоялся первый саммит лидеров QUAD (четырехсторонний диалог по безопасности), "четверки", объединяющей США, Японию, Австралию и Индию. И хотя он проводился в виртуальном формате, американцы очень довольны — еще бы: им удалось вовлечь в антикитайский фронт Индию!

Так им кажется, потому что именно такую цель они и преследуют. "Четверка" начиналась в 2007 году с инициативы японского премьера Абэ, но вскоре заглохла и была возрождена только в 2017-м, когда Вашингтон перешел к жесткому давлению на Китай и стал продвигать концепцию Индо-Тихоокеанского региона (вместо просто Тихоокеанского). Весь смысл игры в "четверку" заключается в привлечении Индии к антикитайскому альянсу, играя на реально существующих индийско-китайских противоречиях и раздувая страх Индии перед Китаем. Понятно, что "четверка" даже близко не является военным блоком, но, учитывая, что все ее участники, кроме Индии, и так объединены теснейшими военными, политическими и разведывательными связями (а называя вещи своими именами, просто являются частью атлантического глобального проекта), участие Дели в таком проекте не может не вызывать озабоченности у его соратников по глобальной перестройке. То есть у Китая и России.

Три страны вместе участвуют не только в БРИКС и ШОС (в который Индия вступила несколько лет назад), но и в формате РИК, то есть трехстороннем, созданном еще в 2006 году. Да, в нем проводятся в основном встречи на министерском уровне, но три года назад состоялся и саммит Путина, Си и Моди.

Москва уже долгие годы делает ставку на сближение трех стран, в том числе и через минимизацию индийско-китайских противоречий — в противовес Вашингтону, который работает как раз на их обострение. Штатам нужна напуганная китайцами Индия, чтобы ее можно было использовать в стратегии по глобальному сдерживанию Китая. Индия, конечно, не собирается подыгрывать американцам: у Дели есть свои планы насчет использования американцев. Например, для того, чтобы сдерживать Китай в Индийском океане — его там пока что толком нет, но в краткосрочной перспективе китайский флот там несомненно появится.

Поэтому уже в следующем месяце в Бенгальском заливе пройдут военно-морские учения стран "четверки" (при участии еще и Франции). А министр обороны США Ллойд Остин на этой неделе посетит Индию, куда он прилетит после Токио и Сеула. Американцы хотели бы подтянуть Индию к сдерживанию Китая в Южно-Китайском море, где он успешно осваивает острова Спратли, на которые претендуют его соседи по Юго-Восточной Азии. Но Индии это неинтересно — и поэтому содержащиеся в совместном заявлении "четверки" заявления о готовности "отвечать на вызовы, с которыми в районе Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей сталкивается морской порядок, основанный на правилах", так и останется лишь громкой декларацией.

Однако пока что американцам достаточно и деклараций — для создания благоприятного фона в игре с Китаем. Неслучайно в Вашингтоне подчеркивают, что все участники саммита "четверки" недовольны Китаем. По словам Салливана, обсуждалось "давление Китая на соседние страны", "вызов, исходящий от Китая", и "они ясно дали понять, что никто из них не питает иллюзий относительно Китая".

Конечно, публично ничего такого индийцы не говорили: премьер-министр Индии Нарендра Моди назвал QUAD "четверкой глобального добра" и говорил лишь о том, что "мы будем работать вместе, теснее, чем когда-либо прежде, для продвижения наших общих ценностей и содействия безопасному, стабильному и процветающему Индо-Тихоокеанскому региону". Но в Дели не могут не понимать, что пока что все бонусы от активизации "четверки" собирают американцы. Так зачем же Моди играет в эту игру?

У Индии действительно есть объективные страхи перед Китаем — и дело вовсе не в приграничных конфликтах, последний из которых был в мае прошлого года. Пограничная проблема осталась в наследство от времен британского колониального владычества — и две страны в принципе могут урегулировать этот вопрос. Куда больше беспокоят Дели все более близкие отношения Китая с Пакистаном — историческим противником Индии. Китай получил пакистанский порт Гвадар, а еще порт на Шри-Ланке, есть планы и в Мьянме. Все эти страны входят в зону жизненных интересов Индии, являются, по сути, частью субиндийского геополитического пространства, поэтому в происходящем можно увидеть окружение Индии Китаем.

Об этом и говорят — и англосаксонские стратеги, и ориентированные на них индийские геополитики. Причем первые делают это не из-за любви к Индии и заботы о ее интересах, а для того, чтобы подпитывать страх перед Китаем. Точно так же, как в России постоянно крутят тему "китайской угрозы", то есть фантомных китайских претензий на Дальний Восток и планов по заселению его миллионами ханьцев, причем чаще всего этим нагнетанием занимаются сторонники западной ориентации России.

Но действительно ли Китай хочет окружить Индию? Или он пытается вырваться из выстроенного против него заградительного вала? Ведь с востока, то есть с побережья, Китай блокируют американцы — Япония, Южная Корея, Тайвань, все это с военной точки зрения лишь элементы созданной англосаксами цепи. Юго-восток тоже непрост — Филиппины лишь примеряются к геополитической самостоятельности, Малаккский пролив (между Малайзией и Индонезией), через который идет огромная часть китайской торговли, слишком узок и уязвим (то есть может быть заблокирован все теми же американцами). Вот и продвигает Китай "Один пояс, один путь", вот и ищет выходы в том числе и на юг и юго-запад, на Ближний Восток и в Индийский океан. Угрожает ли это безопасности Индии? Конечно, нет — но понятно, что индийцам не могут нравиться некоторые побочные эффекты этого процесса, вроде потенциального усиления Пакистана. И, конечно, играет свою роль и целенаправленная политика англосаксов по эксплуатации индийско-китайских противоречий.

При всем при этом Пекин и Дели называют свои отношения стратегическим партнерством — и ответственные руководители двух стран действительно пытаются сделать их таковыми. Причем роль России в сближении двух стран незаменима: Москва не только напоминает Пекину и Дели о том, что у всех трех стран общие глобальные интересы, но и демонстрирует, что можно выстраивать отношения без игры на противоречиях, без провоцирования страха и недоверия. Ровно наоборот — Индию беспокоит Пакистан? Давайте вовлечем его в ШОС (что и было сделано), чтобы в рамках этого многостороннего механизма смягчать индийско-пакистанские противоречия. Не очень-то и получается? Ну так надо упорно к этому стремиться, работать — англосаксы-то свою систему веками выстраивали, воспитывали элиты, закладывали мины замедленного действия, формировали общественное мнение. Что позволяет им и сейчас влиять на политику даже такой мощной и самодостаточной державы, как Индия. Впрочем, индийский политический класс всегда стремился к самостоятельности — а уж Нарендра Моди и вовсе настоящий "националист".

Как и Си Цзиньпин, и Путин — но, отстаивая интересы своего народа и своей страны, они при этом понимают, с какими странами и силами можно и нужно выстраивать стратегические альянсы, а с какими можно заключать только ситуативные союзы. Индия давно уже пытается использовать США в качестве противовеса Китаю, но ее стратегические интересы состоят не во вражде с Поднебесной (на радость англосаксам), а в строительстве новой архитектуры безопасности — как в азиатском масштабе, так и в глобальном. И тут ее место в одном ряду с Россией и Китаем, потому что обустраивать Евразию должны те, кто в ней живет. Атлантический век заканчивается — и ему не удастся сохранить себя, переименовавшись в "индо-тихоокеанский".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

154

Кто виноват: Китай бьет Америку на ее поле

52
О борьбе за права человека, активно развернувшейся в Китае, читайте в материале Дмитрия Косырева.

Китайская идейная бомбардировка по поводу прав человека происходит в глобальном масштабе прямо сейчас: проходят конференции, вот только одна из них, в Чанчуне. Далее идут публикации экспертов по итогам конференций, официальные заявления… Причем в этом году все куда серьезнее и масштабнее, чем в прежних аналогичных случаях, пишет Дмитрий Косырев для РИА Новости.

Уже давно каждый год по весне Госдепартамент США публикует свой доклад о том, как соблюдаются права человека во всем мире (нынешняя публикация пришлась на 30 марта). Затем этот доклад вдумчиво изучают китайцы (начиная с раздела о своей стране, конечно) и через несколько дней дают свой ответ: в том, что касается прав человека в США — прежде всего, а затем немного о себе. К этой ритуальной весенней перекличке все давно привыкли.

Заметим, ответная правозащитная бомбардировка Китая в этом году традиционно началась в праздник Цинмин. Это День поминовения усопших, когда приводят в порядок могилы предков и устраивают многие прочие ритуалы (кстати, в нашей цивилизации такой день тоже есть). В этом году Цинмин пришелся на 4 апреля, как раз когда в стране начали давать свой ответ Америке. К концу нашего разговора мы к этой теме непременно вернемся.

А пока посмотрим, в чем разница с прошлогодними ритуалами (речь не о Цинмине, а об обмене любезностями насчет прав). Разница в масштабе, но не только. Дело в том, что в конце июня 1921 года состоялся первый съезд ныне правящей Компартии Китая, то есть этой организации вот-вот исполнится 100 лет. Размах нынешних и особенно будущих мероприятий можно представить, а сейчас разговор — раз уж такое дело — зашел о том, как эта партия воздействовала на права человека в стране в целом после прихода к власти в 1949 году и особенно в последнее время.

Мысли тут такие: китайский народ имеет прав человека больше многих прочих, потому что (добавим — ну пусть только в последние лет 30 из 100) укрепляются чувства свершенности личных (пусть скромных) замыслов, счастья и безопасности. Далее: в Китае всегда считали ключевым право человека на поддержание своего существования и на развитие страны.

Еще мысли: Китай делами способствует глобальному продвижению прав человека, поскольку укрепляет принципы равенства и взаимного доверия, включенности людей в жизнь общества и взаимного их обучения, сотрудничества — в общем, коллективного развития. (Это из выступлений зарубежных экспертов, которые на упомянутой выше конференции в Чанчуне составили немалую часть.)

А их местные коллеги напомнили, что Китай не только победил этой зимой "крайнюю" бедность, но и участвует в международном сотрудничестве по борьбе с нищетой. И еще отстаивает право каждого на жизнь и здоровье, поэтому предложил концепцию сотрудничества под лозунгом "здоровье для всех".

Если кому-то кажется, что все это звучит совсем экзотично в контексте разговоров о правах человека, то для более привычной и успокаивающей картины достаточно вернуться к американскому докладу. Из него вы узнаете, что нарушаются права протестующих в Китае, Белоруссии, Нигерии и Венесуэле и далее везде или что… ну все как всегда.

А вот и не все как всегда. В нынешнем году можно рассмотреть новшества: все ближе к голове списка выходят совсем иные права. Сексуальных меньшинств, например. И нет никаких сомнений, что процесс продолжится: то, что вчера было агрессивной экзотикой сект (веганство, например), завтра станет не просто частью списка неотъемлемых прав человека, а будет навязываться Госдепом тем, у кого мало сил сопротивляться. Причем незаметно право вегана не есть мясо будет заменено его правами заставлять других людей питаться только растительностью.

И нет никаких сомнений, что идеи типа уничтожения производств ради спасения планеты тоже будут подниматься все выше в списках прав человека, продвигаемых Америкой. Напомним, что при нынешних ее властях это самое продвижение называют главной задачей внешней политики страны.

То есть суть события в том, что в одной большой и мощной стране — США — существует один постоянно обновляемый и корректируемый список прав, а в другой, не менее мощной стране происходят совсем другие обновления и корректировки. И мы в итоге имеем два все более расходящихся комплекта этих самых прав.

Да, но ведь когда-то считалось, что права одни для всех граждан мира? И известный документ называется Всеобщая декларация прав человека, принят ООН в 1948 году.

Но с тех пор выяснилось, что каждая страна, группа стран и еще множество организаций, а также отдельные замечательные личности продвигают свое понимание того, какие права первые и главные, а какие — так, пустяки. Для таких дискуссий существует миллион площадок, главная из которых — нелюбимый американцами Совет по правам человека ООН. Нелюбимый потому, что там все равны, каждый может продвигать свой список, да еще и собирать под своей точкой зрения много подписей всяких и разных стран.

И ведь не скажешь, что один список совсем плохой, а другой — совсем хороший. Китайские права на коллективное развитие или всеобщее здоровье — да отличная идея. Американская любовь к бунту во всех мыслимых странах, пусть в самих США демонстрации "неправильных людей" разгоняют вполне зверскими методами, — тоже понятное дело: должно быть у человека право выйти и все сказать, как думает. Желательно — не превращая при этом в ад улицы своего города. А модное в последнее время право на интернет и лайки в любимых соцсетях — неоспоримо, особенно с учетом того, как сейчас владельцы этих сетей поступают с теми, чье мнение им не нравится.

В общем, желаемых и желанных прав много, у каждого общества и каждого человека свой набор таковых. И единственное, чего нет и явно не будет, — тех самых "всеобщих" прав. Извините, идеалисты из 1948 года.

А теперь пора выполнять обещание вернуться к разговору о Цинмине. Вообще-то, все идет к тому, что раньше или позже человечество будет по весне отмечать день поминовения всеобщих прав человека, стряхивая пыль со старых текстов на эту тему.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

52

Украина и Тайвань неизбежно вернутся в родную гавань

91
Что общего между Украиной и Тайванем? То, что атлантисты изображают их возможными жертвами агрессии соседних держав — России и Китая.

Причем в последние недели наблюдается явная синхронизация пропаганды — нагнетание истерии вокруг планов военных ударов, якобы вынашиваемых в Москве и Пекине, пишет Петр Акопов для РИА Новости.

Заявления о русской угрозе Украине мы слышим постоянно, а вот что говорят американцы о Тайване:

"Есть вероятность, что в течение шести лет Китай нападет на Тайвань".

Так заявил месяц назад глава Индо-Тихоокеанского командования США адмирал Филипп Дэвидсон, а на прошлой неделе глава тайваньского МИД У Чжао-се сообщил, что военные угрозы, исходящие от материкового Китая в адрес Тайваня, усиливаются и американские политики "отчетливо видят опасность возможного нападения Китая на Тайвань". Тайваньский министр добавил, что если на Тайвань нападет КНР, то они будут бороться до конца.

То, что в случае Китая речь идет о ближайших годах, а Россию подозревают в желании ударить прямо сейчас, ничего не меняет — нужно вбить в сознание мирового сообщества тезис о страшной русской (китайской) угрозе. То, что попутно и украинские, и тайваньские власти пытаются еще и решить свои собственные задачи и заставить Вашингтон дать им жесткие гарантии помощи в отражении агрессии, не должно вводить в заблуждение — это не их партия, они лишь объекты в чужой игре. Осколки великих держав, случайно образовавшиеся государства — которые очень удобно использовать для борьбы против поднимающихся государств-цивилизаций.

Но, кроме стратегических планов в отношении Украины и Тайваня, у атлантистов есть и тактические — поэтому нагнетание ожиданий войны используется и для решения сугубо практических сегодняшних задач. Один из любимых тезисов этого рода: Путин и Си испытывают Запад на прочность — специально давят на Украину и Тайвань, чтобы обнажить раскол Запада и его неготовность защищать своих союзников. Поэтому нужно держать строй и давать жесткий отпор провокациям Москвы и Пекина. Иначе в какой-то момент они в самом деле заберут Украину и Тайвань — окончательно похоронив век западной гегемонии.

Вот, например, цитата из статьи Саймона Тисдолла в The Guardian:

"Может, это просто совпадение, что Россия наращивает военное давление на Украину, а Китай шумно нагнетает военную истерию вокруг Тайваня. Весна, как говорил поэт Теннисон, — это то время, когда воображение молодого человека обращается к войне. Не исключено, что этот странный трюизм применим и к стареющим головорезам, таким как Владимир Путин и Си Цзиньпин.

Россия и Китай все больше сближаются, они на пути к созданию альянса. Свидетельств прямого сговора по Украине и Тайваню нет, но президент Путин и председатель Си, несомненно, в курсе действий друг друга. А эти действия, между тем, оказывают идентичный, взаимно усиливающий эффект, нагоняя страха на не закаленную испытаниями администрацию Джо Байдена.

Что же делать? Пригрозить Москве и Пекину "серьезными последствиями"? Не сработает:

"Как отметил на прошлой неделе аналитик Тед Карпентер, Белый дом Байдена точно так же "заявил о непоколебимой поддержке Соединенными Штатами украинского суверенитета и территориальной целостности перед лицом продолжающейся российской агрессии в Донбассе и Крыму". Это в лучшем случае выглядит как весьма рискованное заявление, а в худшем — как жестокий обман.

"Параллели между сегодняшней чересчур обнадеживающей Украиной со стороны Вашингтона и грубыми промахами Буша в отношении Грузии внушают страх и тревогу", — написал Карпентер. По его мнению, США и НАТО готовы воевать с Россией из-за Восточной Украины ничуть не больше, чем в свое время из-за Южной Осетии. А если они все же решатся пойти на такой шаг, это будет третья мировая война.

В этом-то и заключается опасность поистине глобального масштаба: неопределенная разница между словами и делами в усиливающейся трехсторонней борьбе между сверхдержавами. Выведет ли Путин на чистую воду блефующего американского президента, подталкиваемый к действиям оскорблениями Байдена, который назвал его "убийцей", а также многочисленными неразрешимыми спорами? И уличит ли Байдена в блефе Си на противоположном конце земного шара?"

Это называется — сам пугаю, сам боюсь. Автор The Guardian придумывает (точнее, повторяет за коллегами-китаефобами) фантастические мотивы, толкающие Пекин к агрессии. Неудивительно, что они практически неотличимы от тех, которыми атлантисты объясняют внешнеполитическую агрессивность Путина, — внутренние проблемы достали, вот и думает о войне:

"Угрюмый китайский лидер похож на человека, склонного к горьким размышлениям. Запад неоднократно обижал и оскорблял его, обвиняя в геноциде уйгуров, в жестокости в Гонконге и в агрессии в окружающих Китай морях. Чем он руководствуется сейчас, когда его войска берут в осаду Тайвань?

Один из ответов может состоять в том, что Си пытается отвлечь внимание от внутренних проблем. Может, он сталкивается с невидимыми вызовами внутри Коммунистической партии Китая. Но более вероятно другое. Не исключено, что он хочет отметить в июле столетний юбилей КПК захватом последнего оплота националистов Чан Кайши.

Воссоединение с Тайванем может очень сильно упрочить положение Си и его наследие. Укрепление личных отношений Си с Путиным, а также двусторонних стратегических и военных связей означает, что со стороны России не будет возражений, а будет даже какое-то одобрение. Тайваньцы обещают сражаться, но в одиночку они ничего не смогут сделать. Си могут помешать только американцы.

Может, Си просто дразнит Вашингтон? Или он готов бросить ему вызов и в ближайшее время нападет на Тайвань? Оруэлловским кошмаром для Байдена и для Запада станут одновременное российское вторжение на Украину и нападение китайцев на Тайвань".

Оруэлла британец Тисдолл вспомнил неслучайно, он спрашивает о том, какой выбор в этой ситуации есть у Океании — вымышленной Оруэллом страны, под которой подразумевается Америка:

"Война на два фронта или полное унижение. Добро пожаловать в оруэлловский мир".

В реальности — не выдуманной, а существующей — все ровно наоборот: это не Америке угрожают войной Россия и Китай, а США угрожают войной России и Китаю. Нет, Штаты не собираются нападать на две ревизионистские (по отношению к установленному атлантистами миропорядку) державы — они хотят втянуть их в конфликт на их границах, сделать так, чтобы украинский и тайваньский фронты стали для России и Китая постоянной головной болью, отвлекали их силы и сковывали их развитие и продвижение в мире. Причем для этого американцам даже не нужны боевые действия между Украиной и Россией, Тайванем и Китаем — достаточно поддерживать постоянное напряжение, держать всех в готовности к началу реальной войны. Демонизируя тем самым Россию и Китай и взбадривая своих региональных союзников, запуганных "постоянно растущими" русской и китайской угрозами.

Но эта игра чрезвычайно опасна: ведь понятно, что ни Москва, ни Пекин не собираются позволять американцам вечно разыгрывать эту комбинацию. Осколки империй не воспринимаются русскими и китайцами как действительно независимые субъекты — так, может быть, и в самом деле в какой-то момент Россия и Китай решат покончить с невыгодной для них ситуацией, выбить орудие из рук атлантического противника? Вернуть себе свое?

Положение как Украины, так и Тайваня по отношению к цивилизациям, от которых они откололись, действительно очень схожее — притом что Украина является признанным всеми государством, а Тайвань практически весь мир признает как часть Китая, пусть и самоуправляющуюся. Но и на Тайване, и на Украине понимают всю надуманность своей "независимости" — и не видят никаких гарантий ее сохранения в долгосрочной перспективе, кроме как через поддержку со стороны США. То есть сами предлагают себя в качестве инструмента в геополитической борьбе, что лишь усиливает неприятие их политики (и самого факта существования) со стороны держав, от которых они откололись.

Хотя Китай официально считает воссоединение с Тайванем одной из своих главных целей, а Россия формально не ставит такой задачи в отношении всей Украины (ограничиваясь постулатом о неизбежном восстановлении дружбы между двумя братскими и родственными народами — практически одним народом, как постоянно напоминает Владимир Путин), понятно, что геополитические, национальные и цивилизационные интересы как Китая, так и России не оставляют никакого другого пути, кроме как воссоединение с отколовшимися провинциями.

Причин для этого много. Причем если в случае с Китаем при желании еще можно поставить на первое место невозможность мириться с наличием американского сателлита у своих берегов и на исконно китайской территории, то для России первостепенной причиной является даже не необходимость недопущения враждебной военной силы на территорию соседней страны, а сама невозможность раздельного существования двух русских государств на русских же исторических территориях.

Но путь к этому воссоединению — что России с Украиной, что Китая с Тайванем — лежит вовсе не в военной плоскости. Ровно наоборот: война между ними выгодна только противникам наших цивилизаций, то есть атлантистам. Ни русским, ни китайцам не нужна война за воссоединение, потому что в любом случае это будет гражданская война, война между братьями. Именно поэтому военный фактор играет в воссоединении только косвенную, обеспечивающую благоприятные условия роль — он призван гарантировать невмешательство внешних сил в процесс реинтеграции.

Пекин хочет от Тайбэя только одного: чтобы тот перестал быть инструментом в американской игре против Китая. Москва хочет от Киева того же самого — чтобы Украина не играла в антироссийские игры, тем более не превращалась в антиРоссию. Не хотят или не могут? Ну тогда подождем, пока смогут и захотят — тем временем уменьшая возможности Штатов влиять на наши отношения с отколовшимися провинциями. Китайская армия и флот уже очень скоро сделают бесполезными любые американские гарантии Тайваню, как и любые провокации в проливе, но это не значит, что затем НОАК пойдет на штурм острова. Нет — сам остров (который в прошлом году стал крупнейшим покупателем американского оружия в мире) сделает выбор в пользу реинтеграции, будет вовлечен в процесс воссоединения с материком. Никто в Пекине не собирается убивать тайваньцев — у Китая уже есть опыт мирного воссоединения с Гонконгом, и нет сомнения, что — скорее рано, чем поздно — то же самое произойдет и с Тайванем.

И точно так же Россия не собирается завоевывать Украину — она будет ослаблять влияние Запада на нее, будет следить за деградацией украинской элиты, будет работать на реинтеграцию, ожидая, когда народ Украины очнется от морока, напущенного паразитами и временщиками. При этом Россия будет предотвращать все попытки столкнуть две части одного народа в реальной братоубийственной войне.

Пока что США надеются, что смогут еще долго и успешно использовать Украину против России и Тайвань против Китая, но довольно скоро по историческим меркам это время закончится. И чем раньше это поймут в самой "Океании", тем с меньшими потерями и в большей сохранности она сумеет перейти в эпоху постамериканского мирового порядка.

Если, конечно, сохранится как единое целое — потому что, в отличие от Китая и России, США, развалившись, уже не смогут, как после Гражданской войны, собраться воедино. Нет надежной цивилизационной опоры — да и перспективы, мягко говоря, не вдохновляющие.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

91

Плановая проверка: Минэкономразвития России осмотрело ход работ по Инвестпрограмме

0
(обновлено 22:40 16.04.2021)
Делегация представителей Минэкономразвития и Минэнерго России прибыла в Абхазию для проверки хода ремонтных работ, финансируемых за счет Инвестиционной программы содействия социально-экономическому развитию Абхазии.

В рамках поездки делегация во главе с заместителем министра экономразвития Сергеем Назаровым и министром экономики Абхазии Кристиной Озган 15 апреля посетила очистное канализационное сооружение, насосную станцию, осмотрела ремонт колоннады, набережной и парка принца Ольденбургского, а также подстанцию "Бзыбь-220" в Гагрском районе. Из перечисленных проектов в эксплуатацию уже сдана колоннада, практически окончены работы на набережной и установлен новый трансформатор на подстанции, который практически в два раза превышает мощность замененного аппарата. Ремонт канализационного сооружения все еще продолжается, проблема в смете, которую необходимо пересмотреть с учетом актуальных цен на сырье.

Во второй день визита делегация осмотрела объекты Инвестпрограммы в восточной части Абхазии, в частности, Ткуарчалскую больницу и сельхозпредприятие в селе Кындыг Очамчырского района.

Также в рамках контрольного визита состоялись переговоры в Администрации президента и в правительстве Абхазии.

0